Украинская история и Русская весна

Украинская история и Русская весна


Украинские политики и журналисты националистических взглядов, а вслед за ними и масса обычных граждан, поддерживавших Майдан, любят клеить на своих оппонентов ярлыки «украинофобов», «украиножоров» и ненавистников «всего украинского». Меткую характеристику этого незатейливого пропагандистского приёма дал ещё булгаковский профессор Преображенский в своём знаменитом спиче о «контрреволюции».


На самом деле вся наша мнимая «украинофобия» проистекает всего лишь от искреннего живого интереса к истории и культуре Украины, а острую неприязнь к нам испытывают те, кто принимает за подлинную Украину карикатурную шароварщину или экзотическую бандеровщину.

Архетипы украинского бунта

Вот, например, такой яркий эпизод отечественной истории, как Колиивщина — восстание казаков и крестьян на польских землях Украины в середине XVIII в. Кто же из граждан известных взглядов не отождествляет себя с её героями? На старте избирательной компании в Верховную Раду Украины в 2012 году оппозиционные кандидаты, священники неканонической УПЦ Киевского патриархата и представители национальной интеллигенции даже провели в Холодном Яру (Черкасская обл.) ритуал освящения ножей, воспетый Тарасом Шевченко в поэме «Гайдамаки». А в Одессе один из наиболее комичных персонажей местного Евромайдана — господин по фамилии Гуцалюк — именует себя не иначе как «атаман Черноморского гайдамацкого объединения».

А теперь давайте отложим шароварщину вместе с неуместным в Надднепрянской Украине машингвером. Что же мы увидим? Восстание начинается с того, что запорожский казак Зализняк разъезжает по городам и местечкам и размахивает «золотой грамотой» царицы Екатерины, завидев которую тогдашние «ватники» и «титушки» хватаются за ножи. Я внезапно вспомнил этот эпизод, когда прочёл в фейсбуке статус известного московского публициста Дмитрия Ольшанского о том, что русские в отличие от украинцев без государства плохо справляются со своими проблемами. Мол, восстание в Севастополе без «вежливых людей» захлебнулось бы так же, как и восстание в Донецке.

«Смешно и печально, — пишет Ольшанский, — что на Украине нашей власти мешает ровно то свойство русского народа, которое так помогает ей в России. Русские недостаточно бузят. Не потому, что им хорошо (…). А потому, что ПРИКАЗА нет. Как говорил охотнорядский мясник Николаю Павловичу в 1848 году: ты нам, государь, только прикажи — и мы тебе такую революцию устроим, что любо-дорого».

Так вот, в 1768 году для того, чтобы поднять восстание, Зализняк такой приказ сфальсифицировал! Представляете, это всё равно, как если бы Павел Губарев, нынешний украинский политзаключённый №1, на донецкой площади зачитал приказ президента Российской Федерации: «Восстаньте и идите брать власть!». С точки зрения нынешних «гайдамаков», реальный гайдамак Зализняк — это предатель и коллаборант, который в трудный для страны момент вышел на площадь под флагом «агрессивного соседа». А что потом вышло? Против предателя и сепаратиста Зализняка отправили отряд «национальной гвардии» во главе с Гонтой, так сказать, «навести порядок». А он вместо этого что сделал? Правильно, изменил присяге! Предатель и позор вооружённых сил Украины! Ганьба!

Дальше — больше. Екатерина, в конце концов, ввела войска именно под лозунгом защиты гуманитарных прав единоверцев. Оккупация! Причём если поменять местами «здесь» и «тогда», то против русской армии должна была бы встать нерушимая стена из поляков, осаждённых в Умани евреев и гайдамаков, которые известно что делали с первыми двумя категориями граждан. Но в XVIII веке ещё не было киевских СМИ, поэтому в реальности всё вышло совсем наоборот. Даже гайдамаки, которые всё это дело затеяли, не смогли противостоять регулярной армии европейского образца, которая в этой части Европы в тот момент была только у России.

Нерв истории

Вся эта история, наша родная отечественная история и есть прямая аналогия нынешнему возвращению Крыма, а вовсе не «аншлюс» и «мюнхенский сговор». Просто для того, чтобы сделать этот очевидный вывод, нужно хоть немного эту самую родную историю знать и любить.

А уж какую почву для аналогий даёт другой ключевой эпизод украинской национальной истории — Хмельниччина! Богдан-Зиновий Хмельницкий — это же просто «сепаратист 80-го уровня»! Даже присоединение Советским Союзом Галичины в 1939-м лежит в рамках той же исторической логики, когда измученное полонизацией и пацификацией украинское население «сходних кресов» оптимистически встречало советские танки.

Основной нерв украинской истории состоит в том, что всякий раз гуманитарное, политическое и социальное давление Запада завершается всплеском народного гнева и приходом более или менее вежливых, но всегда неплохо вооружённых людей с северо-востока. А по итогу охваченная восстанием территория полностью или частично входит в состав России. Именно поэтому реальными историческими наследниками Хмельниччины и Колиивщины являются не самозваные ряженые клоуны, а нынешнее народное восстание украинского Юго-Востока, уже получившее название «Русская Весна».
Автор:
Александр Васильев
Первоисточник:
http://www.odnako.org/blogs/ukrainskaya-istoriya-i-russkaya-vesna/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

67 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти