Почему наступление лучше обороны, лекарство от прорыва обороны

Почему наступление  лучше обороны, лекарство от прорыва обороны


Как можно противостоять удару противника, если он уже начал наступление? Если направление удара не угадали, или оборона не выдерживает? Наиболее эффективным средством против наступающего противника являются контрудары во фланги.

Такая тактика практиковалась вермахтом и Красной Армией на протяжении всей войны. Выбирая между пассивной обороной и наступлением, надо понимать, что это выбор между тратами сил и возможностей в обороне и возможностью потратить их же, получив возможность переиграть врага в наступлении.


И успех наступления, контрударов и обороны зависит от плотности войск и грамотного ведения кампании – от таланта, опыта, умений руководителей. Когда нет плотной обороны, можно вести т. н. «сдерживающие действия», одним из хороших примеров таких действий являются бои 316 дивизии Панфилова (позднее 8-я гвардейская дивизия). Дивизия обороняла не сплошной фронт, а направления, дороги. Она выставляла заслон, немцы останавливались, разворачивали порядки, били, искали слабое место, напирали, часть дивизии отходила на следующий рубеж. Вермахт терял время. Так бился 1075 полк дивизии 16-18 октября 1941 года: к моменту удара вермахта отрыли первую сплошную траншею, вторую прерывистую, высоты и населенные пункты подготовили к круговой обороне, выставили 4000 мин, отрыли 4 км противотанкового рва. Первый удар полк выдержал, на следующий день вермахт нашёл слабое место и прорвал оборону, полк отступил на новый рубеж, который создали другие части дивизии. Дивизия не могла остановить врага, но сдерживала его натиск, враг терял время и ресурсы.

Почему наступление  лучше обороны, лекарство от прорыва обороны

Панфилов, Иван Васильевич.

Опыт Первой мировой войны

Обычно считают, что в Первую мировую войну оборона была сильнее наступления. Но это не совсем так, проблемой был не прорыв обороны – её прорывали и немцы на Западном и Восточном фронтах, и войска Антанты. Проблемой было развитие тактического прорыва в оперативный. Пробив брешь в обороне противника, надо было выйти на оперативный простор, но пока наносили многочасовой артиллерийский удар, доламывали сопротивление дивизий, обороняющих этот участок, противник подтягивал резервы, наносил контрудары. Наступление выдыхалось.

Так, в Верденском наступлении немцы 9 часов наносили артудар, потом за 4 дня прорвали 1-ю и 2-ю линии обороны французов, но затем прибыли французские резервы, и немецкое наступление выдохлось. Но в конце войны были найдены новые методы для взлома обороны противника – танки и штурмовые группы. В мае 1918 года в районе Шмен-де-Дам сократили артиллерийский удар до 2 часов 40 минут и ввели в бой штурмовые группы, фронт прорвали за 10 дней на 78 км в длину и в глубину на 60 км.

Штурмовые группы подбирались к позициям врага, закидывали их гранатами, выжигали огнемётами. Они просачивались вглубь обороны врага, атаками с флангов и тыла уничтожали узлы сопротивления. То есть технология прорыва сильной обороны противника была отработана ещё в Первую мировую войну.

В 30-е годы немцы дополнили тактику штурмовых групп танковыми частями и полковой артиллерией. Понятно, что ко Второй мировой войне резко возросли возможности авиации, теперь она также могла наносить обороняющейся стороне значительный ущерб.

Армии получили средства не только для взлома обороны, но и для выхода на оперативный простор. Внезапным ударом артиллерии, авиации, ударом танков оборону пробивали. Вводили в брешь самостоятельные танковые, моторизированные подразделения, с успехом использовались и «устаревшие» кавалерийские части, они имели силы расправиться с резервами противника, используя преимущество в маневренности и инициативе. Артиллерия, как и в Первую мировую войну, была по прежнему главным средством подавления обороны, недаром её называли «богом войны». Без артиллерии танки не могли действовать эффективно, прорывая оборону врага.

Почему наступление  лучше обороны, лекарство от прорыва обороны

Выстрел из немецкой тяжелой 240-мм гаубицы по позициям советских войск в районе Перекопа.

Примеры полезных наступательных действий Красной Армии

Ряд операций Красной Армии были неудачны с точки решения задач, которые были сформулированы в приказах, но это не помешало им сорвать некоторые планы противника.

- В конце сентября 1941 года командование вермахта решило сосредоточить внимание на полном захвате Крыма, заменив немецкие части на фронте от Днепра до Азовского моря в основном румынскими дивизиями. Горный корпус Л. Кюблера начал марш в направлении Крыма, наш Южный фронт 9-й и 18-й армиями в это время нанёс удар, румынские дивизии не выдержали удара. Для восстановления положения части корпуса пришлось вернуть, в итоге корпус увяз в Ногайских степях. Это спасло Севастополь, бои вокруг города перешли в стадию позиционных, немцам не хватило сил сломить сопротивление обороняющих город частей.

- Действия 2-й ударной армии под Ленинградом получили довольно широкую известность, благодаря её командиру - А. А. Власову. Главной проблемой обороняющих Ленинград войск был недостаток сил и средств для обороны, хотя узкий фронт благоприятствовал обороне. Но для того, чтобы удержать город, необходимо было бесперебойно снабжать их боеприпасами, продовольствием и т. д. Возможности «Дороги жизни» были ограничены.

Ленинградский и Волховский фронты сдерживали значительные силы вермахта, которые немцы хотели освободить для других операций. Командование вермахта готовило операцию по захвату Ленинграда: директива Гитлера №45 от 23 июля 1942 года группе армий «Север». По ней штурм должны были завершить не позднее начала сентября. В поддержку группе армий «Север» выделялась 11-я армия Манштейна, освободившаяся после завершения штурма Севастополя. Её после отдыха и пополнения перебросили на Север. Операция получила название «Северное сияние».

Военный совет Волховского фронта подготовил план Синявинской операции. Главную роль должная была сыграть 8-я армия, вспомогательную - 2-я ударная армия. 27-го августа она началась, Красная Армия прорвала оборону 18-й немецкой армии, Манштейну вместо штурма Ленинграда пришлось восстанавливать положение, южнее Ладожского озера развернулось сражение. В ходе тяжелых боёв наступление Красной Армии остановили, после прибытия остальных дивизий 11-й армии немцы начали контрнаступление. Его организовали с севера и с юга, чтобы отрезать вклинившиеся войска, к 21 сентября вермахту удалось окружить части Красной Армии. Попытку деблокирования, как и отвлекающий удар Ленинградского фронта, отразили. Окруженцы не сидели на месте и атаковали, пытаясь прорваться. Чтобы их уничтожить в районе густого леса, вермахту пришлось стянуть от Ленинграда артиллерию и авиацию. К 2-му октября бои в котле были завершены.

Вермахт успешно отразил удар, 2-я ударная армия была уничтожена, но дивизии 11-й армии Манштейна понесли значительные потери, истратили большую часть боеприпасов, которые предназначались для штурма Ленинграда.

Советское командование, по воспоминаниям руководившего Синявинской операцией К. А. Мерецкова, не знало, что вермахт готовит операцию по штурму Ленинграда, не знало о переброске значительных сил с Крымского полуострова, о дополнительном сосредоточении больших сил авиации и артиллерии. Впрочем и командование вермахта не знало о готовящейся советской операции. Обе стороны смогли сохранить свои планы в секрете, применив меры дезинформации, маскировки, скрытно перемещая войска.

Удар 11-й немецкой армии скорее всего стал бы для Ленинграда смертельным. Штурм Ленинграда был предотвращён ударом Волховского фронта, причём такой задачи не было, наступательная операция готовилась в общей плоскости наступательной стратегии РККА.

После этого сражения 11-ю армию перебросили на Юг, там шли ожесточённые бои.

Почему наступление  лучше обороны, лекарство от прорыва обороны

Э. Манштейн.

Подведём итоги: пассивные действия армии гибельны для неё, даже сильную оборону прорывают и развивают наступление. Командование Красной Армии в 1941-1943 годы делало правильно, что контратаковало и проводило наступательные действия. Другой вопрос, что часто не хватало сил, умения, чтобы развить успех, или его закрепить. Было понимание, что необходимо всеми силами стремиться захватить стратегическую инициативу. Оборонительная стратегия пагубна и в морально-психологическом плане, она держит солдат и командиров в «подвешенном» состоянии неопределенности. Достаточно вспомнить русскую армию в 1812 году – она требовала боя, прекратить отступать. Все лучшие наши (Святослав, Александр Невский, А. Суворов, Ушаков и др.) и не наши (Ганнибал, Александр Македонский, Наполеон) полководцы предпочитали наступление обороне.

Источники:
Бек А.А. Волоколамское шоссе. Киев, 1989.
Зайончковский А. М. Первая мировая война. — СПб., 2000.
Исаев А. Антисуворов. Десять мифов Второй мировой. М., 2006.
Манштейн Э. Утерянные победы. М., 1999.
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1
  1. ЛЕХА блин 6 сентября 2011 13:38
    БЕЗДАРНОСТЬ ВОЕНОНАЧАЛЬНИКОВ ТИПА МЕХЛИСА И ПРИВЕЛА К ПЕЧАЛЬНЫМ ПОСЛЕДСТВИЯ В КРЫМУ.
    ЛЕХА блин

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня