И на Марсе будут яблони цвести

Накануне Дня космонавтики вице-премьер Дмитрий Рогозин, который курирует отечественную космическую программу, в интервью «Российской газете» обрисовал новую концепцию изучения и освоения космоса. Основой тезис озвученной концепции — переход от романтики к прагматике, введение в работу всех российских предприятий космической сферы и отраслевых программ жестких экономических критериев. При этом Дмитрий Рогозин обозначил три основных стратегических задачи, стоящих перед Роскосмосом: расширение присутствия на низких околоземных орбитах и переход от их освоения к активному использованию; освоение и последующая колонизация естественного спутника — Луны, а также окололунного пространства; подготовка работ и начало освоения Марса и других объектов нашей солнечной системы.

Открытый конкурс на разработку концепции развития космической деятельности России Федеральным космическим агентством (Роскосмосом) был объявлен еще в прошлом году. Начальная стоимость контракта составляла 883 миллиона рублей, работы на конкурс принимались с 27 декабря 2013 по 4 февраля 2014 года. Итоги конкурса должны были быть подведены до 13 февраля. В объявленном конкурсе указывалось на то, что концептуальные документы должны были быть созданы на базе «Основных системных исследований проблем изучения и освоения космоса в России и за рубежом на период до 2030 года», которые были выполнены по предыдущему государственному контракту, который проходил под шифром «Магистраль» («Стратегия»). В свою очередь, новая российская концепция развития космоса получила название «Стратегия-2».


Представленная Рогозиным концепция делится на три крупных раздела. Первый сводится к эффективному экономическому освоению низких околоземных орбит. Речь идет о развитии и коммерческом применении дистанционного зондирования Земли (ДДЗ), услуг связи. В эти задачи входит обеспечение телевидением, Интернетом, радио- и телефонной связью жителей труднодоступных районов нашей страны. Важное значение уделено гидрометеорологии, геологоразведке, картографии, обнаружению и мониторингу ЧС, информационному обеспечению хозяйственной деятельности, экологической обстановке, прогнозированию землетрясений и других разрушительных по силе воздействия явлений природы.


Для удовлетворения перечисленных выше потребностей в России должна быть создана собственная обновленная система ДДЗ, в состав которой должны войти космические аппараты высокодетальной съемки, метеорологические и геофизические спутники, спутники оперативного мониторинга чрезвычайных ситуаций. Минимально необходимая для нашей страны орбитальная группировка таких аппаратов составляет 28 единиц. В настоящее время у России существует необходимый задел для развертывания в космосе группировки такой численности. Это можно будет осуществить в течение 7-10 ближайших лет. Решить эту задачу предстоит в рамках создаваемой в данный момент Федеральной космической программы на 2016-2025 годы.

Второй этап программы сводится к высадке в 2030 году российских космонавтов на Луну, с этого года должна будет начаться колонизация данного небесного тела. По словам Рогозина, Россия рассчитывает прийти на Луну навсегда, в ближайшие 50 лет человечество будет в состоянии послать свои пилотируемые космические корабли не дальше Марсы или Венеры, а значит, и все задачи стоит формулировать именно в рамках этого ограниченного пространства. Здесь приходится делать выбор: Луна, Марс или работы по изучению пояса астероидов, так как все направления разом Россия не потянет. В настоящее время выбор был сделан в пользу Луны. Постепенно на лунной поверхности будут развернуты испытательные полигоны для накопления и передачи энергии на расстояние, испытания новых двигателей. По словам Дмитрия Рогозина, освоение Луны должно напоминать освоение людьми нового материка.

В настоящее время, по мнению многих ученых, Луна все еще является важным объектом для проведения фундаментальных научных исследований. Происхождение естественного спутника Земли во многом может пролить свет на самые важные и сложные вопросы космогонии: рождение нашей Солнечной системы, процесс ее развития и будущее. На Луне людей могут ждать очень важные открытия. Помимо этого, Луна является ближайшим к нашей планете и пока еще единственным доступным человеку источником внеземного вещества, минералов, полезных ископаемых, различных летучих соединений, воды. Это естественная платформа, которая может использоваться для проведения испытаний новой космической техники и технологических исследований.


Сегодня многие государства мира разделяют необходимость освоения Луны. Данных взглядов придерживается объединенная Европа, Япония, Индия и Китай. Если же говорить о США, то они в настоящее время находятся на распутье. Еще 40 лет назад Штаты реализовали масштабную программу экспедиций на Луну в рамках программы «Аполлон», а тезис «возвращение» звучит менее ярко, чем тезис «освоение».

По словам Дмитрия Рогозина, Россия не позиционирует задачу полетов на Луну как ограниченную в ресурсах и времени задачу. В нашей стратегии Луна — это не промежуточная цель, а самостоятельная и полностью самодостаточная. Вряд ли имеет смысл совершать 10-20 полетов на Луну, для того чтобы затем, всё бросив, лететь к астероидам или Марсу. У данного процесса может быть начало, но не может быть конца, Россия должна прийти на Луну навсегда.

На третьем этапе Роскосмос рассчитывает использовать наш естественный спутник как площадку для более дальних космических путешествий — к поясу астероидов и Марсу, где на первом этапе будут доминировать научно-исследовательские программы. К тому же полеты к Марсу или к астероидам не только никак не противоречат освоению Россией Луны, но и во многом подразумевают данный процесс.

Для выполнения поставленных целей необходимо обеспечить России гарантированный доступ в космос с территории нашей страны, что означает постепенный переезд космических запусков двойного и оборонного назначения с космодрома Байконур, расположенного на территории Казахстана, на космодромы Плесецк и Восточный. При этом Россия не собирается уходить с Байконура. Стартовые комплексы легендарного советского космодрома не будут простаивать. Их планируется использовать в рамках различных международных программ и при более активном участии со стороны Казахстана.


Строительство космодрома "Восточный"

При этом стоит задумать и над тем, на чем летать в космос. Пока льется бетон в основание стартового стола космодрома «Восточный» на Дальнем Востоке, российские предприятия ракетно-космической отрасли заканчивают работы по созданию перспективных космических ракет-носителей различных классов: легкого, среднего и тяжелого на основе ракетных комплексов «Союз-2» и «Ангара». Одновременно с этим идут работы по определению технического облика пилотируемого комплекса, который планируется создать на базе ракеты сверхтяжелого класса для полетов на Луну, а в будущем и к Красной планете. Помимо этого, в России ведутся работы над созданием мощных межорбитальных (межпланетных) буксиров, без создания которых освоение Луны и планет нашей Солнечной системы малоосуществимо.

При этом вице-премьер обозначил и «ахиллесову пяту» нашей космонавтики. По его словам, это изготовление высококачественной электроники. Создаваемые в последние годы бортовые ретрансляционные комплексы для российских спутников связи или полностью производятся зарубежными компаниями или создаются в России, но на основе иностранных комплектующих. При этом до 90% всего оборудования любого космического аппарата состоит как раз из электроники.

При этом и в сфере создания новых космических кораблей и двигателей Россия постепенно утрачивает свое первенство. К примеру, 12 января 2014 года к борту МКС пристыковался американский беспилотный корабль Cygnus. Его полная грузоподъемность составляет 2,7 тонны, в то время как российский «Прогресс-М» в состоянии поднять на орбиту чуть более 2-х тонн грузов. При этом корабль Cygnus, как и ракета-носитель Antares, разработаны частной компанией из США — Orbital Sciences Corporation, в которой трудится около 4 тысяч сотрудников. Также в 2013 году к МКС уже в третий раз слетал другой американский грузовой корабль — Dragon, разработанный компанией SpaceX. Этот космический аппарат способен доставить на орбиту до 6 тонн грузов.

И на Марсе будут яблони цвести

При этом эксплуатация российских ракет и кораблей обходится уже дороже, чему у иностранных конкурентов, включая КНР. Российские транспортные и пилотируемые корабли «Прогресс» и «Союз» — это ветераны космонавтики. При этом в компании SpaceX, которая была основана в 2002 году и является разработчиком космического корабля Dragon и ракет-носителей Falcon, трудится всего 3800 сотрудников, что в 12 раз меньше, чем в ГКНПЦ им. М.В. Хруничева.

Экспертные мнения

После публикации концепции развития российской космонавтики, которая была представлена Рогозиным в «Российской газете», ресурс «Свободная пресса» попросил прокомментировать программные заявления вице-премьера близких к освоению космоса людей. Среди которых космонавт Георгий Гречко и Юрий Кубарев, вице-президент Академии инженерных наук РФ имени Прохорова, начавший свой путь в отрасли на заре космической эры.

По словам Гречко, Марс можно изучать «для души», там престиж, открытия, большая наука. Это своего рода романтика. Конечно, это может быть лишь международная экспедиция, никто на Земле не сможет потянуть такой полет в одиночку еще на протяжении многих лет. В то же время для прикладных дел нам гораздо более интересен ближний космос. С каждым технологическим достижением здесь остается все меньше восхищения, но при этом ощутимо больше пользы. В последние годы в десятки раз сократились геологоразведочные работы и запуск в эксплуатацию новых месторождений, благодаря точной навигации и благодаря поступающим со спутников прогнозам за последние десятилетия стали в 2 раза реже гибнуть корабли в море. В этой сфере стало гораздо меньше сенсации, но ощутимо больше пользы, которая не так заметна для широких масс.

При этом ближний космос может помочь в решении многих фундаментальных проблем безопасности всего человечества. К примеру, вопросов прогнозирования землетрясений, мощных солнечных вспышек, обнаружения астероидов и борьбы с теми из них, что могут представлять опасность для Земли. Также нужно убирать накопившийся за последние десятилетия на орбите космический мусор, который очень опасен. В таком контексте Луна нам не нужна. Перспективным можно назвать только проект по добыче на естественном спутнике гелия-3, а также дальнейшем производстве из него электроэнергии на Земле на специально построенных термоядерных электростанциях. Однако разработка таких станций ведется с 50-х годов прошлого века, но еще не построена ни одна. Без этих станций добыча гелия-3 — бессмысленное занятие. По мнению Георгия Гречко, никаких разумных идея для освоения Луны он не видит. По его словам, Роскосмос мог замахнуться на этот проект, поняв, что на большее его не хватит.


Юрий Кубарев считает, что главной проблемой развития космической отрасли в нашей стране является келейность в принятии решений. В стране отсутствует общенациональная работа, которая объединила бы самые разные противоборствующие группы российских ученых, которая раньше была характерна для СССР (полет Гагарина в космос), для США (национальная программа по подготовке астронавтов Кеннеди) и сегодняшнего Китая.

Все это в той или иной степени сказывается на решении существующих сегодня трех разных проблем, с которыми сталкивается российское Федеральное космическое агентство. Первая из них касается малого числа квалифицированных кадров. По большей части это уже люди в преклонном возрасте, которым не видно смены. Именно в силу свойственной Роскосмосу келейности многие опытные кадры просто не привлекаются к работе, так как их идеи не стыкуются с проектами доминирующих групп. По этой причине кадровый голод будет лишь ужесточаться. Вторая проблема связана с первой — это проблема финансирования. Финансирование ограничено, и это понятно, у нашей страны финансовые возможности не бесконечны. Гораздо хуже то, что сегодня средства тратятся порой на тупиковые проекты, которые были приняты в условиях монополизма взглядов. Более всего это проявляется в третьей технологической проблеме, которая напрямую касается вопроса о том, на чём, собственно, мы дальше будем летать? В России, по сути, не ведется работ над созданием кораблей будущего и перспективных двигателей.

При этом Юрий Кубарев считает, что в силу технологических и денежных проблем человечеству необходимо работать над международной программой полета на Марс. По его словам, Луна уже не интересна ни с точки зрения политики и престижа, ни с точки зрения геологии. Просто Роскосмос с имеющимися кораблями и двигателями ни на что больше рассчитывать не может, отсюда и такой выбор. Юрий Кубарев отметил, что сам он не геолог, но мнения, которые ему довелось слышать от лучших специалистов данной области, говорят о том, что делать на Луне нечего. Да еще 10 лет назад в числе главных приоритетов для Роскосмоса был именно Марс! Но лишь затем пришло осознание собственных возможностей…

Источники информации:
http://rg.ru/2014/04/11/rogozin.html
http://svpressa.ru/society/article/85442
http://www.vedomosti.ru/politics/news/20949721/roskosmos-obyavil-konkurs-na-razrabotku-koncepcii-razvitiya
http://www.3dnews.ru/818248
Автор:
Юферев Сергей
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти