Перешли все границы: территориальные споры в Латинской Америке

Перешли все границы: территориальные споры в Латинской Америке


Белиз, Гватемала, Колумбия, Венесуэла, Гайана — на континенте, пожалуй, нет ни одной страны, не имеющей претензий на земли соседей

По сравнению с другими континентами, в Латинской Америке государства не испытывали масштабных последствий межгосударственных конфликтов: самая кровопролитная война в XX веке прошла в 1932—1935 году между Парагваем и Боливией и унесла «всего» сто тысяч жизней. Это одна из причин, почему в отличие от Европы в Латинской Америке не была сформирована система, по типу Ялтинской, о незыблемости границ и принципах мирного урегулирования. В Западном полушарии до сих пор остается множество неразрешенных территориальных споров и взаимных претензий.


Белиз и Гватемала

Один из самых протяженных территориальных споров продолжается более 150 лет между Белизом и Гватемалой. Гватемала претендует на территорию от реки Сарстун до реки Сибун общей площадью 12,8 тысяч квадратных километров, что составляет половину территории Белиза.

Долгое время Белиз был предметом колониального соперничества между Испанией и Британией: до XVIII века на острове существовали английские поселения и действовали британские законы, однако Британия не заявляла о суверенитете над регионом. С сороковых годов XIX века Белиз неформально называли Британским Гондурасом. Лишь в 1862 году Британская империя официально объявила Британский Гондурас своей колонией, поставив во главе администрации назначаемого вице-губернатора вместо избираемого местными жителями суперинтенданта.

Гватемала получила независимость от Испанской империи в 1821 году и не признавала Британский Гондурас до англо-гватемальского договора 1859 года, по которому Белиз признавался британским владением, а взамен Великобритания обещала профинансировать строительство дороги, связывающей Гватемалу и белизский город Пунта-Горда. Однако дорога так и не была построена, что позволило Гватемале в 1940-х заявить о невыполнении британской стороной своих обязательств. Это привело к тому, что по конституции 1945 года Белиз стал считаться частью Гватемалы.

В свою очередь Белиз после получения независимости в 1981 году заявил, что не участвовал в подписании договора между Англией и Гондурасом, и потому не обязан исполнять его. В том же году правительство Белиза обратилось в Международный суд с требованием признания границ, фигурирующих в договоре 1859 года.

Министр иностранных дел Гватемалы Рафаэль Кастильо Вальдес и премьер-министр Белиза Джордж Прайс 11 марта 1981 года подписали договор по решению территориального конфликта, согласно которому Белиз признается независимым, но Гватемала получает определенные полномочия в регионе, в том числе право свободного передвижения в атлантических водах страны и право на строительство трубопроводов. До 1992 года в Белизе оставался британский вооруженный контингент, призванный предотвратить военное вмешательство.

Тем не менее, в гватемальском обществе на неофициальном уровне продолжались заявления о праве Гватемалы на Белиз. В конце своего президентского срока Альваро Арсу в октябре 1999 года заявил, что Белиз должен отдать чуть менее половины своей территории к югу от реки Сибун.

В начале 2000 года обострились конфликты на границе: в феврале полицейский патруль застрелил гражданина Гватемалы в лесном заповеднике на территории Белиза. Вскоре после этого произошло вооруженное столкновение в округе Толедо. Для недопущения эскалации конфликта страны объявили о проведении переговоров при посредничестве Организации американских государств, и в марте 2000 года договорились создать приграничную нейтральную зону.

7 сентября 2005 года между странами был подписан договор об «Установлении мер по формированию обоюдного доверия», в рамках которого было закреплено положение о ведении диалога для разрешения территориального конфликта. Позднее был подписан специальный договор, цель которого — установить на международном уровне решение, которое покончило бы с территориальным вопросом.

6 октября 2013 года в обеих странах должен был пройти референдум по вопросу принадлежности спорных территорий. Планировалось, что населению стран будет задан вопрос о согласии передать полномочия по разрешению территориального спора в Международный суд, чье решение будет обязательным к исполнению. Однако Гватемала в одностороннем порядке отменила референдум, ссылаясь на принятые в Белизе поправки к закону о референдуме, по которому тот признается действительным только в случае участия более 60% избирателей. По мнению гватемальской стороны, это создает неравные условия в голосовании обеих стран, поскольку в Гватемале порога явки нет.

Колумбийская интервенция

Один из крупнейших современных территориальных конфликтов в Латинской Америке грозился перерасти в полномасштабную войну — после того, как колумбийские правительственные войска пересекли 1 марта 2008 года границу с Эквадором и силами ВВС провели бомбардировку лагеря леворадикальной повстанческой группировки Революционных вооруженных сил Колумбии (ФАРК). В результате вторжения было убито 17 человек, в том числе один из лидеров повстанцев Рауль Рейес.

Перешли все границы: территориальные споры в Латинской Америке

Эквадорский солдат среди трупов участников группировки ФАРК после бомбардировки их лагеря ВВС Колумбии. Фото: Dolores Ochoa / AP


Правительство Колумбии не согласовывало проведение спецоперации с Эквадором. Дело в том, что Колумбия (а также с США и Европейский Союз) считает группировку террористической, и потому она рассматривала свои действия как проведение обычной контртеррористической операции. Более того, по утверждению колумбийских властей, в ходе спецоперации были захвачены документы, подтверждающие причастность Венесуэлы и Эквадора к финансированию ФАРК (Венесуэла и Эквадор считают ФАРК легитимной политической силой и не препятствуют нахождению ее членов на своей территории).

Сразу после нападения Эквадор обвинил Колумбию в нарушении своего суверенитета и разорвал дипломатические отношения с ней. Не осталась в стороне и союзница Эквадора Венесуэла, выславшая из столицы колумбийских дипломатов и отправившая десять батальонов на границу с Колумбией. Тогдашний венесуэльский президент Уго Чавес заявил о масштабной поддержке Эквадора и отметил, что подобный инцидент на территории самой Венесуэлы привел бы к войне.

Президент Колумбии Алваро Урибе 4 марта 2009 года объявил, что его страна подает иск в Международный уголовный суд по обвинению Уго Чавеса в финансировании терроризма и геноцида. В ответ Венесуэла объявила о закрытии сухопутной границы с Колумбией, а сам Чавес охарактеризовал действия колумбийцев как «военное преступление».

Тем не менее, ни одна из сторон не была заинтересована в развязывании полноценной войны, грозившей превратиться в крупнейший геополитический кризис в регионе за последние десятилетия. Колумбийские власти публично заявили о приверженности идеалам мира и порядка в регионе и отозвали войска от границы, предложив урегулировать разногласия дипломатическим путем.

На саммите южноамериканских государств 8 марта 2008 года президенты Эквадора, Венесуэлы и Колумбии подписали декларацию об окончании дипломатического кризиса. В документе отмечалось, что колумбийская сторона приносит извинения за нарушения границы Эквадора в ходе спецоперации против ФАРК. Хотя принятое соглашение не заложило основу стабильности в регионе, оно позволило предотвратить вооруженный конфликт и продолжать переговоры на дипломатическом уровне.

Борьба за выход к морю

Спор о территориальной принадлежности прибрежного участка Атакамской пустыни, богатого селитрой и открывавшего Боливии выход к морю, уходит корнями в начало XIX века, когда на место вице-королевствам Испанской империи в ходе движения за независимость пришли суверенные государства. Неоднозначный статус этой территории в составе Испанской империи дал повод Чили начать претендовать на нее сразу после провозглашения Боливией независимости в 1825 году, а впоследствии захватить спорный участок в ходе Второй Тихоокеанской войны 1879-1883 годов. Потеря выхода к морю, очень болезненно воспринятая в Боливии, с тех пор неизменно обсуждается во время предвыборных кампаний и становится темой анекдотов в Чили.

В 1975 году чилийский диктатор Аугусто Пиночет вызвался исправить историческую несправедливость и вернуть Боливии узкую полосу суши, проходящую параллельно перуанской границе, на самом севере Чили в обмен на боливийскую территорию такого же размера. Однако исторически та территория, которую предлагал Пиночет, принадлежала не Боливии, а Перу, и не могла быть возвращена никакой другой стране по условиям Анконского договора 1883 года. На невозможности такой передачи настаивал перуанский диктатор Франсиско Моралес и предлагал в свою очередь сделать порт Арика территорией, управляемой тремя государствами, с чем не согласилась Чили.

Перешли все границы: территориальные споры в Латинской Америке

Мать с ребенком в облаке слезоточивого газа во время протестов в Ла Пазе, 2003 года. Фото: STR / AP


Экономический рост Чили был в значительной степени обеспечен доступом к тем самым селитряным рудникам, которые потеряла Боливия. После неудачной попытки Пиночета урегулировать конфликт Боливия и Чили сохраняют лишь консульские отношения. Спор разгорелся с новой силой во время «газовой войны» в Боливии 2003-2005 годов – массовых беспорядков, начавшихся из-за решения властей экспортировать газ из недавно обнаруженные месторождений через территорию Чили вместо строительства в Боливии перерабатывающего завода. Перу тогда выступила со своим собственным предложением и обязалась предоставить Боливии особую экономическую зону на 99 лет и порт Ило в полное владение. Страны заключили соглашение в 2010 году.

Президент Боливии Эво Моралес, выступавший во время «газовой войны» на стороне оппозиции против строительства газопровода на территории Чили, недавно предложить прекратить переговоры с Чили и решить спор в Международном суде ООН. При этом Боливия апеллирует не к международным договорам, а к обещаниям Чили, данных ей в ходе переговорного процесса, но так и не выполненных. В настоящий момент Боливия является одной из двух стран Южной Америки (наряду с Парагваем), не имеющих выхода к морю.

Колумбия и Никарагуа

Разделенные Карибским морем Никарагуа и Колумбия на протяжении десятилетий продолжают спор о принадлежности вулканических островов Сан-Андреас, Провиденсия и архипелага Санта-Каталина. Несмотря на территориальную близость к Никарагуа – сто десять километров от ближайшего побережья против семисот двадцати от северо-западного берега Колумбии, большую часть времени они находились под властью южноамериканской республики. До 1819 года оба государства входили в испанское вице-королевство Новая Гранада, что и дало в будущем основания заявлять им о претензиях на территорию островов. Однако после получения независимости острова добровольно присоединились к Республике Колумбия и стали частью департамента Магдалена. Более чем через сто лет в результате договора Esguerra-Barcenas в 1928 году Никарагуа признала архипелаг и все прилегающие морские территории входящими в состав Колумбии, однако окончательная точка в конфликте была поставлена лишь в начале XXI века.

Территориальный спор вокруг этих островов возник вновь после прихода к власти в Никарагуа в 1980-е сандинистов (социалистов), объявивших договор неправомерным и не имеющим юридической силы. По их словам, документ был подписан в период оккупации Никарагуа американскими войсками, тем самым делая его навязанным другим государством и не отвечающим национальным интересам. В ответ Колумбия заявила, что ратифицирован договор был в 1930-м, когда никаких иностранных войск на территории Никарагуа уже не оставалось.

Перешли все границы: территориальные споры в Латинской Америке

Остров Сан-Андреас. Фото: Kaveh Kazemi / Getty Images


В декабре 2001 года Никарагуа обратилась в Международный Суд, который в результате шестилетнего разбирательства признал право на суверенитет над крупнейшими оспариваемыми островами за Колумбией. Президент Никарагуа Даниэль Ортега в резкой форме не согласился с таким решением, назвав политику Колумбии империалистической и экспансионистской, и призвал военных своей страны быть готовыми к вооруженному конфликту. При этом в первоначальном решении не объяснялся статус морских границ и множества мелких островов, также расположенных в акватории архипелага Санта-Каталина.

В ноябре 2012 года Международный суд новым постановлением закрепил статус всех спорных островов за колумбийской стороной, в тоже время изменил морскую границу и расширил территориальные воды Никарагуа в области к востоку от восемьдесят второго меридиана. Этим решением суд предоставив Никарагуа доступ к ранее найденными в морской зоне залежами нефти и газа, а также рыболовным ресурсам региона.

Вынесенный вердикт был положительно воспринят властями Никарагуа, президент Ортега даже объявил его национальной победой. Однако Колумбия отказалась выполнять решение суда, вызвавшее политический кризис в стране и падение рейтинга действовавшего президента Хуана Сантоса. В сентябре 2013 года тот заявил, что изменение границы нарушает Конституцию страны и не может быть проведено без одобрения парламента и ратификации президентом. Таким образом, территориальный спор остается неразрешенным и по сегодняшний день.

Венесуэльско-гайанский конфликт

Спор о территориальной принадлежности Гайаны-Эссекибо уходит корнями в колониальное прошлое. По Мюнстерскому мирному договору 1648 года, признавшему независимость Нидерландов от испанской короны, голландские колонии к востоку от реки Эссекибо в Южной Америке также получили независимость от Испании. Впоследствии голландцы поселились и на западном ее берегу, границы так и не были официально оформлены, а в 1814 году эти территории перешли под контроль Великобритании. В 1811 независимость провозглашает Венесуэла и с тех самых пор она пытается включить в свой состав Гайану-Эссекибо. На официальных картах Венесуэлы эта территория заштрихована как спорная.

Перешли все границы: территориальные споры в Латинской Америке

Официальная карта Венесуэлы.


Дипломатический кризис разразился в 1895 году, когда Венесуэла с помощью американского юриста попыталась доказать, что действия Великобритании противоречат провозглашенной США в 1823 году Доктрине Монро о признании американского континента зоной, закрытой для вмешательства европейский держав. Был созван международный трибунал (два арбитра были гражданами США, два – подданными Британской империи, и Фёдор Мартенс – подданный Российской империи), который, однако, принял решение в пользу Великобритании и признал ее право на 90% спорной территории. Англия также получила все золотые рудники, но должна была отдать Венесуэле стратегически важный район в устье реки Ориноко. Венесуэла пыталась оспорить это решение трибунала, но безуспешно. Некоторые юристы, впрочем, сходятся в том, что в работе трибунала были нарушения и что Великобритания и Россия могли заключить закулисную сделку.

В 1966 году по Женевскому договору Гайана получила независимость и стала правопреемницей Британской империи. Согласно документы, статус спорных территорий должна была определить специально созванная комиссия, однако стороны не сошлись в признании юридической силы решений международного трибунала 1899 года. Гайана настаивала, что Венесуэла должна была сперва доказать ничтожность его постановлений.

Наиболее серьезную опасность территориальной целостности Гайаны представляло восстание Рупунуни в 1969 году, которые было быстро подавлено. Власти Венесуэлы отрицали обвинения в поддержке восстания, хотя некоторые его участники нашли в стране убежище и впоследствии получили гражданство, подчеркивая тот факт, что они родились на территории Гайаны-Эссекибо, по праву принадлежащей Венесуэле. В 1970 страны подписали двенадцатилетний мораторий на требования Венесуэлы о возврате этой территории. В 1983 году было принято решение не продлевать его, но дипломатические отношения двух стран, несмотря на происходящие время от времени конфликты, сохраняются.
Автор: Дмитрий Литвинов, Антон Бахилкин
Первоисточник: http://rusplt.ru/world/territorialmie-spory-9375.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. sluganska 23 апреля 2014 09:37
    везде хорошо,где нас нет
  2. Суворов000 23 апреля 2014 09:41
    Чувствую в скором времени в южной америке начнутся большие увиселительные мероприятия, а народ там южный горячий))
    Суворов000
    1. Serg 122 23 апреля 2014 11:43
      а народ там южный горячий))
      Что говаривал Шура Каретный? "Все подобные проблемы в жарких странах возникают от яйцеперегрева! Вы про Великую Чукотскую Революцию слышали? И не услышите. Там (на Чукотке) у людей другие проблемы. Поэтому придумали что: чуть перегрелись - на футбол, ещё чуток нагрева - карнавал! Так и живут..." laughing
  3. Комментарий был удален.
  4. 52гим 23 апреля 2014 18:37
    Уважаемые авторы забыли еще войну Сальвадора и Гондураса-футбольную воину! Из-за проигрыша одной команды в общей сложности полегло порядка 3000 "фанатов". Суть конфликтов лежит очень глубоко- тут ирелигиозные мотивы, т. к. католическая церква многогранна, и течений и толкований там "как блох на барбоске", и невероятная темпераментность и одновременно агрессивность местного населения, и ту тже доброта и своеобразная клановость местных, и, чего уж там ,"жгучий коктейль " из местного интернационала: индейцо-испано-португало-немец-голландец-снова испанец-черт пойми кто приезжий- националист, по расписанию ходящий в церковь-торгующий наркотой-но набожный, жестокий, но романтичный, танцующий самбу- но создавший "эскадроны смерти",создатель "Эмбраера",но живущий в трущобах, целующая меня в губы на фестивале в Москве- и пишущая в письме через пять лет-"Не приезжай, вы нас предали, мы сами на Кубе роживем без вас, если хочешь написать ответ- пиши на "инглише"". Она такая,ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА, Она-ДРУГАЯ!!!
  5. сибиралт 23 апреля 2014 23:24
    Это ж под боком у пи*ндосов! И что им нужно на Украине? До мозгового "пробоя" осталось недолго.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня