Село и продовольственная безопасность России

Спасибо западным санкциям! Хотя и грешно такое говорить по нашим временам, но ведь, в самом деле, если бы не разговоры Запада о том, что Россию необходимо испепелить на санкционном уровне, то, бог весть, сколько ещё лет мы бы (не говоря уже о российских властях) сквозь пальцы смотрели на такие вопросы как финансовая, технологическая, энергетическая, продовольственная и прочая безопасность страны.

Если бы не систематические «партнёрские» страшилки о том, что Россию за её собственную позицию на международной арене будут, извините, прессовать по всем направлениями, то большинство россиян и дальше продолжали бы считать, что повышенное внимание вопросам усиление национальной (государственной) безопасности – это что-то вроде паранойи, которую нужно лечить, ибо недругов у России нет. Теперь недругов можно лицезреть буквально ежечасно – уж больно активно они рвутся в эфир мировых СМИ, чтобы продемонстрировать свою испепеляющую позицию в нашем с вами отношении.


Иностранный пресс, который по анонсам «партнёров» будет давить на РФ всё сильнее, заставил по-настоящему крепко задуматься над тем, насколько мы сегодня состоятельны, есть ли у нас шансы на то, чтобы гнуть свою линию, отстаивать собственные интересы или все наши чаяния в этом отношении тщетны. И в этой связи немаловажным является, казалось бы, утилитарный вопрос о том, может ли Россия обеспечивать собственную продовольственную безопасность, способна ли без каких-либо непреодолимых трудностей элементарно прокормить себя сама. Одна из важнейших составляющих рассмотрения этого вопроса – не только изучение, но и качественные шаги по решению проблем села.

Село и продовольственная безопасность России


В начале недели президент Владимир Путин провёл интегрированное заседание Государственного и президентского советов, которое было посвящено именно вопросам подготовки работоспособной стратегии устойчивого развития российского села. На заседании глава государства подчеркнул, что село для России – это и производство продовольственных продуктов, и оплот самобытности, традиционного уклада и уникальной культуры. Трудно не согласиться с таким определением, как трудно не согласиться и с другим посылом, который был озвучен в ходе совместного заседание Госсовета и совета президентского, а именно с тем, что проблемы села копились годами и пора переходить к их полноценному решению, чтобы село не просто сохранилось, а получило все возможности для своего развития.

Слова, безусловно, правильные, красивые… Но только, если называть вещи своими именами, то слова пока, к сожалению, остаются словами. Если говорить об экономической составляющей, то российское село ежегодно вносит всё меньший вклад в ВВП страны по целому ряду объективных и субъективных причин: относительно высокий уровень незанятости, отсутствие или слабое развитие инфраструктуры (дороги, энергосистемы, торговые точки, медицинские учреждения и др.), «старение» села (увеличение среднего возраста сельских жителей) и как следствие – снижение вклада села в общую демографию.

Демографический вопрос продолжает оставаться крайне острым для сельской местности. Есть регионы, где село ежегодно прирастает в плане численности населения (Кубань, регионы Северного Кавказа, Татарстан), но большая часть субъектов РФ констатирует снижение процентного отношения между сельскими и городскими жителями. Согласно данным последней переписи, процентное демографическое соотношение село/город составляет примерно 27% на 73%. И эти цифры продолжают изменяться исключительно в сторону снижения числа сельских жителей в стране.

Естественно, что демографические проблемы на селе автоматически тянут за собой и проблемы другого характера: в частности, это проблема неосвоенности внушительных площадей плодородных земель. Из-за фактической заброшенности плодородные земли в ряде регионов с лёгкой руки местных чиновников вдруг превращаются под недвижимость для застройки. Причём вырастают в большинстве своём далеко не сельскохозяйственные предприятия, не фермы, и не агрокомпании, а коттеджные посёлки с прицелом на их покупку состоятельными горожанами.

С одной стороны это вроде бы стимулирует приток городского капитала в село, но в реальности – наносится сокрушительный удар именно по продовольственной независимости страны, по её сельскому хозяйству. Ведь городской житель приобретает «домик в деревне» часто вовсе не для того, чтобы участвовать в индивидуальном сельхозпроизводстве, а просто для того, чтобы проводить в нём время, скажем так, в режиме праздного отдыха. Ничего предосудительного в этом вроде бы нет, если не учитывать тот факт, что спрос рождает предложение, а потому и всё большее число земель сельхозназначения оказываются площадями для фундаментов новых и новых особняков, вилл и коттеджей.

В чём корень именно этой проблемы? Корней, по большому счёту, два. Первый – это нередкое отсутствие ответственного хозяина у с/х земель, второй – коррупция. Пустующая годами земля превращается в объект коррупционного сговора и её назначение росчерком пера меняется. При этом если со временем и звучат объяснения, то звучат они в стиле: так земля же всё равно пустовала… Чтобы проблему решать, нужен качественный учёт сельхозземель, а также наличие программ, по которым эти земли могут быть использованы для полноценного производства, для вклада в продовольственную обеспеченность.

Кстати, по поводу обеспеченности страны продовольствием. В последнее время мы привыкли говорить о том, что доля импорта продуктов питания в России если не критическая, то близкая к таковой. На самом деле импорт по различным категориями продуктов питания немалый, но говорить о том, что импортная продукция на российском рынке полностью задавила внутреннее производство, тоже нельзя. Пока нельзя… Чтобы это понять, необходимо познакомиться с цифрами, представленными в работе Российской академии народного хозяйства и государственной службы, посвящённой продбезопасности страны. Насколько явно можно доверять этим цифрам – личное дело каждого читателя, но, меньшей мере, на основе этих показателей можно делать определённые выводы о направлениях дальнейшей работы.

РАНХиГС в своей работе приводит итоги расчётов, которые сводятся к тому, что по многим группам сельскохозяйственных товаров Россия смогла выйти на существенный процент самообеспеченности. По словам главы центра агропромполитики РАНХиГС Натальи Шагайды, общий уровень продовольственной безопасности составляет 89%. Если сравнивать этот показатель с показателем 2004 года, то продбезопасность страны повысилась примерно на 24%.

Существенный рост внутреннего производства приходится на такие товары как зерновые (показатели почти на 40% выше так называемых пороговых – показателей, определённых как минимум для отечественного вклада), растительные масла (на 52,7% выше порогового), сахар (на 7,8% выше порогового). Россия в достаточных для внутреннего потребления объёмах стала производить свиное и куриное мясо, куриное яйцо. Зерно Россия сегодня экспортирует в десятки государств мира, и по подсчётам специалистов РАНХиГС, употребляют в пищу хлебобулочные и кондитерские изделия из российского зерна свыше 50 миллионов человек за пределами страны (помимо самих россиян, естественно).

Использование новой программы развития села, объёмы сбора зерновых только в ближайшие 5-7 лет могут вырасти не менее чем на четверть (не будем забывать и новых российских регионах – Республике Крым и Севастополе, где сельское хозяйство приносит немалый вклад в местные бюджеты). Могут вырасти в том случае, если государственная инвестпрограмма позволит создавать на селе рабочие места в сфере сельского хозяйства. Сегодня инвестиции в село настолько «точечны», что их вклад в общее развитие сельской местности, сельской экономики – минимален.

А есть и те группы продовольственных товаров, уровень самообеспеченности по которым не так высок, как хотелось бы. Если доля импорта молока – около 20%, то, к примеру, ситуация на рынке говядины куда сложнее. Здесь более 60% - импорт. Велики объёмы зависимости от импорта по фруктам и овощам. Процент импорта по этим продуктам вроде бы объективен – ведь территории далеко не везде позволяют наладить выращивание фруктовых и овощных культур, однако порой процент импорта из стран дальнего зарубежья в этом направлении растёт фактически искусственно: французский, голландский, израильский картофель вместо своего или, к примеру, белорусского – некая странность при имеющихся потенциалах.

Специалисты уверены, что «справляться» с импортом будет сложнее вследствие того, что Россия теперь и член ВТО. Получается, что государство одновременно со вступлением во всемирную торговую организацию нашло для себя ещё и дополнительный барьер, который теперь старается всеми силами преодолевать. Что ж, мы, как говорится, не ищем лёгких путей… Только теперь искать хоть какие-то пути приходится по-настоящему активно. Спасибо санкциям, спасибо вступлению в ВТО…

Похоже, что только в условиях тотального цейтнота и критических показателей внешнего давления, наша соображалка начинает работать с максимальной производительностью… Теперь главное – пустить работу в правильном направлении.
Автор:
Володин Алексей
Использованы фотографии:
http://www.megapressa.ru/
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

108 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти