Адмирал Алексей Грейг

Русский адмирал Алексей Самуилович Грейг поражал своих современников профессиональными знаниями моряка и широчайшим научным кругозором. Его интересы охватывали мореплавание, артиллерию, кораблестроение, физику, математику, астрономию, юриспруденцию, медицину, химию и экономику. Кроме этого мореплаватель и государственный деятель профессионально занимался рисованием, музыкой, историей, ботаникой. И в какой бы сфере не работал Грейг, он всюду вводил что-нибудь новое, стремился принести как можно большую пользу Отечеству. По свидетельствам современников «это был человек энциклопедической эрудиции, стоящий далеко впереди своего века, – идеал моряка-практика, ученого-моряка и всесторонне образованной личности».

Адмирал Алексей Грейг


Алексей Грейг появился на свет в Кронштадте в семье военного моряка 6 сентября 1775 года. Его отец, Самуил Карлович, был шотландцем из рода Мак-Грегоров. В 1750 году он поступил волонтером в английский флот и тринадцать лет плавал на разных судах. Он повидал множество стран, принял участие в огромном количестве морских сражений, однако, несмотря на безупречный послужной список, дослужился лишь до первого офицерского чина. Видя бесперспективность будущей карьеры, Самуил Грейг отправился искать счастье на чужбине. В это же время молодая императрица Екатерина II занималась реформированием русского флота. Одним из нововведений стало приглашение на службу на флоте опытных моряков из-за границы. Этим предложением и воспользовался двадцативосьмилетний Грейг. В июне 1764 года он получил чин капитана первого ранга, и, как показало время, русский флот не пожалел об этом. Самуил Карлович оказался энергичным и дельным моряком, он разработал новый свод правил по парусному вооружению отечественных кораблей, принял самое активное участие в прославленной Архипелагской экспедиции и в доставке в Северную столицу «княжны Таракановой». К моменту рождения своего первого сына Алексея Самуил Грейг уже трудился на посту главного командира Кронштадского порта, а также занимался проектированием новых кораблей русского флота.


Еще до появления ребенка на свет имелось распоряжение императрицы произвести сына Грейга в мичманы, а дочь – во фрейлины. Также Екатерина II вместе с графом Орловым стали крестными ребенка. Данная царская милость, к слову, сыграла отрицательную роль в карьере Алексея Самуиловича, послужив его недругам причиной для объяснения всех успехов по-настоящему талантливого человека.

Детство Алексей провел в семейном кругу, постепенно приобщаясь к морскому ремеслу благодаря огромному влиянию его отца. В 1785 году, когда мальчику исполнилось десять лет, домашнее воспитание закончилось, и он был отправлен стажироваться в Англию. Три года Алексей плавал на кораблях британского флота, постигая у лучших английских моряков премудрости профессии. По окончании стажировки он вернулся в Россию, был произведен в лейтенанты и назначен на «Мстислав», плавающий по Финскому заливу.

В это время вспыхнула война со Швецией. Самуил Карлович Грейг встал во главе Балтийского флота, ему была поручена защита Петербурга и Кронштадта. 6 июля у острова Гогланд он атаковал шведский флот. Разыгралось жесточайшее сражение. Не выдержав яростного огня русских, шведы отступили в Свеаборг, а Самуил Грейг последовал за ними. Эта морская победа имела огромное значение – был сорван план захвата Петербурга, кроме того на борьбу со Швецией поднялась Дания. Адмиралу был пожалован орден Св. Андрея Первозванного, однако он отказался принять его раньше окончательного поражения шведов. К сожалению, Самуил Карлович не дожил до решающего разгрома неприятеля. В ходе блокады Свеаборга он слег с «желчной горячкой», а 15 октября 1788 года умер в зените славы на борту своего флагмана «Ростислав».

Адмирал Алексей Грейг


После смерти адмирала императрица взяла всю его семью под покровительство. Уже в конце года Алексей Самуилович получил звание капитан-лейтенанта, а его младшие братья – Самуил и Карл – мичмана. В начале осени 1789 Алексей и Карл Грейги было отправлены в Англию для дальнейшего прохождения морской практики. В период с 1789 по 1791 годы они совершили ряд плаваний в Индию и Китай на судах Ост-Индской компании. Во время путешествий им довелось принять участие в сражениях с голландскими и французскими кораблями. В 1791 Алексей вернулся в Россию, однако спустя год вновь был отправлен в Англию. В ходе третьей заграничной поездки он служил волонтером на британских военных кораблях, плавающих в Средиземном море.

В 1798 году двадцатитрехлетний капитан второго ранга Алексей Грейг получил в командование свое первое судно – 66-пушечный «Ретвизан», захваченный у шведов в 1790 году эскадрой Чичагова. В составе эскадры Макарова Алексей Самуилович плавал у английских берегов, крейсировал с союзниками в Немецком море, получив похвальные отзывы от адмирала Нельсона. А 1 января 1799 Грейга произвели в капитаны первого ранга. Оправдывая возложенное доверие, Алексей принял участие в высадке десанта и взятии голландской крепости Гельдер, рядом с которой был пленен и голландский флот. Свидетели отмечали его личную храбрость, проявленную при захвате корабля «Вашингтон».

В 1802 году занявший престол Александр I назначил молодого Грейга членом сформированного Комитета для исправления флота. В ту пору ему шел двадцать седьмой год, и он был единственным капитаном первого ранга среди шести адмиралов, основавших Комитет. О степени доверия к знаниям и талантам Грейга можно судить уже по тому, какие маститые моряки входили в комитет – Воронцов, Мордвинов, Макаров, Фондезин, Карцев, Балле и Чичагов. Спустя год Алексей Самуилович стал капитан-командором, получив право командования отрядами кораблей.

Начало нового века ознаменовалось продвижением Наполеона по Европе. Россия находилась с Францией в состоянии войны. В 1804 Грейг, командуя группой из четырех судов, вел разведывательную и дозорную службу в островах Ионической республики, находившихся под Российским протекторатом. В этом же году вместе с английскими кораблями он высадил десантные войска в Неаполе, однако под натиском превосходящих сил французов был вынужден снять его. В 1805 Алексей Самуилович поступил под командование Дмитрия Сенявина – ученика и сподвижника легендарного Ушакова.

После того как в 1806 году Турция объявила войну России, Сенявин с флотом пошел к Константинополю, поручив Грейгу захватить остров Тенедос – крупный турецкий опорный пункт у входа в Дарданеллы. Молодой моряк лично повел первую колонну десанта на штурм острова, овладев им к 8 марту 1807. На Тенедосе было организована база флота, столь необходимая для блокады Дарданелл. 10 мая турецкие корабли вышли из пролива для снятия блокады. Алексей Самуилович на своем «Ретвизане» принял активнейшее участие в Дарданелльском сражении в качестве второго флагмана. После жаркого боя корабли турков отступили под прикрытие береговых батарей. На следующий день Грейг с группой судов был отправлен атаковать неприятельский флот, вошедший в пролив. В ходе боя ему удалось загнать на мель группу вражеских кораблей, где они и завязли. Затем Грейг высадил десант на остров Лемнос, который вскоре был успешно захвачен. 19 июня неприятель снова организовал операцию по возвращению Тенедоса. Новое сражение произошло на море неподалеку от Афонской горы. Три корабля под командованием Грейга атаковали и взяли в плен адмиральский корабль турецкой эскадры, еще три судна выбросились на берег и были сожжены экипажами.

Адмирал Алексей Грейг
А. П. Боголюбов «Афонское сражение 19 июня 1807 года»


После заключения с Наполеоном Тильзитского мира боевые действия на Средиземном море прекратились, и в 1808 году Сенявин отвел флот в Лиссабон. За боевые успехи Алексей Самуилович, теперь уже контр-адмирал, был удостоен ордена Св. Анны первой степени, после чего его вызвали в Петербург. Назревала новая война – теперь уже с бывшей союзницей Англией. Все англичане, несшие службу на русских кораблях, по договору не имели права сражаться против своей родины и были отосланы вглубь страны. Этой участи не избежал и Грейг, остававшийся по происхождению отца гражданином Великобритании. В биографии Грейга записано: «Удалился в Москву и, не принимая ни в чем участия, прожил до 1812 года». Находясь в столице фактически четыре года, моряк получил отличную возможность углубить и расширить свои знания по разным интересующим его искусствам и наукам. Известно, что он тщательно изучал кораблестроение, физику, астрономию, математику, литературу, гидрографию и медицину.

С началом войны 1812 года Алексей Самуилович был отправлен в ставку главнокомандующего Черноморским флотом и Молдавской армией адмирала Чичагова. Здесь он получил дипломатическое поручение – посетить Одессу, Константинополь, Мальту и Сицилию с целью привлечь южные народы к сражению с Наполеоном. В 1813 году Грейг вернулся в Петербург и возглавил командование гребной и парусной флотилией при осаде города Данциг. Там он не единожды лично водил матросов на штурм вражеских батарей, чем снискал славу доблестного воина. После овладения Данцигом Алексею Самуиловичу был пожалован титул вице-адмирала и орден Св. Владимира второй степени. Вскоре после этого, понимая, что два отечества иметь нельзя, Грейг принял русское подданство.

2 марта 1816 года вице-адмирал был назначен на должность главного командира Черноморского флота и портов, и одновременно военного губернатора Севастополя и Николаева. О состоянии русского флота в этот период времени очень образно написано в трудах военно-морских историков:
«Представители флота были не в чести, их подвигов не ценили, зато каждое лыко ставили в строку…. В то время, когда гром побед сопровождал русские войска от Москвы до самого Парижа, служба морская перестала пользоваться почетом, флот прекратил плавать, суда гнили в гаванях, а преобладающее положение заняла береговая жизнь…».


Можно сказать, что с приходом Алексея Грейга русский флот на Черном море пережил второе рождение. В новой должности моряк пробыл почти восемнадцать лет, живя преимущественно в Николаеве, где располагалось управление всем Черноморским флотом. С первых же дней он сосредоточил свое внимание на модернизации кораблей, а также технологии их постройки. Большое значение будущий адмирал придавал строительству мелких транспортных и боевых парусных судов – люгеров, катеров, тендеров, шхун, бригов, использующихся для перевозки грузов, разведки, крейсерских операций и служивших базой для практического воспитания молодых офицеров. При Грейге стали строить специальные лоц-лодки для гидрографической службы, канонерские лодки с тремя орудиями и иолы – мелкие суденышки в составе Дунайской флотилии. Однако основное внимание Алексей Самуилович уделял созданию главной ударной силы флота – линейным кораблям и фрегатам. Новые суда строились по чертежам, разработанным или самим Грейгом, или по английским образцам. Они имели хорошую остойчивость, которая прекрасно сочеталась с мощной артиллерией, позволяя пользоваться ей в сильные ветры. Проектирование судов моряк выполнял не «на глазок», а всегда на научной основе. Алексеем Самуиловичем был разработан «параболический метод», предлагающий математическое описание подводной части корпусов кораблей различных типов, и метод определения центра тяжести судов на основе кренования, необходимый при решении задач остойчивости. Также широко были распространены его методики расчета крена судов в боевых условиях при сильном ветре в момент, когда орудия одного борта ведут огонь по врагу. С 1817 года испытания на основе данной методики проводились в России для каждого построенного линейного корабля и фрегата.

Шедевром кораблестроительного мастерства Алексея Самуиловича считается трехдечный 120-пушечный корабль «Варшава», являющийся первым судном подобного ранга на Черном море. По отзывам современников, Грейг вложил в судно все свои научные знания и опыт, корабль отличался прекрасными мореходными качествами, исключительной соразмерностью корпуса, мощным артиллерийским вооружением и прекрасным внешним видом. К сожалению, «Варшаву» спустили на воду уже после отъезда адмирала из Николаева. Сменивший его на посту главного командира Черноморского флота Лазарев после тщательных испытаний дал кораблю следующую оценку: «Корабль сей удобнейший по расположению внутреннему и по отделке лучший в российском флоте…. Руля слушает во всех отношениях превосходно и смотрится кораблем царским – на Балтике таких никогда не выдывали, да и в Англии тоже».

В ходе многочисленных улучшений, введенных Грейгом в технике судостроения, значительно возросла долговечность кораблей. Средний срок службы черноморских судов вырос с 10 лет до 14, а с капитальным ремонтом (тимберовкой) и до 17 лет. В 1818 году Алексей Самуилович издал распоряжение о замене песчано-каменного балласта на чугунный. Как следствие, возросла остойчивость, что позволило увеличить калибр артиллерии и сменить 24-фунтовые орудия на главной орудийной палубе на 36-фунтовые. А предпринятое им увеличение возвышения пушечных портов от уровня воды сделало русский флот боеготовым на ходу и в сильный ветер, а не только при стоянке на якоре или в слабый ветер, как это было раньше. Кроме того на кораблях Черноморского флота впервые стали применять сигнальные фонари, переговорные трубы, опреснительные установки, дневной и ночной телеграфы.

Адмирал разработал целый свод правил для сохранения кораблей в мирное время. Согласно им снимались кормовые и носовые орудия для снижения риска перелома судов, были установлены новые правила противопожарной безопасности, введены громоотводы. Грейг лично контролировал сохранность кораблей в Николаевском порту, отменил килевание, имеющее множество вредных последствий, ходатайствовал о постройке сухих доков для ремонта судов. Он даже придумал и ввел систему равномерного размещения кораблей, встававших на стоянку, по акватории порта с целью их равномерного прогрева и исключения пересыхания рангоута и корпусов. При Грейге были впервые созданы комиссии, наблюдающие за качеством постройки кораблей, а также осуществляющие надзор за поступающей древесиной. Понимая всю важность точного времени, Алексей Самуилович учредил специальную службу, стреляющую из пушки ровно в полдень, давая сигнал, по которому настраивались все адмиралтейские, городские, церковные и частные часы. Также он стал инициатором создания паровой землечерпательной машины, использующейся в дальнейшем для углубления фарватера реки Ингул. Это в свою очередь удешевило и упростило проводку в Севастопольский порт вновь построенных кораблей.

Под руководством адмирала в 1827 году для кораблей выше 100-пушечного ранга были разработаны новые, более длинные пушки, позволяющие вести огонь без опасности возгорания борта от пламени выстрелов. Вскоре после отливки первых 24- и 26-фунтовых орудий было постановлено на всех флотах «производить длинные пушки по Черноморским чертежам, как наилучшим». Алексей Самуилович проявлял немалый интерес и к химии. Ему принадлежит изобретение в 1821 году нового заряда для брандскугелей (зажигательных снарядов), который дольше горел и лучше поджигал вражеские суда.
Как верно заметил один из соратников Грейга «для осуществления дел больших и малых, кроме ума требовались и средства, а в них то и ощущался недостаток». В многочисленных архивных материалах сохранились свидетельства невероятной настойчивости адмирала, с которой ему приходилось вести борьбу за внедрение даже самых бесспорных по полезности предложений. В основном на пути моряка вставала мелочная ограниченность и консерватизм чиновников, ведавших экономикой судостроения. Алексею Самуиловичу приходилось изыскивать всевозможнейшие пути для сбережения средств. Ему пришлось реорганизовать хозяйственную часть флота, усилить контроль за хозяйственными делами, установить жесткую отчетность по всем финансовым операциям, а также лично перепроверить контракты с подрядчиками и взыскать с них все найденные переплаты. Архивные документы подтверждают, что Грейг следил за всеми расходами по кораблестроению, на многих бумагах имеются его собственноручные проверочные расчеты. В 1828 году адмирал издал приказ об установлении единого расчетного водоизмещения корабля – «строевого веса». До этого брались «строевые тонны» или «грузовые тонны», вносившие запутанность при определении стоимости и открывавшие путь к злоупотреблениям при платеже. Кроме того Грейг ввел новые правила работы с подрядчиками, в частности контракты стали заключаться после сравнения предложений, полученных в запечатанных конвертах.
С приходом Грейга Черноморский флот начал учиться. По инициативе адмирала в Николаеве было расширено Штурманское училище и создано Артиллерийское, а в 1824 году в Севастополе открыта библиотека для офицеров, помогающая морякам коротать время в осенне-зимние периоды.

Алексей Самуилович запретил применять в училищах телесные наказания, по словам современников: «Грейг часто посещал морские заведения, присутствовал при экзаменах штурманов и мичманов, лично испытывал поступающих в лейтенанты в практических знаниях». По примеру Крузенштерна в Петербурге, Алексей Самуилович организовал в Николаеве дополнительные курсы для офицеров флота – своеобразную морскую академию, на которых читались курсы по физике, корабельной архитектуре, механике, гидростатике, пневматике и гидродинамике. Наиболее способные офицеры отправлялись за границу для дальнейшего повышения образования. Интересен один случай – узнав, что некий флотский юнкер проявляет исключительные способности в рисовании, адмирал, сам, к слову, неплохой рисовальщик, «пробил» ему место в Академии художеств, отправив туда юнкера в качестве «пенсионера» флота. Также стоит отметить, что Грейг ввел определение девиации магнитных компасов, а для изучения влияний земного магнетизма на стрелку корабельного компаса организовал специальный физический кабинет, в котором флотские офицеры могли ставить опыты.

Адмирал ежегодно ходил в практические плавания, проводил артиллерийские и парусные учения. Были налажены регулярные связи между городами-портами северо-западного побережья (Херсон, Одесса, Севастополь, Николаев) и побережьем Кавказа, где корабли флота поддерживали сухопутные войска в борьбе с восставшими горцами. Из морской школы Грейга вышли моряки, позднее прославившиеся в русско-турецкой и Крымской войнах. Кроме того им была воспитана целая плеяда талантливых кораблестроителей. Проявлял адмирал и заботу о матросах. Ему удалось добиться разрешения о соединении женатых моряков с семьями, была улучшена пища и обмундирование матросов, запрещены самые жестокие телесные наказания.
Грейг с детства увлекался астрономией. Эта страсть объяснялась не столько профессиональным интересом моряка, сколько врожденной пытливостью и тягой к точным наукам. В молодости во время вахт и в свободное время он часто наблюдал за светилами и определял их положения, о чем свидетельствуют оставшиеся многочисленные черновики с вычислениями. Вскоре после того как Грейг переехал в Николаев он устроил в своем особняке небольшую «домашнюю» обсерваторию. Для этого в центральной части дома главного командира был поставлен астрономический купол. Обсерватория Алексея Самуловича была оснащена отменным комплектом личных инструментов моряка, которые он при отъезде из города подарил флоту. А весной 1820 года Алексей Самуилович в письме морскому министру поставил вопрос о необходимости строительства в Николаеве специальной Морской астрономической обсерватории. Разрешение от Александра I пришло в этом же году, и уже вскоре началось ее сооружение на Спасском кургане. По рекомендации Струве Грейг пригласил на место «морского астронома» его талантливого ученика Карла Кнорре, обладавшего обширнейшими познаниями в области математики, физики и астрономии. К слову, Карл Христофорович проработал на этой должности до конца жизни – почти пятьдесят лет. Сам Кнорре писал: «К счастью, устройство обсерватории было поручено человеку, приложившему все старания, дабы соорудить здание, соответствующее в полной мере современному состоянию науки и с учетом ограниченности средств, ему предоставленных». Николаевская обсерватория открылась в 1827 году и являлась крупнейшей обсерваторией в России в то время. В данном месте постигали мореходную астрономию флотские офицеры и кадеты, собирались моряки-гидрографы, выполнявшие составление морских карт и съемки берегов Черного моря, проводились проверки корабельных приборов. Сам будущий адмирал неоднократно принимал участие в научных работах заведения, проводил наблюдения вместе с Кнорре и Карлом Далем – братом выдающегося русского лингвиста. За ряд научно-организационных работ в сфере астрономии Грейг в 1822 году был выбран в почетные члены Петербургской академии наук.

Алексей Самуилович проявлял огромную заботу о развитии города Николаева. При нем была построена первая пристань, рынок, торговые ряды, открылись мужское и женское училища, богадельня, больница, основаны «вольные» аптеки и огромный базар в конце Соборной улицы. На перешейке между Ингулом и Бугским заливом была выстроена каменная стена, ограждающая жителей от диких зверей, заразных болезней и разбойников. Благодаря деятельности адмирала было положено начало освещению города, а также озеленению улиц. Работы Грейга по развитию сельского хозяйства и садов в окрестностях Николаева являлись очень важными, учитывая полупустынные городские окраины и знойный климат. В построенной оранжерее Алексей Самуилович сам проводил эксперименты по акклиматизации растений. В случае успеха рассада высаживалась в обозначенных им местах. Известно, что Алексей Самуилович обращался к императору за разрешением на постройку Спасского самотечного водопровода – грандиозного инженерного сооружения, подававшего родниковую воду на улицы города.

Спустя десять лет успешного руководства Алексея Самуиловича Черноморский флот вновь превратился в могучую боевую организацию. За период с 1816 по 1828 год было построено 145 судов разного размера и назначения, кроме того 16 судов было куплено и еще 9 заканчивали строиться. Предвидя неизбежность военного конфликта с Турцией, Грейг форсировал создание новых кораблей и спешно готовил имеющиеся суда к боевым действиям. Война вспыхнула в 1828 году. На Черноморский флот была возложена новая в стратегическом плане задача – взаимодействие и поддержка сухопутных частей при движении русских войск через земли Малых Балкан к Константинополю, уничтожение и захват приморских крепостей, удерживание фланга наступающих армий и разгром турецкого флота, порывающегося вырваться в Черное море. В этой войне наилучшим образом проявился весь огромный боевой опыт, скопленный Алексеем Самуиловичем за предыдущие годы. Соратник адмирала Сенявина и наследник тактических действий выдающегося адмирала Ушакова, он успешно выполнил возложенные на флот задачи, сумев обеспечить теснейшее стратегическое взаимодействие флота и армии. В 1828 году он возглавил осаду крепости Анапа и за короткий срок занял ее, несмотря на трехкратный перевес осажденных. После этого он сразу же с флотом перешел к Варне, являющейся ключом к Константинополю. Гарнизон в двадцать семь тысяч человек сражался ожесточенно и упорно, однако русский флот под руководством Грейга совместно с сухопутными силами взял эту мощную крепость после непродолжительной осады. Далее последовали Ахиолло, Мессемврия, Инада, Сан-Стефано, Мидия, Сизополь, Бургас и блокада Босфор. Война, победоносно закончившаяся в 1929 году, принесла освобождение Греции и ряду придунайских государств от турецкого ига, а также подарила надежду на освобождение болгарам. Наградой же Алексею Самуиловичу за взятие приморских твердынь был адмиральский чин и орден Св. Георгия Победоносца второго класса.

После окончания военных действий Грейг был назначен председателем Комитета, занимающегося улучшением кораблестроения, и получившим название Комитет Грейга. Почти год, начиная с лета 1830, он находился в Петербурге. На 53 заседаниях Комитета было проанализировано более 350 важных вопросов и предложений касательно усовершенствования конструкций отечественных судов, поступающих от русских моряков – Крузенштерна, Лазарева, Авинова, Казарского и многих-многих других. Почти все предложения благодаря поддержке Комитета были приняты для использования на кораблях русского флота.

Начиная с 1830 года, в жизни Грейга возникли определенные кризисные явления. Адмирал никогда не был фаворитом ни Александра I, ни Николая I – императоры ценили его, однако «держали на расстоянии». Историк русского флота Евгений Аренс пишет:
«Служба почтенного адмирала на юге в последние годы была сильно омрачена наветами и доносами подпольных клеветников, вымещающих на нем свои неудачи или личные неудовольствия. Грейг из этой грязи вышел безупречно чистым, коим он в действительности и являлся, однако его карьера уже была отравлена».
Отнюдь не безоблачной была и личная жизнь Алексея Самуиловича. В Николаеве холостой адмирал влюбился в девушку-простолюдинку. Звали ее Юлия Михайловна Сталинская, была она дочерью трактирщика и еврейкой по-национальности. Сначала Юлия Михайловна поселилась в его доме на положении экономки, а затем и фактической жены – хозяйки обширного особняка. Грейг изначально скрывал связь, отлично понимая, что шовинистически настроенные верхи русского дворянства, ровно как и царский двор, не дадут согласие на брак с женщиной не «своего круга», к тому же столь «низкого» происхождения и «иноверке». Однако слухи о «прелестной Юлии» быстро достигли Петербурга. Моряк был вынужден вступить в гражданский брак, однако даже это вызывало регулярные выпады против него и членов его семьи. У Грейгов родилось пятеро детей – трое мальчиков и две девочки. После смерти адмирала его супруга посвятила свою жизнь благотворительности, а также устройству судеб и карьер своих детей. Официально Юлию Михайловну признали женой Грейга только в 1873 году при открытии памятника, посвященного адмиралу. Великие князья послали ей поздравительное письмо, в котором отмечали заслуги Юлии как спутницы Грейга.

В 1833 году адмирал был назначен членом Государственного совета. Он переехал в Петербург и в последующие годы вел активную политическую и общественную деятельность. По ходатайству академика Василия Струве Алексей Самуилович возглавил Комитет по строительству Главной астрономической обсерватории, которая была торжественно открыта в августе 1839 года. Кроме того Грейг принимал деятельное участие в работах Вольного экономического общества, выступал на заседаниях Госсовета, возглавлял целый ряд комиссий – законов и законодательства, военных и моских дел, гражданских дел, экономики, польских дел. В уже преклонном возрасте в 1843 году Алексей Самуилович, как и его отец, был удостоен высшего отличия государства русского – ордена Св. Андрея Первозванного. В последние годы своей жизни Грейг жил под Петербугом в своем имении поблизости от Ораниенбаума. По свидетельству близких его любимым занятием было чтение книг из огромной личной библиотеки. Адмирал скончался 18 января 1845 года на семидесятом году жизни и был похоронен в Петербурге на Смоленском лютеранском кладбище.

Алексей Грейг прожил сложную и долгую жизнь, богатую, как успехами, так и огорчениями. Шотландец по происхождению, он вырос и сформировался как моряк, инженер и ученый именно в России. Он говорил, что считает себя ее сыном и трудится во имя усиления могущества государства Российского. Один из историков русского флота справедливо заметил о нем: «… родом англичанин, но по принесенной России и русскому флоту пользе, более русский, чем многие россияне». Современники адмирала отмечали высокие человеческие достоинства Грейга – душевность, честность, заботливое внимание к каждому, кто обращался к нему, дружелюбие в отношении со всеми. В повседневной жизни Алексей Самуилович был скромным и непритязательным человеком. В свободное время он занимался музыкой и садоводством, играл на четырех музыкальных инструментах и разводил в оранжерее экзотические растения и цветы. Уважение, которым он пользовался среди коллег и сослуживцев, отразилось в географических названиях, запечатлевшихся на карте мира. Служившие под командованием Грейга мореплаватели Беллинсгаузен и Станюкович нарекли его именем открытые ими объекты – остров Грейга в Тихом океане и мыс Грейга в Беринговом море.

По материалам книги Ю.С. Крючкова «Алексей Самуилович Грейг»
Автор: Ольга Зеленко-Жданова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. Алексей Приказчиков 25 апреля 2014 09:25
    Пора начинать заново переселять в РФ европейцев не нашедших себя на родине ну и белых амеров тоже хотя можно и не белых лишь бы люди нормальными были бы. Нам нужны миллионы людей а сами мы в ближайшие 100 лет требуемой численности все равно не достигнем. Тем более что главная ценность это люди вот и надо ее у запада забирать.
    Алексей Приказчиков
    1. мангуст 26 апреля 2014 11:23
      ну так спасибо Путину и его консервативной политике, впрочем за исключением периода инородческой оккупации в России всегда политика консервативна laughing
      иначе бы не за чем "лучшим" представителям "мира" приходится устраивать революции (внимательно смотрим на укроину, и находим прямые аналогии с "революциями 20 века"
      мангуст
  2. АлНик 25 апреля 2014 09:57
    Спасибо за статью!
    Открыл для себя Алексея Самуиловича Грейга. hi
    Фамилия на слуху. а узнал много нового.
    Заодно и про его отца - вице-адмирала Самуила Карловича Грейга (1736-1788), героя сражения при Чесме, выходца из Шотландии, принявшего российское подданство, вспомнил.
  3. lukke 25 апреля 2014 12:07
    Статье плюс однозначно! Вспомнилось, что и молодой офицер Наполеон мог пополнить нашу копилку офицеров-иностранцев, но видать Господь Бог узрел в молодом человеке не патриота России, а самовлюбленного карьериста на ранней стадии)))
  4. Takashi 25 апреля 2014 13:52
    молодец автор.
    Одни +++++++
    А то, эти "новости" с украины уже малость поднадоели.
  5. Sledgehammer 25 апреля 2014 16:15
    Очень интересно! Спасибо.
    Sledgehammer
  6. cap-blood 26 апреля 2014 01:57
    В Николаеве, на б.Соборной площади был установлен величественный памятник адмиралу Грейгу. К сожалению, он не сохранился, но среди общественности, время от времени, возникают предложения по его восстановлению.
    Вообще, Николаев, ставший родным для адмирала, имеет очень интересную и славную историю, как часть истории России, СССР, город русских офицеров, флотоводцев, корабелов, морских лётчиков, учёных и инженеров. Почти 150 лет в городе располагался штаб Черноморского флота, а обсерватория стала филиалом знаменитой Пулковской.
    Пишу это с болью, потому что очень многое развалено, разрушено, забыто и осквернено. Руина...
    Город превратился в вотчину торгашей с психологией мелких лавочников, население оскудоумело (и я в том числе), добрая половина готова поддержать бандеровцев или подстроиться под любую власть, а молодёжь скачет возле памятника Ольшанцам, называя их оккупантами, а людей, пытающихся защитить памятник, в упор расстреливают майдановские нелюди-активисты. Какая-то фантасмагория...
    Извините, что опять про Украину. Автору статьи - спасибо!
    P.S. Сегодня горсовет вышел с предложением определить местом базирования украинского флота город Николаев. Думаю, такому предложению очень будут рады США и НАТО.
  7. Костя-пешеход 26 апреля 2014 06:55
    Как домыслы к статье. Сегодня 26 Апреля день памяти жертв ЧАЭС. А наши выдающиеся физики во главе с Курчатовым произвели успешный запуск урановой установки 26 Декабря 1946.

    Что интересно так то, что 1806 году состоялась битва при Пултуске (типа наутилус Курск) и Голимин (созвучно Голиаф) Интересно что это за Самсон-масон выдаёт себя за Давида.

    Да, Наполеон, сам с Корсики, что созвучно корсар, или, просто пират. Так это кто Пруссию захватить решил? Случаем не шведы?

    Забыли про Петра 1-го.

    Статья занимательна тем, что русский дух, как многие хотят преставить его таким изгоем, отнюдь не такой. Россия стала Родиной для многих людей, и поэтому должна играть куда более внушительную роль на мировай арене, чем Ей, пытаются навязать.

    А Морякам Черноморского флота - Ура!!! А то было больно смотреть как крикмарины свои флаги на наших судах повывешивали. Да и хозяину квартирантам квартплату платить - это абсурд. Наконец киль в воде, а мачта ч флагом высоко в небе.
    Костя-пешеход
  8. птс-м 30 апреля 2014 17:18
    Отличная статья! совсем не подозревал что в нашей РОССИИ жили и трудились такие люди у которых забота о народе и о процветании государства Российского стояли на первом месте.не точто нынешние горе-отцы командиры карман набили и с отпрысками за бугор.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня