Памяти не вернувшихся с холодной войны

Хотя эту 45-летнюю конфронтацию между Советским Союзом и США и их сателлитами, длившуюся с 5 марта 1946 года, когда Уинстон Черчилль произнес свою знаменитую фултонскую речь, по 26 декабря 1991 года, когда распался СССР, и принято называть холодной войной, было в ней и немало «горячего». Достаточно вспомнить целый ряд локальных и региональных вооруженных конфликтов: масштабная помощь Москвы Китаю в 1946–1950 годах, Корейская война 1950–1953 годов, американская агрессия во Вьетнаме с 1965 по 1974 годы, Карибский кризис в первой половине 1960-х годов, «семилетка» арабо-израильских войн, начавшихся в 1967-м, а также сомалийско-эфиопский конфликт 1977–1979 годов. В этом же ряду стоят и подавление советскими войсками «революционной осени» в Венгрии (1956 год), и «весны» в Чехословакии (1968 год). И, наконец, продолжавшаяся без малого десять лет война в Афганистане (1979–1989 годы). А были ведь еще и «незаметные стычки» в Алжире, Анголе, Бангладеш, Лаосе, Мозамбике, Северном Йемене и Сирии.

ТЫСЯЧИ ПОГИБШИХ


Всего в 15 больших и малых «зарубежных» конфликтах, имевших место за эти годы, погибло и пропало без вести 17 453 советских военнослужащих и гражданских специалистов. Больше всех – 15 051 человек – пришлось на время войны в Афганистане. При этом далеко не все павшие в боях были с почестями упокоены на погостах родной земли. Больше всего в этом смысле «не повезло» тем, кто не вернулся из Китая и Кореи. Они были, что называется, без лишней помпы (читай – тайно) погребены на чужой земле, которую мужественно защищали.

В частности, в Китае, главным образом в Манчжурии, по данным Министерства обороны РФ, за четыре года погибло 936 военнослужащих. Их могилами отмечена вся китайская «дорога жизни» – из Алма-Аты через Синьцзян до Ланьчжоу. Многие захоронения советских воинов были произведены на кладбище Циньюаньцзе в городе Даляне (Дальнем). Есть они и на кладбище Наньшань в Цзиньчжоу, что в нескольких километрах к северу от Даляня. Но подавляющее число могил – на Ляодунском полуострове, преимущественно в знаменитом Порт-Артуре (Люйшуне), рядом с русскими солдатами, матросами и офицерами, отдавшими жизнь в русско-японской войне 1904–1905 годов. Здесь упокоились почти все интернационалисты, воевавшие в Корее. Общие безвозвратные потери наших частей и соединений за три с небольшим года Корейской войны составили 315 военнослужащих, из которых 120 – летчики.

С другой стороны, цифры захороненных советских воинов в Китае за период Корейской войны существенно разнятся. Так, в издании 1996 года «Вечным сном спят в Китайской земле. Мемориальный альбом» указывается, что, согласно сведениям генконсульства РФ в Шэньяне, на кладбищах на Ляодунском полуострове, в городах Люйшунь, Далянь и Цзиньчжоу, с 1950 по 1953 год было погребено 89 советских граждан, тогда как по данным китайской паспортизации 1992 года – 723 человека. Всего же за период с 1945 по 1956 год на тех же кладбищах, по данным российского генконсульства, было погребено 722 советских гражданина (из них 104 неизвестных), а по данным китайцев – 2572 человека, включая 15 неизвестных. Эти цифры не были существенно уточнены и по прошествии более чем двух десятилетий. Кому верить? Где «загадка» столь разительных расхождений? И почему такая ситуация вообще могла возникнуть?

Аналогичная проблема возникла и с большинством из тех 66 советских военнослужащих (плюс 3 лица из числа гражданского персонала), кому не посчастливилось вернуться с Кубы во время Карибского кризиса 1962–1964 годов. Список их опубликован. Напротив многих фамилий значится: «Погиб тогда-то. Похоронен в районе г. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны».

Примечательно, что когда в феврале 1978 года, к 60-летию Советской Армии и Военно-Морского Флота, состоялось торжественное открытие указанного мемориала, в его основание заложили капсулу. Надпись на бронзовой плите, под которой она находится, на русском и испанском языках сообщает: «Обращение к потомкам. Заложено 23.02.1978 года. Раскрыть в день 150-летия Советских Вооруженных Сил 23.02.2038 года». Ждать осталось сравнительно недолго – менее четверти века. Вот только Советских Вооруженных Сил уже давно нет…

На долю России с 1991 года тоже хватило участия в военных кровопролитиях, случившихся в разных точках теперь уже бывшего СССР, – в Нагорном Карабахе и Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии, а также в Таджикистане. В них пало 496 офицеров и солдат. Плюс в эти же годы – Югославия. В итоге общее число погибших за полвека холодной войны – 17 949 военнослужащих.

И вот теперь фамилии всех не вернувшихся из боя в годы холодной войны и в первое десятилетие после ее окончания будут увековечены. Об этом в феврале заявил заместитель председателя комитета Госдумы по обороне и лидер Российского Союза ветеранов Афганистана (РСВА) полковник запаса Франц Клинцевич. Их имена, уточнил он, «будут выбиты на специальных стелах, которые установят летом на Поклонной горе». А рядом с уже известным памятником воинам-интернационалистам на Поклонной горе, по его словам, будет возведен мемориал, посвященный советским и российским воинам, погибшим в разных уголках планеты в годы холодной войны.

ПОДВИГ, СКОРБЬ И СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ

О том же самом еще 21 ноября прошлого года говорил председатель Комитета по координации совместной деятельности ветеранских объединений, Герой Советского Союза, генерал-полковник в отставке Борис Громов, который, напомним, в 1989 году выводил из Афганистана воевавшую там 40-ю армию. Он даже сообщил тогда, сколько на Поклонке появится стел – 55. Видимо, это число символизирует 45 лет холодной войны плюс последующие 10 лет. При этом генерал был уверен, что стелы будут возведены уже к 15 февраля 2014 года – к 25-й годовщине вывода Ограниченного контингента советских войск из Афганистана. Но этого не произошло.

Однако председатель правления Общероссийского общественного фонда «Вечная память» – первый заместитель председателя центрального правления РСВА Станислав Стрежнев заявил «НВО», что такой проект в Союзе воинов-«афганцев» не рассматривается. По его словам, «мы как инициаторы возведения стел планируем, что их будет 14, укрупненных, гранитных, от 1,5 до 3–4 метров высотой». При этом он уточнил, что «стелы будут установлены к 15 мая, в крайнем случае – к 22 июня», отметив, что «есть письменное согласие президента Владимира Путина принять участие в открытии мемориала».

Инициатива его создания возникла еще в 1995 году среди тех родителей, которые потеряли на холодной войне своих сыновей. Среди них оказался и собеседник «НВО», у которого в Афганистане погиб сын, – лейтенант Юрий Стрежнев. Хождение по инстанциям, вплоть до президента страны, и поиск средств на осуществление идеи заняли почти 20 лет (часть задуманного была воплощена в 2004 году установкой памятника «афганцам» на Поклонке). В настоящее время средства найдены: осенью 2013 года Клинцевич информировал, что финансировать возведение стел согласилась одна из коммерческих организаций, а стоимость проекта составляет 116 млн рублей.

Эскизный проект мемориальных стел с фамилиями военнослужащих, погибших при исполнении служебных обязанностей за рубежом, уже выполнен. Авторский коллектив возглавляет народный художник России Салават Щербаков. Последний уже неоднократно работал на Поклонке: тот же бронзовый воин-интернационалист – его ваяние. Щербаков также является одним из создателей таких заметных, открытых в последнее десятилетие памятников и монументов, как памятник российскому реформатору и премьер-министру Петру Столыпину (2012 год), уморенному поляками голодом в Смутное время патриарху Всея Руси Гермогену (2013 год), замечательному русскому инженеру и архитектору Владимиру Шухову (2008 год), а также памятник первому министру путей сообщения Павлу Мельникову (2003 год).


О своей новой работе Салават Щербаков рассказал следующее. Объект будет состоять из трех разноцветных зон – подвига (красный гранит), скорби (темно-красный) и светлой памяти (белый). Каждая будет представлена своей скульптурой, соответственно – солдатом, матерью погибшего воина и солдатским ангелом, который сопровождает погибших на небеса. Скульптор поведал о такой детали: «В зоне скорби поставим скамьи для родственников погибших – эта часть будет символически отделять живых от мертвых». Плюс ко всему, к уже существующей ростовой фигуре воина-«афганца», которая будет немного поднята, добавят рельефы склоненных знамен и эмблемы родов войск, принимавших участие в «тушении» многочисленных очагов войны в горячих точках XX столетия. Геральдическую точность скульптурных изображений обеспечили специалисты Министерства обороны РФ.

СКОЛЬКО ПАВШИХ УВЕКОВЕЧАТ?

На стелах, по словам как Франца Клинцевича, так и Бориса Громова, будет высечено порядка 30 тыс. фамилий погибших воинов. Таким образом, будут увековечены не только те, кто не вернулся с афганского или корейского, вьетнамского или никарагуанского, египетского или алжирского фронтов, но также и те советские офицеры и солдаты, кто отдал жизни за рубежом родной страны в период до Великой Отечественной войны.

В свою очередь, информагентство «Интерфакс-АВН» в отчете о прошедшей 13 февраля в Москве конференции, посвященной 25-й годовщине вывода советских войск из Афганистана, сообщает – без ссылок на какие-либо источники – следующее. В рамках оказания военной помощи Советский Союз, а затем Россия принимали участие в 35 локальных войнах и вооруженных конфликтах, проходивших за пределами страны. Через них прошло около 1,5 млн соотечественников, которые принимали участие в боевых действиях на территории 19 стран, при этом более 50 тыс. из них погибли, проявив мужество и героизм. В итоге налицо расхождение аж на 20 тыс. погибших. Однако!

Автор этих строк попытался выяснить, а не «посередине» ли находится истина?

Довольно подробные подсчеты по каждой зарубежной военной кампании, в которой в той или иной степени участвовал Советский Союз, содержатся в небезызвестном авторитетном источнике – «Россия и СССР в войнах XX века. Потери Вооруженных Сил. Статистическое исследование». Этот труд, выпущенный еще в 2001 году под редакцией профессора Академии военных наук генерал-полковника в отставке Григория Кривошеева, основан исключительно на архивных материалах Генерального штаба Вооруженных сил РФ и других отечественных силовых ведомств, а также с учетом данных многотомной Книги Памяти РФ, изданной в 1999 году. Сводная таблица потерь, помещенная в конце издания, показывает, что тех, «кто сгинул в Афгане» и в других «малых» войнах и боевых конфликтах, включая и боевые действия советских войск в Венгрии в 1956 году и в Чехословакии в 1968 году, набирается 17 949 человек. Подавляющее большинство их них – интернационалисты-«афганцы». Можно приплюсовать к ним еще и безвозвратные потери в недавней российско-грузинской «августовской войне» 2008 года: от 48 до 64 погибших и трое пропавших без вести (странно, что даже официальные данные по данному конфликту до сих пор по непонятной причине разнятся).

Как представляется, есть смысл включить в общее число потерь и погибших за рубежом нелегальных разведчиков. Понятно, что эта цифра – тайна за семью печатями и в упомянутом исследовании о потерях на нее даже не намекается. Тем не менее, по опубликованным архивным данным, скажем, на 22 июня 1941 года только на центральный аппарат военной разведки за рубежом работало 914 человек, из которых 316 были сотрудниками легальных резидентур, а 598 – добывали разведданные под чужими именами. Кроме того, активно действовали разведотделы штабов приграничных округов, которые тоже направляли за рубеж своих сотрудников, они действовали в сопредельных государствах, вербуя там агентуру. В том же июне 1941 года в них работало свыше тысячи таких спецов. Понятно, что не все они вернулись с заданий: какие-то группы были разоблачены контрразведкой противника, и без потерь не обошлось.

Счет здесь вряд ли идет на десятки (хотя как знать?). Но даже горстка бойцов невидимого фронта, без сомнения, достойна увековечения. Пусть, по понятной причине, не поименного, а хотя бы по числу погибших. Впрочем, пару-тройку имен навскидку можно вспомнить уже сейчас: Рихард Зорге (действовал и казнен в Японии), Лев Маневич (добывал разведданные в Италии, умер 9 мая 1945 года – через три дня после освобождения из гитлеровского концлагеря), Арнольд Дейч (завербовал самого Кима Филби, геройски погиб в Атлантике после торпедирования немецким кораблем судна, на котором он плыл, направляясь резидентом в Аргентину).

Но, может быть, Служба внешней разведки и Главное разведывательное управление ГШ ВС РФ найдут возможность каким-то образом отметить значимый вклад «нелегалов» в дело защиты Родины в минувшем противоборстве «двух систем, двух образов жизни», как тогда говорили и писали. Допустим, если то возможно, обнародовать общее число погибших сотрудников этих секретных ведомств. К слову, представитель РСВА Станислав Стрежнев поблагодарил «НВО» за эту «подсказку», ибо организаторы проекта, по его словам, «этот немаловажный момент как-то упустили».

Памяти не вернувшихся с холодной войны

Проект мемориального комплекса на Поклонной горе.


Но вернемся к сравнению обнародованной РСВА и «Интерфаксом-АВН» общей статистики по погибшим. Стоит понимать, что информагентство суммировало показатели за все почти 70 лет существования Советского Союза (1922–1991 годы). Но если обратиться к тому же авторитетному источнику, на который мы уже ссылались выше, то выходит, что за этот период никак не насчитывается ни 35 «мини-войн», ни тем более столь большого количества убитых. Не представляются корректными и «слишком завышенные» цифры прошедших через горнила этих многочисленных вооруженных столкновений и погибших в них. Сомнения они вызывают и в РСВА. Разве что 19 «горячих» стран – цифра, похоже, «почти» точная.

Если же мы обратимся к исследованию «Россия и СССР в войнах XX века», то найдем там следующую информацию: «В период с 1946 по 1991 г. подразделения, части и соединения Советской Армии и Военно-Морского Флота, отдельные группы военнослужащих (советники и военные специалисты) принимали непосредственное участие в боевых действиях более чем в двух десятках вооруженных конфликтов и локальных войн в Европе, Азии, Африке и на Ближнем Востоке. В большинстве конфликтов участие СССР было косвенным – в основном путем поставок вооружения и военной техники, подготовки кадров и т.п.».

Продолжим подсчет потерь согласно данным этой книги. До Великой Отечественной войны советские военнослужащие воевали на трех «малых» войнах.

За 18 лет оказания интернациональной военной помощи Китаю (1923–1941 годы) потери составили 227 военнослужащих и служащих.

При оказании интернациональной военной помощи Испанской Республике (1936–1939 годы) погибло 189 командиров-добровольцев (офицеров и сержантов) и лиц без воинских званий.

В 1939 году – жестокие бои на реке Халхин-Гол, в результате 9703 убитых, умерших и пропавших без вести.

В том же году состоялся еще и так называемый освободительный поход в Западную Украину и Западную Белоруссию, который унес жизни 3858 «освободителей». Но их, как представляется, на стелах учитывать все же не станут, ибо тут была военная кампания по возвращению своих исконных территорий, утраченных Россией после Первой мировой войны.

Итого – 17 949 + 48 (64) + 227 + 189 + 9703 = 28 116 (28 132) погибших воинов. Так что округления потерь не «в пользу» РСВА (свыше 30 тыс. чел.), не тем более информагентства (более 50 тыс. чел.). Ситуация, согласитесь, не совсем обычная и требует скорейшего разрешения.

Выверку данных и уточнение конкретных фамилий, по сведениям представителя РСВА Станислава Стрежнева, должны произвести в Министерстве обороны РФ. Хотя более или менее подробные списки погибших по ряду горячих точек, таких как Афганистан, Китай, Корея, Египет и некоторые другие, уже давно имеются в свободном доступе.

ЧИСЛО УЧАСТНИКОВ «ТАЙНЫХ ВОЙН» ОГРОМНО

Что же касается «около 1,5 млн соотечественников», которые прошли через боевые крещения за рубежом, то и эта цифра видится очень грубо приблизительной и значительно завышенной. Больше всего советских военных прошло через Афганистан – около 620 тыс. человек. В других же не столь крупномасштабных войнах принимало участие сравнительно немного личного состава направляемых туда группировок. «По убывающей», составленной автором данной публикации на основе различных источников, это выглядит так.

На первом месте – подавление «пражской весны» в августе 1968 года. По плану беспрецедентной операции «Дунай» в Чехословакию вступили 170 тыс. военнослужащих советских Вооруженных сил (свои дивизии и полки вводили также другие страны Варшавского Договора – Болгария, Венгрия, ГДР и Польша).

В 19-дневном походе на Венгрию в октябре 1956 года сначала выступило 5 дивизий усиленного авиацией Особого корпуса. С развитием кризиса в масштабной операции «Вихрь» его позже поддержали еще 9 дивизий 38-й общевойсковой и 8-й механизированной армий. Таким образом, антисоветские выступления были подавлены силами порядка 60 тыс. солдат и офицеров.

Действовавший в августе 1939 года на реке Халхин-Гол 30-тысячный 57-й особый корпус в преддверии решительных боев был укрупнен и преобразован в объединенную советско-монгольскую 1-ю армейскую группу под командованием комкора Георгия Жукова. Она ударила по японцам силами уже 57 тыс. военнослужащих (из которых 2260 были кавалеристами монгольской армии).

На Кубу в ходе Карибского кризиса скрытно был переброшен 43-тысячный воинский контингент.

Примерная численность 64-го истребительного авиакорпуса в Корее в 1952 году достигла почти 26 тыс. человек и сохранялась на этом уровне до завершения боевых действий.

Из Арабской Республики Египет (АРЕ) по окончании оказания СССР помощи, по данным «Книги потерь», было выведено 15 тыс. советских зенитчиков, ракетчиков, авиаторов, танкистов и других специалистов. Однако в сентябре 2010 года в одной из федеральных газет в публикации «В тени пирамид» указывалось следующее: «На ближнем Востоке негласно воевало более 30 тысяч наших солдат и офицеров… По западным данным, в Египте между 1967 и 1973 годами несли службу до 50 тысяч советских военнослужащих. По нашим данным (непонятно, по данным авторов статьи или по каким-то архивным, экспертным оценкам. – Прим. автора), меньше, но и 30 тысяч штыков – цифра огромная». В другом источнике об операции «Кавказ» (такое обозначение присвоил ей наш Генштаб) приводится цифра участников в 35 тыс. человек.

Попробуем, скажем так, применить к Египту принцип ротации солдат и офицеров в Афганистане (сухопутчики служили там полтора-два года, авиаторы – год, то есть в среднем полная смена войск контингента осуществлялась раз в полтора года, или за 10 лет примерно 6,5 раза). Получится, что за шесть лет войны нашу группировку на Ниле меняли 4 раза. И если в 1973 году из АРЕ в Союз вернулось 15 тыс. военнослужащих, то простым арифметическим подсчетом нетрудно получить данные, в целом совпадающие с западными. Получается, что через египетско-израильские бои могли пройти около 60 тыс. военнослужащих. К тому же, судя по опубликованным в конце 1980-х годов и позже воспоминаниям участников той войны, многие из них служили в АРЕ не более года (включая и «обеспечивающих боевые действия» тыловиков, политработников, кадровиков и прочих). Но все это, подчеркнем, лишь субъективные расчеты.

Сколько воинов-интернационалистов воевали после Великой Отечественной войны в Китае и помогали строить его Народно-освободительную армию (НОАК), конкретных данных автор этих строк не нашел. Ни в «Книге потерь» под редакцией генерала Григория Кривошеева, ни в солидной работе доктора исторических наук Александра Окорокова «Секретные войны Советского Союза», ни в масштабном труде под редакцией известного военного историка Владимира Золотарева «Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века». В них приводятся лишь данные по советникам: в 1950–1953 годах в Китае побывали 3642 советника и специалиста СА и ВМФ, а в период до 1966 года – 6695 человек.

Но там же подробно упоминается о создании 14 февраля 1950 года в КНР на основе двусторонней договоренности группы советских войск противовоздушной обороны под командованием генерал-лейтенанта Павла Батицкого (будущего маршала). Она действовала в течение 8 месяцев, отражая налеты авиации проамериканского гоминьдановского правительства генералиссимуса Чан Кайши. Приводится полный состав этой группы: 106-я истребительная авиационная и 52-я зенитно-артиллерийская дивизии, три авиаполка, зенитно-прожекторный полк, 4 отдельных батальона, отдельная рота связи и транспортная авиагруппа, а также две отдельных обеспечивающих жизнедеятельность войск станции. Таким образом, численность этой структуры вряд ли могла превышать 4–5 тыс. человек.

Итого, до 1965 года Китай «прошли» порядка 10–11 тыс. советских солдат и офицеров. Впрочем, надо помнить, что СССР помогал Китаю и в 1923–1941 годах. В 1939 году в этой стране работали и участвовали в борьбе с японскими захватчиками 3665 советских военных советников и специалистов. А всего до начала 1942 года, когда они в основном выехали из Китая, на фронтах антияпонской войны воевали более 5 тыс. советских людей (227 из них погибли). В сумме получается, что интернациональную помощь Китаю в разные годы оказали около 15 тыс. военспецов из СССР.

Через бои в Сирии в период с 1982 по 1985 год могли пройти от 4,5 до 8 тыс. советских военнослужащих.

Вьетнамцам в их длительном, 10-летнем, противостоянии с агрессией «янки» сражаться помогали более 6 тыс. военнослужащих из СССР и десятки различных специалистов из числа гражданского персонала.

Около 3 тыс. добровольцев в погонах – военных советников, летчиков, танкистов, моряков и других спецов – Советский Союз в течение 1936–1939 годов направил в Испанию. Потери составили 189 человек.

Несколько сотен военных специалистов из СССР в 1962–1964 годах работали при разминировании территории в Алжире.

Сюда надо также добавить и военнослужащих РФ, участвовавших и продолжающих участвовать в операциях по поддержанию мира (ОПМ). По официальным данным, всего в составе миротворческих сил в различных горячих точках (Абхазия, Приднестровье, Таджикистан, Югославия, Южная Осетия) в 1997 году служили более 22 тыс. российских солдат и офицеров. На тот момент непосредственное участие в миротворческих операциях принимали 11 109 «голубых касок» из России.

Однако надо не забыть и том, что, скажем, в Таджикистане в 1992–2005 годах действовала 12-тысячная российская погрангруппа, подразделениями которой командовали офицеры из России, а солдаты призывались из Таджикистана. Некоторое время российские пограничники охраняли и рубежи ряда вновь образованных стран СНГ, и до сих пор несут службу в Армении. Любая граница – это всегда тоже горячая точка, как бы на ней не было спокойно.

При суммировании получается отнюдь не «около 1,5 млн соотечественников», сражавшихся в известных и ранее неизвестных локальных войнах за пределами родной страны за период существования Советского Союза и в истории новой России, а лишь около 1,1 млн человек, преимущественно, конечно, военных. Впрочем, это тоже огромная цифра, которая не может не впечатлять и которая вряд ли нуждается в ее «улучшении».

В ОЖИДАНИИ МУЗЕЯ ЛОКАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ

Интересно, что на территории Поклонной горы в Москве к 2016 году планируется построить еще и музей афганской войны и других локальных конфликтов, в которых участвовали советские и российские воины за пределами Отечества. Об этом в феврале сообщил директор Центрального музея Великой Отечественной войны генерал-лейтенант в отставке Владимир Забаровский. Он уточнил, что данное предложение музей на Поклонке внес «совместно с Российским военно-историческим обществом Министерству культуры России, и его уже поддержал министр культуры РФ Владимир Мединский и правительство Москвы». Инициаторы рассчитывают, что столичный мэр Сергей Собянин, к которому они обратились с просьбой о выделении земельного участка на территории Поклонной горы для строительства нового музея, к обращению отнесется благосклонно и даст положительный ответ.

А пока в Центральном музее Великой Отечественной войны работает выставка «Традициям подвига верны», посвященная 25-летию вывода советских войск из Афганистана. В музейной экспозиции представлены архивные документы, карты, фотографии, образцы вооружения, снаряжения и боевой техники, применявшихся советскими войсками в Демократической Республике Афганистан, а также личные вещи участников афганских событий. «Они взяты как из нашего Центрального музея, так и фондов ветеранских организаций и личных архивов ветеранов-афганцев», – пояснил Владимир Забаровский, отметивший также, что данная экспозиция будет действовать здесь на постоянной основе до тех пор, пока не откроет двери новый музей афганской войны на Поклонной горе.
Автор:
Игорь Плугатарев
Первоисточник:
http://nvo.ng.ru/wars/2014-04-25/14_monuments.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти