Беженцы из Киева. О России, Украине и надежде на будущее

Беженцы из Киева. О России, Украине и надежде на будущее

«Не раздавите фашей в России сейчас, лет через 10 горько об этом пожалеете! А потом либо примете правила их игры, или побежите из страны», - уверяет семья беженцев из Киева. Представляем на страницах "Ридуса" интервью с беженцами из Украины, взятое в купе поезда. Оба собеседника просили не раскрывать их имен - они еще надеются вернуться на Родину.

Мария и Игорь сошли с поезда «Волгоград-Санкт-Петербург» в Москве в три часа ночи. Мать и сын понятия не имели, куда они пойдут. Вот уже полтора месяца, как они пересекли российско-украинскую границу.


У них в запасе еще столько же времени легального пребывания в России, а затем либо становиться нелегальными мигрантами, со всеми вытекающими отсюда последствиями, либо возвращаться на Родину, которая в один миг превратилась для работницы киевской социальной службы и инженера-эколога в мачеху. Еще до того как сойти на перрон Курского вокзала, Мария и Игорь на диктофон, но при условии не упоминания их настоящих имен и фамилий, а также просьбе «заквадратить» лица, рассказали корреспонденту «Ридуса» свою историю.

- Поймите, у нас в Киеве остались друзья и родственники, на Черниговщине - тоже, там же и квартира, не хочется, чтобы нынешние украинские власти увидели это интервью в Интернете. Реально – их стоит бояться. Это самая настоящая хунта, - говорит Игорь.

Для журналиста же не совсем приятно писать об анонимных персонажах. Это признак непрофессионализма. Что было нормой в прессе 90-х, то не приветствуется сейчас. Однако, происходящее на Украине – как раз те самые 90-е. Но, забегая вперед, заметим, что координаты семьи, о которой пойдет речь в статье, есть в редакции. Если кто возьмется помочь им, как говорится, добро пожаловать.

- Сами мы не киевляне, - рассказывает Мария. - Мы из города Прилуки Черниговской области. Сын, после окончания школы поехал в Киев, поступил в Университет строительства и архитектуры, я перебралась следом за ним. Просто на ту зарплату, что была на черниговщине, учить сына было не реально, и я поехала в столицу, где посытнее и поденежней.

Мария говорит, что она чистая украинка, а вот отец Игоря – русский. Так что он, можно сказать полукровка, если этот термин, конечно, применим к одному по сути народу – русским и украинцам. Никто даже и не заметил, как и когда произошел раздел «по крови», когда один народ возненавидел сам себя. Мы здесь не берем вымыслы украинских «фоменок» и теорий о древних украх, появившихся, согласно современным украинским учебникам истории, чуть ли не до динозавров.

- А когда же началась вся эта русофобская истерия и прочая «муть» - спрашиваем у Марии.

- Муть? Настоящая муть началась после первого Майдана. После оранжевой революции 2004 года… А так все развивалось постепенно. Сначала был первый президент Кравчук, пошло разделение, появились границы, потихоньку начала переписываться история, под то, что нужно было. Действительно в учебниках писалось черти что. Игорек учился классе в пятом, когда им задали стишок детский учить, про собачку Серко, которая не спит и ожидает, что, «кляти москали» придут воровать. Это было начало. Год, наверное, 93-й.

С тех пор, по словам Марии, постоянно шла война за русский язык. Как только подходили выборы, вопрос русского языка становился разменной монетой. Но постепенно при этом русский язык исчезал из школьной программы, и дошло все до преподавания русского языка - не более чем по часу в неделю.

- Постепенно исчезали и русские школы, становясь сугубо украинскими гимназиями. Появились новые герои, такие, как Бандера и Шухевич, - продолжает Мария. - В 2004 году раздел стал явным – на тех, кто за ту Украину, идеи о которой насаждались с начала 90-х, и на тех, кто, скажем, придерживался традиционных взглядов на историю, на политическую ситуацию. Что было дальше? Например, в нашем небольшом городишке, в Прилуках, в августе прошлого года уже было полностью разрушено еврейское кладбище. В ноябре в Киев приехали люди с Западной Украины, или, как сейчас говорят: собрались сторонники евроинтеграции, и киевляне их приняли. Начался Майдан. Но, никто даже не вспоминает про Антимайдан. Ни один телеканал не показывал Антимайдан.

- Так ведь «титушки», с регионов привозили, за деньги многие приходили…

- Позвольте, с той стороны не за деньги, не «титушки»-наоборот?! И с той и с другой стороны были люди «за деньги». Но, извините, многие были и за идею,- немного возмутилась Мария…

Далее к беседе подключается и Игорь.


- В прессе об этом практические нигде не было, но в то время в Киеве прошел большой Крестный ход, - рассказывает Игорь. Там, по некоторым оценкам, было тысяч триста. И это были православные, которые шествием протестовали против вступления в Евросоюз, что по мнению верующих, повлекло бы разгул содомии и гомосексуализма…

- Когда стало приходить понимание, что в Киеве жить, скажем так, не комфортно.

- Примерно с конца прошлого - начала этого года, - говорит Мария. – Когда стали гореть шины, появились баррикады...

- Лично я стал чувствовать себя неуютно во время событий на Банковской улице, когда были драки с милицией, столкновения с «Беркутом», - вспоминает Игорь. – И когда не последовало никакой реакции властей. Вот тут стало по-настоящему страшно, потому, что было видно: власти нет, правоохранительных органов нет. Сначала понимания особого не было. Ну, Майдан и Майдан, ну, протестуют, может даже и за дело. А вот когда началось все по-настоящему, так сказать прямое действие…. Вседозволенность, безнаказанность, когда сотрудники милиции не могли сами себя защитить.

- Игорь, ты-то сам на Майдан ходил?

- Нет. Там же было бандеровское логово, стоял портрет трехметровый Степана Бандеры…

- Так что же в том? Тебе же с детства внушили, должно быть, что он герой… И вообще, вот нам сейчас россиянам украинцы говорят, что мы жертвы пропаганды, что никакого фашизма во время так называемого Майдана и на Майдане не было. Нам это показалось, нам телеведущий Дмитрий Киселев промыл мозги. Как очевидец, как житель на тот момент Киева, что можете сказать по этому поводу – был там фашизм, была ли бандеровщина?

- Была, - уверенно говорит Игорь. - Я вот вам сейчас эдак тезисно скажу: красно-черный флаг откуда взялся? Это флаг украинских националистов. Что такое УПА? Что такое СС Галичина? Ваффен СС? – названия, которых постоянно звучали среди тех кто стоял на Майдане? А красно-черные повязки на рукавах майданщиков? А «Слава Украине, героям слава!»? Это бандеровский лозунг! Не любят на Украине об этом говорить сейчас в открытую, но у этого лозунга есть продолжение. Полностью это звучит так: «Слава Украине, героям слава, слава нации, смерть врагам!»...

- 1 января в Киеве было шествие в честь дня рождения Степана Бандеры, – продолжает уже Мария. – Огромная толпа шла по Крещатику! Погромы были, они шли и громили магазины, заведения разные, разгромили отель «Премьер Паласс».

- Мало того, в шествии принимали участие и дети националистов, - говорит уже Игорь. – Малышам, годиков эдак 4-5 - они бросали под ноги российский флаг, и они его топтали. Там неслось традиционное «Москалей на ножи!», «Коммуняку на гиляку!» и тому подобное. Но ведь это не появилось с Майданом! В июне или июле прошлого года на львовщине они (бандеровцы, - прим. ред.) перезахоронили вояков дивизии СС Галичина, с почестями, будучи одетыми в фашистскую форму. В Интернете есть…

- А улицы переименовывают?! – восклицает Мария. – Мы уже здесь, в России, увидели названия улиц – Ленина, Карла Маркса, для нас это уже дико было, мы отвыкли! Ой, нет, не здесь мы впервые увидели эти названия, первый раз увидели все же на Украине в Донецкой области. Мы были в шоке. Мы были вообще удивлены как живут в юго-восточных регионах люди, шахтеры. Бедно, в домиках неказистых. У нас, в центре Украины такого нет. Но, они пашут, им тяжело очень жить. Но с их мнением не считается нынешняя украинская власть.

- Скажите, вот здесь в России, мы думаем, или, может, нам внушили штатные телевизионные пропагандисты, что в Киеве некие воинствующие граждане могут подойти к человеку на улице и проэкзаменовать его на знание гимна. Это так? Дело в том, что мы здесь в России далеко не все знаем гимна страны, и по привычке поем старый советский гимн, но нам за это лицо никто не чистит, а вот как говорят те, кто «промывает нам мозги», в Киеве за незнанием гимна Украины можно серьезно отхватить. Это правда?

- Это правда! Это не пропаганда! Вот я не знаю гимна, честно, - признается Мария. Но меня не экзаменовали патрули майданщиков на улице, а вот Игоря…

Далее говорит Игорь:
- Ко мне подошли на улице и сказали, глядя в глаза, реально экзаменуя: «Слава Украине!». Но я промолчал. Я им говорю: «Ребята, политика политикой, но нам с вами что делить-то?». А у самого на душе: «Да какого черта?! Мне не трудно сказать продолжение этого лозунга, но зло берет – почему приехали сюда с Запада Украины не пойми кто, и считают, что можно вот так запросто подойти на улице и проверять определенные знания людей?!». Реакция была такова с их стороны: «Аааа, да ты москаль….». И это было ни где-нибудь в центре Киева, близ Майдана, случай со мной произошел вообще в Деснянском районе, в т.н. Лесном массиве. Окраина, спальный район. И даже там ходили толпами, с оружием

- Но ведь ты мог поступится каким-то внутренними принципами, чтобы как-то обезопасить себя. Ответить на «Слава Украине!» - «Героям слава!» - трудно?

- Почему я должен это делать? Сегодня мне придется поступиться одним принципом, завтра другим… Мои деды и прадеды – воевали. И воевали в Красной Армии. Я не могу сказать каким-то «их героям» слава…

- Мария, Вы как-то «неправиьно» не по-украински воспитывали Игоря…

- Игорь захватил своего дедушку, полковника, который действительно воевал, и многое рассказывал ему. И потом… Он в детстве правильные книжки читал. Так что Игорь не мог кричать «Слава!» черт, знает, каким «героям»… Но Киев был отдан весь «героям Майдана», - продолжает уже Мария. – Они ходили толпами, сеяли хаос и беспорядок. Киев - словно замер! Люди стали прятаться, в магазин вечером было страшно пойти. Идет эта толпа, и ты не знаешь, что от нее ждать. Напали в феврале и на офис нашего госучреждения - это Киевский центр социальных служб. Первый этаж двухэтажного здания они забросали бутылками с «Коктейлем Молотва», там был пожар. Залезли на второй этаж, украли компьютеры, разбомбили сейф с документацией и трудовыми книжками, все перевернули вверх дном, расписали стены лозунгами «Слава Украине!» и ушли. Сигнализация сработала, но никто не приехал. В Киеве было безвластие. Президент предал свой народ, министры предали, правоохранители попрятались. Мы были отданы на растерзание. Наш сосед поселил у себя десять майдановцев. А ведь все соседи знают друг о друге, кто что думает, что говорит за стенкой. Не было секрета и о нашем неприятии этой революции, о нашей, по большей части пророссийской настроенности, нас конкретно стали называть москалями. А те постояльцы с Майдана постоянно ломились к нам в дверь, орали, хотели поговорить…

- У меня не было оружия, я бы не смог защитить ни себя, ни маму. Мы сидели тише воды ниже травы, - говорит уже Игорь.

- Был еще случай в конце января, когда в Киев привезли «Дары волхвов». Я поехал приложиться к Дарам в Лавру, - рассказывает Игорь. - Выхожу из метро вместе с другими, и по пути, вижу, стоят, как я их называю «майданутые». Они в тот раз, слава Богу, никого не останавливали, но сопровождали репликами всех: «Что, идете кланяться московским попам?»

Мы, кстати, последнее время старались вообще поменьше выходить из дома и ходить по улицам, - продолжает Игорь. – У меня даже есть письменное распоряжение моего начальства, о переводе на надомную работу. Занимался я экологическим инженерингом, проще говоря – проектировал очистные сооружении. Не поверите, но на улицах Киева стало не так многолюдно, даже детей было меньше на площадках, а уже теплело, начиналась весна…

- Вы, граждане Украины, украинцы, прятались?

- Да, вынуждены были. Западэнцы там правят бал… - Люди звонили на один из местных телеканалов, спрашивали, почему так, что за толпы ходят по Киеву? Журналисты отвечали: «Это такое теперь местное самоуправление. Это самооборона Майдана, это местные жители, не переживайте. Они за порядок. Пока временно будет так….». Потом стали говорить, мол, эти отряды ходят, выявляют «титушек», то есть – провокаторов, действующих на стороне свергнутого президента Януковича. Как они выявляли этих «титушек», как их отличали от других - не понимаем до сих пор…

- Ненависть к России родилась не вчера, - возвращается к началу разговора Мария. – Еще до Майдана, несколько лет подряд навязывались через прессу: «Украина не Россия», «Россия – агрессор», «Они диктаторы, они хотят все иметь». Последние пару лет это вдалбливалось просто в голову настойчиво. Потом стало понятно, украинцам нужно было делать выбор – в ЕС. Бандеры видимо приехали с Запада, когда стал намечаться Таможенный Союз. Это их просто раздирало! «Не может быть дружбы с Россией! Россия агрессор! Россия – враг!», - долбили и долбили кругом.

- «У России имперские амбиции!», «Империя, империя!», - ну просто с маниакальной настойчивостью повторяли СМИ, и различные ораторы, - это уже рассказывает Игорь. – Я, и видимо не только я, задавались вопрос: «Какие имперские амбиции у России?», «В чем они проявляются?», - было непонятно.

- Правда, не вчера все началось, когда я учился в вузе, то, к примеру, сдавая экзамен, вытягиваю билет, там вопрос на украинском языке. И если я отвечаю на русском, мне могли поставить «неуд», - рассказывает Игорь.

- По вашим наблюдениям изнутри, так сказать, страны, сильно удалось за это время промыть мозги граждан Украины антироссийской риторикой?

- Да, сильно. Капитально! Украинские СМИ свое дело сделали. Геббельс позавидовал бы. Сознанием многих удалось изменить полностью. До такой степени, что даже чисто русские, с российскими корнями, бывшие российские граждане и те сейчас во всех бедах Украины винят только Россию! Мы иногда в Скайпе общаемся со знакомыми, они говорят, что мы дуралеи, ничего не понимаем, поверили москалям которые «оттяпали Крым, а сейчас пытаются забрать Донбасс»…Говорим - люди сделали выбор. Но нет, не понимают, называют нас с Игорем дуралеями. Но и раньше разделение было видно. К нам приезжала в гости мамина сестра, моя тетка, из Львова, и когда они могли немного повздорить, львовская тетушка кричала на нас: «Вы схидняки, вы восточные, вы - дебилы». Почему мы восточные, почему мы дебилы? А сама родом тетка – отсюда, с черниговщины. Из центра. Но нет, себя она причисляла к «титульной нации». Вот вам и показатель того, как на западе Украины промыли людям мозги. Это не национализм, это не фашизм?

- А откуда пошло «путинские рабы», «ватники», «русская пьянь потребляющая стекломой»? Это вообще – правда? Не киселевская пропаганада? Действительно так считают украинцы?

- Правда! Результат промывки мозгов, - говорит Игорь. - Действительно мнение многих, что русский это - пьяный мужик, Россия – деревни с покосившимися хатами. Отсутствие свободы слова. Дикий тоталитаризм. Такие удивительные штампы, которые всегда использовались в западном мире про пьяных казаков поедающих младенцев и насилующих добропорядочных дамочек. И Украина в это поверила в рекордно-короткие сроки! К счастью не вся Украина в это поверила, но машина пропаганды работает и дальше, и те, кто сомневался ранее, может быть сейчас уже в этом не сомневается…

- А может, стоило принять все как есть, поверить в кровожадный москалей, принять официальную идеологию и жить спокойно в своей стране, ничего не лишаясь в этой жизни? Ведь даже многие русские приспособились, лишь бы попа была в тепле…

- Простите, вопрос ваш обиден. Ответ будет короткий – нет, для нашей семьи это невозможно. Может быть мы действительно совки, москали, да кто угодно, -говорит Мария.

- Не могу, я хочу на 9 мая вспоминать своих дедов, я хочу, чтобы это ценили и не забывали все, - говорит Игорь. Один мой дед, воевал, второй, прадед, дедушка мамы, погиб в фашистском концлагере. И я не хочу наблюдать на улицах городов Украины марширующих фашистов. Кстати, не упрекайте меня в том, что хочу учить жить россиян, но, читая вашу прессу, блоги, СМИ и соцсети, вижу, что и здесь таких проявлений не мало. Я хочу сказать вам, россяинам – если вы сейчас не задавите своих фашей, лет через 10 горько об этом пожалеете. На Украине тоже начиналось все так, тихой сапой, постепенно, их выходки воспринимались как нечто экзотическое. Пока они не пришли и не взяли власть. Сейчас вы их здесь может не воспринимаете слишком всерьез, но если не задушите фашизм в зародыше, потом будет поздно – либо примите правила их игры, либо побежите из страны.

- Как чувствуют себя ветераны Великой Отечественной в Киеве?

- Они плачут. Папа моих знакомых, старенький дедушка, воевавший, взял портрет Ленина и пошел по улице, плача. Его снимали СМИ, и показывали с такой насмешкой, - рассказывает Мария. - Что говорить, еслиу нас поставили памятник жертвам советской оккупации. Вы видите, 9 мая хотят отменить в Украине. Это становится «праздником оккупантов». А вы слышали, что Киев отказался от почетного звания города-Героя?

- Как воспринялся в народе уход Крыма?

- Это воспринялось тяжело, - говорит Игорь. – Народ говорит однозначно: «Россия оттяпала Крым, при помощи войск». Референдум в Крыму, в сознании украинцев, действительно проходил под дулами автоматов…

- А Вы как считаете?

- Мы много раз отдыхали в Крыму, в разные годы, но настроения того, что крымчане не украинцы, что Крым не Украина, что им чуждо абсолютно все в Украине, там чувствовались всегда, - это уже говорит Мария. – Украинскую власть они не переносили, в них все было русское. Меня, украинку, это задевало порой, я могла даже обижаться на крымчан. Но Украина ничего не делала, чтобы все было по-другому в Крыму. Поэтому, никакой подготовки не нужно было, Крым был готов к присоединению Россию. События в Киеве просто сдетонировали ситуацию.Вот если бы в Киеве было такое единство как в Крыму. Если бы киевляне вышли и сказали бы западэнцам: «Валите отсюда к черту!», того что сейчас на Украине не произошло бы…

- И все-таки, когда была перейдена та черта, когда вы решились на то, чтобы покинуть страну?

- Яркое понимание того, что надо уезжать появилось в середине февраля, - говорит Игорь. – Но этому предшествовало два события – меня избили. Просто, как я уже говорил, подошли на улице, снова-здорово: «Слава Украине!», я в ответ уже раздраженно: «Да идите вы… !». Первый удар помню, последующие - уже нет. Упал, видимо потерял сознание, и хорошо. Потому что остального не чувствовал.

Второе – объявление мобилизации. Да, я не скрываю этого, я не хотел воевать с каким-то мнимыми «путинскими вояками» с «сепаратистами с юго-востока». Я видел, что все, что говорят украинские СМИ – пропаганда. Я владею неплохо английским – читал и западную прессу, которая является по сути калькой с украинских СМИ. Но я в Интернете смотрел СМИ и российские. Причем не только официоз, где тоже хватает пропаганды, но и оппозиционные издания и видел, что мнение высказываются свободно разные, происходят митинги, причем очень массовые. «Посадки» если и есть, то единичные, и на Украине за подобное сейчас даже не просто сажают, но могут и убить. Так что в России – сдержанности и объективности было больше. И я за все это время так и не поверил во врагов со стороны России. Но я был военнообязанный,так как у нас была в универе военная кафедра и мы все являемся лейтенантами запаса, и обязаны явится в военкомат даже не получив повестки, а по факту объявления мобилизации. Пусть думают, про меня как хотят как в России, так и на Украине, но воевать с кем бы то ни было я не захотел.

В итоге, мать и сын подались к границам России. Игорь предлагал бежать и своей девушке, но она отказалась от этого шага. На Украине у них осталась квартира, некие социальные блага, но все это они променяли на безопасность. Однако, матушка-Россия, как водится, не всегда добра к своим собственным деткам, а уж к приемным и подавно.Киевлян, естественно, никто здесь не ждал с распростертыми объятиями.

Уезжали в начале марта, двигаясь по маршруту Харьков-Белгород-Ростов, на попутных машинах.

- На юго-востоке Украины еще не началось такое явное сопротивление, там думали, что их вообще это не сильно коснется. Иначе, возможно, мы остались бы там, и я, возможно, забыл бы весь свой пацифизм. Но там все еще было тихо, - говорят Игорь. – Впрочем, в тот момент и с Крымом было тоже еще не все понятно.Теперь же назад пути нет, я наверняка в Украине числюсь дезертиром. На границе меня могут арестовать…

Первым городом, приютивших беженцев стал Таганрог.

- Прибыли мы туда под вечер, и направились в местную администрацию. Работники мэрии нас увидели, первые вопросы – кто вы, что вы и т.д. Удивились, что с Украины, что сбежали оттуда, - рассказывает Мария. – Первым делом нас женщины накормили, у кого что было повытаскивали, кто полбатона нашел, у кого варенье оставалось.Это уже потом потянулись беженцы из Николаева, Донецка, Луганска…. В тот же момент мы оказались первыми.

Поселили сначала беженцев в интернате, затем на базе отдыха. Все время, что жили в Ростовской области, Мария и Игорь писали письма в различные инстанции, обращались в миграционную службу с просьбой предоставить им статус беженцев. Но, им этого статуса не предоставляют. Местные миграционные службы отнекиваются, и отсылают в ФМС в Москву. На себя ответственности брать не хочет никто. Без статуса, без гражданства, на работу их, естественно, никто не берет. Обращались они в регионы, которые участвуют в Госпрограмме добровольного переселения соотечественников из-за рубежа. Но и там и места не находится. Ни мест, ни вакансий. Как свидетельство, Игорь показывает на ноутбуке сканы запросов в администрации регионов - участников Госпрограммы. Везде – отказ. Нет мест, вакансий и возможностей.

- Можно конечно жить в России нелегально, на что нам, кстати, неоднократно намекали, но мы так не хотим, - говорит Мария. – Россия изначально заявляла, что готова принимать украинских беженцев, помогать им со статусом, с упрощенным гражданством, но на деле ничего этого нет. Мы не хотим, конечно, огульно кого-то в чем-то обвинять, конфликтовать, мы с добрыми намерениями, и просто просим – помогите нам пожалуйста, дорогие россияне. Нам бы временное жилье и работу, потом, даст Бог, все утрясется и мы либо вернемся на Украину, или как-то решим вопрос с продажей жилья на черниговщине и покупке здесь. Мы любим вас, россияне, мы не отказались от вас даже под мощным украинским прессингом, нося ставший позорным на Украине ярлык «москали». Но мы уже слышали здесь от некоторых – мол, понаехали, хотите под шумок заиметь гражданство, какие-то свои вопросы решаете, халявки захотелось. Да, так нам говорили даже некоторые чиновники. Но мы не в обиде. Люди разные и здесь, и в Украине.

- Игорь, если Вас избили в Киеве, Вы можете просить убежища, имея на то серьезные основания… Вы зафиксировали побои?

- «Беркут» убивали, жгли и стреляли, и к ним никто не шел на помощь! – в сердцах бросает Игорь. – Да и не подумал я на тот момент об этом, я ж не собирался искать убежища в России, а то, может, попросил бы справку на Майдане, - уже шутит Игорь.

Уехать из Ростовской области семейство вынудило то обстоятельство, что их решили переселить из очередного интерната для престарелых и инвалидов в дом ночного пребывания. Проще говоря, в самый настоящий бомжатник, где днем бездомные скитаются по улицам и приходят ночевать лишь в ночлежку.

- Причем предложили нам жить отдельно, маму поселяли к бомжихам, меня – к бомжам, - рассказывает Игорь. - Конечно, стало как-то неприятно, мы отказались. Кое-как поскребли по сусекам, набрали на билеты в Москву, и отправились искать помощи. Как нам то и советовали,уже по министерствам и общественным организациям.

С тем и вышли на перрон Курского вокзала мать и сын в три часа ночи. Если у кого есть желание поучаствовать в их судьбе – их координаты в редакции.
Автор:
Воробьёв Никита
Первоисточник:
http://www.ridus.ru/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

79 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти