Укрощение британского «Тигра»

160 лет назад Россия вела тяжелую войну с коалицией из Великобритании, Франции, Сардинского королевства (Италии) и Турции, пытавшейся захватить южную часть Украины, в том числе Северное Причерноморье и Крым.

Среди эпизодов Крымской войны, в отличие от получившей известность обороны Севастополя, куда менее памятна защита Одессы весной 1854 года.


Этот важный порт и крупный экономический центр 20 апреля пыталась захватить сильная англо-французская эскадра. Но неожиданно для себя вражеская армада получил отпор, хотя против девяти фрегатов врага действовала одна-единственная русская батарея из четырех орудий. Один из неприятельских кораблей получил повреждения и загорелся. Тогда союзники, отойдя в море, массированным артогнем с безопасной дистанции разрушили половину города, уничтожив находившиеся в порту суда нейтральных стран и превратив в развалины дома мирных жителей. Среди многих одесситов был поражен снарядом и «француз» – ядро угодило в пьедестал памятника основателю Одессы герцогу де Ришелье.



30 апреля флот врага, решив повторить удар, отправил на разведку к Одессе три паровых английских фрегата. Один из них, «Tiger» («Тигр»), подошел слишком близко к берегу и в тумане сел на мель. Подоспевшая полевая батарея и кавалерийские разъезды сумели совершить неслыханное – чуть ли не врукопашную захватить новейший британский военный корабль. Среди участников этой необычной операции оказался и мой земляк командир эскадрона Белгородского уланского полка Михаил Ошанин – потомок старинного суздальского рода.

Кавалерист в Одессе

Ошанины – одна из самых старинных фамилий Суздальско-Ростовского края, ведущая счет своим предкам с XIV столетия. По легенде основателем рода стал некий «муж честен» Стеня, выехавший на Русь из Венеции еще при Дмитрии Донском. Традиционно Ошанины подвизались на ратном поприще. Дед будущего героя захвата английского фрегата Александр Иванович Ошанин служил в Суздальском пехотном полку, в составе которого участвовал во многих боях Семилетней войны 1750-1764 гг. с Пруссией, был ранен и вышел в отставку после заключения мира в чине секунд-майора. Офицером был и отец отважного улана Дмитрий Александрович, который прославился благотворительностью и даже выстроил церковь на свои средства.

Потомственный офицер Михаил Дмитриевич Ошанин родился в 1808 году, и вопрос, какую карьеру избрать, для него не стоял. После окончания Московского кадетского корпуса он окончил курс в специальной учебной части и в 1827-м получил назначение в Украинский уланский полк с производством в корнеты. К началу Крымской войны находившийся в составе Белгородского уланского полка Михаил Ошанин уже более четверти века прослужил в кавалерии. За его плечами были трудная война с мятежной Польшей и участие в кровопролитном штурме Варшавы, на груди – три боевых ордена. В 1853 году за отличие ротмистр Ошанин был пожалован в подполковники. Весной 1854-го белгородские уланы дислоцировались на окраине Одессы, куда их перевели с целью отражения возможного неприятельского десанта.

А 20 апреля, когда девять английских и французских паровых фрегатов обстреливали Одессу, с других кораблей союзной эскадры, державшейся в стороне, были отправлены 19 шлюпок с десантом. Однако попытка англичан и французов высадиться на берег в нескольких верстах от города была отбита. Десантников обстреляла русская артиллерия, потом подоспели кавалеристы.

в итоге шлюпки, так и не высадив ни одного человека, поспешили обратно под защиту боевых кораблей. Белгородские уланы 20 апреля проявили мужество и стойкость, проводя демонстрации для устрашения десанта под огнем неприятельских кораблей. В послужном списке полковника Михаила Ошанина, хранящемся ныне в Государственном архиве Владимирской области, говорится, что этот офицер 20 апреля 1854 года участвовал в обороне Одессы «во время появления на Одесском рейде англо-французской эскадры из 19 линейных кораблей и 9 пароходофрегатов и объявления города в блокадном положении»

Необычный бой

Утром 30 апреля в густом тумане в 6 верстах от Одессы под крутым берегом Малого Фонтана посланный на разведку английский 16-пушечный паровой фрегат «Тигр», следовавший вместе с двумя другими паровыми фрегатами «Везувий» и «Нигер», сел на мель. Попытки команды сняться с нее не увенчались успехом. Поначалу из-за тумана пароход не было видно с берега, но потом случайно проходящий поблизости садовник услышал английскую речь и шум, о чем сообщил конному пикету. Когда туман немного разошелся, оказалось, что севший на мель фрегат находится всего в 300 метрах от берега.

Сразу же к тому месту были подтянуты несколько артиллерийских батарей и кавалерия, в том числе дивизион Белгородского уланского полка, которым командовал подполковник Михаил Ошанин. После обстрела парохода из полевых пушек его командир Джиффард был тяжело ранен, ранения получили также несколько матросов. Спешившиеся кавалеристы, погрузившись на лодки, решили взять фрегат на абордаж, как это бывало во времена Петра Великого. Но до штурма дело не дошло, так как англичане спустили флаг и сдались.

В плен попали 24 офицера и 201 матрос, которых кавалеристы перевезли на берег. Когда колонна пленных шла в Одессу, на подходе к городу англичане увидели высокие столбы с перекладинами от качелей, которые по обычаю того времени использовались на только что закончившихся ярмарочных гуляньях. Напуганные собственным командованием, которое внушало подчиненным страхи о зверствах русских по отношению к пленным, моряки с «Тигра» приняли качели за виселицы и решили, что их ведут к месту казни. Некоторые британцы даже заплакали. Но с пленными обращались хорошо, и после окончания войны все они, кроме отважного капитана, умершего и похороненного в Одессе, были отправлены домой в Англию.


Английская пушка

С «Тигра» успели свезти на берег часть трофеев, когда «Везувий» и «Нигер», увидев, что их собрат захвачен русскими, попытались сдернуть его с мели. Им это не удалось, поскольку русская артиллерия вновь открыла огонь. После длительного обстрела «Тигр», на котором к тому времени не оставалось ни одного человека, взорвался.

Укрощение британского «Тигра»


Впрочем, его корпус по большей части остался неповрежденным. Позже с него при помощи водолазов сняли новейшую английскую паровую машину. Паровой фрегат «Тигр» водоизмещением 1200 тонн был построен всего за 4 года до начала войны в качестве яхты английской королевы Виктории, а потом включен в состав военного флота. Для того чтобы унизить «владычицу морей», император Александр II приказал построить императорскую яхту Черноморского флота, назвать ее «Тигр» и установить на корабль машину от потопленного «британца», что и было исполнено. Флаг английского фрегата передали на хранение в Морской кадетский корпус в Петербурге.



Подполковник Михаил Ошанин за отвагу при обороне Одессы был награжден орденами св. Станислава II степени и св. Анны IV степени «За храбрость». Всего же Михаил Дмитриевич имел шесть боевых орденов, в том числе офицерский крест св. Георгия IV степени. В 1858 году он вышел в отставку в чине полковника «с мундиром и пенсионом полного жалованья». Остаток жизни полковник провел в родной Владимирской губернии. Он скончался в августе 1877 года в 69-летнем возрасте. Захват «Тигра» оказался, пожалуй, самым ярким эпизодом в 30-летней карьере этого заслуженного офицера.

Любопытно, что снятые с «Тигра» английские пушки долго хранились в Одессе, а в 1904 году в честь 50-летия необычного боя одно из этих орудий было установлено на одесском Приморском бульваре. Там его и сегодня могут видеть все желающие, в том числе и наследники западной «дипломатии канонерок», до сих пор отправляющие в Черное море для давления на Россию теперь уже ракетные фрегаты и эсминцы. Пожалуй, теперь самое время им напомнить про плачевную судьбу британского «Тигра»…



Автор:
Николай Фролов
Первоисточник:
http://www.prizyv.ru/archives/365193
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти