Ответы Постоянного представителя России при НАТО А.В.Грушко на вопросы российских CМИ

Ответы Постоянного представителя России при НАТО А.В.Грушко на вопросы российских CМИ


Вопрос: Как Вы расцениваете развернутую в НАТО кампанию объявить Россию «противником» и итоги визита А.Фога Расмуссена в Польшу и Эстонию?


Ответ: В эти дни представителями НАТО было сказано очень много слов о важности того, чтобы альянс «пробудился от спячки», и, судя по энергии, которая вкладывается в риторику о появлении в Европе новой угрозы, НАТО пытается по максимуму использовать кризис на Украине, чтобы доказать свою востребованность в нынешних условиях безопасности. Цель этой искусственно нагнетаемой риторики одна – «реанимировать» блок, добиться увеличения ассигнований на военные нужды. А для этого нужен противник.

Видим, что наращивается аргументационная база, призванная доказать наличие у России каких-то экспансионистских устремлений, придумываются все новые и новые угрозы. Так, один из военных руководителей НАТО сформулировал универсальное объяснение любым протестным выступлениям – за всем надо видеть руку Москвы.

При этом замалчивается вклад нашей страны в устранение наследия «холодной войны» и прекращение гонки вооружений. По большому счету, Европа должна благодарить Россию за то, что можно тратить на оборону только 1-2% своего ВВП. Теперь же на волне этой кампании из налогоплательщиков будут выбивать дополнительные средства на оборону.

Альянс отрицает, что кризис на Украине носит внутренний характер, и, вопреки всем трагическим фактам, продолжает говорить о неком «вмешательстве на востоке Украины». Надеюсь, что теперь в тысячных очередях на участки голосования в Донецке и Луганске в НАТО увидели, наконец, гражданское общество, а не мифических «агентов-провокаторов».

Если альянс действительно заинтересован в деэскалации, как об этом заявляют его представители, то он также может внести свой вклад, призвав киевский режим немедленно остановить карательную операцию, вернуть войска в казармы, прекратить оказание ему какой-либо поддержки.
Вопрос: Как Вы расцениваете меры, которые, как заявляется, альянс принимает для обеспечения защиты коллективной обороны? Создают ли они угрозу безопасности России?

Ответ: Удивление вызывает то, с какой убежденностью в НАТО говорят, что только альянс может обеспечить безопасность его членов. Хотя всем очевидно, что безопасность зависит не от НАТО, а от нормальных отношений с соседями, развития сотрудничества и взаимодействия и многих других невоенных факторов.

Напомню, что ст. V (коллективная оборона), к которой апеллируют представители альянса, задействовалась лишь однажды после событий 11 сентября 2001 года. Что касается мер «повышенной бдительности», которые НАТО принимает в Восточной Европе, чтобы продемонстрировать решимость защитить союзников, то с точки зрения укрепления безопасности, они абсолютно контрпродуктивны, ибо только усиливают напряженность и ослабляют предсказуемость. Но некоторым странам, видимо, хочется побыть в роли «прифронтовых государств», которых нужно непонятно от кого и от чего защищать. Безопаснее они от этого статуса не станут, а вот рисков для собственной безопасности от появления на их территории новых объектов может прибавиться.

Вопрос: В чем могут выразиться последствия отказа НАТО от партнерских отношений с Россией?

Ответ: Если вспомнить, что Основополагающий акт Россия-НАТО 1997 г. начинается со слов, что мы больше не противники, очевидно, что в НАТО есть те, кто готовит почву для отказа от этого документа. А в нем, помимо принципов сотрудничества, схем и областей взаимодействия, содержатся важные обязательства проявлять сдержанность в военной сфере. Так, НАТО обязалась не размешать ядерное оружие на территории новых членов, не создавать для этого инфраструктуру, а также не развертывать дополнительные существенные боевые силы на постоянной основе. Эти обязательства составляют один из важных элементов нынешней системы военной безопасности в Европе. Теперь от этих обязательств, похоже, хотят избавиться, чтобы сдвинуть военный потенциал в Прибалтику, Польшу, Румынию, разместить там бригады ВС США. Если до этого дойдет дело, то мы предпримем все необходимые меры для того, чтобы надежно обеспечить нашу обороноспособность. В военном деле, как известно, учитываются, главным образом, не намерения, которые изменчивы, а потенциалы.

Все же хотелось бы надеяться на то, что в Брюсселе возобладает точка зрения в пользу поддержки политической работы в рамках соответствующих форматов, прежде всего ОБСЕ, в пользу выполнения Женевского заявления от 17 апреля с.г., а это требует «тихой дипломатии» и отказа от воинственной риторики.
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

42 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти