Украинский выбор

Украинский выборПосле прошедшего 11 мая в Донецкой и Луганской областях референдума о самоопределении стратегически ситуация внутри Украины и вокруг нее в целом не изменилась. По прежнему сохраняется неустойчивое равновесие в расстановке сил на востоке Украины. Официальные власти Киева не могут восстановить свой контроль над рядом населенных пунктов в Донецкой и Луганской областях, несмотря на применение силы, включая тяжелые вооружения. Пророссийские активисты в Луганске и Донецке пытаются самоорганизоваться, но пока могут контролировать только часть территории двух областей.

Одновременно продолжает своим ходом развиваться конфликт между Западом и Россией относительно оценки происходящих в Украине событий. Западные страны наращивают санкции против физических лиц и отдельных компаний из России и ведут речь о более серьезных экономических санкциях. Это вызывает явное недовольство Москвы, которая уже начинает ощущать их экономические последствия. В частности, это касается бегства капиталов из России и фактического закрытия внешних финансовых рынков для российских компаний, что угрожает усилить уже имеющий место экономический спад.


Россия явно не собирается уступать, но и не идет на обострение. Хотя некоторые критически настроенные к Западу российские политики периодически вбрасывают соответствующие идеи. Например, ставятся вопросы о предъявлении к оплате долговых обязательств США и Европы, составляющие основу золотовалютных резервов России, о переходе на продажу российских нефти и газа за рубли, об отказе от доллара в расчетах, о переходе на так называемый валютно-кредитный своп в торговых отношениях с важными партнерами и другие. Последнее предложение весьма интересно. Оно предполагает, что страны ведут между собой торговлю, используя национальные валюты, а затем та страна, у которой больше импорт, чем экспорт, компенсирует образовавшуюся разницу. Де-факто это валютный клиринг. В период до второй мировой войны он активно использовался в отношениях между Германией и зависимыми от нее странами Восточной Европы.

Но вопрос сейчас не в экономическом противостоянии России и Запада. Пока это только неявная возможность, которая в принципе может и не перерасти в экономическую войну. Вопрос в том, может ли вообще идти речь о глобальном противостоянии, которое предполагает переход России к экономической автаркии, а также противодействие Западу по всем линиям. Например, оказание поддержки Ирану в вопросах его ядерной программы, поставки оружия типа С-300 этой стране и Сирии. То есть, вероятно ли начало новой холодной войны.

Естественно, что своего рода лакмусовой бумажкой, которая позволит понять, насколько далеко готова пойти Москва будет вопрос о Юго-Восточной Украине. Если следовать логике глобального противостояния, тогда можно допустить, что может быть теоретически реализована и идея Новороссии.

Она активно продвигается пророссийскими силами в Донецке и Луганске. Естественно, что эта идея пользуется всемерной поддержкой среди радикально настроенных политиков в России, условно их можно назвать «имперцами». Программа-минимум Новороссии включает в себя две области, которые уже провели референдум. Программа-максимум уже охватывает до восьми областей Украины по левому берегу Днепра, включая все ее черноморское побережье.

Собственно, все сегодня находятся в ожидании, что предпримет Москва. Можно ли представить, что возобладает точка зрения радикально настроенных кругов российского общества или все же победит прагматизм. Российское руководство оказывается в непростой ситуации. Каждый шаг, который обеспечивает тактические успехи – Крым, теперь референдум в Донецке и Луганске, вызывает все новые санкции со стороны Запада. Пока они не очень чувствительны, но неприятны по своей сути. Кроме того, они ставят официальную Москву в положение, когда внутри страны активизируются радикальные политики, все жестче их антизападная риторика. В этой ситуации было бы проще найти какое-то решение, договориться, потому что затягивание ситуации может быть воспринято как слабость, как потеря лица.

Можно предположить, что Россия хотела бы договориться с Западом. Именно с ним, а не с новым руководством Украины. Ее условия уже обозначены. Москва хочет федерализации Украины, легитимизации перехода под ее контроль Крыма и снятия всех санкций. Со всеми условиями Запад, естественно, не согласится. Присоединение Крыма признано скорее всего никогда не будет, санкции являются предметом торга, но полностью отменены навряд ли будут. Единственный момент, вокруг которого можно сегодня выстроить промежуточный компромисс, это федерализация Украины.

Стороны уже сделали необходимые для этого заявления. Президент России Владимир Путин сказал, что президентские выборы в Украине 25 мая это шаг в правильном направлении. Параллельно, украинские политики указывали на возможность децентрализации. Где-то посередине между федерализацией и децентрализацией собственно и можно найти компромисс, который позволит, с одной стороны, сохранить лицо российским властям. С другой стороны, он остановит процесс распада Украины. Крым при этом просто выведут за скобки договоренностей.

Можно долго спорить, что является первопричиной всех событий в Крыму и на Востоке Украины – внутренний протест или помощь «зеленых человечков». Сейчас, собственно, это не так важно. Важно остановиться.

Официальная Москва явно не хочет реализовывать проект большой Новороссии. Слишком велики издержки - и финансовые, и чисто военные. Например, вторжение войск в области левобережной Украины, которое теоретически возможно согласно мандату Совета Федерации от 1 марта, далеко не везде встретит такую поддержку как в Крыму и Донбассе. Кроме того, только Крым уже очень дорого стоит России, а сколько будет стоить весь Восток Украины трудно себе представить. Понятно, что пророссийские активисты в Украине ориентируются на российские зарплаты и пенсии и надеются на крымский прецедент.

Запад тоже не хочет слишком радикального развития ситуации. Это создаст большие проблемы, в первую очередь, для Европы. Скорее всего, Запад хотел бы остановить экспансию Москвы и затем сосредоточиться на развитии Украины как альтернативы российскому варианту развития.

Поэтому, несмотря на жесткую риторику, достижение договоренностей сегодня вполне вероятно. Новый президент Украины, скорее всего им будет Петр Порошенко, может принимать самые непопулярные решения. При этом он не будет ассоциироваться со всеми действиями украинских властей последних трех месяцев.

Для Казахстана - это лучший из возможных сценариев. Противостояние между Западом и Россией слишком сильно сужает наше пространство для маневра. Кроме того, нельзя не учитывать, что рост радикальных настроений в российском обществе, определенная эйфория от аннексии Крыма, не могут не затрагивать и наше общественное мнение. Здесь также идут бурные дискуссии, просто они не слишком заметны и, наверное, как раз это и хорошо.
Автор:
Султан Акимбеков
Первоисточник:
http://iwep.kz/kommentariy-eksperta/2014-05-14/ukrainskiy-vybor
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

39 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти