Война Тимор-Лешти: не всегда побеждает сильнейший

Война Тимор-Лешти: не всегда побеждает сильнейший20 мая День независимости отмечает Восточный Тимор. Это небольшое островное государство получило суверенитет относительно недавно – в 2002 году, после длительной борьбы за самоопределение, насчитывающей не одно десятилетие.

История борьбы за независимость на Восточном Тиморе (Тимор Лешти) – это история кровопролития, невнимания со стороны международных организаций, политики «двойных стандартов». В 1990-е годы события на Восточном Тиморе достаточно широко освещались и международными, и российскими средствами массовой информации. Главное, почему нам интересна судьба этой далекой островной страны – то, что она получила независимость вопреки не только своему могущественному соседу Индонезии, но и вопреки интересам Соединенных Штатов Америки.

Восточный Тимор – это часть острова Тимор в Малайском архипелаге, плюс еще два островка – Атауру и Жако, а также небольшая провинция Окуси-Амбено в западной части острова. Большая часть населения этого государства (а в совокупности оно составляет чуть более миллиона человек: по данным переписи 2010 года – 1 066 409) – это представители коренных австронезийских племен, вследствие смешения и ассимиляции потерявшие племенную идентификацию. На острове их называют «местису», или просто тиморцы. Менее многочисленны, но зато обладают четкой этнической самоидентификацией австронезийские и папуасские этносы в горных районах острова.


Еще в XIV веке на острове появились первые португальские путешественники, стремившиеся утвердить в этой части Индийского океана влияние португальской короны. Но чтобы окончательно превратить восточную часть острова в португальскую колонию, потребовалось около двухсот лет. И, соответственно, 273 года – с 1702 по 1975 гг. – Восточный Тимор принадлежал к одной из крупнейших колониальных империй – Португальской.

Война Тимор-Лешти: не всегда побеждает сильнейшийСреди прочих португальских колоний Восточный Тимор выделялся особой отсталостью. Специализация на выращивании кофе и каучука, тем не менее, не позволяла колонии покрыть даже собственные потребности. А ведь значительных и регулярных финансовых вливаний требовало поддержание боеспособности военного гарнизона. Несмотря на то, что остров в 1859 году был поделен между Нидерландами – «метрополией» остальной Индонезии, и Португалией, опасность передела территории колонии оставалась всегда. Человеческие потери коренного населения острова за годы колонизации не поддаются учету.

Несмотря на постоянно вспыхивавшие антиколониальные восстания, Восточный Тимор остался под португальским управлением и после окончания Второй Мировой войны. А ведь на протяжении четырех лет на острове дислоцировались австралийские воинские части, на которые легла основная нагрузка по предотвращению вторжения японских подразделений в Австралию. Да и потери местного населения впечатляют – от 40 до 70 тысяч тиморцев погибло в годы войны, сражаясь на стороне австралийцев.

Послевоенные годы ознаменовались кризисом и так слабеющей португальской колониальной империи. Практически во всех португальских колониях в 1960-е годы развернулась вооруженная национально-освободительная борьба. Тем не менее, Португалия не желала отпускать подконтрольные территории в Африке и Азии. В том числе и потому, что именно в португальских колониях национально-освободительные движения оказались сплошь левоориентированными. Социалистическая линия колониальных партий пугала португальское руководство, не желавшее передавать власть в руки просоветских сил. Оставаясь последней колониальной империей, Португалия с каждым годом испытывала все большие затруднения в контроле над ситуацией в африканских и азиатских колониях.

На востоке острова Тимор антиколониальную борьбу возглавил ФРЕТИЛИН – Революционный фронт за независимость Восточного Тимора. Идеологически и практически эта организация калькировала национально-освободительные партии левой ориентации в африканских колониях Португалии - ангольскую Партию труда (МПЛА), мозамбикский ФРЕЛИМО, ПАИГК в Гвинее-Бисау и Кабо-Верде, МЛСТП в Сан-Томе и Принсипи.

Война Тимор-Лешти: не всегда побеждает сильнейший


Однако, в отличие от африканских колоний Португалии, ФРЕТИЛИН так и не суждено было прийти к власти в 1970-е годы. Свержение авторитарного режима в Португалии в 1974 году повлекло за собой процессы суверенизации в ее колониях. Ангола, Мозамбик, Гвинея-Бисау, Кабо-Верде (Острова Зеленого Мыса), Сан-Томе и Принсипи провозгласили свою независимость и были признаны мировым сообществом. Перед Восточным Тимором, где также ожидалось провозглашение суверенитета под руководством ФРЕТИЛИН, встала другая проблема. Индонезия – могущественный сосед, уровень развития и численность населения которого несравнимы с Восточным Тимором, - воспротивилась возможной перспективе прихода к власти в новом суверенном государстве левых просоветских сил в лице ФРЕТИЛИН. На выборах весной 1975 года ФРЕТИЛИН получил большинство голосов, вслед за чем начались вооруженные столкновения между сторонниками и противниками фронта.

Провозглашение независимости Демократической республики Восточный Тимор 28 ноября 1975 года фактически осталось без внимания мирового сообщества, и была признана лишь Албанией и несколькими африканскими странами (Гвинея, Гвинея-Бисау, Кабо-Верде, Сан-Томе и Принсипи). Как мы видим, Советский Союз и страны Советского блока, в том числе и наиболее близкие к СССР экс-португальские колонии Ангола и Мозамбик, от признания Восточного Тимора воздержались. Из-за маленькой островной территории никто не собирался ссориться с Индонезией, да и перспективы суверенного существования небольшой республики казались весьма туманными.

И действительно, на следующий день после провозглашения независимости, 29 ноября 1975 года, индонезийские войска вторглись на территорию Восточного Тимора, а уже 7 декабря заняли его столицу Дили. Наступили годы оккупации, растянувшиеся на два с половиной десятилетия. Индонезия провозгласила Восточный Тимор своей провинцией. Однако с первых дней оккупации стало ясно, что новая провинция – еще та «кость в горле» у правящих кругов Джакарты. Сторонники ФРЕТИЛИН отступили в джунгли и перешли к партизанской войне, в которой оказались весьма успешны.

Следует отметить, что, несмотря на этническое и языковое родство, жители Восточного Тимора не ощущают себя единой общностью с индонезийцами. Территория Восточного Тимора несколько столетий развивалась в орбите португальского влияния, тогда как Индонезия была колонией Нидерландов. Голландцы не стремились включить индонезийцев в свою цивилизационную орбиту, предпочитая просто выкачивать из колонии ресурсы. В Португалии же господствовала несколько иная стратегия колониальной политики, нацеленная на более плотную интеграцию африканских и азиатских подданных в португальский мир. В частности, большинство населения Восточного Тимора за годы португальской колонизации перешло в католицизм, тогда как Индонезия так и осталась исламской. В настоящее время католицизм исповедует 98% жителей Восточного Тимора, то есть это христианская, католическая страна.

В случае с Восточным Тимором и Соединенные Штаты, и их ближайший партнер в южной части Тихого океана Австралия, применили свою обычную практику двойных стандартов. Диктаторский режим Сухарто, правившего в Индонезии, получил всестороннюю поддержку в «решении вопроса Восточного Тимора». При этом принадлежность жителей Восточного Тимора к христианскому миру и очевидная опасность их притеснений в случае вхождения в состав Индонезии, в расчет не принимались.

Ужасы, постигшие Восточный Тимор в годы индонезийской оккупации, впечатляют даже по сравнению с несколькими столетиями колонизации. Так, только одна цифра в 200 000 погибших говорит о подлинном масштабе трагедии. При финансовой и технической поддержке со стороны англо-американского блока, индонезийские войска осуществляли планомерную резню населения острова, уничтожая не только представителей сопротивления, но и обычных мирных жителей. Как всегда, США и их европейские союзники в этом случае закрывали глаза на военные преступления режима Сухарто. Сопротивлением индонезийской оккупации руководил ФРЕТИЛИН, вооруженные отряды которого продолжали контролировать целые территории вдали от столицы Дили.

Неожиданный поворот история национально-освободительной борьбы на Восточном Тиморе получила в 1998 году. Экономический кризис способствовал свержению генерала Сухарто в Индонезии. Его преемник Хабиби договорился с Португалией о проведении референдума по вопросу о статусе Восточного Тимора. Стремясь повлиять на ход референдума, индонезийские военные активизировали насилие против мирных жителей. И, тем не менее, 30 августа 1999 года состоялся референдум. 78,5 % жителей Восточного Тимора высказались за суверенитет. Через три года, в течение которых при посредничестве австралийских миротворцев урегулировалась ситуация в стране, она получила долгожданную независимость. 20 мая 2002 года на карте мира появилось новое государство – Демократическая Республика Восточный Тимор.

Уроки борьбы за независимость Восточного Тимора таковы. Во-первых, она является еще одним подтверждением известного факта, что всенародное сопротивление подавить невозможно даже превосходящими силами. В этом случае оккупант обречен либо прекратить рано или поздно свои действия, либо уничтожить полностью все население. Во-вторых, история Восточного Тимора показывает лицемерие всего мирового сообщества, на протяжении 25 лет остававшегося в стороне от массовых убийств на острове. Не говоря уже о том, что США и их союзники и здесь показали себя как сообщники военных преступников, спонсировавшие и поддерживавшие политику генерала Сухарто. В-третьих, продолжительность антиколониальной борьбы на острове и сама его оккупация Индонезией во многом стали следствием того, что Советский Союз сначала «завяз» в Афганистане, а затем и вовсе прекратил свое существование. Да и само советское государство не спешило оказывать помощь партизанам Восточного Тимора, не желая ссориться с Индонезией и, возможно, руководствуясь соображениями банальной экономической выгоды. Как бы там ни было – Восточный Тимор, преодолев все препятствия, сделал то, что казалось невозможным – стал независимым государством.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. cosmos111 20 мая 2014 08:30
    отличная статья....
    и намек жителям Донбасса,ваша жизнь и свобода в ваших руках!!!!

    и не...й , на кого то надеяться,военной помощи(российских войск) не будет!!!!
    по тем же экономическим и политическим причинам....

    и не смотря резню в Одессе и обстрелы из гаубиц Славянска и Краматорска,власти России ,выражают вялые сожаления...а попросту ЗАКРЫЛА ГЛАЗА НА ЗВЕРСТВА хунты!!!!
  2. Комментарий был удален.
    1. Комментарий был удален.
    2. Комментарий был удален.
  3. Monster_Fat 20 мая 2014 08:48
    Действительно СССР во-всю поддерживал первого президента Индонезии Сухарно. Какое-то время продолжал поддерживать и Сухарто так, как он ссылался на то, что ему власть передал именно Сухарно. Однако помощь сошла на нет после начала репрессий индонезийских коммунистов.
    1. ilyaros 20 мая 2014 08:53
      С 1975 года, когда пала Португалия и Тимор провозгласил независимость, Сухарто уже давно рассорился с Союзом и пользовался вовсю поддержкой США
  4. Скиф 20 мая 2014 14:31
    Действительно, партизанскую войну задушить можно только в зародыше, уничтожив командный состав партизан (как Че Гевару в Боливии). Но если она вступила в фазу всенародной борьбы, это практически нереально (Вьетнам, Афганистан, множество стран Африки). Ещё пример - Эритрея, её борьба с мощной армией Эфиопии, поддержанной СССР. Но вот Тимор стал свободным, интересно всё-таки, каков их уровень жизни сейчас, как развивается общество?
    1. Militar 20 мая 2014 16:15
      Полная задница!
      Элита, все эти бывшие партизанские лидеры и представители народного движение в ООН, втихаря распродали австралийцам месторождения нефти на шельфе. Португальскому "гиганту" ГАЛП тоже немного перепало в благодарность за моральную поддержку после победы и объявы независимости.
      Нищета полная... Хуже, чем в Мозамбике, Гвинеях и прочих африках, не говоря уже об Индонезии.
      Резюмируя, все по-прежнему, только под иной вывеской...
      Militar
  5. лёшка 20 мая 2014 15:38
    Донбасу на заметку чем больше вы будете упёртие тем лучше для вас и хуже для хунты
    лёшка
  6. Militar 20 мая 2014 16:08
    О стилистический ошибках в другой раз...
    По существу:
    - португальцы открыли Тимор в 1512 году (искали пряности и сандаловое дерево), а не в XIV веке, как утверждает автор (все так называемые великие морские завоевания начались в конце пятнадцатого века: от Васко де Гама до Кабрала и Магеллана)
    - называть "просоветскими" пришедшие к власти партии в бывших португальских колониях означает по-прежнему пользоваться "просоветской" терминологией: интерпретация марксизма была весьма своеобразной, если не сказать больше. И сегодня у руководства стран находятся все те же партии, но ориентация элит абсолютно прозападная. СССР лишь помог материально (долги так и не вернули) и в военной области. При этом американские и французские компании как качали нефть, так и качают...
    - практически все страны прошли через гражданскую войну, так как у каждой "просоветской" партии имелся свой "демократический" антипод: от ФНЛА и Унита в Аногле, Ренамо в Мозамбике и УДТ в Восточном Тиморе. О том, кто есть кто и за что боролся, в статье ни слова
    - по логике статьи получается, что и СССР можно и должно обвинить в лицемерии "по умолчанию" в вопросе признания независимости Восточного Тимора. Отмазка на Афганистан и прочие катаклизмы звучит неубедительно...
    - самый весомый вклад в признание независимости Тимора в 90-е внесла именно Португалия и ее тогдашний премьер Антонио Гутерреш (ныне комиссар ООН по делам беженцев) и первый отпор индонезийцам дали именно португальские военные в 70-х; Австралию интересует исключительно нефть на шельфе
    - самую первую всеобъемлющую исследовательскую работу по Тимору сделал Анатолий Малухин, преподаватель ин-яза в 80-е, но родной МИД задвинул сей доклад куда подальше за ненадобностью
    - вывод о неизбежности победы народного движения не факт: не пойди на уступки новый глава Индонезии, так бы и прятались до сих пор по лесам партизаны Шанана Гужмао...
    Militar
    1. ilyaros 20 мая 2014 17:49
      1) 1512 год и есть 16-й век, просто решили не перегружать датами;
      2) просоветские - для упрощения: повествовать о многочисленных афро-азиатских версиях - получилась бы академическая статья, к тому же весьма объемная и трудная для большинства читателей;
      3)статья посвящена прежде всего конкретной дате, а не антиколониальной борьбе в португальских колониях в целом;
      4) СССР и должно обвинить в умолчании, особенно если учесть, что все остальные португалоязычные экс-колонии им поддерживались, вплоть до военной помощи;
      5) То, что задвинули работу Анатолия Малухина (спасибо за информацию) лишь подтверждает факт о наплевательском отношении СССР к Восточному Тимору;
      6) но новый президент Индонезии пошел на уступки и движение победило. В противном случае индонезийцы бы планомерно уничтожали тиморцев и дальше (о двух перспективах - победе или геноциде - в статье и сообщается)
      1. Militar 21 мая 2014 02:21
        1. В статье указан 14-й век. Значит, опечатка вышла...
        2. Принимается...
        3. Имел в виду, что в Восточном Тиморе за независимость тоже не одни "марксисты" боролись;
        4. ОК
        5. Пожалуйста. Кажется, Малухин сейчас работает на Russia Today.
        6. На самом деле, "чисткой" занимались не индонезийцы, а местные milícias... Безусловно, при поддержке Индонезии. Кстати, в Восточном Тиморе разборки в армейских рядах до сих пор продолжаются. Португальцы туда отправили для подготовки местных кадров ограниченный контингент национальной гвардии...
        Militar

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня