Триумф откладывается



От падения российской ракеты-носителя «Протон-М» со спутником связи французского производства могут пострадать и россияне, и европейцы


В ночь с четверга на пятницу произошла катастрофа российской ракеты-носителя «Протон-М» со спутником связи «Экспресс-АМ4Р», произведенного по заказу российского предприятия «Космическая связь» европейской компанией EADS Astrium.

Ракета-носитель (РН) была запущена с космодрома «Байконур» в расчетное время - 1:42 мск. Ее первые две ступени отработали штатно. Однако, на 540-й секунде полета, когда до запланированного отделения от ракеты разгонного блока «Бриз-М» со спутником на борту оставалось 40 секунд, произошла авария.

В первые часы после аварии информационные агентства распространили информацию о том, что ее предварительной причиной стала нештатная работа одного из рулевых двигателей третьей ступени РН «Протон-М». Однако, глава Роскосмоса Олег Остапенко посоветовал не торопиться с выводами. «Нет, говорить о том, что во всём виноват рулевой двигатель, нельзя. Надо во всём детально разобраться. Пока есть предварительная информация, что на 545-й секунде произошло аварийное отключение двигателей третьей ступени, и что примерно за 20 секунд до этого, согласно полученной телеметрии, один из рулевых двигателей работал нештатно. Естественно, поэтому стали изменяться параметры всего полёта ракеты, и в соответствии с программой, когда она вышла за пределы допустимого, произошло одновременное аварийное отключение двигателей» - передало его мнение РИА Новости.

А вот в том, что РН, разгонный блок, спутник и остатки ракетного топлива сгорели при падении в атмосфере, в Роскосмосе уверены однозначно. «Подтверждается информация о том, что ракета-носитель, разгонный блок и спутник полностью сгорели в плотных слоях атмосферы. Произошло это над территорией Китая. С учетом высоты орбиты можно с уверенностью говорить о том, что до Земли ничего не долетело» - сказал Олег Остапенко.

Нынешняя авария «Протона-М» поставила крест на одиннадцатом космическом аппарате (КА), который Россия пыталась вывести с помощью этой ракеты-носителя в космос за последние 5 лет. Это много. Это очень много по меркам современной космической индустрии доставки КА на околоземную орбиту. Поэтому последствия этой аварии могут быть куда серьезнее предыдуших.

Затраченное время не вернуть

Спутник «Экспресс-АМ4Р», который сгорел при аварии «Протона-М», должен был стать самым мощным и самым высокотехнологичным российским спутником связи. Этот КА массой около 5,8 тонны был построен на базе платформы Eurostar Е3000 и оснащен 63 транспондерами С-, Кu-, Ка-, L-диапазона и 10 антеннами для обеспечения устойчивого покрытия связью всей территории России и стран СНГ. По сути, этот спутник должен был стать неким символом триумфа российских связистов и гарантом устойчивого телерадиовещания, обеспечения доступа в интернет, телефонии на подавляющем большинстве территорий нашей страны, в том числе в зоне Арктики. Однако, теперь этот триумф откладывается на неопределенное время.

«Утрата космического аппарата «Экспресс-АМ4R» поставила крест на работе многих специалистов и, без сомнения, является трагическим событием для всей отрасли связи в России. При том, что космический аппарат был застрахован, время, затраченное на его производство, нам не вернуть» - с явной досадой в голосе заявил сегодня РИА Новости глава Россвязи Олег Духовницкий.

И досаду российских связистов можно легко понять. Первоначально спутник «Экспресс-АМ4» с помощью «Протона-М» должны были вывести на орбиту еще в 2011 году. По словам тогдашнего министра связи России Игоря Щеголева, этот КА должен был стать «выдающимся по своим параметрам телекоммуникационным спутником не только для России, но и для всего мира». С его помощь, например, собирались осуществить масштабный переход с аналогового на цифровое телевидение на большинстве территории страны. Однако, разгонный блок «Бриз-М» в составе «Протона-М» дал сбой, и в марте 2012 года самый крутой российский спутник связи пришлось утопить в Тихом океане.

Взамен его европейская компания EADS Astrium по заказу ФГУП «Космическая связь» в рамках Федеральной космической программы России на 2006-2015 годы построила спутник «Экспресс-АМ4R». Однако, и он из-за аварии ракеты-носителя сгорел в ночь с четверга на пятницу в атмосфере. В промежутке – в 2012 году, «Протон-М» с РБ «Бриз-М» не смог вывести на расчетную орбиту спутник связи «Экспресс-МД2», который по заказу «Космической связи» был изготовлен совместно с итальянцами государственным космическим научно-производственным центром им. Хруничева (ГКНПЦ им.Хруничева), и индонезийский спутник связи российско-французского производства Telcom-3.

Таким образом, если посчитать шесть спутников «Глоннасс-М», потерянных в 2010 и 2013 годах, и спутник «Ямал», добиравшийся до расчетной орбиты на собственных двигателях (из-за этого срок службы на орбите у него сократился в 1,5 раза) , то с декабря 2010 из-за аварий «Протона-М» и разгонного блока «Бриз-М» Россия и зарубежные страны потеряли более десятка космических аппаратов.

Член-корреспондент Российской академии космонавтики имени Циолковского Андрей Ионин, например, считает, что причина этого в системных проблемах космической отрасли. «То, что происходит, эти нештатные, аварийные ситуации являются следствием не работы конкретных людей в руководстве Роскосмоса, а тех системных проблем, которые накопились в отрасли, промышленности, экономике, в образовании, в подготовке кадров рабочих и инженеров. Целый комплекс причин, поэтому нужна реформа отрасли. Нужно не рвать на себе волосы, а еще более жестко, последовательно, с большей политической волей и скоростью проводить реформы в отрасли» - подчеркнул он.


Той же позиции придерживается и вице-премьер Дмитрий Рогозин, ответственный в правительстве за космос. «Единственный способ борьбы с аварийностью – последовательное выполнение уже принятых решений по реформе ракетно-космической промышленности» - написал он в своем блоге в Twitter.

В конце прошлого года президент РФ Владимир Путин подписал указ о создании «Объединенной ракетно-космической корпорации», куда войдут все производственные предприятия отрасли. В Роскосмосе при этом останутся отраслевые научные институты и организации наземной инфраструктуры. Очевидно, подобная реформа отрасли назрела давно, и ситуация с сегодняшним падением «Протона-М» эту реформу подстегнет.

С оглядкой на Запад

Нынешнее падение «Протона-М» нехорошо еще и тем, что оно произошло на фоне понижения уровня сотрудничества между Россией и западным сообществом в ракетно-космической сфере. Причем, ситуация здесь парадоксальна. Главным «ухудшителем» являются США, стремящиеся таким незамысловатым образом надавить на Россию и изменить позицию нашей страны по отношению к событиям на Украине. Причем, они давят как напрямую – запрещая, например, своим компаниям поставлять в нашу страну электронно-компонентную базу для «начинки» спутников, так и опосредованно – через своих союзников в Европе. В апреле, например, США, фактически, запретили европейцам запускать космические аппараты, в которых содержаться американские комплектующие, на российских ракетах-носителях. Это ставит под сомнение перспективы запуска в этом году российскими РН телекоммуникационного космического аппарата Astra 2G люксембургской компании SAS, двух телекоммуникационных спутников Inmarsat 5 F2 и турецкого спутника Turksat 4B.

Здравомыслящие европейцы, в свою очередь, плясать под дудку США не хотят. Они понимают и двуличность позиции американских властей по поводу Украины, и то, что за счет Европы США хочет обеспечить наполнение собственного рынка космических услуг по доставке грузов на околоземную орбиту. Поэтому главный «космонавт» Европы – Франция, фактически, саботирует все попытки США вбить клин в российско-французские космические программы, включая запуск российских ракет-носителей со своего космодрома в Куру (Французская Гвиана).

Но при всех хороших отношениях между Россией и Францией очередной сгоревший «Протон-М» может стать именно той соломинкой, которая, как гласит старая восточная поговорка, может сломать хребет верблюду. Поэтому расследование этой аварии, которое поручено специальной комиссии под руководством заместителя руководителя головной научной организации Роскосмоса – ЦНИИмаша, Александра Данилюка, будет находиться под пристальным вниманием не только российской, но и международной общественности. Потому что вопрос у европейцев стоит сейчас именно так – возможно ли и дальше полагаться на русских в совместных космических программах или же все же придется разворачиваться в сторону американцев?

Я надеюсь, что ответом на этот вопрос станет все же продолжение российско-европейского сотрудничества в космосе. Потому что дотошные французы не могут не обратить внимание на один существенный факт в российской ракетно-космической отрасли. Двумя основными российскими ракетами-носителями сейчас являются «тяжелый» «Протон-М» и РН «Союз» среднего класса. Первый делает ГКНПЦ им.Хруничева (Москва), второй – «ЦСКБ-Прогресс» (Самара). По статистике, на 35 запусков «Протона-М» с РБ «Бриз-М» с октября 2010 года по сегодняшний день пришлось 6 нештатных. «Союзы» разных модификаций стартовали за это же время 26 раз. Причем, с разных мест – с Плисецка, с Байконура, с Куру. При этом нештатным был признан только 1 запуск – когда «Союз – 2 – 1б» с РБ «Фрегат» 23.12.2011 года не смог вывести на расчетную орбиту военный спутник «Меридиан-5». Но даже в этом случае причиной потери спутника стало не что иное, как нештатная работа двигателя РД-0124 третьей ступени ракеты-носителя, который мелокосерийно изготавливается в воронежском КБ Химавтоматики.

Сказанное не означает, что «Протон-М» хуже «Союза». Это одинаково хорошие, надежные машины, которые уже несколько десятилетий стабильно доставляют на околоземную орбиту грузы, а «Союз» - еще и людей. Но подобная статистика говорит о том, что проблема падающих «Протонов» заключается не только в необходимости реформировать всю ракетно-космическую отрасль России, но и в наведении штатного (то есть такого, который соответствует установленным регламентам) технологического порядка на отдельно взятом предприятии. Потому что, когда комиссия выясняет, что причиной падения в прошлом году «Протона-М» с тремя спутниками «Глонасс-М» стала неправильная установка датчиков угловых скоростей системы управления РН, становится уже не смешно.

Три из шести этих датчиков, по мнению комиссии, были установлены «вверх ногами» и, соответственно, не могли выдавать верную информацию, что и привело к отклонению ракеты с заданного курса и ее последующему падению.

Причем, технологические отверстия для установки этих датчиков предусматривают только одно положение – правильное. В положение «вверх ногами» датчик не лезет. Но кто-то из «хруничевцев», очевидно, как-то умудрился их таким образом «затолкать». «Специалисты установили, что на стыковочных поверхностях трех из шести датчиков есть признаки, характерные для следов, которые появлялись во время экспериментов по нештатной установке прибора — его установили в перевернутом виде. Выявленные повреждения совпали практически полностью» - подчеркнули тогда в Роскосмосе. И подобный случай идет абсолютно вразрез той высочайшей культуре производства, которая сложилась в советские времена и до сих пор поддерживается на большинстве действующих предприятий российской ракетно-космической отрасли. Поэтому с повсеместного восстановления такой культуры производства, очевидно, и надо начинать реформу отрасли.
Автор:
Вадим Пономарев
Первоисточник:
http://expert.ru/2014/05/16/udar-pod-dyih/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

88 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти