Три большие разницы

Три большие разницы


Украинские СМИ называют Игоря Стрелкова и его соратников террористами. Российские СМИ – «министром обороны ДНР», «повстанцем», «командующим ополчением». Кто-то делает акцент на его чекистском прошлом. Кто-то – на реконструкторском. Кто-то вообще считает, что происходящее в Донецке организовано компанией «Маршал капитал».


История Донецкой народной республики еще будет написана, а какие аналоги происходящему там сейчас можно найти в недалеком прошлом?

Сперва договоримся о терминах. В мировой практике известно три способа достижения независимости – это террор, мирный протест и восстание. Рассмотрим их по очереди.

Террор

Называя донецких повстанцев «террористами», киевские власти преследуют понятные цели, но помимо усугубления степени зомбированности своих сограждан пропагандой, ничего не добиваются. Потому что у слов «террор» и «террористы» есть международно признанный смысл, который никак не относится к происходящему в Донбассе.

Для начала повторим: «террор» – это термин, происходящий от латинского terror (страх, ужас). Смысл террора – в устрашении политических противников и мирного населения путем физического уничтожения, пыток, а также угроз физического уничтожения и пыток. Террорист, соответственно, тот, кто занимается террором. Других смыслов у этого слова нет.

ДНР вообще и Стрелков в частности не захватывают заложников, не осуществляют взрывов жилых зданий, не угоняют транспортные средства с соответствующими политическими требованиями. Они воюют с регулярной украинской армией, «национал-гвардией» и нерегулярными вооруженными формированиями из числа сторонников «Правого сектора» или «Радикальной партии» Олега Ляшко. В международной терминологии это либо называется нейтральным словом «комбатанты», либо словом с негативным оттенком «боевики».

Если что-то в произошедшем на Украине и является террором в его чистом виде – это Одесская трагедия. Политические противники киевского режима были мучительно убиты, фотографии и видеозаписи с места событий были оперативно распространены с целью запугивания других сторонников федерализации. Это – террор, запугивание путем физического уничтожения.

В Донецкой области – повстанческая деятельность, сепаратизм, ирредентизм, федерализация, да все что угодно, кроме терроризма. Это важный момент, и хочется надеяться, что даже в самой критичной ситуации сторонники независимого Донбасса или российского Донбасса не перейдут эту грань.

При этом многие современные независимые государства или автономные территории не гнушались террором на пути к независимости. Где-то террористического прошлого стесняются, где-то, напротив, делают из террористов героев.

В первую очередь вспоминается сама независимая Украина в формате «оранжевой революции» и евромайдана.

«Прославленный герой» Степан Бандера лично организовал три убийства – министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого, профессора филологии Львовского университета Ивана Бабия и студента Якова Бачинского. За это он был приговорен польским судом в 1936 году к семи пожизненным заключениям, и если бы не нападение Гитлера на Польшу, сидел бы в тюрьме до самой смерти.

Еврейские экстремисты в период подмандатной Палестины также неоднократно прибегали к террористическим актам. Самым известным и кровавым является взрыв в гостинице «Царь Давид» в Иерусалиме, совершенный в 1946 году организацией «Иргун». В результате 91 человек погиб, среди них 41 араб, 17 евреев, 28 британцев и 5 представителей других национальностей.


Руководитель «Иргуна» Менахем Бегин с 1977 по 1983 год был премьер-министром Израиля, а в 1978-м получил Нобелевскую премию мира. В 2006 году в Израиле отмечалось 60-летие взрыва. Посол Великобритании высказал протест, но все, чего он добился, – редактуры текста мемориальной таблички на здании отеля, в которой изначально утверждалось, что в жертвах виноваты сами британцы, не организовавшие своевременную эвакуацию.

Где Израиль, там и Палестина. Глава ООП Ясир Арафат регулярно с высоких трибун открещивался от организации террористических актов против мирного населения, но ему до сих пор мало кто верит. Так или иначе, террор стал весьма распространенным методом борьбы палестинского арабского народа за независимость от Израиля. Палестинцы убивали женщин и детей, устраивали взрывы в кафе и автобусах, угоняли самолеты, брали заложников – и при этом считались «высокой договаривающейся стороной» во всех переговорах вокруг происходящего на Ближнем Востоке.

В современной России террор в первую очередь ассоциируется с чеченскими экстремистами. Но даже в периоды активных боевых действий мало кто говорил, что в Чечне российская армия сражается с террористами – террористов ловила ФСБ. Военные операции проводились против боевиков.

В СССР террор был бессмысленным из-за отсутствия свободных СМИ. Тем не менее в 1977 году в Москве была осуществлена серия терактов, в результате которой погибли 7 человек, а 37 были ранены. Взрыв, по официальной версии, организовали армянские националисты.

В современной Армении никакой «гордости» за организаторов и исполнителей теракта нет, эта тема вообще не популярна, а те, кто о ней пишут, со ссылкой на академика Сахарова пытаются доказать, что обвинения были сфальсифицированы КГБ.

Резюмируем. Есть государства, которые гордятся своими террористами, есть те, кто стараются про них не вспоминать. Но даже после весьма краткого экскурса в историю терроризма XX века можно с уверенностью утверждать, что террористами Игорь Стрелков и его соратники не являются.

Мирный протест

Разумеется, даже самый яростный поклонник ДНР вряд ли будет вопреки очевидному говорить, что происходящее там – мирная борьба за независимость. Проблема в том, что история вообще знает крайне мало примеров мирного достижения своих целей «отцами-основателями» новых государств или самоуправляющихся территорий.

Самый популярный пример – Индия и Махатма Ганди. Мол, совершенно мирным путем была создана крупнейшая в мире демократия. Это не так.

Да, лично Махатма был принципиальным сторонником ненасильственной борьбы. А вот миллионы его соратников пацифистами вовсе не были. Когда в 1942 году была запущена кампания гражданского неповиновения Quit India Movement, Ганди и его верные сторонники действительно призывали к мирному протесту и занимались мирным протестом. Но многие сторонники независимости действовали «по старинке» – взрывая административные здания и активно сопротивляясь расстреливавшим их полицейским.

Мирными методами можно отличным образом мобилизовать людей и привлечь мировую прессу. Но добиться реальной независимости крайне проблематично, что и подтверждает вся дальнейшая история современной Индии с многочисленными войнами, терроризмом и беззастенчивой аннексией Гоа.

Кстати, символично в свете нынешних событий на Украине, что убит Махатма Ганди был как раз за свой сепаратизм. Сторонник вооруженной борьбы, индийский националист Натхурам Годзе застрелил лидера нации из-за того, что Ганди был убежденным сторонником раздела единой Британской Индии на собственно Индию и мусульманский Пакистан.

И если продолжать проводить параллели, то между индуистами и мусульманами, конечно, на первый взгляд, больше различий, чем между православными Восточной Украины и униатами Западной. Но за исключением религиозного аспекта культуры Пакистана и Индии крайне близки друг другу. Что не мешает этим государствам являться главными геополитическими и военными противниками в Азии.

А вот жители принадлежащей Британии Северной Ирландии не хотят становиться частью независимой Ирландской Республики как раз по религиозным мотивам: они протестанты, а большая часть независимых ирландцев – католики. К тому же подавляющее большинство северных ирландцев, независимо от вероисповедания, категорически не разделяет террористические методы ИРА.

Так что логики в существовании единой Украины не больше чем в объединенном индийско-пакистанском государстве, а разделение ничуть не более абсурдно, чем две Ирландии.

История XX века знает крайне мало примеров мирного получения независимости – это, например, воля, дарованная большевиками Финляндии в 1917 году. Правда, после этого в стране началась гражданская война, в ходе которой погибли более 30 тысяч человек. Кроме того, финские войска активно участвовали в гражданской войне в России, а некоторые историки даже говорят о двух советско-финских войнах в 1920 и 1921 годах.

Другим примером является распад Советского Союза – в Прибалтике, Грузии и Молдавии действовали заметные сепаратистские политические организации, но до военных столкновений дело не дошло. Трагические события в ходе разгонов демонстраций в Вильнюсе и Тбилиси – это вовсе не восстание. А на многие государства Средней Азии независимость вообще свалилась совершенно нежданно.

Но главное в распаде СССР – это произошло исключительно по причине полной политической импотенции союзного руководства и сепаратизма российских властей, а вовсе не благодаря «борьбе за независимость» разнообразных «народных фронтов». Москва распустила Советский Союз из-за собственного бессилия, а вовсе не из-за чужой силы – нельзя про это забывать.

Молдавия и Грузия не сумели продержаться в дарованных Иосифом Сталиным границах и года, Азербайджан потерял Карабах еще до обретения независимости. Киев сохранял сталинско-хрущевские границы почти 23 года. Однако вторая революция за 9 лет – серьезное испытание для любого государства, а не только для такого лоскутного и экономически стагнирующего, как Украина.

Пожалуй, единственным примером на самом деле мирного развода может служить только распад Чехословакии. Ни капли крови не пролилось вовсе не потому, что чехи и словаки такие миролюбивые. Дело в том, что народы вообще не хотели развода – решение приняли политики. Референдум не проводился, а на социологическом опросе только 36-37% граждан обеих республик высказались за независимость. Разделение практически не повлияло на уровень жизни в Чехии или Словакии – первая как была умеренно богаче, так и осталась.

Резюмируем: мирный распад государства и обретение независимости – редчайшее исключение, возможное только в случае, когда политические элиты с обеих сторон хотят «развода» больше, чем граждане, или когда центральные власти настроены на сепаратизм больше, чем окраинные. Во всех остальных случаях будет война.

Восстание

Революции бывают социальными и национальными. Но и первые, и вторые могут с одинаковым успехом развалить дотоле единую страну. В первую очередь вспоминаются Вьетнам, Китай и Корея, а теперь и Украина.

Вьетнамцам при поддержке СССР и Китая удалось объединить распавшуюся из-за отношения к коммунизму страну, с гигантскими жертвами победив США.

Китай сумел договориться с Португалией и Британией о возвращении Макао и Гонконга, но до сих пор не может договориться с единокровным Тайванем, продолжающим сохранять независимость от Пекина.

Корея почти полвека остается разделенной, и шансы на мирное объединение пока что кажутся мизерными.

США потратили немало сил и денег для того, чтобы сделать коммунизм главной «страшилкой» второй половины XX века, но есть один важный нюанс. При всей кровавости многих коммунистических режимов после прихода к власти террора в ходе борьбы они себе не позволяли, за исключением полностью маргинальных – вроде той же вышеупомянутой немецкой «Фракции Красной Армии».

Самый яркий пример классического восстания – это, безусловно, Куба. Фидель Кастро, о чем многие сейчас забыли, изначально вовсе не был коммунистом. Он боролся не с капитализмом, а с диктатурой. Боролся с оружием в руках, но все нападения были совершены на других вооруженных людей. Ни одного теракта, ни одного взятия заложников – только честная война, в которой Кастро и его соратники победили.

Ведущим соратником Фиделя и главной медиа-звездой революции был и остается аргентинец Эрнесто Че Гевара. Впервые он попал на Кубу в 28 лет, но к моменту победы революции стал фактически вторым или третьим человеком в государстве (оценка роли Рауля Кастро в разных источниках расходится). И почему-то никто тогда не говорил о том, что «революция на Кубе инспирирована Аргентиной».

Однако Гевара оказался плохим чиновником, поэтому продолжил «делать революцию» в других государствах – Конго и Боливии. И опять-таки никто не говорил о «кубинской интервенции» в эти страны.

В Боливии Че Гевара был схвачен и убит боливийскими регулярными войсками при поддержке ЦРУ, после чего началась история не человека, но символа.

ДНР и Куба

Про Игоря Стрелкова и его политические взгляды в последнее время было написано немало, любой желающий может ознакомиться. Сколько времени удастся продержаться ДНР и лично Стрелкову – сказать сложно. Относиться к происходящему в Донецкой области также можно по-разному.

Но одно можно сказать точно: Стрелков – не террорист, не купленный наемник и не оккупант. Он – повстанец со своей идеологией и убеждениями.

То же самое касается и остальных активистов ДНР. Самая близкая к ним историческая аналогия – это кубинские «барбудос», победившие в открытом противостоянии при поддержке народа армию диктатора Батисты.

Сейчас перед Стрелковым стоит выбор – стать ли «Че Геварой нашего времени» или «новым Фиделем» – продолжить повстанческую борьбу или сосредоточиться на государственном строительстве в ДНР.

Заявленная в ответ на резко критическое по отношению к ДНР выступление Рината Ахметова национализация также весьма напоминает первые шаги Фиделя и Че после победы революции. Но хватит ли у ДНР ресурсов на проведение национализации, или заявление останется лишь словами?

Сейчас мало кто воспринимает донецких активистов как людей, способных изменить историю. Но ведь легендарный Эрнесто Че Гевара тоже был, в сущности, обычным повстанцем, который приехал в чужую страну сражаться за свободу и победил.

Так что история еще только начинается.
Автор:
Антон Крылов, журналист
Первоисточник:
http://vz.ru/opinions/2014/5/21/687634.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти