Отечественные послевоенные авиационные пушки калибра 23 мм. Часть II

Р-23

В середине пятидесятых годов назрела необходимость в увеличении темпа стрельбы авиационных пушек. Постоянный рост скоростей истребителей и бомбардировщиков требовал увеличить объем секундного залпа орудия, чтобы повысить вероятность поражения цели. Однако существующие конструкции и технологии подошли к пределу своих возможностей. Дальнейшее развитие автоматических пушек классической схемы не могло заметно повысить их характеристики.

Отечественные послевоенные авиационные пушки калибра 23 мм. Часть II



Для выхода из сложившейся ситуации были предложены несколько оригинальных идей. К примеру, инженеры ОКБ-16 во главе с А.А. Рихтером предложили разработать не только новую скорострельную пушку, но и оригинальный боеприпас для нее, в котором будут учтены новые принципы работы оружия. Во время разработки проект перспективной пушки носил обозначение 261П.

С целью повышения скорострельности было предложено отказаться от применения автоматики «классической» конструкции в пользу т.н. револьверной системы. Это означает, что со стволом орудия должен был взаимодействовать вращающийся барабан с несколькими каморами. Такая система позволяла ускорить процесс перезарядки и тем самым повысить скорострельность орудия. Тем не менее, оригинальная конструкция автоматики нуждалась в специальном боеприпасе.

Специально для орудия 261П был разработан боеприпас 23х260 мм. Его отличительной особенностью стала длинная цилиндрическая гильза, в которой был полностью утоплен снаряд. Снаряд весил 513 г и оснащался толстостенной гильзой массой 255 г. Снаряд для нового боеприпаса был выполнен на основе существующей конструкции, однако имел меньший вес – 173 г. Кроме того, для обеспечения работоспособности орудия пришлось усилить заделку снаряда в гильзе. Оригинальный снаряд для новой пушки представлял большой интерес с технической точки зрения, однако некоторые его особенности стали объектом критики. Отмечалась слишком большая масса боекомплекта пушки, а также некоторый проигрыш существующему оружию в могуществе снаряда. Тем не менее, работы по проекту 261П продолжились.

Орудие 261П конструкции Рихтера получалось достаточно компактным: его общая длина не превышала 1470 мм. При этом суммарная длина ствола и патронника были немногим меньше общей длины пушки. Вес готового орудия достигал 58 кг. За казенной частью ствола располагался вращающийся барабан с четырьмя каморами-патронниками. Вместо механических ударников использовалась электрическая запальная система. Автоматика пушки работала за счет энергии пороховых газов. Характерной особенностью орудия стало использование сразу трех независимых газовых двигателей, каждый из которых отвечал за работу своих механизмов.

Первый газовый двигатель использовался для досылания снаряда в камору барабана. Лента с боеприпасами подавалась к средней части орудия, перед патронниками. При выстреле пороховые газы толкали специальный поршень первого газового двигателя, который отправлял новый снаряд в свободный верхний патронник. При досылании снаряд двигался со скоростью порядка 25 м/с. Такой процесс досылания получил название броскового или ударного. Следует отметить, именно способ досылания сказался на конструкции боеприпаса, в частности на заделке снаряда в гильзе.

Второй газовый двигатель после досылания снаряда должен был поворачивать барабан на 90°. Вращаясь, барабан подавал снаряд к стволу, после чего производился выстрел. Далее камора со стрелянной гильзой подавалась на линию экстракции. При помощи третьего газового двигателя гильза буквально выдувалась из каморы со скоростью 40 м/с.

Ствол орудия 261П был выполнен по оригинальной схеме и получил прогрессивную нарезку. До попадания в ствол снаряд успевал набрать некоторую скорость внутри гильзы, из-за чего бил по нарезам и увеличивал износ ствола. Для обеспечения требуемой живучести пушка получила лейнер – сменный канал ствола. При износе эту деталь можно было заменить новой. Внутренняя поверхность лейнера имела переменную крутизну нарезов. В казенной части нарезы были пологими, в дульной – нормальной крутизны.

Примененная в проекте барабанная схема могла обеспечить высочайший темп стрельбы. К примеру, разработанный А.А. Рихтером крупнокалиберный пулемет, построенный по такой системе, в теории мог делать до 5 тыс выстрелов в минуту. Скорострельность орудия 261П была вдвое меньше – главной причиной этого были термические нагрузки на ствол. Тем не менее, и при таком темпе стрельбе секундный залп пушки 261П достигал 7,2 кг против 3 кг у НР-23 или 4,2 кг у АМ-23.

Автоматическая пушка 261П не получила однозначной оценки. Она имела высокую скорострельность и секундный залп, в несколько раз превышавший аналогичный показатель имеющихся 23-мм орудий. Одновременно с этим разработка А.А. Рихтера была сложной в производстве и эксплуатации, а также использовала специальный снаряд, ограничивавший допустимый боекомплект. Специфические характеристики пушки сказались на ее судьбе. В 1967 году ее создатели получили Государственную премию, однако само орудие так и не было официально принято на вооружение. Документ Минобороны от 1963 года позволил продолжить производство и эксплуатацию пушек.

Тем не менее, пушка 261П под обозначением Р-23 смогла стать оружием строевых бомбардировщиков. В 1959 году была создана пушечная установка ДК-20, предлагавшаяся для установки на самолет Ту-22. Изначально предполагалось оснастить этот бомбардировщик орудиями АМ-23, однако А.А. Рихтер и А.Э. Нудельман смогли убедить А.Н. Туполева в необходимости использования их орудия. Установка ДК-20 оснащалась электрогидравлическими приводами и дистанционным управлением с использованием радиолокационного и телевизионного прицелов.

В 1973 году КБ точного машиностроения (бывшее ОКБ-16) разработало новую модификацию пушки под названием Р-23М «Картечь». От базового варианта она отличалась некоторыми доработками технического и технологического характера. Модернизированную пушку предлагалось устанавливать на боевые космические аппараты. Информация об изготовлении или испытаниях орудия «Картечь» отсутствует.

Автоматическая пушка Р-23 использовалась только на дальних бомбардировщиках Ту-22. Недостатки и сложность орудия не позволили использовать его на самолетах иных типов. Общее количество выпущенных орудий не превысило 500-550 единиц.

ГШ-23

По некоторым данным, одним из самых активных критиков сложной и дорогой пушки Р-23 был сотрудник тульского ЦКБ-14 В.П. Грязев. Следует отметить, что тульские конструкторы не ограничились констатацией недостатков разработки А.А. Рихтера, а предложили свой вариант повышения характеристик авиационных пушек. Для выполнения требований военных было решено сделать новое орудие двуствольным.

Отечественные послевоенные авиационные пушки калибра 23 мм. Часть II


Разрабатывая новое оружие, тульские конструкторы под руководством В.П. Грязева и А.Г. Шипунова использовали т.н. схему Гаста: это означает, что пушка имеет два ствола, связанные друг с другом через механизм синхронизации. Действие такой автоматики основывается на использовании энергии отдачи при коротком ходе ствола. Движение одного из стволов приводит в действие механизмы пушки, в результате чего происходит перезарядка второго ствола. При выстреле из второго ствола первый подготавливается к стрельбе. Подобная система позволяет увеличить скорострельность примерно вдвое по сравнению с одноствольными системами с коротким ходом ствола, незначительно увеличив габариты и вес оружия. Кроме того, попеременная стрельба из двух стволов позволяет снизить термические нагрузки и обеспечить их приемлемое охлаждение.

Пушка ГШ-23 получила два ствола калибра 23 мм, соединенные специальным механизмом синхронизации. Для упрощения конструкции и сохранения приемлемых габаритов несколько систем орудия взаимодействовали сразу с двумя стволами. Подобные механизмы подачи и выброса боеприпасов и система пироперезарядки позволили сохранить вес орудия на уровне 50 кг при общей длине 1,54 м. В качестве боеприпаса новая авиационная пушка должна была использовать снаряд 23х115 мм, предназначенный для применения с электрическим запалом. Подача ленты с боеприпасами могла осуществляться с любой стороны.

При сравнительной сложности конструкции орудие ГШ-23 имело достаточно высокие характеристики. Начальная скорость снаряда превышала 750 м/с, эффективная дальность стрельбы – 1,8 км. Оригинальная автоматика с использованием двух стволов позволила довести темп стрельбы до 2500 выстрелов в минуту. Следует отметить, во время дальнейшего развития проекта этот параметр значительно вырос.

Автоматическая пушка ГШ-23 стала оружием боевых вертолетов Ми-24ВП. На этих машинах орудие используется вместе с подвижной пушечной установкой НППУ-24. Пушка с боекомплектом 460 снарядов позволяет эффективно атаковать живую силу и легкобронированную технику на дистанциях до 1,5-2 км. Возможность наведения пушки в вертикальной и горизонтальной плоскостях повышает гибкость ее применения.

Отечественные послевоенные авиационные пушки калибра 23 мм. Часть II


Дальнейшим развитием пушки ГШ-23 стала ее модификация ГШ-23Л. От базовой версии она отличается только наличием локализаторов, предназначенных для направленного отвода пороховых газов. Локализаторы позволяют отвести пороховые газы от воздухозаборников самолета, а также немного снизить отдачу. Первым самолетом, на котором была установлена пушка ГШ-23Л, стал истребитель МиГ-21. Этим орудием оснащались МиГ-21 нескольких модификаций. В дальнейшем пушкой ГЛ-23Ш оснащались истребители и бомбардировщики нескольких моделей, в том числе МиГ-23, Су-15ТМ, Су-17М, Ту-22М, Ту-95 и другие. Пушка ГШ-23Л используется в подвесных контейнерах УПК-23-250, СППУ-22 и ВСПУ-36. Последняя была разработана специально для палубных штурмовиков Як-38 и Як-38М.

Автоматическая пушка ГШ-23 была принята на вооружение в 1965 году и через несколько лет стала одним из самых распространенных авиационных орудий в ВВС СССР. Производство пушек этой модели продолжается до сих пор на ковровском Заводе им. Дегтярева.

ГШ-6-23

Вторым способом повышения скорострельности авиационных пушек, над которым с начала шестидесятых годов работали тульские оружейники, была система с вращающимся блоком стволов. Такое оружие было сложнее в сравнении с построенным на основе схемы Гаста, однако могло иметь в разы большую скорострельность. Конструкторы под руководством В.П. Грязева и А.Г. Шипунова одновременно разрабатывали две новые автоматические пушки АО-18 и АО-19 калибра 30 и 23 мм соответственно.

Отечественные послевоенные авиационные пушки калибра 23 мм. Часть II


Основу конструкции пушки АО-19 составляют шесть стволов с собственными затворами, собранные в единый подвижный блок. Блок стволов и затворов может вращаться вокруг своей оси. Вращение блока стволов и работа прочих элементов автоматики осуществляется за счет энергии пороховых газов, отводимых из стволов во время стрельбы. Для управления огнем используется электросистема, боеприпас пушки – снаряд 23х115 мм с электровоспламенением.

Первоначальная раскрутка блока стволов осуществляется пиростартером газопоршневого типа, использующим пиропатроны ППЛ. В кассете пиростартера помещаются 10 пиропатронов. Во время вращения блока все шесть затворов последовательно осуществляют перезарядку стволов, а после выстрела извлекают и выбрасывают стреляные гильзы. Такой способ работы позволяет сократить время между отдельными выстрелами и тем самым повысить скорострельность пушки, поскольку в момент выстрела из одного ствола следующий оказывается полностью готов к стрельбе.

Ввиду сложной системы и применения нескольких стволов пушка АО-19 получилась довольно тяжелой – ее вес составил 73 кг. Общая длина оружия – 1,4 м, максимальная ширина – 243 мм. Начальная скорость осколочно-фугасно-зажигательного снаряда или бронебойно-зажигательного с трассером равнялась 715 м/с. Благодаря применению вращающегося блока стволов пушка АО-19 стала самым скорострельным отечественным авиационным орудием – темп стрельбы достиг 9 тыс выстрелов в минуту. Максимальную длину очереди во избежание перегрева конструкции ограничили 250-300 выстрелами.

Серийное производство пушек АО-19 началось в 1972 году. Через два года орудие было принято на вооружение под названием ГШ-6-23 (9А-620). Пушки ГШ-6-23 устанавливались на истребителях МиГ-31 (боекомплект 260 снарядов) и фронтовых бомбардировщиках Су-24 (400 снарядов). Кроме того, был разработан подвесной пушечный контейнер СППУ-6 с орудием ГШ-6-23 и боезапасом 260 снарядов.

Отечественные послевоенные авиационные пушки калибра 23 мм. Часть II


Немного позже была создана модификация пушки под названием ГШ-6-23М. При помощи некоторых изменений конструкции скорострельность была доведена до 10 тыс выстрелов в минуту. По некоторым данным, во время испытаний удалось добиться скорострельности до 11,5-12 тыс выстрелов. Это орудие устанавливалось на бомбардировщиках Су-24М, боекомплект составляет 500 снарядов.

Пушка ГШ-6-23 стала последним отечественным авиационным орудием калибра 23 мм. Развитие авиации в очередной раз привело к тому, что калибр существующих автоматических пушек оказался недостаточным для борьбы с современными и перспективными самолетами или наземными целями. В дальнейшем развитие малокалиберной артиллерии для самолетов пошло по пути создания орудий калибра 30 мм.


По материалам:
http://airwar.ru/
http://airpages.ru/
http://museum-arms.ru/
http://russianarms.mybb.ru/
http://zid.ru/
Широкорад А. Б. История авиационного вооружения. — Мн.: Харвест, 1999

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8
  1. Rinat 1 30 мая 2014 08:40
    отличная статья! Автору +! хорошие фотки! хотелось бы теперь почитать историю 30 мм пушек.
    1. Argon 30 мая 2014 12:39
      Пардоньте,чем же она отличная?Тем,что автор посвятил мелкосерийной(по сути опытной) Р-23 добрую половину публикации.Из которой к стати не ясно где кончается Р-23 и начинается НР-23.А такое этапное орудие для нашей авиации как АМ-23 вообще не упомянуто.Недумаю,что читатель смог разобраться,чем же вызван переход с ударнозапальных боеприпасов на электрозапальные.Но самой большой ошибкой является утверждение автора о последовательном,поступательном (в историческом отношении)увеличении калибров.Вся система вооружений ВВС СССР в послевоенный период была ориентированна на два калибра-37мм(позднее 30мм)и 23мм.И развитие этих групп вооружений велось одновременно,зачастую эти образцы даже становились конкурентами в борьбе за место на том или ином ЛА.Как один из эпизодов упомянутых в статье-пушка ГШ-2х30 на вертолете Ми-24 появилась гораздо раньше,чем ГШ-2х23Л.
  2. inkass_98 30 мая 2014 09:29
    Спасибо, ждем продолжения.
  3. Nikolay74 30 мая 2014 09:32
    Класс, во время службы натаскался гш 23 в контейнерах, прям молодость вспомнил hi
  4. Igor75 30 мая 2014 11:38
    Хорошая статья, плюс! ГШ-23 - это вообще шедевр, не зря её и сейчас делают.
  5. MooH 30 мая 2014 14:17
    Первая часть статьи посильнее была.
  6. Связист 30 мая 2014 20:33
    Цитирую---
    Для выхода из сложившейся ситуации были предложены несколько оригинальных идей. К примеру, инженеры ОКБ-16 во главе с А.А. Рихтером предложили разработать не только новую скорострельную пушку, но и оригинальный боеприпас для нее, в котором будут учтены новые принципы работы оружия. Во время разработки проект перспективной пушки носил обозначение 261П. Это точно-работала, но...... снаряды для неё эксклюзи.
    Ну здесь вообще нечего размышлять. Снаряд для пушки, что револьверный патрон для нагана., только калибр больше.. Преклоняюсь пред Грязевым и Шипуновым и скажу -умные мужики. Наши Российские. Сметка, напор и ум. потом еще много чего сделали в Туле. "Панцырь"-их разработка. Рихтер с Нудельманом - тоже неплохо, но обошли их на повороте, а потом они вообще почти "ушли". В конце 2000х их К Б на одном этаже маленького здания оказалась. Мы там у них пол -этажа снимали и часть завода.
    1. Комментарий был удален.
  7. Йон_Тихий 30 мая 2014 22:36
    Хм...здание КБ "ТочМаш" им. Нудельмана, что на Введенского, 8 - это, пардон, маленькое? Вроде там здоровенный комплекс был - и само многоэтажное КБ, и производственные цеха неслабые.
    Помнится, в мой первый год работы молодым специалистом, ведущий повел всех неофитов в местный "музей". И было на что посмотреть:"Фаланга", "Кобра", "Дракон",АГС-17,Стрела 10-я..Глаза разбегались. Но внимание, конечно, в первую очередь обратили на два экспоната: НС-37 и та самая Р-23 в "картечном" исполнении. Старший товарищ поведал, что эти изделия создали талантливые русские(!) оружейники Александр Эммануилович Нудельман, Александр Степанович Суранов и Арон Абрамович Рихтер. Народ почесал затылки от легкого диссонанса между словом "русские" и фамилиями конструкторов. И разошлись.
    Да, потом уже становилась известной подробностями история про основателя ОКБ-16 Якова Таубина с его МП-6 и автоматическим гранатометом. И про эпопею с попыткой установкой пушки на челомеевском "Алмазе". Про потуги создать нечто скорострельное и легкое для послевоенной авиации (261-й проект был победителем из нескольких), но этот огород уже благополучно окучивали "представители конкурирующей фирмы"...
    А имена людей, которые творили и создавали оружие для нашей страны, я буду вспоминать уже без всякой иронии и предрассудков. Русские, украинцы, белорусы, евреи и армяне - они были в первую очередь советскими. А это, как ни крути, звучит гордо.
  8. 79057330785 24 марта 2015 16:48
    ГШ-6-23М Шедевр! Жалко мало самолётов на которые она установлена. Ведь эта пушка сильнее, чем американская Вулкан. Только боекомплект кроме Су-24М маловат

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня