Гражданская война в Бирме: опиумные войны в «золотом треугольнике» Шанских гор

Гражданская война в Бирме: опиумные войны в «золотом треугольнике» Шанских гор


Один из наиболее глухих уголков Индокитая и Азии в целом – горные районы на стыке границ Бирмы, Таиланда и Лаоса – во второй половине ХХ века получили мировую известность под названием «Золотой треугольник». Связано это имя с тем, что земли, на которых испокон веков культивировали опийный мак, начиная с 1950-х годов стали центром мирового экспорта опия-сырца, идущего на производство героина.

Когда «треугольник» еще не был «золотым», он представлял собой достаточно закрытый горный регион, считавшийся отсталым даже по меркам других провинций Бирмы или Лаоса, не говоря уже о Таиланде. Здесь проживали десятки самых разных этносов и племен, говорящих на тибето-бирманских, тайских и мон-кхмерских языках. Одной из наиболее крупных народностей региона были и остаются шаны.


Шаны – это таи-язычный народ, родственный соседним лаосцам, но в большей степени сохраняющий черты архаичной тайской культуры. Сегодня шаны проживают в Бирме (где составляют до 9% населения), Китае, Таиланде, Лаосе. Понятно, что, будучи самым крупным и многочисленным этносом, шаны во многом задавали политический климат региона. Вплоть до британской колонизации Бирмы они сохраняли реальную независимость своих горных княжеств, хотя формально и считались вассалами бирманской короны.

Британцы, использовавшие в Бирме, как и в Индии, самые разные методы управления, варьировавшие в зависимости от историко-культурных особенностей подчиняемых народов, сохранили феодальную раздробленность шанского общества. Все 33 княжества, расположенных в Шанских горах, продолжили свое полунезависимое существование, в их внутренние дела британская администрация предпочитала не вмешиваться.

Провозглашение независимости Бирмы было встречено шанской аристократией с явным неодобрением. Князьки почувствовали опасность для законсервированного на протяжении столетий миропорядка и потребовали от бирманских властей предоставления независимости Шанской Федерации. Естественно, что центральные власти в этом шанским предводителям отказали, после чего те перешли к активной фазе противостояния. В 1952 году вторгнувшиеся на территорию штата Шан бирманские вооруженные силы встретили противодействие отрядов не только шанских феодалов, но и других племен и этносов, населяющих регион.

Пожалуй, в Шанских горах сопротивление бирманской армии оказалось наиболее ожесточенным. Это объяснялось тем, что за несколько послевоенных лет из обычного аграрного захолустья регион превратился в несколько непростую территорию, где главной сельскохозяйственной культурой стал опийный мак. Местные жители выращивали его столетиями и применяли в лечебных целях, но только в ХХ веке он стал экспортироваться за пределы региона в невероятных количествах. Этому способствовало вторжение на территорию Шанских гор остатков китайской Гоминьдановской армии, разгромленной в южных провинциях КНР Юньнань и Сычуань маоистской Народно-освободительной армией Китая.

Гоминьдановцы из 93-й дивизии, отступившей в Бирму и Таиланд, моментально сообразили, чем может прокормить их этот горный район. Благо потребление опиума было знакомо им еще по жизни в Китае. На местных крестьян наложили налог – опий-сырец, который затем вывозили в Бангкок и реализовывали по каналам китайской «триады» за рубеж. Война во Вьетнаме, перекинувшаяся и на соседний Лаос, стала началом активного присутствия в регионе Соединенных Штатов Америки. Озадачившись вопросом дестабилизации ситуации в потенциально «красном» Индокитае, американские спецслужбы обратили внимание на наркоторговлю как важнейший источник получения колоссальных денежных средств. Часть из этих средств шла на содержание многочисленных повстанческих армий в Бирме и Таиланде, но основная масса денег поступала в распоряжение подконтрольных ЦРУ структур.

Именно при помощи ЦРУ США было организовано регулярное воздушное сообщение между осколками гоминьдановской армии, отступившими в Бирму (а в них числилось к середине 1950-х годов до 12 тысяч солдат и офицеров) и островом Тайвань, где Гоминьдану удалось закрепиться у власти. Но если в Тайване Гоминьдану удалось создать дееспособное государство, которое вскоре стало одним из т.н. «азиатских тигров» и до сих пор демонстрирует высокий уровень развития экономики и технологий, то в Бирме и Таиланде гоминьдановцы стремительно криминализовались и превратились в наркоторговцев.

Используя труднодоступность Шанских гор и союзнические отношения с вождями шанских и других племенных формирований, которые, как мы знаем, уже воевали с бирманской властью, гоминьдановцы создали на территории «Золотого треугольника» уникальную зону, неподконтрольную ни бирманским, ни таиландским, ни лаосским властям. Единственной основой ее экономики и финансового благосостояния местных вождей стала наркоторговля.

На протяжении нескольких десятилетий американские и таиландские власти фактически покровительствовали производству и экспорту героина из «Золотого треугольника». Ведь гоминьдановцы, которые играли одну из ключевых ролей в наркоторговле, рассматривались ЦРУ в качестве противовеса красному Китаю и, в целом, влиянию коммунизма в регионе. Поэтому, по понятным причинам, Таиланд, на территории которого, в Мейсалонге, базировались штабы гоминьдановской дивизии, закрывал глаза и на присутствие на территории страны незаконных вооруженных формирований, и на их деятельность, также идущую вразрез с законодательством.

Зато Бирма, на чью территориальную целостность в первую очередь посягали гоминьдановцы и связанные с ними шанские повстанцы, неоднократно пыталась взять Шанские горы под контроль. В конечном итоге не осталось иного пути, как разрешить подразделениям Народно-освободительной армии Китая зайти на территорию страны и выбить гоминьдановские подразделения за бирманскую границу – в соседний Таиланд. Таиландское руководство с присутствием гоминьдановцев смирилось. Тем более, что они оказывали реальную помощь в борьбе с партизанами из Коммунистической партии Таиланда, также оперировавшими в пограничных с Бирмой районах.

Однако изгнание за пределы Бирмы гоминьдановских войск не означало ни прекращения шанского вооруженного сопротивления, ни, разумеется, отказа местного населения от культивирования опийного мака. Наркоторговлю в регионе взяли под контроль боевики из Армии Мон-Тай, которой руководил знаменитый Кхун Са. Этот шанский авантюрист китайского происхождения носил по рождению имя Чжан Шифу и прожил достаточно долгую для людей подобного плана жизнь – 74 года, благополучно скончавшись в 2007 году в собственном особняке в Янгоне. Мировыми СМИ, склонными к демонизации подобных фигур, он часто назывался чуть ли не главарем наркомафии планетарного масштаба, хотя, разумеется, несмотря на определенное влияние в этой сфере деятельности, не контролировал даже в полном объеме сбор опия-сырца в Шанской провинции.

Уход с политической сцены Кхун Са сопровождался распадом созданной им Армии Мон-Тай, из которой вычленились Армия Шанского Государства – Южная (во главе с преемником Кхун Са Йод Суком), Армия Шанского Государства – Северная и более мелкие группы. Также на территории штата действуют Национальная армия Шанского государства, Восточная Армия Шан и вооруженные формирования других этнических общностей – лаху, па-о, ва. Дважды – в 1994 и в 2005 гг. – вожди шанов провозглашали независимость Федерации Шанских государств, но усилия бирманских военных привели к тому, что сегодня под контролем нескольких повстанческих армий находится лишь небольшая часть наиболее труднодоступных районов Шанских гор.
Семидесятитрехлетний Йод Сук – профессиональный военный, всю молодость служивший в подразделениях по борьбе с повстанцами, а в 1991 году оказавшийся в числе заместителей Кхун Са, сегодня носит титул председателя Государственного конгресса шанов и является наиболее авторитетным политиком шанского сообщества, с которым ведут переговоры официальные бирманские власти.

Постоянным военным противником шанских подразделений являются повстанцы народности ва. Соперничество повстанческих армий объясняется, во-первых, претензиями ва на собственную государственность в рамках части штата Шан, во-вторых – конкуренцией за поля опийного мака и рынок сбыта опия-сырца и, в-третьих, – идеологическими соображениями: если шаны издавна поддерживали контакты с гоминьдановцами, то ва долгое время оставались основной поддержкой бирманских коммунистов.

Территория проживания мон-кхмерской народности ва на крайнем северо-востоке штата Шан – высокие горы, в которых опийный мак является ключевой агрокультурой. На протяжении веков ва выращивали опийный мак, а также имели обычай «охоты за головами», характерный для многих племен региона. Именно как производители наркотиков и «охотники за головами» ва, с легкой руки американской и европейской прессы, и прославились в мировом масштабе. Хотя в конечном итоге эти люди – лишь жертвы наложившихся на их традиционную культуру и образ жизни политических и экономических интересов крупных мировых держав, спецслужб и мафиозных синдикатов.

После поражения в Центральной и Нижней Бирме именно сюда отступили отряды Коммунистической партии, которые заручились поддержкой ва – отсталого и дискриминируемого этноса, вдобавок ко всему тесно связанного с Китаем в силу близости к бирмано-китайской границе. Через границу в область Ва переправлялись китайские добровольцы и агенты спецслужб, поставлялось вооружение отрядам коммунистов. Понятно, что и продолжатели дела Маркса-Ленина-Мао в Шанских горах также не брезговали торговлей наркотиками.

После того, как политический режим в Китае ослабил революционную риторику и, соответственно, поддержку маоистских движений в Юго-Восточной Азии, бирманских коммунистов постиг кризис. Одной из крупнейших потерь стал откол от компартии некогда преданных ей людей племени Ва во главе с Бао Юсяном, которые сформировали свою собственную Объединенную армию Государства Ва и провозгласили независимость как от Бирмы, так и от Шанского государства. Благо десятитысячная численность вооруженных подразделений Объединенной армии Государства Ва позволяет поддерживать контроль над территорией этой горной труднодоступной области.

Соединенные Штаты Америки включили Объединенную армию Государства Ва в список организаций, причастных к наркоторговле. Оно и понятно – одна и та же деятельность может оставаться «незамеченной» как в случае с союзными США гоминьдановцами, или же подвергаться всеобщему порицанию, как в случае с армией ва. Последнее объясняется тем, что после ослабления компартии Бирмы именно Объединенная армия Государства Ва стала ключевым проводником китайского влияния в регионе.

Непризнанное Государство Ва сегодня фактически независимо от Бирмы. Его население составляет около 200 000 человек, при этом в области Ва очень четко прослеживается китайское влияние. Люди смотрят телепередачи из КНР, в ходу китайский язык. Юань широко используется в качестве местной валюты.

По сведениям средств массовой информации, вплоть до настоящего времени вооружение для Объединенной армии Государства Ва поставляется из Китая. Так, правозащитные организации в 2012 и 2013 гг. выдвигали против Китая обвинения в поставках армии ва бронетехники и вертолетов, вооруженных ракетами класса «воздух – воздух». Хотя официальный Пекин эти обвинения, разумеется, опроверг, вполне можно допускать, что Поднебесная не спешит расстаться с повстанцами Шанских гор, выполняющими важную функцию давления на правительство Бирмы.

Стремясь положить конец выращиванию опийного мака в области Ва, бирманское правительство при поддержке международных организаций реализует в регионах проживания горных народов программы, направленные на переселение горцев в долины, вытеснение маковых полей плантациями чая и т.д. Гуманитарная помощь в обмен на отказ от производства опия-сырца – такова нынче официальная стратегия мирового сообщества во взаимоотношениях с повстанческими движениями Шанских гор. Другое дело – собираются ли последние в действительности, а не на словах, соблюдать достигаемые договоренности. Здесь очень много зависит как от самих повстанцев, так и от тех сил, которые продолжают использовать их в своих интересах.

Очевидно, что крестьяне Шанских гор, в силу своей экономической отсталости и исторических традиций хозяйствования, выращивающие опийный мак, стали заложниками серьезных политических игр, начатых великими державами еще в середине минувшего столетия. Соединенные Штаты Америки, пытаясь противопоставить коммунистической экспансии в Индокитае повстанческие армии национальных меньшинств и гоминьдановцев, фактически создали «Золотой треугольник» как один из центров мировой наркоторговли и спровоцировали многочисленные кровопролитные войны на территории региона, жертвами которых стали многие тысячи мирных жителей.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. buzer 26 мая 2014 12:52
    я один думаю,что сложившаяся ситуация в тех местах изменится не скоро? При чем не в нашей жизни...
    buzer
    1. Verdent 26 мая 2014 16:55
      Цитата: buzer
      я один думаю,что сложившаяся ситуация в тех местах изменится не скоро? При чем не в нашей жизни...

      не один) США умеют навести такой бардак, что его потом не одно поколение еще разгребать будет...
      Verdent
      1. teron 27 мая 2014 11:06
        Старая, недобрая стратегия англосаксов - стравить между собой народы, а если и так враждуют, то усилить накал противостояния, сдобрив получившуюся кровавую кашу торговлей оружия, наркоторговлей и т.п.
  2. Азаат 26 мая 2014 17:56
    Ксати в голливудских фильмах наркоту продают китайцы из Шанских гор, но продают то китайцы. Даже Сталлоне в "Рембо каком-то" воюет во Вьетнаме с Гоминдановской армией.
    Азаат
    1. abdrah 27 мая 2014 02:20
      Про Кхун Су тема не раскрыта- в 80 годы советская пресса писала про "короля золотого треугольника" что он имеет свою небольшую,но очень хорошо вооружённую армию,у него была даже система ПВО(!!!) ,не большая правда,но для частника из индокитая и это документ. На те годы он был милиардером и имел свою армию.Я считал что это просто какая-то фантастика,но прошло всего 30 лет и частных армий стало как вшей на дворняге а милиардеров ещё больше...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня