Бронированное дитя Уралмашзавода

Гаубица М-30 плюс шасси тридцатьчетверки

Бронированное дитя Уралмашзавода


Первые полтора года Великой Отечественной войны Красная армия вела боевые действия, практически не имея самоходной артиллерии. Немногочисленные довоенные образцы оказались быстро уничтожены, а наспех построенные в 1941 году ЗИС-30 создавались без учета и анализа реальных потребностей сражавшихся на фронте частей. Между тем вермахт располагал значительным количеством разнообразных самоходно-артиллерийских установок, выпуск которых постоянно увеличивался.


15 апреля 1942 года пленум Артиллерийского комитета ГАУ с участием представителей от промышленности и войск, а также Народного комиссариата вооружения признал желательным разработку как самоходно-артиллерийских установок поддержки пехоты с 76-мм пушкой ЗИС-3 и 122-мм гаубицей М-30, так и самоходных истребителей дотов со 152-мм пушкой-гаубицей МЛ-20. Для борьбы с воздушными целями предлагалось сконструировать 37-мм зенитную автоматическую самоходную пушку.

Бронированное дитя Уралмашзавода

Гаубица М-30

БЕЗБАШЕННЫЙ ТАНК У-34

Решение пленума было одобрено Государственным Комитетом Обороны. В основном оно сводилось к созданию такой системы артиллерийского вооружения, которая обеспечила бы поддержку и сопровождение наступающих пехотных и танковых подразделений огнем орудий, способных в любых условиях боя и на всех его этапах следовать в боевых порядках войск и непрерывно вести эффективную стрельбу.

Летом 1942 года в конструкторском отделе Уралмашзавода инженерами Н. В. Куриным и Г. Ф. Ксюниным был подготовлен инициативный проект средней самоходной артустановки У-34 с использованием в качестве базы танка Т-34 и его вооружения. У-34 сохранила от тридцатьчетверки ходовую часть, основные корпусные элементы и вооружение, но отличалась отсутствием вращающейся башни и курсового пулемета, а также несколько увеличенной толщиной брони (в отдельных местах до 60 мм).

Вместо башни на корпус САУ устанавливалась неподвижная броневая рубка, в амбразуре которой орудие могло иметь горизонтальное наведение в секторе 20°, а вертикальное - как у танка. Масса новой машины оказалась примерно на 2 тонны меньше, чем у тридцатьчетверки, кроме того, самоходка была на 700 мм ниже. Ее конструкция значительно упростилась из-за отсутствия трудоемких в изготовлении узлов: башни, погона и т. д.

Проект У-34 получил одобрение руководства Наркомата тяжелой промышленности (НКТП). Как основной вариант боевой машины - истребителя танков и огневой поддержки самоходку намеревались запустить в массовое серийное производство. Два первых опытных образца предполагалось изготовить и отправить на испытания к 1 октября 1942 года. Однако уже к концу августа работы над У-34 были остановлены - Уралмаш начал спешно готовить выпуск танков Т-34.

Бронированное дитя Уралмашзавода


СОЗДАТЬ МАШИНУ В КРАТЧАЙШИЙ СРОК!

Но процесс разработки отечественных САУ на этом не прекратился. Уже 19 октября 1942 года Государственный Комитет Обороны принимает постановление об изготовлении артиллерийских самоходов - легких с 37-мм и 76-мм орудиями и средних - со 122-мм. Создание опытных образцов средних САУ возлагалось на два предприятия: Уралмаш и завод № 592 Наркомата вооружения. Незадолго до этого, в июне - августе 1942-го специалистами артиллерийского завода № 9 в Свердловске (ныне Екатеринбург) был выполнен эскизный проект самоходной установки 122-мм гаубицы М-30 на шасси танка Т-34.

Полученный при этом опыт позволил составить очень подробные тактико-технические требования на средний артсамоход со 122-мм орудием. Они и были приложены к постановлению ГКО и обязывали при проектировании оставить без изменений большую часть агрегатов М-30: всей ствольной группы противооткатных устройств, верхнего станка, механизмов наведения и прицельных приспособлений. Чтобы выполнить эти условия, гаубицу нужно было смонтировать на тумбе, прикрепленной к днищу машины, а длину отката орудия сохранить неизменной, равной 1100 мм (при этом цилиндры противооткатных устройств выступали впереди лобового листа корпуса на значительную длину). Тактико-технические требования обязывали также полностью сохранить все моторно-трансмиссионные агрегаты тридцатьчетверки, а масса САУ не должна была превышать массу танка.

Для выполнения решения ГКО приказом наркома танковой промышленности № 721 от 22 октября 1942 года на Уралмашзаводе сформировали Особую конструкторскую группу (ОКГ) в составе Н. В. Курина, Г. Ф. Ксюнина, А. Д. Нехлюдова, К. Н. Ильина, И. И. Эммануилова, И. С. Сазонова и других. Руководили работами Л. И. Горлицкий и заместитель наркома танковой промышленности Ж. Я. Котин. Установке присвоили заводской индекс У-35, но впоследствии по указанию ГБТУ Красной армии его изменили на СУ-122. На создание машины отводился очень короткий срок: уже 25 ноября должны были начаться государственные испытания опытного образца.

После того как конструкторский отдел Уралмаша закончил рабочий проект самоходки, межведомственная комиссия представителей ГАУ и НКТП подробно его изучила. Одновременно рассматривался и вариант установки, ранее предложенный заводом № 9, поскольку на изготовление САУ по собственным проектам претендовали оба предприятия. Комиссия отдала предпочтение разработке уралмашевцев, поскольку она имела лучшие технические характеристики.

Для сокращения времени изготовления опытного образца подготовка чертежей происходила в тесном контакте конструкторов и технологов. Чертежи на все крупные и трудоемкие детали передавались в цеха раньше, чем заканчивалась вся конструкторская проработка. За сроками и качеством изготовления наиболее ответственных деталей велось особое наблюдение.

В отведенное на выполнение задания время не было возможности изготовить все необходимые приспособ-ления и оснастку. Поэтому опытный образец собирался с большим количеством пригоночных работ. Технологическая оснастка в полном комплекте проектировалась параллельно и предназначалась для последующего серийного производства. Сборку опытного образца закончили 30 ноября 1942 года. В тот же день были проведены заводские испытания: пробег на 50 км и стрельба 20 выстрелами на заводском полигоне в Красном.

После этого в конструкцию артсамохода внесли только те изменения, которые требовались для успешного проведения госиспытаний: смонтировали сиденья, боеукладку, смотровые приборы, вытяжной башенный вентилятор и прочее оборудование, обеспечили углы наведения, требуемые по ТТТ. Остальные пожелания по улучшению конструкции САУ были учтены при отработке чертежей опытной серии. Государственные испытания двух образцов самоходных установок, изготовленных Уралмашем и заводом № 592, проводились с 5 по 9 декабря 1942 года на Гороховецком полигоне.

28 декабря 1942 года на заводском полигоне провели испытания одной из машин установочной декабрьской программы, которые заключались в пробеге на 50 км и стрельбе в 40 выстрелов. Никаких поломок и недостатков отмечено не было. В результате всю установочную партию САУ - 25 машин - признали годной для приема в Красную армию и отправили в Учебный центр самоходной артиллерии. Туда же выехала и группа работников завода - конструкторов, водителей, слесарей. В эту группу входили заместитель главного конструктора Л. И. Горлицкий, водитель Болдырев, старший мастер сборочного цеха Рыжкин и другие специалисты.

Бронированное дитя Уралмашзавода


ДАЛЬНЕЙШЕЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ

В ходе серийного выпуска в конструкцию САУ вносились многочисленные изменения. Поэтому самоходки разных производственных серий отличались друг от друга. Так, например, первые восемь СУ-122, поступившие в Учебный центр, не имели не только вытяжных вентиляторов боевого отделения, но и мест для их крепления. Боевые машины ранних выпусков, не получившие специальных танковых радиостанций, силами центра приспосабливались под установку радиостанций самолетного типа, переданных из Наркомата авиапромышленности.

Бронированное дитя Уралмашзавода


В целом же Учебный центр самоходной артиллерии охарактеризовал новые САУ как чрезмерно тяжелые (масса - 31,5 тонны), не слишком надежные (частые поломки ходовой части) и сложные в освоении. Впрочем, со временем отношение к СУ-122 изменилось к лучшему.

Машины второй серии (февраль-март 1943-го) получили упрощенную маску орудия и ряд изменений в интерьере. Кроме того, были введены цилиндрические топливные и масляные баки, однако до лета 1943 года их не унифицировали с баками тридцатьчетверки. В целом же общее количество деталей, заимствованных от танка Т-34, доходило до 75%. Весной-летом 1943-го для увеличения места под боекомплект из экипажей некоторых машин вывели второго заряжающего. Экипаж уменьшился с 6 до 5 человек, что отрицательно сказалось на скорострельности. Часть СУ-122 получила дополнительный вентилятор боевого отделения, устанавливавшийся на кормовом листе рубки.

Производство самоходок продолжалось на Уралмаше с декабря 1942 по август 1943 года. В этот период завод выпустил 637 САУ. За работу по созданию установки заместитель главного конструктора Л. И. Горлицкий и ведущий инженер предприятия Н. В. Курин были награждены орденом Красной Звезды и удостоены Сталинской премии 2-й степени.

В окончательно отработанной конструкции серийной САУ СУ-122 вся моторно-трансмиссионная группа и ходовая часть танка Т-34 сохранились без изменений, полностью бронированные отделение управления и боевое отделение располагались в передней части машины, масса установки (29,6 т) была меньше массы танка Т-34, скорость движения, проходимость и маневренность остались прежними.

В качестве вооружения САУ использовались качающаяся и вращающаяся части 122-мм полевой гаубицы образца 1938 года - М-30. Длина ствола - 22,7 калибра. Верхний штыревой станок гаубицы устанавливался в гнездо специальной тумбы, смонтированной в передней части днища корпуса. На цапфах станка крепилась качающаяся часть со штатными стволом, люлькой, противооткатными устройствами, прицелом и механизмами наведения. Необходимость бронирования качающейся части потребовала усиления пружинного уравновешивающего механизма, что было сделано без изменения его габаритов.

Боекомплект - 40 выстрелов раздельно-гильзового заряжания, в основном осколочно-фугасных. В отдельных случаях для борьбы с танками противника на дальностях до 1000 м применялись кумулятивные снаряды массой 13,4 кг, способные пробивать броню в 100-120 мм. Масса осколочно-фугасного снаряда - 21,7 кг. Для самообороны экипажа установка снабжалась двумя пистолетами-пулеметами ППШ (20 дисков - 1420 патронов) и 20 ручными гранатами Ф-1.

Для стрельбы прямой наводкой и с закрытых огневых позиций использовался один панорамный прицел с полунезависимой линией прицеливания. Головка панорамы выходила под бронированный козырек корпуса с боковыми отверстиями для обзора местности, которые при необходимости могли закрываться шарнирными крышками. У командира машины имелись перископический танковый прибор наблюдения ПТК-5, позволявший производить круговое наблюдение за местностью, и радиостанция 9РМ. Командир машины помимо своих прямых обязанностей выполнял работу правого наводчика по углу возвышения.

Относительно большая численность экипажа (5 человек) объясняется тем, что 122-мм гаубица имела поршневой затвор, раздельное заряжание и разнесенный по обе стороны орудия механизм наведения (слева находился маховик винтового поворотного механизма, а справа - маховик секторного подъемного механизма). Угол горизонтального наведения орудия составлял 20° (по 10° на сторону), вертикальный - от +25° до -3°.

Бронированное дитя Уралмашзавода


ЧАСТИ РВГК

При создании первых отдельных самоходно-артиллерийских частей Красной армии в качестве основной организационной единицы был принят полк, получивший наименование «самоходно-артиллерийский полк Резерва Верховного главного командования (РВГК)». Первые самоходно-артиллерийские полки (1433-й и 1434-й) были сформированы в декабре 1942 года. Они имели смешанный состав, и в каждый входило шесть батарей. В четырех батареях полка на вооружении состояли по четыре легких САУ СУ-76 и в двух батареях - по четыре установки СУ-122.

В каждой батарее было два взвода по две установки. Для командиров батарей самоходок не предусматривалось. Всего на вооружении полка находилось 17 САУ СУ-76 (в том числе одна для командира полка) и восемь СУ-122. По такому штату предполагалось сформировать 30 полков. Первые самоходно-артиллерийские полки предназначались для передачи в танковые и механизированные корпуса, однако в связи с начавшейся операцией по прорыву блокады Ленинграда их в конце января 1943 года отправили на Волховский фронт.

Первый бой новые полки приняли 14 февраля в частной операции 54-й армии в районе Смердыни. В итоге за 4-6 дней боев было разрушено 47 дзотов, подавлено 5 минометных батарей, уничтожено 14 противотанковых орудий, сожжено 4 склада боеприпасов. На Волховском фронте в некоторых операциях принимали участие заводские водители-испытатели. В частности, за успешное выполнение отдельного задания водителя-испытателя Уралмашзавода Болдырева наградили медалью «За боевые заслуги».

Самоходно-артиллерийские полки РВГК смешанного состава прежде всего предназначались для усиления танковых частей в качестве их подвижной войсковой артиллерии, а также для поддержки пехоты и танков общевойсковых соединений как артиллерия сопровождения. При этом предполагалось и считалось возможным привлекать САУ к стрельбе с закрытых огневых позиций.

Однако в ходе боев, в которых участвовали смешанные самоходно-артиллерийские полки, выявился ряд организационных недостатков. Наличие в полку САУ различных типов затрудняло управление ими, усложняло снабжение боеприпасами, горючим (двигатели СУ-76 работали на бензине, а СУ-122 - на соляре), смазочными материалами, запасными частями, а также доукомплектование их личным составом. Такая организация самоходно-артиллерийских полков отрицательно сказывалась и на проведении ремонта. Чтобы устранить все эти недостатки, было необходимо перейти к комплектованию полков однотипной материальной частью.

Подготовка личного состава для самоходно-артиллерийских частей в течение всей войны велась Учебным центром самоходной артиллерии, находившимся в поселке Клязьма Московской области. Центр был образован 25 ноября 1942 года. Его задачи - формирование, обучение и отправка на фронт самоходно-артиллерийских полков и маршевых батарей. Для подготовки механиков-водителей для СУ-122 из бронетанковых войск был передан 32-й учебный танковый батальон, на базе которого в Свердловске создали 19-й учебный самоходно-артиллерийский полк.

Батареи, сформированные в учебном полку, направлялись в Учебный центр, где сводились в полки, пополнялись личным составом из запасного полка, укомплектовывались военно-техническим имуществом и автотранспортом. После слаживания подразделений полки направлялись в действующую армию. Сроки подготовки самоходно-артиллерийских частей зависели от обстановки на фронте, планов Ставки ВГК и наличия материальной части. В среднем формирование самоходно-артиллерийского полка занимало от 15 до 35 суток, но если того требовала обстановка, то при наличии материальной части и обученного личного состава отдельные полки формировались в течение 1-2 суток. Слаживание их производилось уже на фронте.

Бронированное дитя Уралмашзавода


БОЕВАЯ ПРАКТИКА

В 1943 году в ходе обучения и боевых действий была разработана тактика применения самоходной артиллерии, сохранившаяся до конца войны. Она состояла в том, что с началом движения танков в атаку САУ с занятых позиций огнем прямой наводкой уничтожали оживавшие и вновь появлявшиеся противотанковые орудия и другие, более важные огневые точки противника. Перемещение САУ на следующий рубеж начиналось при достижении танками и пехотой первой вражеской траншеи, при этом часть самоходно-артиллерийских батарей выдвигалась вперед, а другая продолжала вести стрельбу по наблюдаемым целям со старых позиций. Затем и эти батареи шли вперед под прикрытием огня уже развернувшихся на новом рубеже САУ.

В ходе наступления самоходно-артиллерийские установки двигались в боевых порядках пехоты и танков, не отрываясь от поддерживаемых подразделений более чем на 200-300 м, что позволяло постоянно осуществлять огневое взаимодействие с ними. Таким образом, скачки от одного рубежа к другому производились часто, поэтому САУ находились на каждом огневом рубеже всего 3-5 минут, реже - 7-10. За этот промежуток времени они успевали подавить одну, редко - две цели. Вместе с тем такой способ перемещения боевого порядка самоходной артиллерии способствовал непрерывности сопровождения пехоты и танков.

Самоходно-артиллерийские установки обычно вели стрельбу в интервалы между танками или подразделениями пехоты, уничтожая наиболее активные огневые средства противника. В ходе наступления они вели огонь или с коротких остановок - одним прицельным выстрелом из орудия по конкретной цели или задерживаясь у каких-либо укрытий - тремя-четырьмя прицельными выстрелами. В отдельных случаях САУ заблаговременно занимали огневую позицию и длительное время вели огонь с места из-за укрытия. При этом стрельба могла производиться более спокойно, до полного уничтожения нескольких целей, после чего совершался скачок вперед до следующего рубежа или до включения в боевой порядок передовых стрелковых и танковых подразделений. Так, в боевом применении самоходной артиллерии стали различаться три основных способа выполнения огневых задач: «с коротких остановок», «с остановок» и «с места».

Стрельба из САУ велась в пределах дальности действительного огня и зависела от обстановки, местности и характера цели. Так, например, самоходки 1443-го самоходно-артиллерийского полка на Волховском фронте в феврале 1943 года, ведя боевые действия на лесисто-болотистой местности, ограничивавшей возможности стрельбы, открывали огонь по всем целям на дальностях, не превышавших 400-700 м, а по дзотам - 200-300 м. Для разрушения дзотов в этих условиях в среднем требовалось 6-7 122-мм снарядов. Стрельба в большинстве случаев велась по целям, которые отыскивали сами экипажи. Значительную помощь в этом оказывали десанты пехоты (когда они имелись). Только 25% всех обнаруженных целей уничтожалось по указанию командиров батарей. Если обстановка вынуждала применять сосредоточенный огонь или вести стрельбу с закрытых позиций, то управление огнем централизовалось в руках командира батареи или даже командира полка.

Что касается СУ-122, то с апреля 1943 года началось формирование самоходно-артиллерийских полков с однотипными установками. В таком полку имелось 16 САУ СУ-122, которые вплоть до начала 1944 года продолжали использоваться для сопровож-дения пехоты и танков. Однако такое применение ее было недостаточно эффективным из-за небольшой начальной скорости снаряда - 515 м/с и, следовательно, малой настильности ее траектории. Поступавшая с августа 1943 года в значительно больших количествах в войска новая САУ СУ-85 быстро заменила свою предшественницу на поле боя.
Автор: Михаил БАРЯТИНСКИЙ
Первоисточник: http://www.vpk-news.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня