Битва за «ворота Порт-Артура». Часть 2

Цзиньчжоуская позиция и силы сторон

Квантунский полуостров, на котором развернулись боевые действия после высадки 2-й японской армии Оку у Бицзыво, располагается на юге Маньчжурии и с трех сторон окружен заливами Желтого моря: с востока Корейским, с запада — Ляодунским и с юга — Печилийским. По всей территории Квантунского полуострова с севера на юг идет горный кряж с множеством отдельных хребтов и отрогов, некоторые из них почти отвесно оканчиваются у моря. Протяженность береговой линии полуострова довольно велика, но десантодоступных мест мало, в основном они находятся к северу от города Дальнего.

В районе города Цзиньчжоу (Кинчжоу) расположен горный массив (гора Самсон), южнее которого лежит небольшая долина, которая переходящая к юго-западу в группу холмов. На этих холмах и была оборудована Цзиньчжоуская позиция. Он закрывала дороги из Южной Маньчжурии на полуостров, к городам Дальнему и Порт-Артуру. Русская позиция была оборудована на перешейке между Цзиньчжоуским заливом и заливом Хунуэза. Это были укрепленные холмы с понижающимися к заливам скатами. К северу, у левого русского фланга, располагался город Цзиньчжоу. К востоку, на правом фланге, была гора Самсон, в тылу — Тафашинские высоты. Фланги были открыты и не защищены от обстрела с моря. «Ворота к Порт-Артуру» находилась от крепости на удалении 62 километров. От Цзиньчжоуской позиции до самой крепости больше не было ни одного оборудованного в инженерном отношении оборонительного рубежа.


С учётом стратегического значения этой позиции русское командование ещё до начала войны должно было позаботиться о возведении здесь долговременных фортификационных сооружений. Современный форт, имеющий все средства современной техники, мог на таком узком участке задержать японскую армию на несколько месяцев. Причем незначительными силами. Однако в реальности этого не сделали. Русское командование не оценило значение «ворот к Порт-Артуру».

Позиции русских войск имели по фронту до 4 км. Они имели два-три яруса траншей для стрелков с блиндажами, козырьками от шрапнели и с бойницами, пять редутов, три люнета и тринадцать артиллерийских батарей. Дополнительно подходы к полевым укреплениям были прикрыты проволочными заграждениями в 4-5 рядов кольев, общей протяженностью в 6 км. Кроме того, на приморских участках зарыли 84 фугаса с электрическими запалами. Укрепления были связаны ходами сообщения и имели телефонную связь. Было установлено два прожектора. Артиллерийско-пулеметное вооружение позиции состояло из 65 орудий (по другим данным, 70) и 10 пулеметов. К сожалению, артиллерия была расположена неудачно. Большинство орудий стояли открыто, не были замаскированы, и скученно. К тому же снарядов явно не хватало на длительный, ожесточенный бой — на каждое орудие было примерно по 160 снарядов. А подвоз боеприпасов не был организован.

К тому же командование не позаботилось о достаточном гарнизоне позиций. Когда уже стало очевидно, что японские войска идут на Порт-Артур, русское командование сосредоточило здесь около 18 тыс. человек при 131 орудии под общим командованием командира 4-й стрелковой дивизии генерал-майора Александра Фока. Это были значительные силы. Однако он для обороны Цзиньчжоуской позиции выделил только 14 рот, в том числе 11 из 5-го стрелкового полка полковника Николая Третьякова (всего около 3,8 тыс. человек). Остальные войска были оставлены в резерве и участие в сражении не приняли.

Город Цзиньчжоу, имевший стены, оборонял гарнизон из двух рот 5-го полка. Генерал Стессель считая, что данная позиция слишком удалена от Порт-Артура и войск не хватит на охрану побережья между этими пунктами, поэтому дал указание «задержать противника, но не слишком рисковать». Да и командующий русской армией в Маньчжурии Куропаткин не планировал удержание позиции при Цзиньчжоу. Он рекомендовал Стесселю своевременно отвести войска генерала Фока и вовремя снять и увезти орудия.

7(20) мая японские войска атаковали город Цзиньчжоу. Русский гарнизон отбил три атаки. Ночью 12(25) мая японцы пошли на новый штурм. К утру японские войска прорвались в город и русский гарнизон отошёл на главные позиции.

Битва за «ворота Порт-Артура». Часть 2


Штурм

13 (26 мая) 1904 г. японские дивизии пошли на штурм русских позиций. Атака началась ранним утром. После артиллерийской подготовки плотные колонны солдат японской армии пошли в наступление. Штурм позиций одного-единственного полка сибирских стрелков вели последовательно менявшиеся части всех трёх дивизий 2-й армии. В армейском резерве оставили только один полк. Части 4-й дивизии наступали на левый фланг позиции, 1-я дивизия — в центре, 3-я дивизия — на правый фланг. Японцы имели почти в десять раз больше живой силы и подавляющее превосходство в артиллерии и пулеметах.

С моря штурм русских позиций поддерживали 4 канонерские лодки и 6 миноносцев. Они вели огонь из залива Цзиньчжоу. Русское командование в свою очередь направило для поддержки правого фланга канонерку «Бобр» и миноносцы «Бурный» и «Бойкий». Корабли подошли около 10 часов утра в залив Хунуэза и открыли огонь по флангу японской 3-й дивизии. Русский отряд быстро рассеял порядки японской пехоты и перенес огонь на артиллерию, которая поддерживала 3-ю дивизию, и заставил её замолчать. После того как корабли расстреляли весь боезапас, командир отряда и канонерки «Бобр», капитан 2-го ранга Владимир Шельтинг увёл их в Порт-Артур.

Битва за «ворота Порт-Артура». Часть 2

Японская пехота под огнем канонерской лодки «Бобр». Бой под Цзиньчжоу. Художник Д. Базуев

Адмирал Того, который имел на базе островов Эллиот три броненосца, четыре крейсера и 12 миноносцев, не принял участие в этом сражении. После потери двух эскадренных броненосцев и других кораблей на минах, он боялся рисковать. Контр-адмирал Витгефт ограничился единичной посылкой трех кораблей, под разными предлогами отказавшись от более серьёзной поддержки Цзиньчжоуской позиции. Хотя удачный опыт «Бобра» показал, что флот мог оказать более серьёзную поддержку сухопутным войскам и замедлить наступление японских войск. Правда, было очевидно, что флот сам по себе не мог удержать позиции у Цзиньчжоу, так как командование сухопутных сил не имело желания удерживать их до последнего.

Первоначало японцы пошли на лобовой штурм высот перешейка. Японское командование последовательно провело восемь массированных атак. Однако они были отбиты артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем. Времена японские солдаты прорывались на дистанцию 25-30 метров от русских позиций, но их отбрасывали. Иностранный военный наблюдатель при штабе 2-й армии, британский полковник В. Апслей Смит докладывал начальству: «Сражение было очень упорное. Японская пехота сравнительно легко достигала местности в 300-600 ярдах от цели, но дальнейшие неоднократные попытки продвинуться вперед не дали результатов». Ещё один иностранный наблюдатель, английский генерал-лейтенант Ян Гамильтон отметил стойкость русских солдат и офицеров.

Все атаки японцев в течение первой половины дня были отражены с большими для японцев потерями. 1-я и 3-я дивизии не смогли достичь хотя бы небольших тактических успехов. Однако затем ситуация ухудшилась. Японцы обнаружили позиции всех русских батарей и открыли по ним огонь. В итоге русская артиллерия замолчала — часть орудий была выведена из строя (многие орудия стояли на открытых позициях), а у других просто закончились боеприпасы. Надо сказать, что в этот день особенно отличилась батарея капитана Л. Н. Гобято, которая была расположена на закрытой позиции у деревни Лиодятунь. Батарея Гобято успешно вела сосредоточенный огонь по вражеской артиллерийской позиции на горе Самсон. Русские артиллеристы подавили японскую батарею, при этом сами в ходе артиллерийской дуэли потерь не понесли.

На первом этапе боя победа осталась за русскими войсками. Они отразили все атаки. Вражеская пехота ни на одном направлении не смогла приблизиться к русским траншеям ближе чем на километр. Только 4-я дивизия имела локальный успех. Пользуясь хорошими естественными препятствиями, которые имелись на русском левом фланге и поддерживаемые корабельным огнем, японские солдаты смогли продвинуться вперёд. Но во время отлива, когда корабли отошли в море, 4-я дивизия также остановилась.

Однако наметились и тревожные тенденции. Русская артиллерия была выбита или не имела боеприпасов. На левом фланге японские войска имели сильную поддержку со стороны моря. Генерал Фок боем не руководил. Утром он оставил командный пункт и уехал в тыл, чтобы подготовить позиции на случай высадки японского десанта. Вернувшись к обеду, Фок послал полковнику Третьякову, который стал настоящим героем обороны Порт-Артура, приказ не отступать без его разрешения. Этим и завершилось «управление» со стороны комдива Фока во время первой фазы боя. Стессель остался в Порт-Артуре, и его единственным руководящим приказом было указание использовать 6-дюймовую (152-мм) пушку Канэ, которую привезли за несколько дней до боя. Но её не успели установить.

В 12 часов 35 минут генерал Фок, который изучил последствия первого этапа боя, направил полковнику Третьякову довольно дельное указание — отметил опасность на левом фланге. Здесь действительно сложилась опасная ситуация. 4-я дивизия противника, пользуясь особенностями местности и поддержкой кораблей, и не считая потерь, могла проломить русскую оборону. Однако Фоку, который было руководителем обороны Цзиньчжоу, следовало самому перебросить резервы и артиллерию на угрожаемый участок, а не давать советы Третьякову. Японцы вели ожесточенные атаки по всем направлениям и огромными силами, Третьяков не имел даже роты, чтобы подкрепить левый фланг. Поэтому он и ответил Фоку, что у нет свободных солдат, и что он может надеяться только на удаль и мужество солдат и офицеров.

Битва за «ворота Порт-Артура». Часть 2 Около 2 часов дня японская армия, после артиллерийской подготовки, пошла на новый штурм русских позиций. Снова закипел яростный бой. Японцы несли большие потери, но упорно рвались вперёд. К 4 часам дня японцы выдохлись. Генерал Фок снова посетил позиции, но даже не встретился с Третьяковым и, не отдав не одного распоряжения, удалился.

2-я армия понесла значительные потери. Так, 1-ю дивизию пришлось усилить двумя батальонами из армейского резерва. 3-я дивизия, понесшая большие потери от огня русских кораблей и поражаемая огнем батарей с Тафашинских высот, также была в тяжелом положении. Её пришлось усилить последним батальоном из резерва армии. Командующий 2-й японской армией генерал-лейтенант барон Оку в донесении императорскому главнокомандующему маршалу Ивао Ояме отметил, что благодаря упорному сопротивлению русской пехоты положение дел не изменялось до 5 часов дня. До этого времени японцы не могли найти бреши в русской обороне. Войска понесли большие потери, и дальнейшее наступление казалось бессмысленным.

Однако генерал Оку решился ещё на один штурм. Он решил произвести решительную атаку на своем правом фланге, где на участке 4-й дивизии наметился небольшой успех. После новой продолжительной артиллерийской подготовки позиции противника, которую поддержали огнем канонерки и миноносцы, 4-я дивизия пошла в решительное наступление. Прибрежные русские траншей под мощным огнем японской артиллерии были практически полностью разрушены. Сильно поредевшие ряды русских стрелков, которые не имели поддержки артиллерии, не смогли остановить густые цепи противника.

Оставшиеся в живых солдаты 5-й и 7-й рот 5-го полка стали отходить. Японские войска смогли вклиниться в русские позиции. Заметив отступление на левом фланге, и не разобравшись в ситуации, отошли и подразделения защищавшие правый фланг. Японцы быстро заняли оставленные позиции. Войска стали отходить на вторую, более слабую, позицию на линии залива Лунвантан — деревня Суанцайгоу. Только в центре роты 5-го Восточно-Сибирского стрелкового полка продолжали держаться за свои позиции даже будучи окруженными. Сибирские стрелки встретили лезущих со всех сторон врагов в штыки и гибли в неравной борьбе. В плен никто не сдавался.

Битва за «ворота Порт-Артура». Часть 2


Итоги

Бой у Цзиньчжоу стал одним из самых кровопролитных в этой войне. Японская армия потеряла около 4,5 тыс. человек убитыми и ранеными (по другим данным, около 5 тыс. человек), то есть до 10 % личного состава всей армии. Русские войска потеряли около 1,4 тыс. человек (по другим данным, 1,6 тыс. человек). 5-й стрелковый полк потерял более трети своего состава и более половины офицеров. Японцы захватили почти всю русскую артиллерию и пулеметы, так как командование не приняло меры для их эвакуации.

В военном отношении неудача обороны Цзиньчжоуской позиции была определена несколькими факторами. Во-первых, заблаговременно не были построены долговременные фортификационные сооружения, которые могли превратить узкий перешеек в мощную крепость, для взятия которой японской армии пришлось бы потратить много времени, ресурсов и сил. Собственно русское командование Цзиньчжоускую позицию вообще не собиралось долго и упорно защищать.

Во-вторых, артиллерия позиции была расположена на открытых позициях, как и в сражении на реке Ялу, и легко поражалась артиллерией противника. Огневая связь между отдельными подразделениями была организована плохо. Артиллерия не имела значительного запаса боеприпасов, и не был организован подвоз снарядов. В результате японцы в первой половине дня подавили русскую артиллерию или она не имела боеприпасов для поддержки пехоты.

В-третьих, главные силы 4-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии генерал-майора А. В. Фока (14 тыс. штыков) и её артиллерия вообще не приняли участия в сражении. Хотя вступление их в бой, русский контрудар, особенно когда силы японской 2-й армии были обескровлены и японцы уже потеряли надежду взять русские позиции, могло вообще привести к победе русской армии. 2-й армии пришлось бы отойти и перегруппировать силы, чтобы повторить атаку. Некоторые военные исследователи вообще считают, что если бы в бой был брошен весь корпус Стесселя, а не один полк, японская армия была бы разгромлена, что могло привести к перехвату стратегической инициативы в войне. Однако Фок и Стессель самоустранились от сражения. Верховное командование не только не организовало контрудар, но и не приняло мер для организованного отступления. Это привело к лишним потерям, утрате артиллерии, излишне быстрому отступлению к Порт-Артуру.

В-четвертых, не были использованы все возможности Порт-Артурской эскадры. Хотя удачный пример действий канонерки «Бобр» доказал, что флот мог оказать более действенную поддержку сухопутным войскам.

Поражение у Цзиньчжоу привело к быстрому отступлению русских войск. Все позиции и селения были оставлены, войска оттянули к Порт-Артуру. Дорога на Порт-Артур была открыта. В ночь на 27 мая русские войска отступили к станции Нангалин (Нангуаньлинь). В это же время генерал Фок приказал оставить порт Дальний. Фактически порт просто бросили. Военный инженер порта капитан Зедгенидзе и лейтенант Сухомлин по своей инициативе стали разрушать всё, что было возможно. Но из-за нехватки времени и рабочих рук просто не успели. Японцы смогли захватить большую часть портовых сооружений в целости и сохранности, что позволило им использовать Дальний как свою военно-морскую базу, перевалочный пункт и тыловую базу 3-й армии. Так, японцы захватили целыми более 100 складов и бараков, железнодорожные мастерские, электростанцию, вагонетки для узкоколейной железной дороги, более 400 вагонов, 50 различных морских грузовых судов, большой запас рельсов и угля. Именно через Дальний к Порт-Артуру будут перебрасывать тяжелые 11-дюймовые гаубицы. Транспортировка их через Корею, где не было хороших дорог, потребовала бы много месяцев.

Надо сказать, что японцы особо и не спешили двигаться к Порт-Артуру. Они заняли Дальний только через четыре дня, как его покинули русские. 2-я армия вообще не преследовала дивизию Фока. Оку оставил заслон у Цзиньчжоу и с главными силами двинулся на ляоянском направлении, чтобы преградить дорогу русской Маньчжурской армии. Против Порт-Артура же должна была действовать 3-я армия под командованием Ноги. Её основой стала 1-я дивизия, которую Оку оставил на порт-артурском направлении. Вскоре прибыл Ноги, его штаб и первые соединения 11-й дивизии. Именно Марэсукэ Ноги во время Японо-китайской войны командовал первой пехотной бригадой, которая за один день захватила Порт-Артур. В начале июне Ноги имел всего 30 тыс. солдат и резервов у него не было. Наступательный действий японский генерал не вел и активно готовился к обороне, опасаясь активных наступательных действий гарнизона Порт-Артура.

Бой у Цзиньчжоу коренным образом изменил ситуацию и для русского флота. 27 мая контр-адмирал Витгефт собрал военный совет и поставил вопрос о том, что делать: 1) прорываться во Владивосток; 2) искать решительного сражения с флотом противника; 3) остаться в Порт-Артуре и защищать крепость до последней возможности и только после разрушения обороны дать последний бой вражескому флоту. Совет большинством голосов постановил оставаться в Порт-Артуре и всеми силами оборонять крепость. На совете приняли и второе важное решение. Предполагалось, что в критический момент положения Порт-Артурской крепости, когда все возможности к обороне будут исчерпаны, флот выйдет в море, чтобы прорваться во Владивосток или вступить в бой с вражеским флотом, при любом соотношении сил. Правда, было очевидно, что это решение невыполнимо. При полной отдаче сил и средств в обороне Порт-Артура флот просто не сможет выйти в море и тем более дать бой противнику.

Есть мнение, что это была ошибка, которая привела Порт-Артурскую эскадру к гибели. Прорыв флота во Владивосток, его сохранение и действия на коммуникациях противника могли принести больше пользы вооруженным силам Российской империи. Так, капитан 2-го ранга Эссен, последователь Макарова, считал, что флот должен выйти в море, где принесёт больше пользы. Флот и так сделал для обороны крепости все возможное, поставив минные заграждения, свезя орудия и пулеметы в береговые укрепления и направив в форты часть экипажей. Флот должен был оставить орудия и прорываться во Владивосток. Там можно было починить корабли, пополнить недостающее вооружение и вместе с Владивостокским крейсерским отрядом ударить по врагу и завладеть морем. Это спасло бы и Порт-Артур. Командир броненосца «Ретвизан» капитан 1-го ранга Щенснович также выступал за выход в море. Их взгляды разделяли многие офицеры на кораблях.

Битва за «ворота Порт-Артура». Часть 2

Батарея №5 ведет огонь по японской артиллерии. Бой под Цзиньчжоу. Художник Д. Базуев

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 12
  1. shurup 27 мая 2014 09:10
    Вот так учились воевать в начале 20-го века. Безинициативность под лозунгом "как бы чего не вышло" тоже наказуема. Особенно это касается поддержки с моря.
  2. Cristall 27 мая 2014 10:48
    дело в том что ситуация в Севастополе(где морское начальство и есть душа города) и ситуация Порт Артура-где каждый начальник----совсем разные ситуации. Если Макаров пытался ка кто разрешить противоречие--берег-флот, то последователи вообще не пытались.
    Командующий флотом Алексеев. Командующий сухопутной армии-Стессель. А после бегства Алексеева-Витгефт не подчинялся и не подчинял Стесселя. 2 начальника ни одного главного. Было кого обвинять и было на кого сваливать неудачи. Координации общих действий никаких. Если доходило до случаев когда генералы полков вынуждены сами просить командиров кораблей помогать их силам--то грош цена всему командованию русским силам на ДВ... как можно выиграть или сохранить статус кво при столь гнусном взаимодействии? Ну а если был еще и ВВС(гипотетически представим)--вообще было бы каждый сам за себя...
    Первоначальный план был очень неплохой---превратить полуостров в крепость на узком перешейке и заодно использовать его как продовольственную базу. Но..Стессель боялся больше за Артур, Алексеев(Витгефт за сохранность флота--меткая фраза у Степанова--а давайте его сразу в Питерский музей отправим) --- кому он нужен был тот полуостров? Третьякову? 5 полку? Солдатам и стрелкам которые гибли под огнем канонерок, артиллеристам на открытой позиции против всех закрытых японских?
    3 дивизии против полка который даже не мог запросить масштабную помощь флота(кстати Того один раз появился отгоняя Пересвет с канонерками--и тогда тоже можно было решать либо флот до конца с армией или нет--решили не рисковать)
    По моему русские оставались русскими когда рисковали на той войне...
    Небольшое свое мнение---климат той местности тоже вымывает кристаллизацию русских. Жарко сухо, расслабленность неторопливость... никакой кристаллизации русского духа у начальства...
    1. alleksSalut4507 27 мая 2014 22:26
      и получилось,что недалёкие чванливые придуры добавили г.на.
  3. ramin_serg 27 мая 2014 11:17
    Слава и вечная память всем воинам погибшим во имя Родины
  4. Прометей 27 мая 2014 14:45
    Скажите,а почему Маньчжурию мы осваивали,но не присоединили Корею ? Ведь там и ВМБ можно было сделать получше - Мозампо или Пусан,и сельскохозяйственные земли есть. Что помешало ?
    1. Ангро Маньо 27 мая 2014 20:09
      С экономической точки зрения бесполезно. КВЖД строили для Владивостока. Освоение Манчжурии вторично.
    2. Комментарий был удален.
  5. Cristall 27 мая 2014 20:17
    На деле вся эта заварушка мирового масштаба и есть борьба за Корею. То есть его значение было оценено всеми(от Япов до бриттов и янки и прочих европейских стран) Вы посмотрите на отряд стационеров в Чемульпо(Французы, итальянцы, британцы, японцы, русские, американцы..)
    Все поддерживали своих послов. Постоянная связь. Телеграф..
    КОрейский полуостров был основной задачей политики в том регионе в том году. Страна по себе бедная, и хотя в своей истории она нанесла поражение японцам--в тот период была в упадке, как и КИтай.
    Договор с Англией и экономический с США выдавал право Японии претендовать на Корейский полуостров с приоритетом на спонсоров Японии. КОроче, жар весь от победы и ослабления позиции РИ и увязании в долгах победителя использовали главные заказчики той войны. США и Англия.
    Зря РИ только напрягалась, ее союзники предпочли ничего не делать, или сдавать русские интересы. Ну или просто помолчать в сторонке(французы)
    И почему потом РИ не помолчала в 1 МВ? Спасала этих..
    1. alleksSalut4507 27 мая 2014 22:31
      окружению Русс.Имп. платили хорошо.а у Н-2 не получилось организовать СМЕРШ......
  6. grigorii 27 мая 2014 20:25
    Цитата: shurup
    Вот так учились воевать в начале 20-го века. Безинициативность под лозунгом "как бы чего не вышло" тоже наказуема. Особенно это касается поддержки с моря.

    Неуже-ли эти высшие должностные офицеры не понимали что и как делают.Это просто вредительство и предательство.
    1. alleksSalut4507 27 мая 2014 22:33
      прочитайте по теме -В.Пикуля.у него есть книги.
      1. Kosha 28 мая 2014 02:44
        Почитайте по теме Степанова. Конкретно - "Порт-Артур". Там хоть и в художественнной форме, но очень хорошо всё рассказано.
        Kosha
    2. strannik1985 28 мая 2014 22:25
      Фок,на учениях за год-два до этих событий отражал десант в такой же ситуации,т.е.при обороне Цзиньчжоу,скорее всего считал лобовой удар сковывающим,а основного ждал с моря. Плюс,скорее всего,недооценка противника
  7. Hariva 27 мая 2014 21:05
    Нда. Пол годика назад эта статья собрала бы порядка полусотни комментов. Сейчас её походу и не читали 3/4 участников форума.
    Поставил всем + . "Просто так"
  8. Карабанов 28 мая 2014 18:42
    Заметно что автор темой владеет и подготовился хорошо. Попросил бы ссылки на источники... (+).
  9. strannik1985 28 мая 2014 22:29
    ЕМНИП Цзиньчжоузский перешеек еще какое-то время был под властью китайцев,потом не хотели злить японцев+характерная для предверия РЯВ нехватка денег.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня