Китай переживает всплеск исламистского террора



Очередной взрыв в городе Урумчи – столице Синцзян-Уйгурского автономного района КНР – унес десятки жизней. Этот теракт стал крупнейшим за последние годы, хотя жители города давно привыкли к таким «сюрпризам»: в западной части Китая наблюдается небывалый всплеск террористической активности. Подавляющее большинство терактов осуществлены исламистами, получающими финансовую поддержку от своих зарубежных «партнеров».


Исламисты атакуют Китай

Главная цель КНР – стать богатой и сильной державой, выйдя на качественно новый уровень в глобальной политике. Сейчас Китай, несмотря на свой огромный потенциал, все еще остается региональной державой со множеством внутренних проблем, с которыми правительство борется с конца 70-х годов. В свою очередь, зарубежные спонсоры боевиков Синцзян-Уйгурского автономного района ставят перед собой задачу максимально дестабилизировать ситуацию в КНР для того, чтобы не допустить превращения Китая в сильного мирового игрока. Нужно уничтожить производственную инфраструктуру, отпугнуть инвесторов, посеять в обществе страх, «повязать кровью» как можно большее число граждан.

Серия взрывов 23 мая в Урумчи – один из эпизодов такого сценария. Неизвестные на двух автомобилях на городском рынке врезаются в толпу, после чего одна машина взрывается, а из второй в людей летят взрывные устройства. Три десятка человек гибнут на месте, еще около 90 получают травмы разной степени тяжести. Кого должны винить родственники убитых?

В Урумчи компактно проживают две общины – уйгурская и китайская. Если кто-то захочет мстить за погибших, последствия такого поступка трудно предсказать. Город в 2009 году уже пережил погром, унесший жизни 197 человек. Неужели по вине неизвестных террористов такое должно повториться?

Не зря председатель КНР Си Цзиньпин выступил с предельно жестким заявлением по поводу теракта на рынке Урумчи. Он пообещал не жалеть усилий ради того, чтобы наказать террористов, а также не допустить дестабилизации обстановки на западе Китая. Зато враги КНР молчат: ответственность за убийство 31 человек никто на себя не взял.

Впрочем, и так понятно, кто является исполнителем теракта. Речь идет об организации Исламское движение Восточного Туркестана. За день до трагедии информационное агентство «Синьхуа» сообщило о том, что суд вынес приговоры 39 экстремистам, уличенным в пропаганде терроризма и участии в незаконных вооруженных формированиях.

Однако вопрос о том, кто оплатил нападение на рынок в Урумчи, остается открытым. Синцзян-Уйгурский автономный район – достаточно бедный край, где бизнес отнюдь не процветает. Урумчи – не финансовый центр, и добыть деньги с помощью классической экспроприации экспроприаторов – серьезная проблема. Наверняка средства поступают из-за рубежа.

Косвенным подтверждением того, что источники финансирования уйгурских террористов находятся за границей, служит тот факт, что количество терактов в последнее время резко увеличилось. Это совершенно неестественное явление, потому что предпосылок для роста численности экстремистских вылазок не было. В прошлые десятилетия вялое противостояние между уйгурами и китайцами никогда не приводил к такому количеству жертв. Очевидно, что кто-то начал искусственно стимулировать конфликт.

Так, с начала весны теракты стали происходить не только на территории Синьцзян-Уйгурского автономного района, но и в сотнях километрах от его границ. Два месяца назад в городе Куньмин, расположенном в южной провинции Юньнань, вооруженные холодным оружием неизвестные лица напали на один из пассажирских поездов и убили 29 человек. В октябре прошлого года теракт произошел на площади Тяньаньмэнь в Пекине. Известно, что уйгурские террористы проникли и в страны Средней Азии, где, впрочем, они проявляют малую активность.

Государственный терроризм

Кому выгодна дестабилизация в Китае? Пока что лишь один мировой игрок способен на такие действия в любом уголке мира – США. Вашингтону не нравится, что Поднебесная хочет играть на равных с Соединенными Штатами. По мнению американских специалистов, Китай потребляет слишком много ресурсов, и собирается построить собственное общество «золотого миллиарда» в противовес такому же «миллиарду», уже существующему на Западе. Таким образом, перед нами разворачивается картина глобальной войны за распределение ресурсов между КНР и США.

Соединенные Штаты пытаются окружить Китай по периметру, а заодно взорвать его изнутри. Рычагов давления на Поднебесную, на самом деле, существует довольно много: КНР страдает от многих «болячек», начиная от неравномерного развития регионов и заканчивая неуправляемым потребительским ростом. Китайцы хотят жить так же богато, как и на Западе, а потому требуют все больше благ. Удовлетворить все запросы населения правительство не может, поскольку располагает ограниченными ресурсами.


Пользуясь этим, а также другими проблемами Поднебесной, кукловоды из Вашингтона умело манипулируют участниками конфликтов, и заставляют действовать их в интересах Америки. Более того, если игрок оказывается уж очень перспективным, США готовы подыгрывать ему почти в открытую.

По мнению российского китаеведа Юрия Тавровского, подготовка уйгурских террористов сейчас осуществляется в горах Афганистана салафитами, прибывшими из Сирии. Нетрудно догадаться, кто дал «добро» на осуществление такой деятельности, ведь Афганистан сейчас находится под американской оккупацией, а салафиты в Сирии сражаются при негласной поддержке Соединенных Штатов.

Есть и другое мнение об источниках финансирования уйгурского терроризма. Так, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока Александр Ломанов считает, что к эскалации насилия на западе Китая причастна «Аль-Каида». Именно ее «почерк» прослеживается в том, каким образом были осуществлены последние теракты. Впрочем, даже если войну Китаю объявили боевики «Аль-Каиды», это нисколько не умаляет той выгоды, которую извлечет Вашингтон.

Тотальная холодная война в Азии

Администрация Барака Обамы, кроме внутренней дестабилизации КНР, решает еще одну задачу, и надеется вовлечь Пекин в сложную игру в Средней Азии. Пытаясь нейтрализовать террористов, Китай волей-неволей будет вынужден обращаться и к своим соседям. И это при том, что Пекин до сих пор не решил проблему с выходом в мировой океан: Южная Корея, Япония, Тайвань и Филиппины лояльно относятся к США, и служат сдерживающим фактором для китайской экспансии в восточном направлении.

Государство всеобщего благоденствия – голубая мечта нынешнего партийного руководства Поднебесной – пока не оказалось на грани краха, однако эта идея так и не будет реализована, если у Пекина не получится раздавить гидру терроризма в западных районах страны. Как известно, эскалация насилия происходит по спирали, и нынешние десятки погибших уже в следующем году будут конвертированы в сотни, а в послеследующем – в тысячи. Еще хуже, если Китай будет вовлечен в среднеазиатские игры, особенно накануне вывода оккупационных войск НАТО из Афганистана.

Поднебесная может быть спасена только в том случае, если продолжит выстраивание добрососедских отношений с Россией. Ведь только со стороны российской границы Китаю ничего не угрожает: на востоке – военные базы США и американских союзников, на юге – непроходимые Гималаи и враждебная Индия, на востоке – исламские террористы и, опять же, принадлежащие Соединенным Штатам военные базы.

Получается, исламистский террор в Синцзян-Уйгурском автономном районе – неудачная попытка осуществить полную изоляцию Китая? Да, если Москва продолжит сотрудничество с Пекином. Россия для КНР сейчас – окно в мир, источник роста и надежный союзник в вопросах противоборства с исламизмом и американской экспансией. Активизация уйгурских террористов только усилила зависимость Китая от российской инфраструктуры, и заставляет Пекин и дальше искать в Москве поддержку в ключевых вопросах внешней политики.
Автор:
Артем Вит
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти