Один в оборонке не воин



Выполняя задачу тотального замещения импорта при создании новых вооружений, наш ВПК не должен переусердствовать. Стране необходимо избавиться от критической зависимости там, где это возможно, но сохранить налаженные связи, где это необходимо


На совещании в Сочи Владимир Путин поручил Министерству обороны и Военно-промышленной комиссии при правительстве России разработать комплекс мер, направленных на замещение импортной продукции в отечественном ВПК. «Это будет связано с небольшими дополнительными средствами, которые нужно будет выделить на решение проблем импортозамещения, но в конечном итоге это правильный процесс», — подчеркнул Путин. Глава государства особо отметил, что «мы должны сделать все для того, чтобы все, в чем нуждается оборонно-промышленный комплекс России, производилось на нашей территории и чтобы мы ни от кого не зависели ни по одному из направлений переоснащения армии и флота новыми системами вооружений». Путин выразил уверенность, что это пойдет только на пользу российской промышленности. Мотив президентского воззвания предельно прост — избавить в долгосрочной перспективе наш ВПК от влияния каких бы то ни было санкций со стороны иностранцев. Проблема в том, что выполнить указания Путина можно лишь частично и не ранее чем через три-четыре года.

Дорогой металлолом

Напомним, что из-за запрета, наложенного нынешними украинскими властями на сотрудничество с Россией в сфере ВТС, как минимум две отрасли нашего ВПК оказались под мощным ударом. Это почти все вертолетостроение и производство надводных кораблей — от корветов до фрегатов и эсминцев. Причем сам запрет, как честно сказал первый вице-премьер Украины Виталий Ярема, был введен по инициативе западных партнеров, которые потребовали от Киева разорвать ВТС с Россией.

Больше всего этот запрет бьет по Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), которая закупает на Украине морские газотурбинные двигатели. Эти установки производит николаевское госпредприятие «Зоря-Машпроект», ими оснащаются все наши новые корабли ближней и средней океанской зоны. Более того, в мире такие двигатели кроме украинцев делают еще только две компании — американская GE и британская Rolls-Royce. В рамках гособоронзаказа ОСК должна выпустить шесть фрегатов проекта 11356 для нашего Черноморского флота. Это почти точно такие же корабли, как те, что в середине прошлого десятилетия мы строили для Индии. Но поскольку теперь они строятся только для нас, то «Зоря-Машпроект» прекратила отгрузку турбин в Россию. Правда, официально украинцы исполнять контракт не отказываются, но сроки поставок двигателей для второго фрегата уже сорваны и никаких комментариев от Украины по этому поводу нет. Первый из новых фрегатов, «Адмирал Григорович», был спущен на воду со стапелей калининградского «Янтаря» в середине марта этого года и сейчас проходит конструкторские испытания. Остальные пять кораблей находятся в разной степени строительства, но ясно, что если «Зоря-Машпроект» так и не выполнит контракт, то все эти фрегаты превратятся в очень дорогой металлолом. «В принципе, есть теоретическая возможность перепроектировать эти фрегаты на дизель, но сколько это займет времени и денег, сейчас трудно даже прогнозировать», — говорит замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. В России морские газотурбинные установки никогда не выпускались. Впрочем, ситуация не безнадежна. Как докладывал глава Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК) Владислав Маслов, в России уже разработаны турбинные установки М70 и М75, сейчас производится их адаптация к кораблям. «Ускорить эти работы вполне реально. Это не десятилетие, это короткие сроки», — сообщил глава ОДК. Но сколько на это потребуется инвестиций и где будет организован выпуск установок, Маслов сказать не смог.

Два миллиарда и четыре года

Немного менее критична ситуация с двигателями для вертолетов. На Украине их производит частное запорожское предприятие «Мотор-Сич». Его продукция устанавливается практически на все наши вертолеты, кроме «Ансата», Ка-62 и Ка-226. Легкие машины «Камова», которые еще не выпускаются крупными сериями, предполагается комплектовать французскими двигателями Ardiden 3G компании Turbomeca. Есть еще у нас новый вертолет Ми-38, который должен прийти на замену машинам Ми-8/Ми-17 и оснащаться двигателями компании Pratt & Whitney Canada. Но канадцы поставку двигателей все время срывают, в результате чего Ми-38 до сих пор не выпускается даже мелкими сериями. А вот производство всех остальных вертолетов практически полностью зависит от поставок продукции «Мотор-Сич». И пока что это предприятие строго и в полном объеме исполняет все свои контрактные обязательства перед Россией. Сейчас запорожцы выполняют пятилетний контракт стоимостью 1,2 млрд долларов на поставку «Вертолетам России» 270 вертолетных двигателей ТВЗ-117 в год. Кроме того, «Мотор-Сич» поставляет двигатели АИ-222 для учебных самолетов Як-130.

На нынешнем этапе полностью заменить украинские двигатели нам нечем. На предприятии «Климов» в Петербурге выпускается до 300 вертолетных двигателей в год, из которых 250 — в плотной кооперации с той же «Мотор-Сич». А полностью из российских деталей на «Климове» производится лишь около 50 вертолетных двигателей. Таким образом, в случае прекращения поставок двигателей с Украины «Вертолеты России» смогут выпускать всего три-четыре десятка вертолетов в год, то есть вынуждены будут сократить производство в шесть-семь раз. Правда, российские власти надеются, что до этого дело не дойдет. «У нас очень много совместных планов с компанией “Мотор-Сич”, и мы надеемся, что все они будут реализованы», — заявил замминистра промышленности России Юрий Слюсарь. Правда, при этом он заметил, что в России уже реализуется программа по импортозамещению вертолетных двигателей. «Наша задача — выйти в конце 2015-го — начале 2016 года на выпуск 350 вертолетных двигателей, полностью произведенных в России», — сообщил Слюсарь. Но если учесть, что потребности «Вертолетов России» в двигателях составляют 550 штук в год, то очевидно, что принимаемых мер все равно будет недостаточно. Полная независимость от Украины в этих комплектующих будет стоить России порядка 2 млрд долларов и потребует не менее четырех лет. «То, что надо быстро развивать собственное производство двигателей, было ясно еще в 2004 году во время оранжевой революции, но никто особенно не торопился это делать», — говорит Константин Макиенко. Теперь же ситуация намного хуже, так как под вопросом могут оказаться не только исполнение гособоронзаказа, но и наши экспортные контракты на поставку вертолетов за рубеж.

Не всё по силам

Если морские газотурбинные установки и вертолетные двигатели наша оборонка еще может научиться выпускать собственными силами, то освоить производство высокотехнологичных станков и измерительной аппаратуры, бортового радиоэлектронного оборудования, некоторых материалов и элементной базы мы уже не в состоянии. Не секрет, что, например, на Воткинском заводе, где выпускаются ракеты «Тополь-М», «Ярс» и «Булава», больше половины станков — швейцарского, чешского, французского и даже американского производства. Едва ли не все наши новейшие истребители типа Су-30 и МиГ-29СМТ, которые получают российские ВВС, комплектуются французской авионикой. На них, а также на некоторых военных кораблях, в частности, стоят автономные навигационные комплексы Sigma 95 производства Sagem, аналогов которых у нас в принципе сделать не могут. «Эта продукция поставляется на завод в Раменское, где вроде бы встраивается в уже готовый бортовой комплекс российского производства. Но по факту там французские системы проверяют только на наличие “закладок”», — сообщил нам осведомленный военный эксперт.

Другое дело, что французы даже под нажимом США не перестанут продавать свои системы и подсистемы России. Это ясно показала ситуация с вертолетоносцами «Мистраль», которые мы приобрели у Франции почти за 1,2 млрд евро. Несмотря на прямое пожелание американцев разорвать этот контракт с Россией, глава французского МИД Лоран Фабиус заявил, что с юридической точки зрения такой возможности нет. А президент Франции Франсуа Олланд после встречи с представителями профсоюза верфи в Сен-Назере, где строят «Мистрали» для России, публично пообещал, что «контракт с Россией будет выполнен без изменений и завершен в октябре».

«Французы очень ориентированные на прибыль люди. Они на словах будут во всем соглашаться с американцами, но не перестанут продавать нам свои системы, так как сотрудничество с Россией уже очень далеко зашло, его прекращение или даже приостановка обернется гигантскими потерями и массовыми увольнениями», — объясняет Константин Макиенко. Так что в этом плане бояться санкций нам особо не стоит. Что же касается вопроса о тотальном замещении импорта, то даже оборонная промышленность США не способна выпускать всю номенклатуру продукции для Пентагона — целый ряд изделий и компонентов американцы закупают у англичан, канадцев, немцев и проч. Правда, зависимость США от этих стран не столь критична, как у нас от Украины или Франции, и при необходимости американцы смогут за несколько лет наладить практически любое производство самых современных систем.

У нас же излишнее рвение в этом вопросе может привести к тому, что поставленная цель хотя и будет в итоге выполнена, но по качеству и, самое главное, по техническому уровню российские системы вооружений будут уступать лучшим мировым аналогам. В этом смысле весьма показателен пример КНДР. Эта страна все вооружение производит исключительно собственными силами, вот только выиграть с ним более или менее серьезную войну на практике не получится.
Автор:
Алексей Хазбиев
Первоисточник:
http://expert.ru/expert/2014/22/odin-v-oboronke-ne-voin/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти