Америка против Англии. Часть 8. Затянувшаяся пауза

Америка против Англии. Часть 8. Затянувшаяся пауза

Стэнли Болдуин премьер-министр Великобритании в1923—1924, 1924—1929 и 1935—1937 годах. Источник: http://ru.wikipedia.org


После провала захвата с ходу нацистами Австрии, создания антисоветского военного союза, разгрома Чехословакии и вторжения в Советский Союз Германия, Польша и стоящая за ними Англия взяли паузу для наращивания своих сил и ослабления лагеря противников нацизма.

«Влиятельные круги Сити, Федерации британской промышленности, видные деятели консервативной партии открыто ставили вопрос о необходимости вооружить Германию, превозносили Гитлера за то, что он обещал превратить Германию в «бастион Запада против большевизма» (Всемирная история. В 10 т. Т. 9// http://www.istmira.com/knigrazlichnyetemy/11/11/page/122/Vsemirnaya-istoriya—Tom-9.html). Ввиду краха незамедлительного похода Германии на Восток Англия оказала А. Гитлеру моральную и материальную поддержку. В частности «4 декабря 1934 года Норман авансировал нацистам заем приблизительно в 4 миллиона фунтов для «облегчения мобилизации германского коммерческого кредита»: то есть снова дал денег для расплаты по старым долгам – или, лучше сказать, сделал подарок» (Препарата Г.Д. Гитлер, Inc. Как Британия и США создавали Третий рейх// http://litrus.net/book/read/103531?p=77).


Проводивший до начала 1934 года умеренный курс и ориентировался на Рим, Британский союз фашистов (БСФ) с лета 1934 года переориентировался на Берлин и основную ставку сделал на погромные акции. «Самый кровавый из них – избиение в июле 1934-го “врагов фюрера Мосли" (в лондонском зале "Олимпия") – чернорубашечники намеревались повторить … 9 сентября ... в Гайд-парке. Однако собравшиеся там 2,5 тысячи наци были сметены почти 100-тысячной антифашистской демонстрацией, после чего БСФ сильно утратил свое влияние» [Нейштадт В. Человек, скрывавший лицо// http://chesspro.ru/_events/2012/neistadt64_enc.html].

В ноябре 1934 года в Британии для выявления отношения английского народа к внешней политике правительства был проведен плебисцит, в котором «приняло участие 11,5 млн. человек (почти 40% избирателей), из них свыше 11 млн. человек решительно высказались за укрепление Лиги Наций как инструмента сохранения мира, 10 млн. требовали действенных экономических санкций против агрессивных государств, а свыше 6 млн. – проведения военных мер для обуздания фашистских агрессоров» (Всемирная история. Указ. соч.). Неудивительно, что владевший семью газетами, включая «Dailu Mail» медиамагнат лорд Ротермир с лета 1934 года прекраатил финансиррование БСФ и отдалился от Мосли с его радикальными сторонниками, аргументировав свой отход от фашистов тем, что «Великобританию нельзя сравнить с Германией».

В начале февраля 1935 года А. Гитлеру было официально передано англо-французское предложение об общеевропейском соглашении, включающем вопрос о паритете вооружений и «Восточном Локарно». «Это гарантировало бы восточным странам, особенно России, Польше и Чехословакии, такую же безопасность, какую получили после заключения договора в Локарно западные страны. Германии, конечно, тоже были бы даны гарантии безопасности. … Ответ Гитлера от 14 февраля был по вполне понятным, с его точки зрения причинам уклончивым. Он приветствовал план, по которому Германия могла открыто перевооружаться, но всячески обходил пункт о ее готовности подписать соглашение о «восточном Локарно». Это связало бы Гитлеру руки в его устремлениях на Восток в целях завоевания жизненного пространства для Германии» (Ширер У. Взлет и падение третьего рейха// http://www.razlib.ru/istorija/vzlet_i_padenie_tretego_reiha_tom_1/p46.php).

«6 марта 1935 года, оказавшись перед лицом вооружения Германии, Франция вновь ввела у себя воинскую повинность. Гитлер поступил так же – опять-таки в нарушение статей Версальского договора» (Препарата Г.Д. Указ. соч.// http://litrus.net/book/read/103531?p=80). 10 марта 1935 года Геринг открыто заявил, что Германия располагает военно-воздушными силами, а 16 марта Гитлер «издал закон о всеобщей воинской повинности и создании состоящей из 16 корпусов и 36 дивизий армии. … За этим последовал ряд ничего не значащих предупреждений со стороны других держав. … Франция, понимая, что Германия никогда не присоединится к «восточному Локарно», срочно подписала договор о взаимной помощи с Россией, а Россия – аналогичный договор с Чехословакией» 2 и 16 мая 1936 года соответственно (Ширер У. Указ. соч.// http://www.razlib.ru/istorija/vzlet_i_padenie_tretego_reiha_tom_1/p47.php).

«Советско-чехословацкий договор был немедленно ратифицирован обеими сторонами. Обмен ратификациями был произведён 8 июня 1935 г., во время пребывания Бенеша в Москве. Совершенно иной оказалась позиция Лаваля в вопросе о ратификации франко-советского пакта» (Всемирная история дипломатии// http://www.diphis.ru/sovetsko_chehoslovackiy_dogovor_-a667.html). «Чтобы добиться осязаемых политических результатов в стране, Лаваль нанес трехдневный визит в Москву, где был радушно принят Сталиным» (Черчилль У. Вторая мировая война. — М.: Воениздат, 1991// http://militera.lib.ru/memo/english/churchill/1_08.html). «Возвращаясь из Москвы в Париж, Лаваль посетил Варшаву. Как рассказывает американский историк Ф. Шуман, Лаваль условился с полковником Беком о том, что, если бы Красная Армия была когда-либо призвана для оказания помощи Чехословакии или Франции, то ей не, нужно будет итти через Польшу. В связи с этим Лаваль проговорился, что, в сущности, франко-советский пакт нужен ему не столько для обеспечения франко-советской взаимной помощи, сколько для предупреждения сближения, между Германией и Советским Союзом.

Тяготение самого Лаваля к Германии становилось всё более и более очевидным. 18 мая 1935 г. он присутствовал в качестве представителя французского правительства на похоронах маршала Пилсудского в Кракове. Здесь произошла его встреча с командующим германским воздушным флотом Герингом. В течение двух часов в строгом уединении между ними шла доверительная беседа. После неё Лаваль прибыл в Париж ещё более самодовольным и самоуверенным, чем когда бы то ни было. Ему казалось, что его дипломатия увенчалась полным успехом. В Риме, Берлине, Варшаве фонды его окрепли. Что касается Москвы, то Лаваль был доволен тем, что подписанием франко-советского пакта и поездкой в СССР он вырвал оружие из рук демократической оппозиции, а сговором с Беком и Герингом обезвредил наиболее обязывающие условия договора о взаимопомощи, заключённого им со Страной Советов» (Всемирная история дипломатии. Там же).

25 марта 1935 года во время визита в Берлин английских министров Джона Саймона и Антони Идена «Гитлер заявил, что он «не намерен гарантировать неприкосновенность существующих границ между Германией, Польшей, прибалтийскими странами и Россией». Гитлер дал ясно понять, что все его планы связаны с подготовкой будущей войны с Советским Союзом. … Практическая поддержка Англии позволяла Гитлеру использовать также в своих целях лавирование английской дипломатии между Германией и Францией. Таким образом английская дипломатия оказала немцам немало услуг. В апреле 1935 года в Стрезе проходила конференция Англии, Франции и Италии по вопросу о нарушении Германией Версальского договора. Английская дипломатия отклонила даже идею возможного применения санкций против Германии. Вскоре правящие круги Англии пошли на дальнейшие уступки» (Секистов В.А. Война и политика (военно-политический очерк военных действий в Западной Европе и бассейне Средиземного моря. 1939-1945)// http://liewar.ru/knigi-o-vojne/229-vojna-i-politika.html?showall=&start=1).

4 мая 1935 года в Лондоне начались англо-германские переговоры по поводу заключения морского соглашения. 21 мая А. Гитлер объявил о том, что тоннаж германского флота будет составлять 35% английского и 18 июня 1935 года соглашение было заключено в форме «обмена письмами между британским министром иностранных дел Хором и специальным уполномоченным А. Гитлера Й. Риббентропом» (Англо-германское морское соглашение 1935 года// http://ru.wikipedia.org). «Англичане предложение приняли ... не посоветовавшись со своими союзниками по Стрезе – Францией и Италией, также морскими державами, обеспокоенными перевооружением Германией и нарушением ею военных параграфов Версальского договора, приняли не поставив в известность Лигу Наций, которая должна была бы поддержать соблюдение морского договора 1919 года». Более того, «выполняя обещание данное Гитлеру … британское правительство … отказалось сообщить своему ближайшему союзнику (Франции – С.Л.), сколько и каких кораблей позволено в соответствии с соглашением строить Германии. …

Любому здравомыслящему человеку в Берлине было ясно, что, позволяя Германии строить флот тоннажем в треть британского флота, Лондон открыл Гитлеру «зеленую улицу» для скорейшего создания собственного флота» (Ширер У. Указ. соч.// http://www.razlib.ru/istorija/_vzlet_i_padenie_tretego_reiha/p6.php). «Фактически немцам дали возможность построить 5 линкоров, два авианосца, 21 крейсер и 64 эсминца. Результатом соглашения стала окончательная ликвидация всех ограничений Версальского договора. По разрешённому тоннажу флота Германия уравнивалась с Францией и Италией — державами-победителями в Первой мировой войне (Англо-германское морское соглашение 1935 года. Там же).

В конечном счете в дополнение к уже имеющимся легким крейсерам «Эмден», «Кенигсберг», «Карлсруэ», «Кельн», «Лейпциг», «Нюрнберг» и тяжелым крейсерам «Дойчланд», «Адмирал Шеер» и «Адмирал граф Шпее» германские ВМС в течении 1935–1941 годов пополнились линкорами «Шарнхорст», «Гнейзенау», «Бисмарк» и «Тирпиц», тяжелыми крейсерами «Адмирал Хиппер», «Блюхер», «Принц Ойген». Были заложены, но так и не достроены тяжелый крейсер «Зейдлитц» и авианосец «Граф Цеппелин», а тяжелый крейсер «Лютцов» недостроенным был продан Советскому Союзу. «В официальных комментариях британского правительства подчёркивалось, что реализация договорных лимитов позволит Германии установить морское господство на Балтийском море, то есть намекало на антисоветскую направленность договора» (Англо-германское морское соглашение 1935 года. Там же).

По словам самого Гитлера «Германия ... не имеет ни необходимости, ни желания, ни средств, чтобы снова соперничать на море». … Правительство Германии хочет установить и поддерживать с правительством и народом Великобритании такие отношения, которые исключат возможность повторения той единственной войны, которая однажды велась между нашими народами» (Ширер У. Там же). В отчете германской миссии в Эстонии за 1935 год прямо говорится: «Это соглашение рассматривается как признание гегемонии Германии на Балтийском море» (Сиполс В.Я. Дипломатическая борьба накануне второй мировой войны. — М.: Международные отношения, 1979// http://militera.lib.ru/research/sipols1/02.html). У. Черчилль так же говорит о том, что Британия соглашалась с Гитлером на увеличение германского флота с тем, чтобы он мог стать «хозяином Балтийского моря» (Год кризиса, 1938–1939: Документы и материалы. В 2 т. Т. 2. – М. Политиздат, 1990. – С. 365).

По мнению Н. Старикова антисоветская направленность соглашения отчетливо видна в полном пренебрежении строительства немцами своего подводного флота накануне Второй мировой войны. «Гросс-адмирал Редер докладывал фюреру, что для войны с Англией нужно 300 подлодок» (Стариков Н. Кто заставилл Гитлера напаасть на Сталина? Роковая ошибка Гитлера. – Спб.: Лидер, 2010. – С. 223, 226–227). Однако у Советского Союза не было большого торгового флота, поэтому «в отношении подводных сил Германия получала право на равенство с Британией», у которой к началу второй мировой войны было всего 58 подводных лодок. По этой причине несмотря на то, что «именно подводные лодки нанесли Англии самый чувствительный удар во время Первой мировой, ... к началу следующей войны Кригсмарине имели всего 57 лодок, а если из этой цифры вычесть лодки II серии, пригодные для действия лишь в прибрежных районах (29 штук – С.Л.), то окажется, что капитану 1 ранга Дёницу воевавть было просто нечем. Кстати, звание контр-адмирала Дёниц получил уже после начала войны» (Больных А.Г. Трагедия фатальных ошибок. – М.: Эксмо; Яуза, 2011. – С. 133–134).

В свою очередь Британия ввиду малочисленности немецких подводных лодок пренебрегла строительством кораблей противолодочной обороны. В результате в самом начале Второй мировой создалась парадоксальная ситуация – Англия не могла обеспечить безопасность своих морских коммуникаций, в то время как Германия не имела сил разгромить британский торговый флот. Первые специализированные противолодочные корветы типа "Флауэр" были заказаны летом 1939 года, а вступать в сторой они начали "только осенью 1940 года, в разгар военных действий. А сейчас представьте, что могло бы произойти, если бы те два десятка немецких подводных лодок, которые могли действовать в Атлантике, столкнулись с полусотней новых корветов. Идея подводной войны вполне могла умереть, так и не родившись, однако вместо этого появился термин «Битва за Атлантику» – так союзники назвали затяжную и кровопролитную войну с немецкими подводными лодками» (Больных А.Г. Указ. соч. – С. 134).

«27 июня посол У. Додд телеграфировал из Берлина помощнику госсекретаря У. Муру о подготовке Германии в союзе с Польшей к захвату прибалтийских стран, западной территории Советского Союза, вовлечении Японии в войну на Дальнем Востоке. … 26 июля на совещании сотрудников американского посольства в Берлине военный атташе капитан Крокетт заявил, что он объехал всю Германию и увидел, что страна усеяна учебными плацами, аэродромами, военными заводами. Командование армии намерено за три – четыре года обучить восемь миллионов солдат. ... Все это свидетельствовало о поляризации сил в Европе, назревании вооруженных конфликтов, что не могло не привлечь внимания Белого дома, госдепартамента и конгресса» (Севостьянов Г.Н. Москва – Вашингтон: Дипломатические отношения, 1933 – 1936// http://protown.ru/information/hide/4605.html).

Сенатор Най, в частности, настаивал на срочном принятии резолюции о нейтралитете. «Во многих отношениях, – заявил он, – ситуация в Европе и Африке в настоящий момент аналогична той, которая существовала в 1914 г., начавшись в Сараево; как ничто другое, нам необходима сейчас твердая политика нейтралитета (Севостьянов Г.Н. Там же). «31 августа 1935 г. Рузвельт подписал закон о нейтралитете, признав, что его «негибкие положения могут вовлечь нас в войну, вместо того чтобы удержать от нее» (История США. В 4 т. Т. 3. 1918-1945. – М.: Наука, 1985// http://www.history.vuzlib.net/book_o072_page_58.html). «Принятие закона о нейтралитете означало по существу отказ США от международного сотрудничества. Американской администрации предоставлялась возможность уклоняться от вступления в союзы, направленные на объединение усилий против стран-агрессоров. …

С принятием законодательства о нейтралитете США оказались в трудном и противоречивом положении, ибо оно ставило в неравное положение агрессора и его жертву. Это понимали некоторые конгрессмены и сенаторы. По словам сенатора-республиканца X. Джонсона (из Калифорнии), принятая совместная резолюция являлась триумфом изоляционистов и серьезным поражением интернационалистов. Сенатор-демократ Т. Коннэли (штат Техас) заметил, что США будут на стороне сильного против слабого и беззащитного. Америка заранее обещает, что она никакого влияния не будет оказывать на то, чтобы сохранить мир, либо предотвратить конфликт и защитить беззащитную страну, подвергнувшуюся агрессии. Член палаты представителей республиканец Д.В. Вэдсворт из Нью-Йорка заявил, что акт о нейтралитете являлся открытым приглашением сильного атаковать слабого. Негативно отозвался о принятом законе корреспондент А. Крок, заявив: акт о нейтралитете представлял собой наиболее опасный документ из когда-либо написанных в области внешней политики» (Севостьянов Г.Н. Там же).

Тем временем Польша, ввиду масштабной индустриализации Советского Союза и перевооружения РККА, настаивала на немедленном разгроме СССР, однако ее планам не суждено было сбыться. Дело в том, что летом 1935 года были подведены итоги ноябрьского «плебисцита мира» 1934 года. Его итоги показали банкротство политики «национального правительства» и «7 июня 1935 года «национальное правительство» Макдональда подало в отставку. Новый кабинет возглавил лидер консервативной партии Стэнли Болдуин, бывший уже до этого два раза премьер-министром» (Всемирная история. Указ. соч.).

Здесь следует отметить, что в то время «внешнюю политику Англии все более определяла реакционная группировка Консервативной партии, известная под названием «клайвденской клики» (Клайвден – загородное имение леди Астор). В нее входили леди Астор, канцлер казначейства Невиль Чемберлен, лорд-хранитель печати Лондондерри, министр торговли Ренсимен, Галифакс, Саймон, Хор. Их взгляды разделял и король Эдуард VIII, вступивший на престол в 1936 г., после смерти короля Георга V. … Клайвденская группа имела непосредственные финансовые и экономические связи с германскими банкирами и промышленниками и выступала за скорейший сговор с фашистскими державами» (Всемирная история. Указ. соч.).

«Британская игра была абсолютно прозрачной: так же как и в Первую мировую войну, она хотела, чтобы Россия за нее вы­играла войну в Евразии, поглотив и пожрав Германию, как Бе­лую армию, в бескрайних степях в ходе затяжного кровопроли­тия. Болдуин так суммировал этот подход в своем разговоре с Черчиллем в июле 1936 года: «Если в Европе должна начаться война, то я бы хотел видеть противниками в ней большевиков и нацистов» (Препарата Г.Д. Указ. соч.// http://litrus.net/book/read/103531?p=84).

Как мы помним «пришедшее на смену лейбористам в октябре 1924 года правительство консерваторов во главе с С. Болдуином заняло в отношении СССР «чрезвычайно жесткую позицию», а в 1927 году и вовсе предприняло «отчаянную попытку уничтожить Советский Союз до его индустриализации» (Лебедев С. Америка против Англии. Часть 2. От Великой войны к Великой депрессии// http://topwar.ru/39547-ot-velikoy-voyny-k-velikoy-depressii.html). Однако в свой третий срок правления Стэнли Болдуин «в области внешней политики ... придерживался тактики выжидания, оказавшейся абсолютно неприемлемой» (Болдуин Стэнли// http://www.hrono.ru/biograf/bio_b/bolduin.php) для «клайвденской клики», которая при первом же удобном случае заменила его Н. Чемберленом, поскольку он, в отличие от Болдуина, считал, что не надо ждать, когда Гитлер двинет свои полки на Восток и был готов самолично организовать этот поход.

«Руководящие круги в Консервативной партии, возглавляемые «газетным королем» лордом Ротермиром, земельными магнатами – лордом Гамильтоном и герцогом Бедфордским», выступали против официального лидера консерваторов С. Болдуина, требовали создания правительства «сильной руки» [т.е. фашистского государства – С.Л.]. Они покровительствовали сформированному в 1932 г. Освальдом Мосли Британскому союзу фашистов, который боролся против демократических учреждений внутри страны и усиленно пропагандировал идею «крестового похода» против Советского Союза» (Всемирная история. Указ. соч.). А «на Чемберлена, отмечают историки, производила сильное впечатление тактика диктаторов. Философия и мораль диктаторов могут быть порочными, зато применяемые ими методы, полагал он, настолько эффективны, что и демократическим странам не зазорно брать их на вооружение».

«Н. Чемберлен, бесспорно, был высокообразованным человеком, имел твердый характер и волю для осуществления того внешнеполитического курса, который сам он считал необходимым для Англии в условиях того времени. В отличие от своего предшественника С. Болдуина, новый премьер-министр не считал возможным бесцельно «дрейфовать» под воздействием изменчивой внешнеполитической ситуации» (Кадушечкин К.Б. Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах// http://www.jourclub.ru/12/1582/14/).

Показательно, что если С. Болдуин, «стремление которого к миру и спокойной жизни было всем хорошо известно», не принимал активного участия в руководстве внешней политикой, то Н. Чемберлен, по свидетельству У. Черчилля, «стремился осуществлять деспотический контроль за деятельностью многих министерств. У него были свои определенные взгляды на вопросы внешней политики, и с самого начала он утвердил свое бесспорное право обсуждать внешнеполитические проблемы с иностранными послами. Занятие им поста премьер-министра означало поэтому небольшое, но существенное изменение в положении министра иностранных дел». В частности вмешательство Н. Чемберлена во внешнеполитические вопросы привело к отставке 20 февраля 1938 года министра иностранных дел Идена. «Вместо него министром иностранных дел был немедленно назначен лорд Галифакс» (Черчилль У. Указ. соч.// http://militera.lib.ru/memo/english/churchill/1_14.html).

«Во второй половине 1935 года польско-чехословацкие отношения еще больше охладели: в мае чехословацкий посол в Варшаве, а в октябре польский посол в Праге отправилось в «отпуск» (Мельтюхов М.И. 17 сентября 1939. Советско-польские конфликты 1918-1939. — М.: Вече, 2009. — С. 189). Циничное отношение англичан к Версальскому договору натолкнуло Муссолини «на мысль, что не особенно серьезно воспримут они и нарушение Устава Лиги Наций. 3 октября 1935 года армии Муссолини в нарушение Устава вторглись в древнее горное королевство Абиссинию. Лига Наций, возглавляемая Англией и поддерживаемая Францией, понимавшей, что Германия – более серьезный противник в будущем, быстро проголосовала за принятие санкций. Но это были полумеры, и предпринимались они весьма робко. Они не препятствовали завоеванию Абиссинии войсками Муссолини, но послужили поводом для разрыва дружественных отношений между фашистской Италией с одной стороны и Англией и Францией – с другой. Иными словами, они развалили образованный в Стрезе единый фронт против нацистской Германии. Кто выиграл в результате этих событий, кроме Гитлера?» (Ширер У. Указ. соч.// http://www.razlib.ru/istorija/vzlet_i_padenie_tretego_reiha_tom_1/p47.php).

По мнению У. Черчилля вызвав враждебность Италии, английское правительство «нарушило всю систему равновесия в Европе и ничего не добилось для Абиссинии. Оно довело Лигу Наций до полного фиаско, которое сильно повредило ей, а быть может, и нанесло пагубный ущерб ее действенности» (Черчилль У. Указ. соч.// http://militera.lib.ru/memo/english/churchill/1_10.html). По свидетельству Ширера 4 октября, на следующий после вторжения итальянских войск в Абиссинию, на Вильгельмштрассе все были «очень довольны. Или Муссолини застрянет в Африке, что ослабит его положение в Европе и позволит Гитлеру захватить Австрию, находящуюся пока под защитой дуче или он быстро победит, что явится вызовом для Англии и Франции. Тогда можно считать, что он созрел для союза с Гитлером против Западных демократий. В любом случае выигрывает Гитлер». Это вскоре и подтвердилось» (Ширер У. Указ. соч.// http://www.razlib.ru/istorija/_vzlet_i_padenie_tretego_reiha/p6.php).

После разрыва Италии с Англией и Францией Америка получила шанс организовать англо-итало-германский союз для ослабления Британия и достижения столь желанного доминирования в мире. Однако для начала Америка поддержала британский план создания англо-франко-итало-германского союза. В 1935 году при участии первого посла США в Советском Союзе Буллита было заключено первое торговое соглашение между США и СССР. Между тем «за годы работы в Москве отношение Буллита к Советской России резко изменилось. … В ноябре он встречался в Берлине со своим коллегой, послом США в нацистской Германии. Тот записал: «Его замечания о России прямо противоположны его отношению к ней всего год назад». Именно тогда Буллит стал просить Рузвельта о переводе в Париж. …

Роль Буллита во Франции была необыкновенно велика. В течение двух предвоенных лет Буллит координировал всю европейскую Политику США. После пребывания в Москве его антисоветские настроения стали примерно равны антигерманским. Личный друг Блюма и Даладье, он настаивал на скорейшем вооружении Франции и одновременно играл важную роль в подготовке Мюнхенского соглашения» (Александр Маркович Эткинд А.М. Эрос невозможного. История психоанализа в России. гипертекстовая версия// http://www.pseudology.org/Sex/ErosNevozmozhnogo/09.htm).

Таким образом отказ Гитлера от участия в Восточном Локарно спровоцировал резкое обострение ситуации в Европе. Вслед за Францией воинскую повинность объявила Германия. И тут Англия не только поддержала создание нацистами полноценной армии, авиации и флота, но и буквально передала им из рук в руки нового союзника – фашистскую Италию. Конфронтацию своим нейтралитетом поддержала и Америка. Однако ввиду смены правительства в Англии конфликт своего развития не получил.

Новый кабинет возглавил Стэнли Болдуин, который своею нерешительностью смешал планы «клайвденской клики» по дальнейшему сближению Англии с Германией и скорейшему переходу от соглашения по морским вооружениям к более широкому договору с нацисткой Германией ради ее дальнейшего натравливания на Восток. Благо Италия теперь поддерживала нацистскую Германию. Между тем силовое воздействие нацистов Мосли на английское общество показало свою полную бесперспективность, а парламентские методы борьбы были перечеркнуты результами «референдума мира» 1934 года. В результате ставка «клайвденской клики» была сделана на весьма нетривиальный, тщательно завуалированный и доныне овеянный ореолом романтики ход. В свою очередь Америка на первых порах поддержала английский план заключения англо-франко-итало-германского союза.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. shurup 2 июня 2014 09:29
    Государственное сутенёрство - вот основа внешней политики англичан, пришедшая на смену прямому пиратству. И ученики за океаном у них такие же, только более глупые до псак.
  2. Мареман Василич 2 июня 2014 10:37
    Странно, я всегда считал что ворон ворону глаз не выклюет, вернее голова не будет рубить одну руку по желанию другой.
  3. parusnik 2 июня 2014 12:36
    Скажем точнее не Америка против Англии,а Америка и Англия против СССР, только каждый своим путём..
  4. Комментарий был удален.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня