Сколько человек может прокормить Россия

Сколько человек может прокормить РоссияО том, почему Россия вынуждена импортировать продовольствие, хотя потенциал позволяет ей стать экспортером, в интервью "Росбалту" рассказал директор Северо-Западного научно-исследовательского института механизации и электрификации сельского хозяйства, академик РАН, доктор технических наук Владимир Попов.

— Учитывая имеющиеся биоресурсы, насколько вообще наша страна способна прокормиться самостоятельно?


— По оценке экспертов, Россия в состоянии обеспечить продовольствием не только себя, но и еще примерно 600-700 миллионов человек. То есть в целом речь идет о возможности "кормить" около миллиарда человек. Биоресурсы нашей страны, при использовании современных технологий, позволят производить такое количество продукции. Расчеты ученых показывают, что если провести модернизацию производства и применять интенсивные технологии на имеющихся сельскохозяйственных угодьях, то объемы производства продовольствия можно увеличить в 5-7 раз.

— То есть этих показателей можно добиться, несмотря на то, что значительная часть территории страны находится в зоне рискованного земледелия?

— Следует уточнить, что под термином рискованное земледелие обычно понимают значительное снижение урожая из-за погодных условий — как правило, отсутствия достаточного количества влаги, излишне обильных дождей, ранних заморозков. И здесь нужно учитывать, что по ряду параметров Северо-Запад, к примеру, может считаться более благоприятным для сельского хозяйства, чем южные регионы, где регулярно случаются засухи. В нашем регионе и в Сибири благодаря запасам воды можно добиться пусть и не столь высоких, как на юге, но, что очень важно, устойчивых показателей урожая.

Кроме того, на севере зачастую производится экологически более чистая продукция. У нас территории не столь загрязнены сельскохозяйственными химикатами. Учитывая климатические особенности, вредителей здесь меньше, а значит, и химических обработок также требуется меньше.

— На ваш взгляд, какова главная причина того, что при имеющихся ресурсах мы до сих пор не то что других не кормим, но и сами закупаем продовольствие в больших масштабах?

— Я считаю, главная причина заключается в том, что сельскому хозяйству в течение очень долгого периода времени не уделялось достаточно внимания и первоочередными считались совсем другие цели. Сначала на первом месте стояла индустриализация, затем война, потом восстановление после нее. Конечно, определенные подвижки были в 1960-70-е годы, когда стали появляться программы развития сельского хозяйства. Но потом опять все свернули.

— Сегодня остро стоит вопрос реформы сельского хозяйства. На ваш взгляд, какие основные шаги должны быть предприняты в этом направлении?

— Нашему сельскому хозяйству необходима поддержка в его модернизации. И эта модернизация обязательно должна быть частью государственной политики. Я имею в виду не только материальную поддержку, но и формирование внятной технической и технологической политики. Она должна предусматривать выбор наиболее эффективных технологий для различных природно-климатических зон и содействие в их освоении, а также обеспечение сельхозпроизводителей качественными семенами, техникой и удобрениями. Кроме того, важно уделять особое внимание обучению студентов и специалистов, а также соблюдению технологической дисциплины, что в последнее время не всегда происходит.

Затем нам необходим переход на более интенсивные технологии, более высокопроизводительную и надежную технику, увеличение в разы применения удобрений. Наша земля не позволяет получить высокие стабильные урожаи длительное время без применения химии. Важно понимать, что химия – это далеко не всегда плохо. Она в первую очередь предполагает эффективную и правильную подкормку растений. Главное — чтобы был грамотный подход.

Ну и, разумеется, мы должны уделять внимание инновационным технологиям, которые выводят на рынок качественно новый продукт. Приведу наглядный пример. Фуражное зерно у нас всегда сушили, измельчали и затем уже скармливали животным. Сейчас появилась новая технология, когда зерно плющат и консервируют. Она намного эффективнее, так как не надо нести огромные затраты на энергию во время сушки.

— И в итоге все эти меры помогут изменить роль сельского хозяйства в российской экономике?

— Конечно. Я думаю, что эти тенденции уже наметились. Взять хотя бы Ленинградскую область, которая является лидером в сельском хозяйстве страны по большинству отраслей. В этом регионе сегодня есть хозяйства с поголовьем более тысячи голов и надоем более 10 тысяч литров. Именно благодаря соблюдению правильной технологической политики они смогли выйти на европейский уровень. И это при том, что у нас степень поддержки намного ниже. Но эти хозяйства стали рентабельными, так как сейчас стала выше закупочная цена на молоко. И здесь надо обратить внимание на то, что нам необходимо регулирование сельскохозяйственного рынка — как на Западе, где даются гарантии того, что если вы произвели продукцию, то у вас ее обязательно купят.

— Скажите, а за счет чего российская сельскохозяйственная продукция может стать конкурентоспособной на международном рынке?

— За счет выравнивания условий конкуренции. Нам необходимо дотирование в таком же объеме, как во многих других странах. В Белоруссии дотации выше, чем у нас где-то в 2,5 раза, в США – только в 2 раза, но там и климатические условия лучше. В европейских странах дотации на сельское хозяйство выше наших в 5-6 раз. В Норвегии и вовсе в 11 раз. Соответственно, когда эта дотированная продукция приходит на наш рынок, она стоит дешевле. Поэтому наша продукция не всегда конкурентна. Именно дотации во многих государствах позволяют развивать производство и выравнивать диспаритет цен на продукцию, необходимую для развития сельского хозяйства, и на продукцию самого сельского хозяйства.

Если нам удастся решить эту проблему, то у нас есть возможность укрепить свои позиции на мировом рынке за счет производства качественных продуктов. Я говорю, например, об органическом земледелии. Мы можем выращивать продукты, которые произведены при меньшем использовании химии, менее загрязнены и выращены в более естественных условиях.

— На ваш взгляд, какова может быть роль России в мировом разделении труда в сфере сельского хозяйства?

— Я приводил цифры, что мы можем обеспечить продовольствием порядка 700 миллионов человек, помимо нашего населения. Это при имеющемся уровне развития технологий. В будущем, думаю, эта цифра может быть еще выше.

Ниша сельского хозяйства в мировом разделении труда многие десятилетия фактически не была нами освоена. Я говорю не только о последних двух десятилетиях. В 1930-е годы мы экспортировали сельскохозяйственную продукцию, но зачастую, что называется, отрывая от себя. Это было связано с долгосрочными контрактами и необходимостью переоснащать промышленность.

Я бы также хотел сказать, что нам необходимо в корне изменить понимание роли сельского хозяйства. Сегодня это совсем не примитивная отрасль, как долгое время у нас считалось. Это одна из самых сложных и наукоемких отраслей. В этой области возможны очень большие прорывы, поэтому вложения в нее более чем оправданы. Уровень эффективности здесь может быть очень большой. Я не говорю уже о том, что сельское хозяйство – это одна из наиболее стратегически важных отраслей для любого государства, наравне с обороной и медицинской сферой.
Автор:
Владимир Попов
Первоисточник:
http://www.rosbalt.ru/business/2014/05/31/1274564.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

34 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти