Украина переживает то, что избежала Россия. Реплика Андрея Норкина

Украина переживает то, что избежала Россия. Реплика Андрея Норкина


Однажды, было это более десяти лет назад, я брал интервью у тогдашнего посла государства Израиль в России Аркадия Милмана. И вне эфира спросил его, согласен ли он с тем, что Израиль проигрывает информационную войну палестинцам?


В тот момент активно обсуждался ставший достоянием гласности эпизод, связанный с "очередным преступлением израильской военщины" в секторе Газа: жертва израильского налета была пронесена по улицам анклава в гробу, а потом, видимо, не зная, что телекамеры продолжают работать, встала и присоединилась к процессии.

Посол ответил мне, что выиграть информационную войну невозможно в принципе.

И что государство Израиль, конечно, учитывает массированные пропагандистские атаки, но не собирается придавать им особенного внимания. Дел и так хватает.

Сегодня информационная война развернулась на всей территории нашей страны. Это ее главное отличие от войны обыкновенной. В XXI веке "горячие" боевые действия могут развиваться в тысячах километров от вашего дома, но, благодаря средствам коммуникации, каждый день напоминают о себе с экранов телевизоров и мониторов компьютеров. От этих новостей можно было бы отмахнуться, если бы они напрямую не касались нас с вами, наших отношений с друзьями, родственниками, коллегами и просто знакомыми.

Возникает вопрос: как к этому относиться?

Мой рецепт выживания в информационной войне, наверно, покажется банальным: нужно думать, сравнивать, сопоставлять и, нет, не делать выводы, а снова думать!

Я уверен, что любой человек, желающий получить как можно более полную информационную картину текущих событий, в состоянии это сделать. Сегодня никто не включает "глушилки" западных радиостанций, никто не запрещает трансляции западных телеканалов, никто не цензурирует записи в блогах, как бы некоторые этого ни хотели.

То же самое можно отнести и к отечественным СМИ, среди которых немало таких, которые однозначно занимают, мягко говоря, критическую по отношению к своей стране позицию. Иногда, справедливости ради, разделяя понятия "страна" и "власть".

Сын нашей знакомой из Ивано-Франковска сообщил ей, что отправляется на Донбасс, защищать его от "бомбардировок Путина". Потому что украинские СМИ рассказывают именно об этом. В день, когда Пентагон подтвердил, что на границе с Украиной осталось не более двух тысяч российских военнослужащих, а остальные были от границы отведены, другая наша знакомая из Краматорска убеждала нас, что Путин снова перебросил армию на запад и вот-вот начнет вторжение в Донецкую и Луганскую области.

Сам я, по укоренившейся профессиональной привычке запоминать самую разную информацию, с интересом прослушал радиорепортажи о том, как боевики Донецкой народной республики, прикрываясь женщинами и детьми, пытаются бежать из блокадного Славянска, и о том, что ссылки на референдум 11-го мая не стоят выеденного яйца, ибо сразу несколько блогеров с аналитическим складом ума с карандашом в руках доказали: никакого референдума в Донецке и Луганске не было, потому что никто и не думал считать голоса.

В то же время свидетельства очевидцев, побывавших на референдуме и лично наблюдавших за происходившими событиями, почему-то не учитываются. Так же, как и видеозаписи, сделанные в Одессе 2-го мая 2014 года, как и репортажные съемки обстрелов гражданских объектов в том же Донецке, как фотографии вертолетов с символикой ООН, принимавших участие в этих, с позволения сказать, операциях. Так же, как заявления официальных представителей Киева, сопоставляющих героизм современной украинской армии с героизмом, проявленным бойцами Красной армии и почему-то Украинской повстанческой армии во время Второй мировой войны.

Я даже не хочу вспоминать откровения, с завидным постоянством звучащие из государственного департамента США.


Разобраться в этой разноголосице сложно, но возможно. Необходимо только заставить себя это сделать! Не поддаваться удобному порыву: а, мол, "знаем мы, как и кто на самом деле все это "замутил", но — попробовать. Сделать мысленное усилие, а лучше несколько.

Конечно, в нынешнем недоверии к работе отечественных журналистов есть и наша профессиональная вина. Потому что были потеряны ориентиры допустимого, утрачены рамки свободы и вседозволенности.

Есть и вина власти, способствовавшей и потакавшей этой тенденции. Давайте вспомним 1991-й, 1993-й, 1996-й год.

Мне, например, кажется, что сегодня Украина переживает то, чего удалось избежать России. Так это или нет, я не знаю. Но я уверен в том, что сейчас не время копаться в прошлом, выискивая виновных. Сейчас время думать о будущем. О будущем без сигналов воздушной тревоги, без заискиваний перед более богатыми, сильными и наглыми странами, без ругани до оскорблений и кровавой пены на губах в попытке прийти к общему мнению.
Информационная война – штука мерзкая и отвратительная. Но она все же не столь разрушительна, как война обычная, со снайперами, минами и артобстрелами. И пусть, как сказал мне когда-то посол государства Израиль, информационную войну невозможно выиграть, нам с вами вполне по силам не допустить ее перерастания в обыкновенную войну. Нужно только не лениться. Не лениться думать.
Автор:
Андрей Норкин
Первоисточник:
http://www.vesti.ru/doc.html?id=1648765
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

12 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти