Евразийский союз большого формата



Россия, Иран и Китай – важнейшие геополитические игроки Евразии, каждый из которых силен в своем регионе. Так, под влиянием России находятся страны СНГ, Иран имеет вес в Сирии и Ливане, а Китай, как потенциальная сверхдержава, вообще пытается заполнить собой любые пустоши, не занятые РФ или США. Президент России Владимир Путин прекрасно понимает, какой потенциал имеет союз Москвы, Тегерана и Пекина, и всячески продвигает идею его создания на международном уровне. В частности, вопрос о формировании в Азиатско-Тихоокеанском регионе новой структуры международной безопасности обсуждался на недавних шанхайских переговорах лидеров России и Китая.


Краеугольный камень евразийского сотрудничества

20-21 мая президент России Владимир Путин принимал участие в российско-китайском саммите в Шанхае. Принимающей стороной был председатель КНР Си Цзиньпин, который поддержал готовность Москвы вывести отношения между странами на качественно новый уровень. Причем речь идет не только о торговле: в день саммита в Восточно-Китайском море российские и китайские корабли приняли участие в совместных учениях. Куда уж более прозрачный намек на активизацию военно-политического сотрудничества, не так ли?

Причем этот намек был адресован отнюдь не Владимиру Путину, не жителям России и уж тем более не китайцам. Известно, что за встречей лидеров двух сильнейших в Азии стран наблюдали практически все их соседи. Именно для них послание и предназначалось: КНР, равно как и РФ, давно желает создать в регионе такую систему безопасности, которая гарантировала бы безопасность всех ее участников. На следующий день после завершения шанхайской встречи Си Цзиньпин выступил с соответствующим обращением, призвав азиатские страны к расширению взаимного диалога.

Структуры, необходимые России и Китаю для консолидации азиатских государств, уже существуют. Например, успешно зарекомендовала себя Шанхайская Организация Сотрудничества, члены которой полагаются друг на друга в вопросах борьбы с преступностью и терроризмом, энергетической безопасности, культурного партнерства, научного взаимодействия.

Также следует обратить внимание на Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии, иначе СВМДА – это группа стран, которые раз в четыре года организуют специальное совещание, посвященное обсуждению международных конфликтов на азиатском пространстве. В эту группу входят различные государства, независимо от официальной религии, формы правления, экономического развития или численности населения. Индия здесь выступает наравне с Китаем, Палестина – с Израилем, а Саудовская Аравия – с Ираном. Всего в группе представлено 24 государства, включая Россию. Однако в СВДМА нет Филиппин, Индонезии и Японии – эти страны находятся под влиянием США, и ради собственной выгоды отказываются от участия в пан-азиатских проектах.

Сделать Евразию неприкосновенной

Впрочем, СВДМА не слишком страдает от капризов американских союзников. Главное, что эта рабочая группа позволяет привлечь к решению международных проблем Иран. Соединенные Штаты умышленно пытаются изолировать его, перекрыть ему доступ к наднациональным институтам.

Изолированный Иран опасен для мира – в Вашингтоне знают об этом, но умышленно продолжают давление. ШОС, СВДМА и прочие пан-азиатские организации – тонкая соломинка, которая позволяет спасти Ближний Восток от скатывания в хаос.

Между тем, Иран мог бы стать одним из трех столпов нового миропорядка в Азии. Благодаря своему географическому положению, он идеально подходит на роль «южного форпоста», и может стать отличным барьером на пути Запада и суннитских радикалов в Среднюю Азию. Конечно, это случится при условии, если Россия и Китай найдут достаточно сил для того, чтобы прийти к компромиссу, и совместными усилиями вывести из игры страны Кавказа и Пакистан – «дыры» в новой геополитической системе.

Именно через них американские войска проникают в Центральную Азию, где под видом борьбы против радикального ислама пытаются взять под контроль Вашингтона богатые полезными ископаемыми среднеазиатские республики. Китай понимает нависшую угрозу, и всячески пытается нейтрализовать одну из главных брешей в Пакистане: Исламабад все чаще смотрит в сторону Пекина, так как США в своей военной операции зашли слишком далеко, и с точки зрения пакистанского правительства совершают непозволительные вещи. Например, без предупреждения бомбят пакистанскую территорию. А операция по ликвидации Усамы бин-Ладена вообще обернулась грандиозным дипломатическим скандалом, поскольку, как выяснилось, была проведена без согласия со стороны Исламабада.

Россия со своей стороны тоже закрывает каналы снабжения американских войск в Афганистане. Обусловлено это кризисом в отношениях с Западом и серией санкций, введенных в отношении российских чиновников, предпринимателей и целых компаний. Это делает уход натовских войск из Афганистана неизбежным: поставки затрудняются настолько, что оккупационный контингент фактически оказывается на осадном положении.

Таким образом, России и Китаю критически важно включить Иран в состав новых механизмов безопасности в азиатском регионе. Ведь изолированный Тегеран опасен своей непредсказуемостью, в то время как Москва и Пекин без его участия не могут создать кольцо вокруг Средней Азии, откуда можно с легкостью дестабилизировать обстановку в любом из регионов, расположенных в глубине континента.


Три столпа антиамериканского союза

Однако Иран пока не привлекают к решению международных споров, хоть тот и успел зарекомендовать себя в качестве сильного регионального игрока. В частности, офицеры Корпуса стражей Исламской революции принимают активное участие в сирийской войне, а многие повстанческие организации Леванта ориентируются на Тегеран и получают оттуда необходимую материальную и политическую поддержку.

В ближайшем времени Иран вполне может стать главным союзником России на Ближнем Востоке, заняв место Сирии. Это во многом связано с резким ухудшением отношений между Москвой и Вашингтоном: раньше помогать Тегерану было не комильфо, и ради связей с Западом приходилось жертвовать своими интересами. Сейчас же все изменилось, и действия России больше не ограничены какими-либо формальностями.

При этом важно сохранить такой баланс сил, чтобы Россия не оказалась вовлеченной в ближневосточное противостояние с участием Ирана, иначе существует риск перенапряжения усилий на этом направлении в ущерб другим ключевым регионам. Китай тоже пока может оказать Тегерану разве что финансовую поддержку. Впрочем, и этого достаточно: в условиях санкций Иран ищет любые источники дохода, например, продает нефть своим партнерам, в том числе и России.

Соединенные Штаты надеются разорвать связи между Россией, Ираном и Китаем, а также государствами среднего звена ради того, чтобы добить своих врагов поодиночке, как это было сделано, например, со Слободаном Милошевичем, Саддамом Хусейном или Муаммаром Каддафи. Цель – не допустить появления в Евразии такого государства или союза государств, который мог бы бросить вызов американскому могуществу. Однако, с учетом последних событий, планам Вашингтона не суждено сбыться: в условиях усилившейся агрессии, Москва, Пекин и Тегеран движутся семимильными шагами навстречу друг другу. Шансы США уничтожить формирующийся союз тают с каждым днем.

Если новый баланс сил в Азии будет закреплен серией договоров, Соединенные Штаты могут даже не рассчитывать на продолжение экспансионистской политики. Сфера влияния Вашингтона будет ограничиваться на востоке Японией, Южной Кореей и Тайванем, на юге – Гималаями, а на западе – Турцией. Внутренние районы Евразии превратятся в недоступный бастион, свободный от заокеанского влияния.
Автор:
Артем Вит
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

28 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти