Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Русские начали возвращаться в Чечню?

Русские начали возвращаться в Чечню?


Такое открытие сделал в ходе своей поездки в республику глава Счетной палаты РФ Сергей Степашин.

Русские начали возвращаться в Чечню. Правда, пока речь идет о каких-то считаных тысячах: данные переселенцы – капля в море по сравнению с сотнями тысяч, бежавших в свое время из этой республики. Это выяснил в ходе своей экспедиционной поездки в республику глава Счетной палаты РФ Сергей Степашин, ведомство которого проводило в Чечне очередную проверку.


Вместе со Степашиным ездил в республику и корреспондент «Комсомольской правды» Александр Гамов, чей рассказ о том, что осталось «за кадром» официальных сообщений о визите Степашина, опубликовало сегодня издание.

Кадыров: «Я русскоязычных лично агитирую приехать обратно»

– Мы посмотрели – в Наурский район, где традиционно жили русские, русскоязычные, люди возвращаются – со Ставрополья, из других регионов, – рассказал Степашин, выйдя из вертолета, на котором облетал этот район Чечни. – К нам женщины подошли. И, знаете, нет такой обреченности, злобы... Рамзана Кадырова там ценят.
Кадыров, подогнавший в этот момент к вертолету автомобиль, чтобы лично везти на нем главу Счетной палаты по Грозному, уточняет:
– Или делают вид, что ценят. Может, делают вид, а?
– А зачем им мне врать? – сказал Степашин. – Мне-то зачем? Хотя с жильем там есть проблемы.
– Из 53 000 населения в этом районе – уже 2500 русских, – с изрядной долей гордости говорит Кадыров. – Но, по-честному сказать, возвращаются пока меньше, чем нам хотелось бы. Но мы работаем. Это – мой подшефный район: я сам там часто бываю, и русскоязычных, когда нахожусь в других российских регионах, лично агитирую приехать обратно.
В этот момент звучит голос из радиоприемника: «Говорит Грозный! В село Новотерское Наурского района, где продолжаются восстановительные работы, завезли стройматериалы. Был организован субботник. Начался вывоз строительного мусора, проводится очистка улиц от сорняков и кустарников. Дорожники приступили к асфальтированию центральной улицы».
– Зашевелились там, – удовлетворенно произносит Степашин. И отправляется вместе с Кадыровым (который сам ведет машину) в поездку по чеченской столице.
– Где мы едем? – удивляется Степашин. – Что-то я Грозный не узнаю.
– Это раньше был шестой микрорайон. «Гадюшник» назывался в народе. И всегда во все времена там жили... Ну, отстой – знаете? Боевики прятались…
Степашин: – Помню – бараки, бараки... Боевики.
Кадыров: – Да... Мы их снесли, полностью все застроили здесь новыми домами, и в полтора-два раза, если кто хочет купить, поднялись цены на жилье. А кто остро нуждается, даем квартиры бесплатно.
Кадыров притормаживает рядом с парковой зоной, в центре Грозного. Степашин выходит из машины.
Кадыров: – Арка красивая, меняем тротуар – уже этот старый. Должно быть красивее, поновее... И еще мост поставим – там фонтаны будут!
Степашин: – Хмм...
Кадыров: – Такого моста в России пока нет. И водопады тоже будут. И мороженое. И чтобы место было, где сходить в туалет.
Степашин (подозрительно): – Не на бюджетные ли деньги это все?
Кадыров: – Неа! (Восторженно.) Зал построим концертный с хорошей акустикой – как в Англии, Италии. И дома, как в Дубае бывают. Камнем облицуем. Турки работают. Чтобы – местный колорит. Как бывает – в арабском стиле.
Снова садятся в машину. Кадыров, будто случайно, провозит Степашина мимо утопающего в зелени и цветах холма с гигантскими позолоченными буквами: «Спасибо, Рамзан, за Грозный!».
Кадыров: – А вон там у нас высотки появятся – 18, 30 и 45 этажей.
Степашин: – Небоскребы, значит...
Кадыров: – Да, строим много. Роснефть подвела нас только. Собирались в одном месте здесь тоже восстанавливать. Не дали и копейку! А так наши строители почти везде...
Степашин: – А что с нефтепереработкой? С заводом? Помните, мы про это не раз говорили?
Кадыров (тяжело вздыхает): – Ну, они якобы работают, но очень медленно. С такими темпами мы лет 20 будем восстанавливать завод.
…Степашин: – Вот скоро госпрограмму по развитию Северного Кавказа примут. До 2013 года свыше 200 млрд руб. будет выделено только из федерального бюджета. Плюс инвестиции: там, по-моему, больше 170 млрд руб. предполагается... Но теперь не будет так: вот взяли деньги из госказны или у инвестора и отдали региону непонятно для каких целей. Только под конкретные и нужные объекты. И под контролем.
Кадыров: – Программу ждем. Готовы выполнить и перевыполнить! (Притормаживает у красивого здания с колоннами и лепниной.) Это – Государственный русский драматический театр имени Лермонтова. С нуля строим. В октябре будет открываться.
Степашин: – Грозный теперь просто не узнать. Он лучше, чем до войны. Я же на вертолете сейчас летал – сверху видел.
Экскурсия по городу продолжается. Кадыров с гордостью рассказывает, что за 4 года в республике построили и восстановили почти 2500 объектов на миллиарды рублей. Это и в экономике, и в социальной сфере.
– А что по социалке? – интересуется Степашин.
– Больше 230 жилых домов, – рапортует Кадыров, – почти 900 000 кв. м жилья, к миллиону приближаемся. Это только по федеральной целевой программе. Еще 55 больниц и поликлиник, 95 школ... Нет, уже больше.
Степашин: – Если подсчитать, вы осваиваете больше средств, чем получаете из госбюджета. Это как? За счет инвесторов?
Кадыров: – Вот принято так судить, Сергей Вадимович, что для Чечни, чтобы восстановить республику, выделяют большие деньги – под 100 млрд руб. уже дали. И притом говорят: мол, Чечня – это черная дыра, куда уходят деньги. Они зря никуда не уходят! Тем более что это для нас – мизер! А когда мы реально строим – все правительства из регионов отправляют к нам сюда чиновников – смотреть.
Степашин: – Да ладно... А вот те высотки – это, как я понимаю, не на бюджетные деньги строится?
Кадыров: – На весь «Грозный-Сити-1» идут средства только внебюджетные.
Степашин: – А как инвесторов находите?
Кадыров: – Находятся... Ищем, привлекаем. А всего мы уже больше 2,8 млрд руб. внебюджетных средств освоили.
Степашин: – Вы кончайте эти хитрости, когда начинаете объект, а потом деньги в Москве просите на стройку.
Кадыров (смущенно): – А мы так и не делаем...
Корреспондент издания задает Кадырову «неприятный» вопрос: «Если Чечня станет крепкой и богатой, не уйдет ли она из России?».
Кадыров, нисколько не смутившись, парирует: «А мы и так уже и крепче, и богаче. Но не уходим же. Странно... Что Чечня потом уйдет, говорит кто угодно, и где угодно говорят, только не у нас. Когда правили здесь шайтаны, эти международные террористы, мы 12 лет жили без закона, без власти. И народ понял, как это плохо и тяжело. И трагедий много. У меня отец погиб, чтобы было все по-другому. Я потерял многих моих родственников, одноклассников, товарищей близких... И не только я. А когда мы встали на правильную жизнь, как мы можем это все предать, забыть? И мы стараемся сейчас и будем стараться, чтобы не отказали нам никогда быть в составе России. Только так можем улучшить нашу жизнь. И будем защищать только интересы России здесь, у себя: бороться с террористами, строить и жилье, и заводы, чтобы люди жили хорошо и работали, и растили детей, чтобы радовались».

Вот такой разговор между главой Чечни и председателем Счетной палаты РФ «запеленговал» корреспондент «КП». И, надо признать, Рамзану Кадырову есть чем похвастаться и перед высоким московским гостем, и перед журналистом. Чечня действительно неузнаваемо изменилась по сравнению с теми временами, когда здесь шла настоящая война. Прежде всего, конечно, изменилась внешне. Но и внутренне тоже: даже русские начали сюда возвращаться.

И все же…

Журнал «Вопросы национализма» опубликовал недавно доклад «Кавказ-2011: русский взгляд», в котором, в частности, говорится: «Как уже указывалось, кавказские социумы с их своеобразной социальной структурой в условиях развала централизованного государства и последовавшего за этим хаоса оказались в выигрышном положении (в современной России). Их «негативные» свойства неожиданно оказались востребованными, более того – стали залогом успеха.

В условиях фактического развала инфраструктуры, всеобщего воровства и отсутствия эффективного контроля со стороны федерального центра вполне закономерно, что кавказские чиновники, привнося в государственный аппарат свои архаичные социальные отношения, выстраивают на местах систему тотальной коррупции и откровенной торговли должностями. Высокий уровень коррумпированности чиновничества в кавказских республиках продиктован несколькими факторами. Во-первых, высоким уровнем коррупции в правящей элите страны – если безнаказанно и на глазах у всех миллиардами воруют высшие чиновники, то же самое неизбежно начнут делать и чиновники рангом ниже. Во-вторых, кавказские народы не имеют собственной государственной традиции, их современные национально-территориальные образования – продукт советской национальной политики. Отсюда же следуют присущие северокавказским республикам этнократизм, авторитаризм, слабая подконтрольность общественных отношений федеральному закону.

Проблема получила признание даже на высшем государственном уровне. Президент РФ Д.Медведев в мае 2010 года в одном из своих интервью заявил: «Коррупция – это преступление во всех регионах, но на Кавказе взяточничество угрожает национальной безопасности страны, содействует терроризму и сепаратизму, а ловить коррупционеров здесь сложно: от ответственности им помогают уйти клановость и порука глав республик. Федеральные средства зачастую не доходят до людей. Мы знаем, куда они деваются. Известно куда: их воруют».

При этом политика федерального центра остается неизменной: бесконечные уступки и продолжение выплаты кавказской дани.

Причины этого хорошо известны. Кавказские группировки выстраивают свои отношения с федеральным центром на принципах скрытого шантажа – запугивание угрозой радикального ислама и/или националистического сепаратизма вкупе с бесконечными требованиями дотаций. Зато они обеспечивают правящей партии нужные проценты на выборах. Это вполне укладывается в горский менталитет: кавказские правящие группировки рассматривают думские и президентские выборы как акты демонстрации лояльности Кремлю. В выборе средств для подобной демонстрации не гнушаются ничем: в ход идут массовые и наглые фальсификации. «Гоня процент» за Путина, Медведева и «Единую Россию», кавказское чиновничество таким способом доказывает свою полезность Кремлю.

В итоге по таким ключевым социально-экономическим показателям, как валовой региональный продукт на душу населения, производительность труда и средняя заработная плата, бюджетная обеспеченность, уровень развития реального сектора экономики и вовлеченность во внешнеэкономическую деятельность, Северо-Кавказский федеральный округ заметно отстает от других федеральных округов. А по уровню безопасности для проживания и посещения неаборигенами СКФО может сравниться с такими странами, как Афганистан или Пакистан».

Особый статус Чечни

«На самом деле, – продолжают авторы доклада, – о некоем действительно особом статусе внутри Российского государства можно говорить лишь относительно кадыровской Чечни. Остальные кавказские республики сопоставимых с ней привилегий не имеют, не считая режима дотаций и сети квазидипломатических «представительств» в российских регионах.

Особый статус Чечни есть уродливое, но вместе с тем закономерное порождение современной государственной политики на Кавказе, наглядная демонстрация реальной способности российской власти «решать» проблемы этношовинизма и сепаратизма.

Не имея политической воли для того, чтобы закрепить военную победу во Второй чеченской войне соответствующими политическими шагами (т. е. не на словах, а на деле вернуть Чечню в политическое и правовое поле страны, объективно расследовать геноцид русского населения в этой республике в годы правления Дудаева и Масхадова и т. д.), Кремль избрал заведомо ущербную тактику: поддерживать один чеченский тейп в противовес остальным, надеясь таким способом удержать в повиновении всю республику. Фактически российские верхи заключили негласный договор с семейством Кадыровых: прекращение боевых действий и умиротворение Чечни в обмен на предоставление их тейпу полной свободы действий внутри республики с оказанием регулярной и безвозмездной финансовой помощи в особо крупных размерах.

Привилегии, дарованные Чечне, многие представители этого народа воспринимают как акт капитуляции российских верхов, фактически выданный ими карт-бланш на безнаказанность, что зачастую соответствует действительности. Постоянное подчеркивание особого места и роли Чечни в системе Российского государства, откровенно вызывающее поведение ее президента Р.Кадырова – все это провоцирует чеченцев на проявление агрессии вне пределов республики.

Чеченцам открыто проповедуется идея их исключительности, они воспринимают себя фактическими победителями в недавней войне. Поэтому в отношении русских с их стороны действует хорошо известный принцип – «горе побежденным».

Дотируем Северный Кавказ

«За последние 10 лет федеральный бюджет вложил в развитие Северного Кавказа 800 млрд руб., причем если в 2000 году речь шла о 15 млрд руб., то сейчас в виде дотаций и иных межбюджетных трансфертов в региональные бюджеты поступает порядка 180 млрд руб. ежегодно», – это авторы доклада цитируют главу российского правительства из его выступления на межрегиональной конференции партии «Единая Россия» на тему «Стратегия социально-экономического развития Северного Кавказа. Программа на 2010-2012 годы». «Рост – в 12 раз, – заявил глава правительства РФ. – Как видите, средства и усилия, которые мы вкладываем в Северный Кавказ, действительно большие».

«Действительно, большие, – продолжают авторы доклада. – На Кавказе нет ни одного субъекта Федерации, который получал бы из центра менее половины своего бюджета (в официальных документах дотации именуют безвозмездными поступлениями). Даже в Адыгее, которая является анклавом внутри Краснодарского края и значительно удалена от взрывоопасных районов Кавказа, доля безвозмездных поступлений в последние годы колебалась от 50 до 60% бюджета. В Кабардино-Балкарии этот показатель варьировался от 65 до 73%, в Карачаево-Черкесии – от 63 до 72%, в Ингушетии – от 82 до 90%, в Дагестане – от 75 до 80%, в Северной Осетии – от 63 до 70%, в Чечне – от 87 до 92% республиканской казны.

В денежном выражении размер безвозмездных поступлений в Чечне достигал 23 млрд руб. в год. Безусловно, эта республика больше всех пострадала от военных конфликтов в 1990-е гг. Но субъект Федерации, в котором добывается несколько миллионов баррелей нефти ежегодно (это было при цене более $100 за баррель), уже по одной этой причине не может получать в виде подношений 90% бюджета, и при этом требовать еще.

Напомним, что по состоянию на первое полугодие 2010 года государственная дотация только Чечне составляла 95%. Иными словами, каждый гражданин Чечни живет на 100 руб., а зарабатывает 5 руб. Остальные 95 руб. он забирает у русских регионов.

С 2010 года запущена федеральная целевая программа по Ингушетии. Объем финансирования, необходимый для реализации программы «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2010-2016 годы», составит 32,2 млрд руб., в т. ч. за счет средств федерального бюджета – 29 млрд руб. и за счет средств бюджета Ингушетии – 3,2 млрд руб.

Федеральный бюджет на 2011 год, статья «Распределение дотаций на выравнивание (!) бюджетной обеспеченности регионов». Слово «выравнивание» здесь употреблено, похоже, cum grano salis: мы видим, что одни регионы намного «равнее» других. По этой статье Дагестан (население – 2 711 000 человек) получит 31 млрд руб., Ингушетия (532 000 человек) – 7 млрд, Чечня (1 267 000 человек) – 13,2 млрд. Соседние с ними Краснодарский край (5 124 000 человек) – 8 млрд, Ставропольский край (2 711 000 человек) – 8,8 млрд.

Статья «Распределение дотаций на поддержку мер по обеспечению сбалансированности бюджетов». Чечня «на поддержку по обеспечению» получит 20 млрд руб., Краснодарский и Ставропольский края – 350 млн руб. Всего же бюджет Чечни – 56,8 млрд руб., в т. ч. безвозмездно из федерального бюджета – 52 млрд. Бюджет Ставропольского края – 52,5 млрд, причем из федерального бюджета – менее 10 млрд. В 2008 году расходы бюджета Чечни составляли 30,8 млрд руб., а в 2010 году – почти в два раза больше.

Последнее время российская власть уделяет большое внимание проблемам кавказской молодежи. В качестве решения этих проблем предлагается усилить прием выходцев с Северного Кавказа в учебные заведения других регионов. Так, 19 мая 2010 года на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека, которое проводил президент Дмитрий Медведев, председатель Российского конгресса народов Кавказа Асланбек Паскачев поставил вопрос о «необходимости массового направления (кавказской) молодежи на учебу в вузы, техникумы, ПТУ в российские регионы».

Однако низкий уровень образования в северокавказских республиках зачастую не позволяет кавказской молодежи поступать в российские вузы на общих основаниях. Чтобы обойти это препятствие, была разработана система целевого приема, в рамках которой для абитуриентов с Северного Кавказа выделяются бюджетные места в вузах. Кавказская молодежь может поступать на эти места, минуя вступительные экзамены, которые сдают все остальные. Предполагается, что эти места предназначены для талантливой молодежи, однако как раз для нее не составляет проблемы сдать экзамены наравне со всеми. Поэтому целевой прием в реальности предназначен для тех, кого выдвинут на льготные места чиновники кавказских республик, которые и формируют соответствующие списки, исходя из собственных предпочтений.

Например, в 2008 году свыше 70 российских вузов (в числе которых были МГУ, МГИМО, Институт нефти и газа им. Губкина) предоставили выпускникам общеобразовательных школ Ингушетии 470 целевых учебных мест. В 2009 году, согласно приказу Рособразования № 566, Чечне выделили 400 целевых мест, причем в основном по престижным специальностям, таким как юриспруденция, финансы и кредит. Российское руководство сознательно поощряет эту практику. Так, 6 июля 2010 года в Кисловодске премьер-министр Владимир Путин заявил, что в рамках целевого приема для абитуриентов Северного Кавказа будет дополнительно выделено 1300 мест, т. к., по его словам, «талантливые юноши и девушки Северного Кавказа должны иметь возможность получать образование и в ведущих отечественных вузах на всей территории России».

На самом деле кавказские «целевики» зачастую демонстрируют низкий уровень знаний и неспособность адаптироваться к условиям жизни за пределами своих республик. «Целевики», объединяясь с другими кавказскими студентами, многие из которых поступают в вузы, используя коррупционные схемы, провоцируют конфликты как с местными жителями, так и со студентами других национальностей. Особенно эта проблема актуальна для регионов, смежных с северокавказскими республиками. Поэтому на акции протеста в Ростове-на-Дону в связи с убийством русского студента Максима Сычева студентами из Ингушетии звучали требования отмены целевого приема. По данным журнала «Эксперт», в 2010 году в Ростове-на-Дону из 95 000 студентов дневного отделения 7500 составляли приезжие из республик Северного Кавказа, в т. ч. 1200 человек учатся по целевой квоте.

Отдельного внимания заслуживают результаты ЕГЭ в республиках Северного Кавказа. Благодаря повышенным баллам, которые обеспечиваются снисходительностью и коррупционностью местных чиновников, покровительствующих представителям своих народностей, малообразованная кавказская молодежь получает возможность поступать в российские вузы, что провоцирует там дополнительные конфликты. Так, по количеству получивших 100 баллов за ЕГЭ по русскому языку в 2010 году Дагестан оказался на третьем месте по России. Всего в Дагестане 100 баллов по русскому языку получили 54 человека (экзамен сдавали 27 000 выпускников), в то время как, например, в Санкт-Петербурге высший балл по русскому получило всего 29 человек (притом, что сдавали ЕГЭ там 34 000 школьников). Конечно, из этого можно сделать вывод, что в Дагестане, где проживает менее 5% русских, знатоков русского языка почти в два раза больше, чем в культурной столице России, но в это сложно поверить.

30 ноября 2010 года в своем послании Федеральному Собранию президент Дмитрий Медведев заявил о возможности выдачи земельных участков за рождение третьего ребенка. Чеченцы, ингуши и большая часть представителей других народов Северного Кавказа живут давно уже не в саклях и не в мазанках, а в добротных многокомнатных коттеджах.

Заметим также, что лидерами среди региональных потенциальных покупателей квартир в 2010 году только в Москве стали жители Чечни, Дагестана, Карачаево-Черкесии и Ингушетии. На их долю пришлось более 24% обращений к различным базам недвижимости. Наибольшим спросом среди выходцев из этих республик пользуются двух- и трехкомнатные квартиры экономкласса и бизнес-класса стоимостью от 7 до 15 млн руб. и площадью от 47 до 110 кв. м. Откуда у «бедных» жителей северокавказских дотационных регионов деньги на московскую недвижимость? Говоря о дотациях и социальных выплатах, не будем забывать о специфике социальной организации дотируемых республик, проще говоря, о тотальной коррумпированности местных чиновников. Структура распределения средств, мягко говоря, непрозрачна. Значит, есть вероятность, что существенная часть этих средств не доходит до тех, кому они предназначены, а растаскивается, распихивается по коррупционным карманам.

Обобщая, можно констатировать: технология «лояльность в обмен на деньги» становится все более затратной, и эти затраты целиком покрываются из карманов русского населения. Сверкающие огнями проспекты Грозного строятся за счет упадка и деградации городов Центральной России, состояние ЖКХ которых уже приближается к критическому. При этом сама лояльность северокавказских кланов становится все более эфемерной, фактически взимаемые ими дотации и льготы обрели характер дани, взимаемой завоевателями с завоеванной территории», – говорится в докладе.
Автор: Гладилин Иван
Первоисточник: http://www.km.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. datur 9 июня 2011 14:19
    ПИЯВКИ ЧЕР.......Е
  2. PSih2097 9 июня 2011 21:22
    Так кто мешает повторить путь Сталина?
    -Воевал?
    - Воевал.
    - В вагон и в сибирь к китайской границе...
  3. Frrost 9 июня 2011 21:57
    Степашин (подозрительно): – Не на бюджетные ли деньги это все?
    Кадыров: – Неа! (Восторженно.) XD детский сад блин)
    Frrost
  4. Свой 13 июня 2011 18:05
    Лучше бы на армию эти деньги потратили, они больше заслужили

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня