Кашмир: вечная война Северо-Западной Индии

Северо-Западная Индия – регион очень сложный в этнополитическом отношении. Если на северо-востоке страны, где десятилетиями продолжаются конфликты между сепаратистскими движениями национальных меньшинств и правительственными войсками, сталкиваются интересы Индии и Китая, то северо-запад – точка столкновения индийских и пакистанских интересов. Фактически столкновение индийских и пакистанских интересов в Северо-Западной Индии является одним из фронтов общего противостояния мусульманского и немусульманского мира. Наиболее проблемной территорией в регионе является штат Джамму и Кашмир. Этот горный регион примечателен тем, что вплоть до 1947 года здесь существовало полунезависимое княжество Джамму и Кашмир во главе с махараджей – индуистом, тогда как основная часть населения относилась к мусульманам.

Кашмир: вечная война Северо-Западной Индии


Джамму и Кашмир – древняя красивая земля, испокон веков являвшаяся мостом между Индией, Китаем и ирано-мусульманским миром. С глубокой древности здесь существовали города с высокоразвитой культурой и, вплоть до недавнего времени, удавалось относительно мирно сосуществовать последователям нескольких религий – мусульманам, индуистам, буддистам. Конечно, противоречия и войны, в том числе и на религиозной основе, имели место на протяжении всей истории Кашмира, но характер глобального противостояния они приняли лишь после освобождения Индии от британского колониального владычества.


Во многом здесь, безусловно, постарались колонизаторы, начертившие искусственные границы для двух постколониальных государств – Индии и Пакистана. Именно англичане несут львиную долю ответственности за продолжающееся геополитическое противостояние Индии и Пакистана, в котором, прежде всего, и заинтересован западный мир. Для США и Великобритании независимая сильная Индия представляет значительную угрозу, поэтому с самого начала было решено, во-первых, разделить ее на два государства (затем добавилось третье – Бангладеш), а во-вторых – стравить государства Индостана в непрекращающемся противостоянии. Одним из инструментов этого стравливания и является кашмирский конфликт.

До того, как была провозглашена независимость Индии и Пакистана, мусульманское население княжества Джамму и Кашмир прекрасно уживалось с индуистскими махараджами и соседние мусульманские правители не выражали по этому поводу особых претензий. Напомним, что в Джамму и Кашмире индуисты населяют южную территорию – это, в основном, представители индоарийских народов.

Кашмир: вечная война Северо-Западной Индии
Солдат патрулирует во время комендантского часа на безлюдной улице. За ним на стене надпись: «Индийские собаки, убирайтесь домой»


Мусульмане сосредоточены на севере и включают не только индийские народности, но и пуштунов, тибето-бирманскую народность балти и уникальную народность буриши, говорящую на изолированном языке бурушаски, над загадкой происхождения и родства которого до сих пор до сих пор ломают голову ученые всей планеты. Помимо индуистов и мусульман, в Джамму и Кашмире проживает также достаточно многочисленная буддистская община, представленная, в первую очередь, тибетоязычным населением бывших княжеств Ладакх и Заскар. Ладакх исторически тяготеет к Тибету и, по понятным причинам, является зоной повышенного интереса со стороны соседнего Китая.

В современном индийском штате Джамму и Кашмир этноконфессиональная ситуация выглядит следующим образом: большая часть населения (67%) исповедует ислам, 30% - индуизм, 2% - сикхизм и 1% - буддизм. При этом существуют сильные различия между отдельными территориями штата. Так, в северной части – Кашмире - мусульмане составляют до 97% населения. На юге штата – в Джамму, наоборот, 65 % населения составляют индуисты, мусульман лишь 31%, сикхов – 4%. В Ладакхе 46% составляют буддисты. То есть, мы видим, что этноконфессиональный расклад в штате отличается неравномерностью распределения этнических и конфессиональных групп по его территории, но в то же время существует очевидное преобладание в численности мусульманского населения.

Что касается этнической картины, то население Кашмира представлено следующими группами: 1) дардские народы, промежуточные между индийскими и иранскими – кашмирцы, шина, калаши и другие этносы. 92% кашмирцев – мусульмане, остальные – индуисты; 2) индоарийские народы – пенджабцы, догры, хиндустанцы и другие этносы, преимущественно населяющие южную часть штата и исповедующие индуизм, сикхизм или ислам; 3) тибето-бирманские народы – ладакхи, балти, тибетцы – населяют северо-восточную часть штата и исповедуют преимущественно буддизм ламаистского толка, а также тибетскую религию бон (за исключением балти, которые едва ли не единственная тибето-бирманская народность, исповедующая ислам шиитского толка); 4) буриши, говорящие на языке бурушаски и населяющие область Хунза, в настоящее время контролируемую Пакистаном. Эта народность также исповедует ислам; 5) пуштуны (афганцы), относящиеся к иранским народам и поддерживающие тесные связи с соплеменниками в Пакистане и Афганистане.

Кашмир: вечная война Северо-Западной Индии
Один из кашмирских подростков бросает камни в военных


Махараджи Джамму и Кашмира по национальности были дограми. Догры возводят свой род к выходцам из Раджпутаны (современный штат Раджастхан), гордятся своими воинскими подвигами и в большинстве своем сохраняют индуистскую религию, хотя небольшая часть догров также исповедует сикхизм и ислам. Формально в состав их государства с правившей сикхской династией, которая остальными сикхами рассматривалась как изменники сикхизма, входили земли собственно Джамму и Кашмира, а также буддистские княжества Ладакх и Заскар и эмираты Хунза, Гилгит и Нагар. В настоящее время Гилгит-Балтистан и Хунза контролируются Пакистаном. Британские власти в обмен на лояльность позволили махараджам Джамму и Кашмира сохранить свой престол и не особо вмешивались во внутренние дела этого региона.

Когда в 1947 г. произошел раздел Индии и Пакистана, махараджа Джамму и Кашмира Хари Сингх, стремившийся сохранить свое единовластное правление на подконтрольной ему территории, не пожелал войти в состав ни одного из новообразованных государств. Однако мусульмане, недовольные этим решением и не стремившиеся и впредь оставаться под властью индуиста, тем более, что рядом их соплеменники оказались в составе собственного суверенного мусульманского государства, подняли вооруженное восстание. Махарадже не оставалось ничего иного, как обратиться за помощью к Индии. Так территория Джамму и Кашмира вошла в состав индийского государства, при этом наследник Хари Сингха Каран Сингх, занимающий пост губернатора штата, до сих пор формально является махараджей Джамму и Кашмира.

На помощь мусульманскому населению штата прибыли пуштунские племенные ополчения афридиев и юсуфзаев – племен, проживавших в пограничных районах Пакистана и отличающихся большой воинственностью и ревностным отношением к религии. После того, как индийской армии удалось отбить их атаки, вмешались пакистанские вооруженные силы. Так началась Первая Индо-пакистанская война, длившаяся с 21 октября 1947 по 1 января 1949 гг. и закончившаяся разделом территории Джамму и Кашмира между Индией и Пакистаном. Примерно 60 % территории княжества оказалось в составе Индии, тогда как остальная северная часть, населенная мусульманами, отошла по факту к Пакистану.

Кашмир: вечная война Северо-Западной Индии
Сопротивление кашмирских протестующих и индийских военных на улицах Шринагара


С тех пор индо-пакистанский конфликт вокруг Кашмира продолжается фактически непрерывно. Около семидесяти лет два соседних государства не могут решить миром вопрос о границах между ними. За это время последовало еще три индо-пакистанские войны – Вторая – в августе-сентябре 1965 года, Третья – в декабре 1971 года, Каргильская – в 1999 году, а также бесчисленное количество мелких вооруженных конфликтов. И Индия, и Пакистан вынуждены держать в регионе значительные вооруженные силы, вкладывать огромные деньги в совершенствование вооружения и оснащения армейских и полицейских подразделений.

Помимо использования собственных вооруженных сил, Пакистан активно спонсирует мусульманские радикальные организации, базирующиеся в подконтрольном ему районе Кашмира и совершающие террористические вылазки против индийских правительственных войск. Территория пакистанского Кашмира за последние десятилетия превратилась фактически в базу международных террористических организаций, использующих труднодоступные горные местности как прекрасное укрытие для своих тренировочных лагерей. Эти организации фактически и осуществляют контроль над пакистанским Кашмиром, установив на его территории свои порядки и препятствуя проникновению в регион не только индийцев, но и любых иностранцев – немусульман.

На подконтрольной Пакистану территории Кашмира образованы провинции Северная и Азад Кашмир, тогда как индийская территория входит в состав штата Джамму и Кашмир. Помимо того, примерно 10% территории Кашмира в 1962 году было оккупировано китайскими войсками и до сих пор эта территория, носящая название Аксай Чин, входит в состав КНР, как и часть Транс-Каракорумского тракта, присоединенная к Китаю в 1963 году с согласия пакистанской стороны.

Кашмир: вечная война Северо-Западной Индии
Солдаты индийской армии во время учений у индийско-пакистанской границы на территории спорной территории индийского Кашмира


Однако, раздел территории бывшего княжества между Индией, Пакистаном и КНР не означал прекращения вооруженных конфликтов в регионе. Мусульманские организации, базирующиеся в пакистанском Кашмире, не собираются мириться с тем, что значительная часть их единоверцев остается в составе индийского штата Джамму и Кашмир – в том числе, в районе кашмирской долины, где мусульмане составляют около 97 % населения.
Естественно, что штат Джамму и Кашмир стал постоянной мишенью атак террористов. На территории штата базируется значительный по численности индийский военный контингент, призванный обезопасить регион от возможного риска пакистанского или китайского вторжения. В 1990 году в штате Джамму и Кашмир, в виду постоянной угрозы террористических атак со стороны радикальных организаций, были расквартированы двадцать индийских дивизий.

Им противостоят боевики радикальных организаций, общая численность которых также исчисляется тысячами человек. При этом, если следовать индийским источникам, в последние годы происходит снижение удельного веса собственно кашмирских мусульман в рядах радикальных организаций – их сменяют выходцы из соседних Пакистана и Афганистана, отступающие талибы, а также уйгурские сепаратисты из соседнего Китая и радикалы из бывших советских среднеазиатских республик. Вся эта многонациональная публика находит свое пристанище в тренировочных лагерях на территории пакистанского Кашмира.

Опасность радикализации индийских мусульман усугубляется и тем, что в социальном плане мусульмане существенно уступают индуистам. Как правило, представители мусульманской общины хуже образованны, среди них меньше предпринимателей и представителей интеллигенции. Это связано, в том числе, и с тем, что изначально в ислам переходили представители низших каст, стремившиеся тем самым вырваться за пределы кастовой системы. После образования суверенного Пакистана значительная часть мусульман, прежде всего из верхних слоев общества, покинула Индию, предпочтя делать карьеру в собственном мусульманском государстве. Остались в Индии как раз менее обеспеченные и менее образованные представители городских низов, ну а в случае Кашмира – представители местных коренных этносов, также занятые преимущественно в традиционных сферах хозяйствования.

То есть, у радикальных исламских организаций в Индии существуют достаточно широкие возможности в плане пополнения и обновления кадрового ресурса, прежде всего за счет безработной молодежи. Антиамериканская риторика, активно используемая радикальными исламскими организациями, также содействует поднятию их авторитета. Имеет значение и роль Пакистана, Саудовской Аравии, других мусульманских государств, которые оказывают финансовую и организационную помощь индийским мусульманским организациям.

Кашмир: вечная война Северо-Западной Индии
Огромный отток денежных средств на поддержание войск в этом регионе, заставили Индию и Пакистан открыть диалог для мирного размежевания по Сиачену, без ущерба для потери территории с обеих сторон


В настоящее время ключевыми акторами военно-политической ситуации в Кашмире являются следующие религиозно-политические организации:

1. Джамиат уль-улама-и ислам – Общество исламских богословов. Именно эта пакистанская организация осуществляет вербовку и подготовку боевиков для кашмирских военизированных формирований.

2. Лашкар и-Джангви – Армия Джангви, вторая по значимости религиозно-политическая организация, осуществляющая вербовку и подготовку боевиков для вооруженных формирований и непосредственно руководящая последними.

3. Хизб-и муджахидин – Партия борцов за веру. Является одной из наиболее радикальных исламских организаций региона, выступающих за независимость Кашмира.

Следует отметить, что все перечисленные организации относятся к радикальному крылу ортодоксального суннитского ислама. Это объясняется тем, что именно сунниты в современном мире представляют собой наиболее активную исламскую силу. Пакистан и афганские талибы оказывают поддержку именно суннитским организациям. Однако в Кашмире проживает и значительное количество мусульман-шиитов, прежде всего – исмаилиты. Для радикальных суннитов они выступают вторыми после индуистов и буддистов идеологическими врагами, предусматривается или обращение их в суннизм, или «очищение» будущего исламского Кашмира от исмаилитов.

Позиции исмаилитов сильны в горных районах, прежде всего среди небольших этнических групп вроде балти и буришей. Своим главой исмаилиты считают имама Ага-хана IV. Этот духовный лидер исмаилитских общин Индии, Пакистана, Афганистана, Таджикистана и других стран постоянно проживает в Великобритании, но пользуется большим влиянием в регионе. Мы можем предполагать, что в силу глубоких связей с британской короной исмаилитский имам является и важнейшим проводником английского влияния в Северо-Западной Индии. Ведь Ага-хан мало того, что проживает и ведет бизнес в Великобритании, сам является наполовину (по матери) англичанином. Естественно, что решение кашмирской проблемы невозможно без учета интересов исмаилитской общины, которая также не удовлетворена растущим влиянием ортодоксальных суннитских организаций, угрожающих самому существованию шиитского ислама в Северо-Западной Индии.

Индо-пакистанские конфликты и атаки повстанцев к началу XXI века унесли жизни не менее чем 30 тысяч военнослужащих и мирных жителей. Пакистанские источники уверяют, что количество погибших в боевых действиях мусульман гораздо выше и достигает 70 тысяч человек. Фактически Джамму и Кашмир является незатихающей горячей точкой, эскалация насилия в которой значительно превосходит другие проблемные индийские штаты, включая и Северо-Восточную Индию, где также действуют сепаратистские вооруженные организации.

Кашмир: вечная война Северо-Западной Индии
Индийский военнослужащий с вершины горы следит за порядком на вверенном ему участке. Тысячи военных и военизированных полицейских размещены вдоль маршрута паломников: с 1990-х годов в штате Кашмир продолжается борьба с мусульманскими сепаратистами


Поскольку кашмирских мусульман активно поддерживает Пакистан и афганские талибы, с оружием, пропагандистской литературой, организационным обеспечением у них проблем не наблюдается. И это в значительной степени усложняет эффект действий правительственных войск и спецслужб, которым оказывается не под силу преодолеть вооруженное сопротивление в Джамму и Кашмире. Ситуация усугубляется тем, что Индия и Пакистан являются ядерными державами и в случае обострения положения в регионе Кашмира последствия не только для этих стран, но и для всего человечества, могут быть самыми непредсказуемыми.

Для Индии Кашмир остается одной из первостепенных проблем, причем не существует хоть сколько-нибудь правдоподобных надежд на решение сложившейся в этом регионе ситуации. Перед индийским правительством остается два пути – либо согласиться с территориальными претензиями Пакистана и освободиться от территории с преимущественно мусульманским населением, либо вести непрекращающуюся войну с радикальными организациями, которые поддерживаются тем же Пакистаном и, косвенно, большей частью исламского мира.

Однако, уступить территории Кашмира Пакистану означает не только потерпеть поражение и потерять стратегически важные районы, но и согласиться с тем, что Кашмир в еще большей степени превратится в очаг распространения религиозного экстремизма и терроризма в Южной Азии. Поэтому вряд ли индийское правительство когда-либо пойдет на предоставление суверенитета Кашмиру. А это значит, что конфликт в регионе так и будет тлеть, во многом при внешней поддержке заинтересованных государств.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. parusnik 12 июня 2014 11:21
    тяжелое наследие,колониальной политики...
  2. Робертъ Невский 12 июня 2014 12:38
    Мне было очень интересно прочитать, спасибо автору.
  3. ivanovbg 12 июня 2014 15:07
    Очень интересно. До сих пор я знал о Кашмире только, что он (или она?) находиться в Индии и что оттуда идет знаменитая "кашмирская шерсть". У меня были шал и пуловер из ней, замечательные вещи были.
  4. Iraclius 12 июня 2014 16:58
    Автору спасибо за статью. Кое-что освежил в памяти.
    В штатах Пентжаб и Химачал-Прадеш регулярно совершают терракты и отлавливают смертников. Китайцы со своим куском Кашмира тоже приобрели достаточно геммороя - ещё один рассадник терроризма помимо СУАР.
    Теперь по проблеме. Мне нравится подход Китая к решению уйгурского сепаратизма. Партия приказалы и несколько миллионов энических хань оказались на северо-западе страны. Например, весной 1996 года ежедневно в город Тарим там прибывало примерно по 40-50 тысяч китайских переселенцев. И сейчас уйгурское население там лишь немногим превосходит пришлое. Результат - резкое ослабление протестного движения.
    В Индии всё сложнее - народу там достаточно, но внутренняя политика не отличается твёрдостью и последовательностью.
  5. Вольный ветер 12 июня 2014 17:11
    Индия, Пакистан и Бангладеш это одно государство, Индия. После ухода англичан, в Индии начались кровавые межрелигиозные конфликты. И в 1947 от индии отделились мусульмане образовав пакистан, а затем бангладеш. Поэтому Индия весьма настороженно относится к исламским странам. И вряд ли индийцы будут договариваться с исламскими странами.
    1. SkiF_RnD 12 июня 2014 21:50
      Строго говоря, до прихода англичан там единого государства и не было)
    2. SkiF_RnD 12 июня 2014 22:03
      Да, и, конечно, Бангладеш никогда не отделялся от Индии. Под единой властью Бенгалию объединили англичане, захватив Индию. Когда же они уходили из Индии в 1947, то разделили колонию на два государства- Индию и Пакистан, причем Бенгалия была разделена на две части, западная часть отошла Индии, а восточная- Пакистану (она так и стала называться- Восточный Пакистан). Независимость Бангладеш получил в 1971 году, и не от Индии, а от Пакистана. Индия сепаратистам помогала в ходе девятимесячной войны за независимость.
  6. doc62 12 июня 2014 21:37
    спасибо. познавательно о вечной войне без конца
  7. Megatron 13 июня 2014 00:02
    Западники со всех своих колоний когда уходили, разделили их так чтобы там была вечная война.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня