Ай да Путин! Ай да молодец?

Сколько существует людей, столько и существует мнений! Так ли это? И если так, то как такое может быть? Как получается так, что одни и те же явления вызывают у нас, граждан, иногда совершенно разные трактовки и соответственно отличные друг от друга суждения?

Обозначим это явление одним именем — Путин. И попробуем разобраться в своем отношении к нему.


Многие скажут: а зачем? А затем, отвечу я, что мы должны понять, что может сделать этот человек, а что не может. И на что он способен.

Естественно, нас интересуют современные события в Украине. И соответственно, те шаги, которые может или не может предпринимать наш персонаж.

Оценка любой персоны должна и может быть сделана только на основе ранее сделанных им шагов в аналогичной ситуации. Отмотаем пленку истории на несколько лет назад. Вернемся в 2008 год.

Посмотрим на то, как вел себя наш герой в той ситуации. Не будем думать о том, что номинальным президентом был Медведев. Его воспоминания о принятии им судьбоносного решения ничего, кроме досады и усмешки, не вызывают.

Итак. Любой желающий может открыть соответствующие разделы Интернета и почитать о том, кто и что говорил. Кто и что делал. Посмотрим на оценку, которую дал в своем интервью Путин американскому телеканалу «Си-Эн-Эн» 28 августа 2008 года. Вот некоторые выдержки из его ответов.

— Мы должны были заранее подумать о том, как обеспечить безопасность наших миротворцев и граждан Российской Федерации, проживающих постоянно в Южной Осетии. Но, повторю еще раз, принять такое решение мог только Президент Российской Федерации, Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами господин Медведев. Это его решение.
— Но в то же время не является секретом и то, что на протяжении длительного времени Вы настоятельно призывали Запад подходить серьезно и принимать во внимание озабоченности, которые имеются в России, в частности, в таких вопросах, как расширение НАТО на Восток, развертывание систем ПРО в Европе и так далее. Не является ли этот конфликт, эти события вашей демонстрацией того, что в этом регионе власть или сила действительно за Россией, и здесь вы определяете ход событий?
— Конечно, нет. Более того, мы не стремились к конфликтам подобного рода и не хотим их в будущем.


Обратим внимание на наши концентрированные озабоченности в 2008 году. Ничего не напоминает?

Вот еще один пассаж.

А вообще, Мэтью, я хочу Вам сказать следующее. Надо посмотреть на этот конфликт все-таки пошире.
Я думаю, что и Вам, и вашим — нашим сегодняшним зрителям будет интересно узнать хоть немножко о предыстории отношений между народами и этносами в этом регионе мира. Ведь об этом никто ничего не знает.
Если Вы сочтете это неважным, вы можете это «вырезать» из программы. Пожалуйста, я не возражаю.
Но я хочу напомнить, что все эти государственные образования в свое время добровольно вошли в состав Российской империи, и каждое в разное время. Первой вошла в состав Российской империи еще в середине XVIII века, в 1745-1747 годах, Осетия. Тогда это было единое государственное образование. Северная и Южная Осетия — это было одно государство.
В 1801 году, если мне не изменяет память, в состав России добровольно вошла сама Грузия, которая находилась под известным нажимом со стороны Османской империи.
Только через 12 лет, в 1812 году, в состав Российской империи вошла Абхазия. Она сохранялась до этого времени как независимое государство, как независимое княжество.

Только в середине XIX века было принято решение передать Южную Осетию в Тифлисскую губернию. Таким образом, в рамках единого государства это считалось не очень важным. Но я могу вас заверить, жизнь последующих лет показала, что осетинам это не очень понравилось. Но де-факто они были переданы центральной царской властью под юрисдикцию сегодняшней Грузии.
Когда после Первой мировой войны развалилась Российская империя, то Грузия объявила о создании собственного государства, а Осетия пожелала остаться в составе России, и это было сразу после событий 1917 года.
В 1918 году, в связи с этим, Грузия провела там карательную операцию, очень жесткую, и в 1921-м повторила ее еще раз.


А эти заявления не затрагивают в нашей памяти никакие разделы?

Ну и так далее. И в таком же духе. Для ознакомления с полным текстом интервью даю ссылку: http://news.mail.ru/politics/1979350/.

Смотрим, что имеем в сухом остатке.

Мы говорили. Мы предупреждали. Мы проявляли озабоченность. Мы думали. Думали. Думали. И придумали. Победили грузин. И получили осуждение всего «цивилизованного мира». Прискакал карлик Саркози. И угомонил пожирателя галстуков Саакашвили.

За время агрессии в Южной Осетии погибло, по неполным данным, 365 человек, проживающих на тот момент в Южной Осетии. По городу Цхинвалу и его окрестностям отработали установки «Град-25М».

На снимке грузинские войска обстреливают ракетами цели в Южной Осетии возле поселения Эргнети, в 59 милях от Тбилиси. 8 августа 2008, утро 08:43.

Потом пошли танки и пехота. Через непродолжительный период времени, буквально в несколько десятков часов, вооруженные силы Российской Федерации начали операцию «Принуждение к миру».

Как она проходила, мы еще не забыли. В репортажах наших фронтовых корреспондентов нам показали многое. И мы осознали главное. Наш глобальный партнер США длительное время занимался тем, что настраивал руководство Грузии на подавление протеста людей не грузинской национальности любым, в том числе и военным способом. Мы это осознали.

А Путин? А его советники, помощники, министры и все те, что сидели во власти? Т.е. мы видели, что США проводят политику разжигания антироссийских настроений у политических элит бывших советских республик. Мы видели методы работы. Мы видели и фиксировали приезды государственного секретаря США, президента США и фигурантов рангом пониже. И мы им давали соответствующую оценку. И Путин давал.

Мы-то выводы сделали. А Путин? Считалось, что сделал. И нам стало как-то спокойно.

Ведь мы понимали, что местоблюститель Медведев — проходная фигура. И что ему придет на смену Путин.

Очень показательны те санкции, которые выкатили наши западные «коллеги». Запрет на въезд некоторых «друзей» Путина. Гонения на «Газпром» и «Роснефть». Озабоченность западных партнеров энергетической безопасностью Европы. Ну, и так далее.

А что было потом? Два указа.

Один за номером 1260 от 26 августа 2008 года, а второй за номером 1261 от этого же числа. И там черным по белому написано: «Учитывая волеизъявление южноосетинского (вариант: абхазского) народа, признать Республику Южная Осетия (вариант: Абхазия) в качестве суверенного и независимого государства». И т. д. Можно посмотреть тут: http://document.kremlin.ru/page.aspx?1114437; http://document.kremlin.ru/page.aspx?1114434.

Т.е. не успела осесть земля над могилами убитых наших и не наших граждан, а мы оперативно признали эти республики субъектами международного права. Со всеми вытекающими отсюда последствиями как для нас, так и для них.

Т.е. Россия под водительством Путина в кризисной ситуации может принимать стремительные решения. И не только принимать, но и отстаивать их законность.

Все прошло. Все улеглось. Но вот наступил кризис в Украине.

Не останавливаясь на причинах и побудительных мотивах людей, которые вышли на Майдан, можно сказать следующее. Мы всё видели. Мы всё знали. Мы ко всему были готовы. И мы опять всё прошляпили. И опять решающим фактором была не политика уже действующего президента РФ Путина, а его быстрая реакция на события в архиважной для нас стране — в Украине.

Если положить руку на сердце, то Украина и украинцы мне как-то ближе, нежели южные осетины. Без обид.

Но… Если мне, русскому, близки украинцы… Если мне понятно то, что Украина и Россия имеют столь огромное переплетение связей, начиная от родственных и заканчивая производственными… То я надеюсь, что такое же понимание присутствует и руководства нашей страны. И в том числе у его главы. У Путина.

Однако… Если судить по тому, как мы реагировали на события… В какой растерянности была наша власть… И какие шаги мы начали предпринимать… То становится ясно: понимание ситуации приходило по мере развития ситуации.

Меня совершенно не смущает то, что я чего-то могу не знать. И о чем-то мне узнать не дано никогда. Но я простой человек. И меня нет таких возможностей, какие есть у главы нашего государства.

У меня нет аналитиков СВР, ГРУ, ФСБ, МВД и еще целого сонма других структур в виде Фондов исследования общественного мнения, журналистской братии и т.д.

Такие источники, что перечислены выше, дают прогнозы на день, неделю, месяц, год. На основании их данных вырабатывается стратегия развития государства и обеспечения его безопасности. Но кажется, что то, что совершенно очевидно для нас, невероятно для главы государства.

Если моя жена, выходя на улицу, не взяла с собой зонт, а небо в тучах, и прогноз обещает дождь, то я ей выскажу всё, что думаю об её умственных способностях. Но данное событие не смертельно.

Но если государственные службы не выполняют возложенных на них функций, то это может иметь очень серьезные последствия для страны, вплоть до фатальных.

Наверное, многие высшие руководители специальных служб должны были сделать соответствующие выводы. А направить их мысли в это русло должен был Верховный главнокомандующий.

Вернемся к Украине. Точнее, к Крыму. Я ранее уже писал о том, что Крым оказался под российской юрисдикцией не из-за, а вопреки. Объясню.

Несмотря на то, что под нашим носом 23 года разворачивали свои программы американцы, поляки, прибалтийцы и иные, мы всего этого не видели. И на всё это ну никак не реагировали. Ни на посылы Кучмы. Ни на воспоминания Кравчука. Ни на уникальное трехразовое голосование Ющенко. И даже на совершенно одиозного уркагана Януковича.

У нас, простых граждан, вся эта камарилья, происходящая в Украине, ничего, кроме презрения, не вызывала. Нам, не обремененным государственными обязанностями людям, было ясно только одно — в Украине творится что-то ненормальное.

Да. Мы не знали о тренировочных базах в Польше и Литве. Мы не знали о завербованных высших должностных лицах Украины американскими специальными службами. Да нам это «по рангу» знать и не положено.

Но ведь у нас в стране есть те, которые знают. И есть тот, кто обязан всё это знать. И предпринимать соответствующие превентивные шаги.

Не могу не сказать следующего. Мы с президентом России почти одного года рождения. Почти. И во мне с самого раннего детства заложено следующее: американцы — враги. И друзьями они быть не могут. Аксиома. Не требует доказательств.

Путин, который прошел мельчайшее сито проверки на благонадежность, не мог быть воспитан по-другому. Я это исключаю.

Если бы он во сне заикнулся о лояльном отношении к нашим врагам, то он не служил бы в элите КГБ — в ПГУ. Ни при каких обстоятельствах.

Конечно, можно списать все на синдром Горбачева. Именно он сумел переубедить себя и часть населения СССР. Запад — нам друг, и он нам поможет. Возможно…

Но розовые очки следовало сорвать с глаз с того самого момента, как он стал президентом.

Еще раз повторюсь. Кризисный менеджер Путин — вне конкуренции. Как руководитель государства Путин — посредствен.

Это ни в коем случае не оскорбление. И не принижение заслуг. Просто заслуг-то нет…

Многие, прочитавшие этот пассаж, отнесутся к нему, к пассажу, и ко мне, негативно. Их аргументами станут: а присоединение Крыма? а спасение Осетии и Абхазии? а развитие оборонки? И т. д.

Добавлю от себя. А провалы в освоении космоса? А армия чиновников, работающих ради распила бюджета? А мизерные пенсии и грабительская квартирная плата? А пересаживание не оправдавших возложенных на них надежд чиновников из министерских кресел в кресла безответственных помощников и референтов? А нежелание начать развивать малый и средний бизнес — основу жизнедеятельности любого государства, и упование только на мощь монополий? А грабительские налоги, не дающие вздохнуть предпринимателям, загоняющие их в теневой и серый бизнес?

Можно продолжать этот список до бесконечности. Каждый может добавить в него что-то от себя.

Вернемся к Крыму. Прослеживается ли тут целенаправленная политика Путина и его команды? Нет! И еще раз — нет!

Возникло удивительное для инертного русского человека чувство — сопричастности! Люди осознали то, что им грозит смертельная опасность. И приняли единственно верное решение — уйти. Референдум. Независимость. Принятие в состав России.

И тут на сцене появился Путин. И, хитренько улыбаясь, поведал, скромничая, о том, как все было.

Надо понять нам одно. Государственный деятель Путин не признаёт никакого движения «снизу». Вся инициатива должна развиваться и исходить только от него, от его администрации.

Если держать в уме эту формулу, то можно понять и спрогнозировать его дальнейшие шаги.

Наш народ наивен до невозможности. В нас сидит желание дождаться приезда барина. «Приедет барин, и всех рассудит». Ну сколько можно? Никакому барину проблемы, а тем более их справедливое решение, совершенно ни к чему. У барина всегда есть свои, первоочередные, проблемы. И они в большинстве своем входят в диаметральное противоречие с проблемами холопов.

Угадайте с трех раз, какие проблемы и как будет решать барин?

Что получил Путин за возврат Крыма России? Санкции против «друзей». Осуждение «коллег» и «партнеров». Озабоченность Европы ее энергетической безопасностью. Запрет на въезд в страны Европейского Союза, США и Канады с Японией государственным служащим России. И всё.

История развивается по спирали.

Но в такую достаточно безобидную картину вплелись некоторые совершенно непрогнозируемые события. Путин не давал указаний на рост самосознания у населения Юго-востока Украины? Его администрация не спускала плана на выступления? Тем более с оружием в руках.

Отступлю немного от канвы и выскажу совершенно, с моей точки зрения, уникальную мысль.

Путина, скорее всего, бросает в дрожь мысль о том, что народ может начать отстаивать свое право на нормальную жизнь. Тем более вести вооруженную борьбу с вооруженными силами и т. п.

Именно такая постановка вопроса может дать ответ на то, что же делает Путин после двух месяцев, а это более 60 дней, бомбежек, расстрелов, минометных обстрелов, карательных рейдов тех регионов, которые на всенародных референдумах признали себя независимыми государствами.

Аналогия с началом статьи не прослеживается?

Южная Осетия и Абхазия были признаны за 18 дней. При этом на территории Абхазии на тот момент не раздалось ни одного выстрела. И не упал не один снаряд. А была просто угроза!

Надо всегда и во всем стараться отдавать себе отчет. У нас, у русских, всегда во главу угла ставятся два вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать»?

На поставленные вопросы я не могу и не хочу давать никаких ответов. Пусть каждый из вас, который прочитал мою статью, добавит от себя то, о чем он знает из достаточно длительной деятельности нашего президента. Пусть добавит хорошее и доброе. Пусть добавит и нехорошее и недоброе. И пусть взвесит все плюсы и минусы. И самостоятельно ответит на вопрос: а вы за кого, господин Путин?

Кто сможет однозначно ответить на вопрос о том, как будет дальше вести себя наш президент в разрезе ужасных событий в Украине? Наверное, никто. Но то, что он панически боится роста самосознания русских людей, это неопровержимый факт. И вот на него нам и следует опираться.
Автор:
demo
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

189 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти