Уральский дракон против фон Брауна

Уральский дракон против фон БраунаГонка вооружений – это не только время безумного и стремительного накопления смертельного для планеты оружия и его испытания, это еще и период деятельности гениальных конструкторов и инженеров. Создатели мощнейшего вооружения, которое до сегодняшнего дня стоит на страже спокойствия русского народа заслуживают особого уважения и внимания. Их разработки и открытия, сделанные в тяжелейших условиях, обусловленных сжатыми сроками, недостатком финансированием, бездарным руководством партийных чиновников, все же превзошли американские. По сути, советские люди сделали невозможное, создав самое совершенное оружие за историю человечества. Однако, будем последовательны и осветим читателю ту личность о которой решили поведать сегодня. Речь пойдет о человеке-легенде, Уральском драконе – Викторе Петровиче Макееве.

История жизни конструктора стратегического оружия очень типична для его поколения, однако в то же время удивительна и интересна. Гениальный инженер, создатель уникальных ракет родился в Коломне, а если быть точнее, то близ этого города в небольшом селе с названием Протопопово (иначе поселок Кирова) 25 октября далекого 1924 года. Ребенок послевоенного периода рос в простой семье рабочих и обучался в общей семилетней школе. Его детство напоминало миллионы историй простых советских людей.

Переезд в Москву был связан с решением отца Петра Ивановича, решившего устроиться в известный на всю страну авиационный завод в Филях. По-видимому, стремление к покорению воздушного пространства было присуще не только Макееву младшему, но и его родителю. Окончив школу в 1939 году, Виктор Петрович немедленно поступил на завод в качестве рядового чертежника, однако творческая натура не могла смириться с ролью простого исполнителя. Пытливый ум требовал развития, а молодой и горячий еще характер удивительных и счастливых перемен.


Первым наставником будущего конструктора был Болоховитинов, именно он передал своему ученику то присущее творческим людям стремление к неизведанному и новому. Однако постигать азы наук Виктору Петровичу пришлось в тяжелейших условиях войны. Еще в 1941 году его, как и всех работающих подростков, эвакуировали в Казань вместе с заводом. Смены устанавливались равными десяти, а порой и двенадцати часам, но Макеев все же успевал учиться. В 1942 году он поступает на обучение в Казанский авиационный институт, предварительно сдав экзамены по программе средней школы. В военные годы Макеев проявлял чудеса выносливости, а в 1944 был переведен обратно в Москву, где продолжил обучение в МАИ. В этот период судьба свела его с Мясищевым. Юный Виктор Петрович загорелся желанием стать авиационным конструктором, однако резкий поворот судьбы столкнул его со знаковой фигурой Королева. Сначала направление в Подлипки Макеев принял с досадой, так как конструирование ракет его интересовало мало, а все мечты были связаны только с авиацией.

НИИ-88 – так называлось новое место работы талантливого выпускника, уже успевшего сдать дипломную работу на тему полетов человека на ракете. Заслуга убеждения Макеева в том, что призвание его состоит как раз в конструировании ракет, а далеко не в самолетостроении полностью принадлежит Королеву. Сергей Павлович в течение нескольких часов с жаром объяснял молодому инженеру, насколько широки перспективы ракетостроения. Судя по дальнейшей судьбе Уральского дракона, убедить Королеву подчиненного все же удалось. Заметив талант и острый ум подопечного, Королев начал усиленно развивать его задатки. Первым шагом было направление на курсы, посвященные ракетостроению при МВТУ имени Баумана. Одновременно с изучением теоретической программы Королев привлек Макеева к практике при создании ракет марки Р-2, а также Р-3. Виктор Петрович увлекся ракетостроением и посвятил этому делу все свое время.

Активный, молодой, талантливый, обладающий лидерскими качествами и строгим самоконтролем Макеев быстро был замечен в партийном руководстве. Уважение к нему значительно выросло после защиты диплома на волнующую советское руководство тему о принципах работы великого немецкого конструктора фон Брауна. Работа оказалась не просто успешной, а сенсационной и научно обоснованной, в результате ее немедленно засекретили, как и имя самого Макеева. Активная общественная деятельность сыграла с Виктором Петровичем злую шутку, его выбрали секретарем организации комсомольцев, в результате чего он занялся вопросами строительства жилья и на два года полностью ушел в работу административного плана.
В 1952 году при первой же возможности Макеев без колебаний уходит обратно к Королеву.

Благодаря возросшему авторитету Сергея Павловича и доверию к личности самого Макеева, его назначают ведущим конструктором проекта по созданию первой ракеты на жидком топливе Р-11. В результате кропотливого труда команды инженеров, конструкторов и других работников центра под грамотным руководством Виктора Петровича была создана баллистическая ракета, характеризующаяся как одноступенчатая и жидкостная. Ракета основывалась на топливе, представляющем собой сложный состав, окислителем в котором выступал сжатый до состояния жидкости кислород. Испытания прошли вполне успешно, и ракета была принята на вооружение уже в начале 1950х годов. Однако имело творение Макеева и существенные недостатки, связанные со способностью кислорода улетучиваться. Р-11 требовала постоянной дозаправки и не могла находиться в состоянии боеготовности без регулярного обслуживания. Ракета была разработана на основе исследований обрывков чертежей знаменитых ФАУ-2, создателем которых и был вывезенный в США фон Браун.

Назначение молодого, подающего надежды конструктора на должность главного конструктора СКБ-385 оказалось несколько неожиданным для самого Королева. Дело в том, что изначально место Виктору Петровичу предлагалось несколько ниже, однако согласился он лишь на положение руководителя. Отношения между Макеевым и Королевым, впрочем, позволяли такое самоуверенное поведение, так как Сергей Павлович прекрасно осознавал способность Виктора Петровича справиться с такими обязанностями. После недолгих обсуждений Макеева назначают главным конструктором в бюро города Златоуста. С этого момента Урал стал центром морского ракетостроения.

Руководитель из Макеева оказался очень не плохой, и если требовалось решить какие-либо бытовые или снабженческие вопросы, то к ним он относился с не меньшей внимательностью и ответственностью. Разработка первой ракеты Р-11 на жидком топливе велась кропотливо, в ее конструкцию Макеев вложил весь свой талант и знания. Тем не менее, испытания длились около двух лет. В результате в распоряжение морского флота была передана сначала Р-11, а затем и Р-11ФМ. За создание первой морской баллистической ракеты Макеев и команда его сотрудников были награждены Ленинской премией.

В 1962 году был реализован проект Макеева по созданию наземного тактического комплекса Р-17. Эта разработка обеспечивала дальность полета ракеты в 300 км, а конструкция могла включать как стандартный фугасный, так и ядерный заряд. Однако специализация СКБ-385 была уже определена и дальнейшую работу над проектом передали в Воткинск.

Уральский дракон против фон Брауна


Основным направлением работы группы под руководством Виктора Петровича, стали ракеты с подводным стартом. Следующей ракетой спроектированной гениальным конструктором была Р-21.

Конструкция также была жидкостной и одноступенчатой, однако обладала дополнительным качеством: возможностью отделения головной части, оснащенной ядерным зарядом. На вооружение Р-21 поступила уже в 1963 году. Подводный старт обладал одним весьма важным преимуществом: отсутствие качки, что обеспечивало точность попадания.

Уральский дракон против фон Брауна


В 1962 году СКБ-385 было поручено сконструировать совершенно новую жидкостную ракету с утопленным двигателем. Такая разработка была совершенно новой. Кроме всего прочего, в ракете отсутствовали отсеки, а приборный отдел располагался в передней части ракеты. Дальность стрельбы у такой конструкции увеличилась в два раза по сравнению с Р-21, а масса снизилась в 10 раз. Ракета получила название Р-27. В 1968 году все испытания были завершены, и ракета была принята на вооружение, причем ее производство было поставлено на поток.

Конструкторское бюро под руководством Макеева расцветало. Урал стал родным домом для морских баллистических ракет, а самого Макеева американцы называли не иначе как Уральский дракон. В 1964 году поступило задание на проектирование новой ракеты с двумя ступенями на основе предыдущей Р-29. Разработка с обозначением Р-29Р была сдана на вооружение в 1977 году и предусматривала возможность отделения боевой головной части от несущего корпуса.

Однако чиновники настойчиво требовали создать совершенную ракету, основанную на твердом топливе. С точки зрения ракетостроения жидкое топливо было куда более подходящим для баллистических ракет, нежели твердые компоненты, однако американцы специализировались именно на таком типе стратегического ракетного вооружения, что вводило в заблуждение и советское руководство.

Уральский дракон против фон Брауна


Макееву пришлось полностью переменить подход к конструированию, оборудовать испытательные лаборатории новыми инструментами и установками, в результате Союз получил Р-39. Данная конструкция впервые была поставлена на потоковое производство и заняла достойное место среди вооружения подводных лодок. Максимальная дальность полета ракеты составила 10 000 км, а вес 90 тонн. Габариты конструкции заставили увеличить длину пусковой шахты.

Значение достижений Виктора Петровича для советского государства трудно переоценить. Его называют создателем школы морского ракетостроения, идеи этого гениального конструктора превзошли не только отечественные наработки, но и надолго оставили позади американское ракетостроение. Образно говоря, дуэль с фон Брауном была выиграна, Уральский дракон оказался сильнее. Жидкое топливо, по сути, являлось идеей будущего, однако советские чиновники настаивали на использовании твердого топлива и разработки продолжались. К слову, в проектах Макеева было не в пример меньше ошибок, нежели в работах других конструкторов. Каждое испытание проходило под строгим контролем, а перед проверкой Виктор Петрович собирал коллектив для выяснения вопроса о том, имеются ли у кого-то сомнения.

Умер Виктор Петрович в 1985 году, оставив стране колоссальное наследие, однако соотечественники знают о нем совсем не много, так как работал конструктор в условиях строгой секретности. В Коломне есть памятник этому человеку, но мало кто из горожан сможет объяснить, чем знаменит Макеев.

Уральский дракон против фон Брауна


Образованнейший конструктор привнес в область ракетостроения совершенно новые идеи по аэрогидродинамике, тепломассообмену, управлению и проектированию, баллистике и многих других областях. СКБ-385 занималось разработками в жидкотопливных конструкций, предложив использовать ракеты для научно-исследовательских целей космических пространств. Описать все рабочие проекты этого специалиста в рамках одной статьи просто невозможно. Макеев не только генерировал идеи, он их детально прорабатывал и успешно внедрял в существующие проекты. Нервозность советских чиновников несколько удивляет. Выводы о том, что США используют твердое топливо, так как оно по каким-то неизвестным характеристикам превосходит жидкое, были в корне неверными. Фон Браун так и не смог предложить ничего, что было бы более совершенным, чем проекты Виктора Петровича. Руководство не решалось поверить, что творение Макеева – это прорыв, который дал СССР огромное преимущество перед Штатами.
Автор: Гордеева Елена


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

Видео в тему

Читайте также
Комментарии 6
  1. Аскет 6 марта 2012 09:31
    Американцы когда-то держали приоритет в разработке морских ракет типа "Поларис", двигатель которых должен уметь работать под водой. Макеев, используя, как говорили некоторые конструкторы из окружения Сергея Павловича Королева, "безумные идеи и нестандартные решения", в своих проектах превзошел американцев: дальность стрельбы его ракет увеличилась в четыре раза, возросло и количество боеголовок, а габариты удалось сохранить на прежнем уровне.
    Под его руководством созданы первая ракета с подводным стартом, первая ракета с заводской заправкой топливом, первая морская межконтинентальная ракета, первая морская межконтинентальная ракета с разделяющейся головной частью. Он был главным конструктором оперативно-тактической ракеты Р-17, а также единственной в мире противокорабельной баллистической ракеты. Все атомные подводные лодки стратегического назначения СССР, построенные по проектам академика С.Н. Ковалёва, вооружались ракетами В.П. Макеева.

    При модернизации оружия подводных лодок второго поколения (комплекс Д-11, ракета Р-31 средней дальности, подводная лодка проекта 667АМ; опытно-конструкторская разработка начата в июле 1971 года, главный конструктор Петр Тюрин) была предпринята попытка применить твердое топливо. В 1980 году получен результат ниже предшествующих американских аналогов. У ракеты Р-31 стартовый вес больше на две трети в сравнении с «Поларисом А-3» (1964 год) при сопоставимых забрасываемых весах и дальностях стрельбы. По сравнению с «Посейдоном С-4» (1971 год) забрасываемый вес меньше в два раза при близких стартовых весах и сопоставимых (минус 15%) дальностях стрельбы. Комплекс Д-11 с ракетой Р-31 не был принят на вооружение. Он прошел десятилетнюю опытную эксплуатацию на одной подводной лодке.
    В это же время логика стратегического паритета требовала скорейшего внедрения разделяющихся головных частей на морских ракетах. По инициативам Виктора Петровича, поддержанным Минобщемашем (министр Сергей Афанасьев), Военно-морским флотом (главком Сергей Горшков) и одобренным Дмитрием Устиновым (в ту пору – секретарь ЦК КПСС, главный куратор советского ОПК), твердотопливное направление было в срочном порядке задублировано: в феврале 1973 года начата опытно-конструкторская разработка жидкостной ракеты с разделяющейся головной частью (первая демонстрация в пуске – 25 октября 1975 года).
    О непростой судьбе этого решения свидетельствуют несколько страниц из записной книжки Виктора Макеева. Это краткий конспект совещания, на котором после жаркой дискуссии Минобщемаш, ВМФ, Минсудпром принимают решение поддержать предложение Макеева о разработке комплекса Д-25 – таково сначала было обозначение комплекса Д-9РМ. И если бы это решение не состоялось – без особого преувеличения, – Россия не имела бы сегодня морских стратегических ядерных сил.
    В итоге макеевской школой морского ракетостроения были созданы две жидкостные и одна твердотопливная ракеты третьего поколения:

    – жидкостная типа Р-29Р или РСМ-50, которая стала первой морской межконтинентальной ракетой с разделяющейся головной частью (на вооружении с августа 1977 года, аналог США «Трайдент-1» – с 1979 года);

    – твердотопливная типа Р-39 или РСМ-52 – первая отечественная твердотопливная ракета, принятая на вооружение ВМФ (май 1983 года);

    – жидкостная типа Р-29РМ или РСМ-54 (на вооружении с февраля 1986 года); современный вариант – комплекс Р-29РМУ2 «Синева» (на вооружении с июля 2007 года).

    Модернизированные варианты первой и третьей из указанных ракет сегодня составляют основу морских стратегических ядерных сил России, а срок их дальнейшей службы будет определяться продлением эксплуатации подводных лодок.


    http://nvo.ng.ru/history/2009-10-23/14_ustinov.html
  2. Злой Татарин 6 марта 2012 10:40
    Вечная память, Великому человеку - талантливому конструктору!
    Огромная признательность потомков...
    Злой Татарин
    1. neri73-r 6 марта 2012 12:24
      Полностью согласен и поддерживаю!
  3. 755962 6 марта 2012 12:14
    Как главный конструктор Макеев с самого начала стал уделять большое внимание научно-исследовательским работам (НИР) по выявлению возможностей совершенствования ракет. Первая же из этих НИР по теме «Урал» позволила выйти с инициативой создания нового сухопутного оперативно-тактического ракетного комплекса Р-17 с вдвое большей, чем у Р-11М, дальностью. С одобрения Королева такой проект был реализован, и комплекс в 1962 г. был принят на вооружение Советской Армии, а затем и ряда зарубежных армии, получив широкую известность под натовским обозначением СС-16 «Скад».
    755962
  4. Rashid 6 марта 2012 15:45
    Вчера выпил стопку за помин души Иосифа Виссарионовича. Может я неправ, но ведь при нём и благодаря ему в нашей стране были такие люди как Макеев, Королёв, Мясищев, Грабин, и многие, многие другие. Они смотрели на Запад только для того, чтобы сравнивать их достижения со своими, стараться опередить, обогнать их, а не нахапать денег и "свалить из этой страны". Вечная память той эпохе и тем людям!
  5. Евгений Б. 6 марта 2012 20:40
    К сожалению, нам навязали чуждую идеологию иудео-англосаксонского бога - золотого тельца. Однако, мы - есть мы, а они - есть они. Отсюда и все наши беды.
    Дай Бог, только, чтобы такая переориентация не оказалась для нас роковой.
    Евгений Б.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня