Китай: морской дракон возвращается

Китай: морской дракон возвращается


В июне на китайском авианосце «Ши Лан» (некогда носившем имя «Варяг») китайским судостроительным предприятием Changxingdao Shipyard были установлены отдельные электронные системы, радиолокационные станции и вооружение. До 2015 года в Китае планируют спустить на воду первых два авианосца собственного производства – среднего класса, с обыкновенной силовой установкой, водоизмещением от 48000 до 64000 тонн («тип 089»). В период 2015- 2020 годов должны быть построены два атомных авианесущих корабля, которые будут сопоставимы с американскими колоссами – т.е. водоизмещением 93 тысячи тонн («тип 085»). Одновременно в процессе разработки пребывают и довольно нестандартные системы оружия, среди которых противокорабельная баллистическая ракета DF-21D (модифицированная РСД DF-21), предназначенная для поражения авианесущих кораблей на дальности до 2800 км.

В течение последних двадцати пяти лет КНР беспрерывно сокращает собственные наземные войска – зато увеличивается численность ВМС, которые в настоящее время уже получают около тридцати процентов военного бюджета Китая. Со слов профессора Национального военного колледжа, в прошлом морского офицера ВМС США, Бернарда Коула, данный аспект указывает, что собственный флот Пекин рассматривает как инструмент национальной безопасности. Также показательно и развитие взглядов на роль флота. Так, зам.командующего военно-морскими силами Китая в Восточно-Китайском море адмирал Чен Хуачен заявил, что китайская морская стратегия трансформируется, и от обеспечения безопасности прибрежных районов Китай переходит к защите дальних морских рубежей. Он продолжил, что, по мере того как растут экономические интересы страны, флот обязан создать необходимую защиту путей морских перевозок и обеспечить безопасность морских коридоров.


Не так давно КНР назвала Южно-Китайское море зоной своих основных интересов — наравне с Тибетом и Тайванем, заявив США, что не позволит вмешиваться третьим странам в дела этого региона. Наряду с этим, получая большую долю сырья со Среднего Востока и из Африки, Китай понемногу уже добирается до западной части Индийского океана. Так, в конце марта этого года два китайских военных корабля впервые в новейшей истории побывали в порту Абу-Даби. По утверждению пакистанского министра обороны Ахмеда Мухтара, появление военно-морской базы КНР в Пакистане очень желательно.

Китай: морской дракон возвращается


Скорее всего, имелись ввиду взаимные договоренности. Так, Китай инвестировал в сооружение порта Гвадар, который расположен в пакистанской части Белуджистана на берегу Оманского залива, огромные суммы. Гвадар «нависает» над торговыми путями, которые ведут на Запад из Персидского залива.

Интересы Китая устремлены и к Шри-Ланке, где прямо под боком у Индии строится порт Хамбантота. Третья опорная позиция Пекина в акватории Индийского океана – порт Ситуэ, находящийся в Бирме, союзнице Китая. Все три порта входят в «нитку жемчуга» — китайскую линию опорных пунктов, которая тянется к Персидскому заливу.

Экономика КНР очень серьезно зависит от импорта ресурсов, и данная зависимость стремится к росту. Китай уже осуществил масштабную экономическую экспансию на Среднем и Ближнем Востоке и в Африке, – и эти вложения нужно как-то отстаивать. Большая часть сырья ввозится морскими путями, при этом огромный береговой Китай практически полностью «экранирован» сателлитами Америки. Вдоль всего китайского побережья расположен «забор» из островов Рюкю, Тайваня и Южной Кореи. На юге имеется «калитка» – но она ведет в Южно-Китайское море, которое закрыто с востока преданными США Филиппинами, а на юге (в Малаккском проливе) — Сингапуром (в котором хотя и преобладает китайское население, но он фактически является южным Тайванем).

Другими словами, между КНР и сырьем стоит Америка, и это китайцев нервирует. Кроме того, США пытаются все крепче схватить китайского дракона за горло. Вот уже несколько лет Вашингтон ведет наступление на зоны влияния КНР. Уже разделен Судан, который является важным продавцом нефти Китаю и вотчиной компаний из КНР. Теперь настал черед Ливии, где интересы Китая также велики.

Пока эти «происки» носят завуалированный характер – но тенденция отвечать силой на экономическую экспансию КНР уже сформировалась. Китай, трезво оценивая складывающуюся ситуацию и не надеясь в приверженность США принципам честного соперничества, пытаются отстоять свои инвестиции и коммуникации. С одной стороны, КНР ищет альтернативные маршруты к мировому океану – через зависимую Бирму и союзный Пакистан (но эти маршруты неудобны, из-за интереса Индии и той же Америки). С другой — усиливает свои ВМС и возможности проекции силы в дальние регионы.

Со слов главы Тихоокеанского командования американского флота адмирала Уилларда, особое беспокойство США вызывает то обстоятельство, что модернизация вооруженных сил КНР выглядит направленной против свободы действий США в регионе. Кажется, мнение адмирала полностью поддерживают в Вашингтоне. Де-факто Пентагон не называет КНР своим противником, но недавно большая часть многоцелевых субмарин США были передислоцированы в Тихий океан из Атлантики. Исследовательские суда флота США довольно часто появляются около базы подводных лодок КНР на острове Хайнань. Вследствие чего периодически возникают конфликты из-за попыток китайцев вытеснить американские корабли из прибрежных вод.

Китаю нужен флот, и при этом большой, чтобы дать гарантию себе от очередного просветления США и откровенного выворачивания рук «в случае чего». Но даже большие ВМС не являются гарантией, пока не разделен «забор». Америка, в свой черед, не может позволить себе потерять тотальное господство на море в этом регионе — это обрушит ее зону влияния во всей Восточной Азии. Подавляющее большинство союзников США являются либо островными странами, либо фактически есть островные (так, Северная Корея лучше, нежели океан, блокирует Южную). Если КНР относительно зависит от морского сообщения, то сателлиты Вашингтона — абсолютно. Таким образом, потеря морского превосходства на западе Тихого океана грозит для Америки геополитической катастрофой. Таким образом, недостижим никакой устойчивый компромисс.

Схожая ситуация сформировалась в германо-английских отношениях перед началом Первой мировой войны – в обиходе она называется «вилами Тирпица».

Экономика Германии быстро развивалась, но зависела от вывоза готовой продукции и импорта сырья – в основном морскими путями. Но на море преобладала Англия. В результате возник «план Тирпица», который предусматривал создание флота, способного нанести британским ВМС удар, достаточный для того, чтобы Англия утратила господство на морских просторах. Однако большой немецкий флот автоматически становился смертельной угрозой для островной Британии. В итоге произошло военное столкновение 2-х империй.

По существу, сейчас в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях усматривается та же коллизия, которая была на Северном сто лет назад. Можно ли потенциально предположить, что противостояние перерастет в открытое противоборство? Основной аргумент против такого сценария – экономический фактор. Экономики США и Китая взаимозависимы –промышленность КНР в большой степени работает на рынок Америки. Но, во-первых, необходимо понимать, что данная ситуация может быстро измениться. Производство дешевых подделок в существенной мере стало неактуальным. Современная тенденция - это создание полноценной индустрии со значительной добавленной стоимостью. Данная индустрия способна финансировать систему соцобеспечения и платить сносные зарплаты – но одновременно она потребляет намного больше сырья на каждую единицу ВВП. Другими словами, сейчас Китай, вместо экономики, которая работала на штатовский рынок и практически не конкурировала с США за сырье, формирует экономику, которая мало зависит от американского рынка, но жестоко конкурирует за каждую тонну глинозема и баррель нефти. Но очевидно, что много времени займет полная смена уклада.

Во-вторых, Британия и Германия веком ранее уже показали, что взаимная зависимость экономик не становится препятствием для войны. Англия на рубеже веков теряла свою промышленность – но одновременно много потребляла, делая ставку на резервную валюту, громадную финансовую мощь, колониальную эксплуатацию и торговлю. Напротив, Германия, в которой стоимость рабсилы изначально была ниже (приблизительно по таким же причинам, что и в КНР), очень много изготовляла, но при этом немецкий внутренний рынок даже к началу Первой мировой войны был очень ограничен. В итоге важнейшим потребителем немецкой продукции была Англия. Но это не стало преградой вооруженному конфликту.

Исходя из этого, столкновение между КНР и США выглядит почти неминуемым. И России важно не очутиться между двух огней и обладать возможностью оказывать влияние на развитие ситуации. Как этого достичь — задача для российских дипломатов.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. datur 17 июня 2011 18:03
    Исходя из этого, столкновение между КНР и США выглядит почти неминуемым. И России важно не очутиться между 2-х огней и обладать возможностью оказывать влияние на развитие ситуации. Как этого достичь — задача для российских дипломатов.----какие они спецы уже доказали.
  2. Печенег 22 июня 2011 14:46
    Воровать чужие статьи без ссылок - отстой. "Редактировать" их, переделывая ворота в "калитки" - отстой в квадрате.
    http://www.rosbalt.ru/main/2011/06/14/858794.html
    Совесть есть?
    Печенег
  3. vylvyn 27 февраля 2012 16:02
    Хлопцы, я никак не могу прочитать, что у них на бескозырках написано. Кто прочитал?
    vylvyn

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня