Россия и Турция в условиях региональных политических кризисов: возможности для взаимодействия

В настоящее время непосредственные соседи России и Турции - Сирия и Украина, переживают серьезные политические потрясения, которые дестабилизируют региональную безопасность, а также оказывают определенное влияние на развитие российско-турецких отношений. Вооруженные действия в Сирии продолжаются уже несколько лет, ситуация на Украине балансирует на той опасной грани, за которой следует начало гражданской войны и распад страны.

Занимаемая Россией позиция по Сирии, направленная на недопустимость вмешательства внешних сил в дела суверенных государств, а также критика западных стран за провоцирование политического кризиса на Украине не разделяется турецким руководством, что создает определенные препятствия для выхода двустороннего сотрудничества между странами на новый уровень. В турецких СМИ события на юго-востоке Украины чаще всего рассматриваются с западной точки зрения, где роль России подается в искаженном виде, имеющего мало общего с действительностью. Все это привело к тому, что в турецкой экспертной среде применительно к отношениями между странами даже возник термин «ограниченное партнерство», под которым подразумевается развитие отношений в экономической сфере при существенном ограничении политического взаимодействия.


Тем не менее, важно заметить, что даже в периоды обострения ситуации стороны всегда воздерживались от резких заявлений в адрес друг друга, придавая большое значение достигнутому уровню двусторонних связей, в первую очередь в области экономики. Кроме того, как это ни парадоксально, турбулентные процессы, наблюдаемые в ряде региональных стран, могут открыть для Москвы и Анкары новые возможности для активизации политического диалога. Речь, в частности, идет о том, что в среде турецкого руководства растет понимание того, что политика правительства, направленная на поддержку оппозиционных движений в соседних странах, нуждается в серьезной корректировке. В связи с этим некоторые турецкие лидеры заговорили о необходимости перезагрузки турецкой стратегии на ближневосточном направлении. Так, президент страны А. Гюль в своих выступлениях заявляет о необходимости пересмотреть турецкую дипломатию и политику безопасности в отношении Сирии и приложить усилия к поиску «взаимовыгодной» стратегической линии на Ближнем Востоке. В свою очередь США, по мнению турецкого президента, должны разделить ответственность за судьбу Ближнего Востока с другими ведущими державами - Россией и Ираном.

Одновременно с этим среди турецкой политической элиты усиливается недовольство политикой, проводимой западными союзниками в ближневосточном регионе. Более того, перманентно обостряющийся политический кризис внутри самой Турции постепенно приводит турецкие власти к осознанию того, каким образом и с помощью каких технологий были спровоцированы политические потрясения в странах Северной Африки, Ближнего Востока, а затем на Украине. Так, премьер-министр Эрдоган прямо обвиняет США и некоторые страны Евросоюза во вмешательстве во внутренние дела Турции, а также в поддержке массовых беспорядков и протестных движений в стране. Со своей стороны западные союзники критикуют турецкое руководство и лично премьер-министра в содействии джихадистам в Сирии, ущемлении демократических норм внутри страны и авторитаризме. Согласно американским СМИ, из этого необходимо сделать соответствующие выводы и пересмотреть политику Вашингтона в отношении Анкары.

Антизападная риторика турецкого премьер-министра неоднократно становилась предметом обсуждения в турецких СМИ; некоторые из них даже сравнивают заявления Эрдогана с высказываниями президента России В. Путина, находя между ними много общего. Усиливающиеся антизападные настроения турецкого руководства, а также общее разочарование проводимой США и ЕС политикой в ближневосточном регионе могут стать основой для политического сближения России и Турции, с тем чтобы попытаться выработать альтернативный западному сценарий урегулирования ближневосточного кризиса. Как полагают турецкие эксперты, подобный сценарий мог бы вызвать интерес турецкого руководства. В частности, они отмечают, что «хотя Турция на протяжении десятилетий традиционно оставалась в западной зоне влияния, последние события в стране позволяют предположить, что власть может задуматься об альтернативных путях развития в поисках преодоления внутриполитического кризиса». Кроме того, ослабление влияния США на Ближнем Востоке одновременно с укреплением международного влияния России заставляют турецких аналитиков все чаще задаваться вопросом: на основе какой системы ценностей и экономико-политического порядка будут выстраиваться отношения между ключевыми игроками региона?

Конечно, это не означает, что Россия и Турция должны объединиться на антизападной основе. Тем более если учитывать, что Турция является членом НАТО и стратегическим союзником США, а также все еще декларирует (по крайней мере на официальном уровне) желание стать членом Евросоюза. Кроме того, подобные объединения, направленные против чего- или кого-либо, как правило, не являются эффективными. Значительно более продуктивным мог бы стать союз, основанный на общих целях и интересах.

Россия и Турция как две крупные региональные державы заинтересованы в стабильном развитии региона, так как любые конфликты в соседних странах отрицательно сказываются на экономических связях между региональными партнерами, а также на проблемах региональной безопасности. Эта заинтересованность открывает возможности для взаимодействия между нашими странами с целью выработки совместных решений, направленных на обеспечение региональной безопасности и предотвращения дальнейшего провоцирования политических кризисов и цветочно-фруктовых революций в соседних странах.

При этом следует учитывать, что определенное влияние на перспективы сближения России и Турции может оказать политическая ситуация внутри турецкого общества. К сожалению, в настоящий момент целый ряд характерных признаков указывает на то, что в Турции при поддержке заинтересованных внешних и внутренних сил может быть осуществлена попытка реализации очередной «арабской революции», направленной, в первую очередь, против премьер-министра Эрдогана. Возможно, турецкому народу удастся избежать кардинальных революционных потрясений, тем более, что в отличие от авторитарных режимов стран Северной Африки, в Турции существуют устоявшиеся демократические формы выбора власти. Однако ситуация усугубляется тем, что политика Эрдогана и его окружения в последнее время направлена не на консолидацию турецкого общества, а на борьбу с внутренними врагами из числа «прогюленовских сил» и поддерживающими их внешними силами. Поведение турецкого премьер-министра становится все более эксцентричным и он постепенно теряет популярность среди населения. Кроме того, далеко не все турецкое общество разделяет обвинения премьер-министра в адрес Запада. Представители оппозиции, светские и прозападные слои общества считают их не более чем поиском внешнего врага, на которого можно списать собственные просчеты и ошибки.

Все это означает, что Турцию ожидает дальнейшее обострение внутриполитической обстановки. В любом случае, расстановка политических сил внутри Турции, а значит и перспективы дальнейшего развития российско-турецких отношений станут понятны после президентских выборов, назначенных на август с.г.
Автор:
Анна Владимировна Глазова заместитель руководителя центра - начальник сектора кандидат филологических наук
Первоисточник:
http://www.riss.ru/analitika/3302-rossiya-i-turtsiya-v-usloviyakh-regionalnykh-politicheskikh-krizisov-vozmozhnosti-dlya-vzaimodejstviya#.U5rFMB8vPBY
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти