Георгий Жуков — «кризис-менеджер» Красной Армии

Жуков — наш Суворов
И. В. Сталин

В годину борьбы русского народа с новыми бедствиями Жукова поднимают как икону, олицетворяющую дух русского народа, умеющего выдвинуть вождя-спасителя в экстремальных условиях. Жуков — воплощение русской чести и доблести, русского суверенитета и русского духа. Никто не сможет стереть или запятнать образ этого человека на белом коне, который сделал так много, чтобы поднять свою страну до сияющих высот.

Американский бригадный генерал Уильям Спар


40 лет назад, 18 июня 1974 года умер великий полководец, Маршал Советского Союза, четырежды Герой СССР Георгий Константинович Жуков. Жуков прошёл длинный и сложный путь от кавалерийского унтер-офицера 10-го Новгородского полка до заместителя Верховного Главнокомандующего в годы Великой Отечественной войны.

Георгий Константинович Жуков родился (19 ноября) 1 декабря 1896 года в деревне Стрелковка Калужской губернии. Его отцом был сапожных дел мастер Константин Жуков. Его после событий 1905 года выслали из Москвы за участие демонстрациях. С этого времени и до своей смерти в 1921 году Константин Жуков жил в деревне, занимаясь сапожным делом и крестьянскими работами. Мать Георгия — Устинья Артемьева, родилась и выросла в соседней деревне Чёрная Грязь в бедной крестьянской семье. Семья была бедной. Родители очень много работали, но получали мало. Жизнь была трудной. Георгий с малых лет был приучен к упорному и тяжелому труду.

В 1903 году Георгий Жуков поступил в церковно-приходскую школу. После окончания трех классов школы, Георгий начал трудовую деятельность учеником в скорняжной мастерской в Москве. Он работал в мастерской своего дяди — брата матери Михаила Пилихина. Тот смог упорным трудом накопить денег и открыть своё дело. Двенадцатилетнему мальчику приходилось сложно — на работу вставали в шесть утра, а ложились спать в одиннадцать вечера (в деревне вставали рано утром, но и ложились рано). За малейшую провинность били (тогда это был обычный порядок). Домой на побывку отпускали только на четвертом году обучения.

При этом Георгий старался учиться, малые крохи свободного времени использовал для того чтобы читать книги из библиотеки, заниматься с сыном хозяина. Затем юноша поступил на вечерние общеобразовательные курсы, которые давали образование на уровне городского училища. Успешно сдал экзамены за полный курс городского училища. В 1911 году, после трёх лет обучения, перешёл в разряд старших учеников и имел в подчинении трех мальчиков-учеников. В 1912 году впервые побывал дома, вернувшись уже взрослым юношей. В конце 1912 года завершилось ученичество Георгия, он стал молодым мастером (подмастерьем).

В мае 1915 года в связи с большими потерями на фронте был произведен досрочный призыв молодежи рождения 1895 года. Летом объявили досрочный призыв молодежи 1896 года рождения. Георгий принял решение идти на фронт, хотя хозяин предлагал «отмазать» способного и честного мастера. Жукова призвали в городе Малоярославце Калужской губернии. Георгия отобрали в кавалерию и повезли к месту назначения — в город Калугу. Здесь Георгий с другими новобранцами прошел обучение в запасном пехотном батальоне. В сентябре 1915 года их отправили в Малороссию в 5-й запасной кавалерийский полк. Он располагался в городе Балаклея Харьковской губернии. Служба в кавалерии оказалась интереснее, чем в пехоте, но сложнее. Кроме общих занятий, обучали конному делу, владению холодным оружием, приходилось ухаживать за лошадьми.

К весне 1916 года Георгий завершил подготовку. Его в числе наиболее подготовленных солдат отобрали для учёбы на унтер-офицера. Жуков не хотел продолжать учёбу, но его взводный — старший унтер-офицер Дураков, человек очень требовательный и умный, сказал: «На фронте ты ещё, друг, будешь, а сейчас изучи-ка лучше глубже военное дело, оно тебе пригодится. Я убеждён, что ты будешь хорошим унтер-офицером». В результате Жуков остался в учебной команде, которая располагалась в городе Изюме Харьковской губернии.

Сдав экзамены, Жуков стал унтер-офицером. Оценивая учебную команду русской императорской армии, Жуков отмечал, что учили в ней хорошо, особенно, что касалось строевой подготовки. Каждый выпускник в совершенстве владел конным делом, оружием и методикой подготовки солдат. Не зря в будущем многие унтер-офицер царской армии станут прекрасными военачальниками Красной Армии. Однако слабостью старой школы была воспитательная работа, солдат делали послушными исполнителями, часто дисциплинарная практика доходила до жестокости. А формальные церковные обряды не могли дать настоящей веры. Между солдатской массой и офицерами не было единства, они были из разных социальных классов. Только отдельные офицеры выбивались из общей практики.

В конце августа 1916 года молодой унтер-офицер попал на Юго-Западный фронт в 10-й Новгородский драгунский полк. В октябре во время разведки головной дозор напоролся на мину. Жуков получил тяжёлую контузию и был эвакуирован в Харьков. Это ранение привело к ухудшению слуха. К моменту вписки Георгий имел уже два Георгиевских креста — за захват в плен немецкого офицера и контузию во время разведки.

Выйдя из госпиталя, Жуков ещё долго плохо себя чувствовал, поэтому медицинская комиссия направила его в маршевый эскадрон в село Лареги. После Февральской революции Георгий Жуков был избран председателем эскадронного солдатского комитета и одним из делегатов в полковой совет. В процессе развала армии, когда часть соединений стали переходить на сторону украинских националистов, эскадрон Жукова принял решение распуститься. Солдаты вернулись домой.

Конец 1917 начало 1918 года Георгий провёл дома. Он хотел вступить в ряды Красной гвардии, но тяжело заболел сыпным тифом. В результате своё желание Жуков смог осуществить только в августе 1918 года, когда он вступил 4-й кавполк 1-й Московской кавалерийской дивизии. В Гражданскую войну красноармеец Георгий Жуков сначала воевал на Восточном фронте против армии Колчака. В марте 1919 года вступил в члены РКП(б). Летом 1919 г. Жуков участвовал в боях с казаками в районе станции Шипово, в боях за Уральск, затем в боях в районе станции Владимировка и города Николаевска.

В сентябре-октябре 1919 года полк Жукова воевал на Южном фронте, участвовал в боях под Царицыном, у Бахтияровки и Заплавного. В бою между Заплавным и Ахтубой во время рукопашного боя с белокалмыцкими частями был ранен осколком гранаты. Осколки ранили левую ногу и левый бок. Кроме того, уже в больнице Жуков ещё раз переболел тифом. После месячного отпуска Жуков явился в военкомат, чтобы его снова направили в действующую армию.

Но он ещё не восстановился после болезни и Георгия послали в Тверь в запасной батальон с последующим направлением на курсы красных командиров. Кавалерийские курсы располагались в Старожилове Рязанской губернии. Строевые кадры состояли в основном из старых военных специалистов. Учили они хорошо, добросовестно. Жуков получил должность курсанта-старшины 1-го эскадрона. Летом курсантов перебросили в Москву и включили в состав 2-й Московской бригады курсантов, которую направили против армии Врангеля. Сводный курсантский полк в августе 1920 г. принял участие в борьбе с десантом Улагая под Екатеринодаром, затем боролся против банд Фостикова.

В Армавире состоялся выпуск и Жуков прибыл в 14-ю кавалерийскую бригаду, его направили в 1-й кавполк. Жуков был назначен командиром взвода, а затем эскадрона. В конце 1920 года бригаду перебросили в Воронежскую губернию для борьбы с восстанием и бандой Колесникова. Затем часть приняла участие в ликвидации Тамбовского восстания («антоновщина»). Весной 1921 года под селом Вязовая Почта бригада вступила в тяжелый бой с «антоновцами». Эскадрон Жукова был в самом эпицентре боя и отличился, несколько часов сдерживая превосходящие силы противника. По словам Жукова эскадрон спасло только умелое маневрирование и управление огнем нескольких пулеметов и одного орудия, которые были на вооружении подразделения. Под самим Жуковым убило двух коней, и его дважды выручал политрук Ночёвка. Первый раз конь падая, придавил Жукова, и бандит хотел зарубить его. Но политрук успел убить неприятеля. Во второй раз несколько бандитов окружили Жукова и пытались взять живым. Ночёвка с несколькими бойцами выручил командира. Эскадрон понес значительные потери, но и большое бандформирование было разгромлено. За этот подвиг большинство командиров и бойцов были отмечены правительственными наградами. Жукова наградили орденом Красного Знамени.

После завершения Гражданской войны Жуков продолжил военное образование и прошёл путь от комполка до командира корпуса. В 1923 году Жуков возглавил 39-й полк 7-й Самарской кавалерийской дивизии. В 1924 году был направлен в Высшую кавалерийскую школу. С 1926 года несколько лет преподавал военно-допризывную подготовку в Белорусском университете. В 1929 году окончил курсы высшего начальствующего состава Красной армии. С 1930 года командир бригады в 7-й Самарской кавдивизии (её тогда возглавлял Рокоссовский). Затем Жуков служил в Белорусском военном округе, был помощником инспектора кавалерии РККА, командиром 4-й кавалерийской дивизии, 3-го и 6-го кавкорпусов. В 1938 году вырос до заместителя командующего Западным особым военным округом.

Звёздный час Жукова наступил летом 1939 года, когда он возглавил особый стрелковый корпус, затем преобразованный в армейскую группу Красной Армии в Монголии. В августе Жуков провёл успешную операцию по окружению и разгрому японской армии на реке Халхин-Гол. В этом деле Жуков широко использовал танковые части для окружения и разгрома врага. Эта победа стала одним из решающих факторов, который заставил Японскую империю отказаться от планов нападения на Советский Союз. Жуков был удостоен звания Героя Советского Союза. Вскоре Жуков получил звание генерал армии.

Летом 1940 года генерал возглавил Киевский особый военный округ. В январе 1941 года Георгий Жуков принял участие в двух двухсторонних оперативно-стратегических играх на картах. Его успех был отмечен тем, что Сталин назначил Жукова главой Генерального Штаба (занимал этот пост до июля 1941 г.).

В период Великой Отечественной войны Жуков выступил в качестве «кризис-менеджера» Красной Армии. Его направляли на наиболее сложные и опасные участки фронта для стабилизации положения или для успеха решающего наступления. По словам военного историка Алексея Исаева («Георгий Жуков: Последний довод короля»), «Жуков был своего рода «полководцем РГК» (Резерва Главного Командования). Его прибытие на находящийся в кризисе или требующий особого внимания участок фронта гарантировал Ставке повышенную эффективность советских войск на опасном направлении. Ещё во время сражений Монголии с японской армией решительные действия Жукова предотвратили окружение и разгром советских войск на Халхин-Голе и привели к тяжёлому поражению японских войск. В 1941 году Жуков увидел главное слабое звено германского «блицкрига» разрыв между вырвавшимися вперед бронетанковыми и моторизованными «клиньями» и двигавшими за ними пехотными корпусами вермахта, а также растянутые и слабые фланги противника. Жуков понимал, что необходимо наносить контрудары в этот промежуток и по флангам всеми силами, которые можно собрать. Однако нерешительность командования Юго-Западного фронта, которое было лишено волевой поддержки Жукова, привела к катастрофе.

При этом нельзя сказать, что Жуков был полководцем, который не потерпел ни одного поражения, вроде Суворова. Он несёт на своих плечах часть ответственности, как начальник Генштаба в предвоенный период, за тяжелейший первый этап Великой Отечественной войны. Во время войны часто ему приходилось из почти неизбежной катастрофы выправить ситуацию до простого поражения или возвращать ситуацию к хрупкому равновесию. Георгию Константиновичу Жукову доставались самые сильные противники и самые сложные участки фронта.

Бывало, что Жукову приходилось бросать успешно начатое дело и оставлять пожинать плоды его усилий другим, вновь направляясь на другие участки. Так, в ноябре 1942 года Жуков был вынужден оставить реализацию плана контрнаступления под Сталинградом (операция «Уран») и отвечать за подготовленную Коневым и Пуркаевым операцию «Марс» (Вторая Ржевско-Сычёвская операция), где вынужден был взять на себя ответственность за промахи в планировании, которых сам он вряд ли бы допустил. 13 июля 1943 г. вместо того, чтобы пожинать плоды успешно начавшейся операции «Кутузов» на Западном и Брянском фронтах (Орловская стратегическая наступательная операция), Жуков был вынужден выехать на Воронежский фронт, который был обескровлен тяжелым оборонительным сражением. Однако даже в этих условиях Жуков смог подготовить операцию «Полководец Румянцев» (Белгородско-Харьковская операция), в ходе которой советские войска освободили Белгород и Харьков.

К сожалению, в СССР было принято замалчивать неудачи и кризисы, что было ошибкой. В итоге это позволило врагам русской цивилизации создать чёрный миф о «мяснике» Жукове, который вместе со Сталиным «трупами заваливал» вермахт и только ценой миллионов бессмысленно погубленных» жизней победил Германию. Однако эффективность политического и военного руководства СССР была доказана флагом над рейхстагом и созданием лучших вооруженных сил в мире. Да и миф про «заваливание трупами» не выдерживание никакой критики. Честные исследователи уже не раз показали, что СССР потерял в войне больше людей, чем Германия не по причине бездарности и кровожадности советского военно-политического руководства, а из-за нескольких объективных факторов. Среди них сознательное уничтожение гитлеровцами военнопленных, геноцид советского населения в оккупированных областях и т. д.

Хотят этого или нет враги русского народа, но маршал Георгий Константинович Жуков — это национальный герой СССР-России. Он по праву вошёл в ряд героев и великих полководцев нашей цивилизации, и находится в одном ряду со Святославом, Александром Невским, Дмитрием Донским, Александром Суворовым и Михаилом Кутузовым.

Не зря в 30-летнюю годовщину Победы в Париже висели плакаты с портретом Георгия Жукова и подписью: «Человек, выигравший Вторую мировую войну». Понятно, что это преувеличение, но разумное начало в этой фразе есть. Жуков — это полководец, который сломал победоносную машину вермахта и взял Берлин. Это железный солдат, прошедший долгий путь от царского унтер-офицера до маршала и министра обороны СССР. Попытки свергнуть его с пьедестала Победы — это война против нашей исторической памяти, удар по нашей цивилизации.

Жуков испил до дна и горькую чашу. Он испытал и зависть, и недоверие, и предательство, и забвение. Георгий Константинович совершил большую ошибку, когда влез в политику и поддержал Хрущёва сначала против Берии, а затем помог Хрущеву победить в борьбе и с другими противниками. Это было его ошибкой. Хрущёв не мог терпеть рядом с собой маршала-победителя, который мог стать главой оппозиции. Что представляло большую угрозу из-за реформ Хрущёва, направленных на «оптимизацию» вооруженных сил. К тому же Жуков был одним из немногих людей, который навсегда сохранил уважение к Сталину и защищал Верховного даже в период позднейшей «десталинизации», призывая не перегибать палку и отдать должное выдающимся организаторским способностям великого вождя. В октябре 1957 года по приказу Хрущева Жуков был смещен со всех партийных и государственных постов. А в марте 1958 года — уволен из вооруженных сил, которым Жуков отдал почти всю жизнь. Только с приходом к власти Брежнева опалу с Жукова частично сняли.

Георгий Жуков — «кризис-менеджер» Красной Армии

К. Васильев. Маршал Жуков
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

165 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти