Америка против Англии. Часть 10. Схватка левиафанов

Америка против Англии. Часть 10. Схватка левиафанов
Федеральный канцлер Австрии Курт Шушниг


В настоящее время, когда граница между Англией и Америкой практически нивелированна (51-й штат: Британия может попасть в полную зависимость от США// http://russian.rt.com/article/36632#ixzz35C4OBvAB), а современные англосаксы Нового и Старого света едва ли не повсеместно воспринимаются сиамскими близнецами, мало кто вспоминает об их былом антагонизме. «Ненависть и глубокая вражда, ожесточённые, кровопролитные войны — такова была обстановка, в которой впервые складывались отношения между Англией и Соединёнными Штатами» (Аварин В.Я. Борьба за Тихий океан// http://flot.com/publications/books/shelf/avarin/3.htm). Своей независимости США добились в результате двух ожесточенных братоубийственных гражданских войн с Великобританией, причем в ходе «забытой войны 1812 года» английские войска взяли и сожгли Вашингтон, вместе с Белым Домом и Капитолием.

После разгрома Наполеона, «у англичан не осталось соперников, способных противостоять им в глобальном масштабе». Однако уже в 1823 году господство Англии сперва на американском континенте, а затем и во всем мире оспорили США, провозгласившие стремительно трансформировавшуюся «из регионального принципа господства» в инструмент установления мирового господства доктрину Монро. В частности 22 января 1917 года президент Вудро Вильсон заявив, что «доктрина Монро является универсальным принципом для всего мира и человечества, ... тем самим провозгласил притязания США на установление мировой гегемонии. … Под знаменем этой доктрины Соединенные Штаты предприняли три исторические попытки установить мировую гегемонию. Первую — после окончания Первой мировой войны, вторую — после окончания Второй мировой войны, а третью — в настоящее время, после окончания «холодной войны». Правда, достичь мирового господства после Первой мировой войны США не удалось» (Панарин И. Информационная война и геополитика// http://www.e-reading.ws/chapter.php/123890/18/Panarin_-_Informacionnaya_voiina_i_geopolitika.html).


После окончания Великой войны «Британской империи в Средиземноморье угрожала Италия, в Азии – Япония, по всему миру – Соединенные Штаты» (Мэй Э.Р. Странная победа / Пер. с англ. – М.: АСТ; АСТ МОСКВА, 2009. – С. 49). «Острота противоречий между двумя державами достигла такого уровня, что к концу 20-х годов мир активно обсуждал возможность англо-американской войны» (Золов А.В. США: борьба за мировое лидерство (К истории американской внешней политики. ХХ век): Учебное пособие: В 2 ч. – Ч. 1 – Калининград, 2000. – С. 20). Новый виток противостояния Англии и Америки был связан с усилиями Америки посредством нацистской Германии навязать Англии ради ее свержения с политического Олимпа англо-итало-германский союз и Англии ради сохранения существующего статус-кво навязать Германии англо-франко-итало-германский союз.

«В течение первых месяцев 1937 года Гитлер посылал в Рим влиятельных эмиссаров для обработки Муссолини. Германию несколько смущало заигрывание Италии с Англией. 2 января Чиано подписал «джентльменское соглашение» с британским правительством, в котором обе стороны признавали жизненные интересы друг друга в Средиземноморье. Германия сознавала, что вопрос об Австрии оставался для Рима весьма щекотливым. 15 января Геринг встретился с дуче и напрямик заявил ему о неизбежности аншлюса Австрии. По словам немецкого переводчика Пауля Шмидта, легко возбудимый итальянский диктатор яростно замотал головой. Посол фон Хассель сообщал в Берлин, что заявление Геринга по поводу Австрии «было встречено прохладно» (Ширер У. Взлет и падение третьего рейха// http://www.litmir.net/br/?b=39596&p=150).

В начале 1937 года У. Черчилль, бывший в то время «лишь рядовым членом парламента, но в известной мере видным человеком» встретился с германским послом в Англии фон Риббентропом. По его словам суть речей фон Риббентропа «сводилась к тому, что Германия хочет дружбы с Англией. Он сказал мне, что ему предлагали пост министра иностранных дел Германии, но что он просил Гитлера отпустить его в Лондон, чтобы добиться англо-германского союза. Германия оберегала бы все величие Британской империи. Немцы, быть может, и попросят вернуть им немецкие колонии, но это, конечно, не кардинальный вопрос. Важнее было, чтобы Англия предоставила Германии свободу рук на востоке Европы. Германии нужен лебенсраум, или жизненное пространство, для ее все возрастающего населения. Поэтому она вынуждена поглотить Польшу и Данцигский коридор. Что касается Белоруссии и Украины, то эти территории абсолютно необходимы для обеспечения будущего существования германского рейха, насчитывающего свыше 70 миллионов душ. На меньшее согласиться нельзя. Таким образом, единственное, чего немцы просили от Британского содружества и империи, – это не вмешиваться. …

Выслушав все это, У. Черчилль «сразу же выразил уверенность в том, что английское правительство не согласится предоставить Германии свободу рук в Восточной Европе. Хотя мы – по словам У. Черчилля – и в самом деле находились в плохих отношениях с Советской Россией и ненавидели коммунизм не меньше, чем его ненавидел Гитлер, Риббентропу следует твердо знать, что, если бы даже Франция была в полной безопасности, Великобритания никогда не утратила бы интереса к судьбам континента настолько, чтобы позволить Германии установить свое господство над Центральной и Восточной Европой. Мы стояли перед картой, когда я сказал это. Риббентроп резко отвернулся от карты и потом сказал: «В таком случае война неизбежна. Иного выхода нет. Фюрер на это решился. Ничто его не остановит и ничто не остановит нас» (Черчилль У. Вторая мировая война. — М.: Воениздат, 1991// http://militera.lib.ru/memo/english/churchill/1_12.html).

Несмотря на столь, казалось бы, неудовлетворительное начало года для Германии вскоре после этого разговора ситуация кардинально изменилась. По мнению М.И. Мельтюхова «с февраля 1937 года речь пошла о создании единого германо-польско-венгерского античехословацкого фронта» (Мельтюхов М.И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг. — М.: Вече, 2001// http://militera.lib.ru/research/meltyukhov2/02.html). А в марте 1937 года в Америку «тайно уехал, якобы вступив в конфликт с окружением Гитлера и почуствовав угрозу своей жизни» сделавший «так много для рейха» Эрнст Ганфштенгль (Путци). «Во время Второй мировой войны Ганфштенгль будет работать… советником президента Рузвельта! ... Дальше помогать, направлять и подсказывать уже не надо: война, ради которой искали Гитлера, ради которой трудился Ганфштенгль, не за горами. А может быть, просто закончился «контракт»? темная это история, как и все восхождение Гитлера к власти» (Стариков Н. Кто заставилл Гитлера напаасть на Сталина? Роковая ошибка Гитлера. – Спб.: Лидер, 2010. – С. 86-87).

«В конце апреля 1937 г. английским послом в Берлине был назначен Гендерсон, один из наиболее активных сторонников соглашения с Германией. Его назначение явилось новым свидетельством упорного стремления английского правительства к сделке с Гитлером. Это подтверждает А. Иден в своих воспоминаниях» (История внешней политики СССР. В 2 т. Том 1. – М.: Наука, 1976. – С. 339). В мае 1937 года Стэнли Болдуин ушел с поста премьер-министра Великобритании и его место занял Невил Чемберлен. Немцы остались довольны сообщением о том, что новый премьер будет заниматься внешней политикой активнее, чем его предшественник, и что он намерен достичь, если это возможно, взаимопонимания с Германией, а военный министр нацистской Германии Бломберг «отдал приказ о подготовке плана военного вторжения в Австрию – план «Отто» (Мэй Э.Р. Указ. соч. – С. 47).

Вслед за Великобританией вновь активизировала свою антисоветскую деятельность и Польша, которая имея «известные интересы непосредственно в России, например на Украине» отказалась от своей «прежней внешнеполитической линии сбалансирования между Востоком и Западом в пользу явной наступательной позиции против Востока». «Это получило свое отражение, в частности, в ... планах создания возглавляемого Польшей блока стран, расположенного между Балтийским и Черным морями. Они имели в виду превратить страны этого блока в союзниц Германии для войны против Советского Союза. Вместе с тем этот блок должен был бы сделать невозможным оказание Советским Союзом помощи Чехословакии и Франции в случае нападения на них со стороны Германии.

Польский посланник в Бухаресте А. Арцишевский доказывал румынскому королю, что гитлеровская Германия сильнее Советского Союза и что в случае назревания войны Польша войдет в блок, состоящий из Германии, Италии, Финляндии, Латвии, Эстонии, Венгрии, Австрии и Болгарии; Польша приветствовала бы присоединение к этому блоку Румынии, а вместе с ней – Югославии и Греции. В июле 1937 года начальниками генеральных штабов Польши и Румынии было заключено соглашение, в соответствии с которым в случае войны с СССР Польша обязалась выставить 350 тыс. солдат и Румыния – 250 тыс. солдат.

Было решено, что если в их руках окажется вновь приобретенная территория, то она будет поделена между ними: области к югу от линии Винница – Киев – р. Десна, включая Одессу, отойдут к Румынии, а к северу от этой линии, включая Ленинград, – к Польше» (Сиполс В.Я. Дипломатическая борьба накануне второй мировой войны. — М.: Международные отношения, 1979// http://militera.lib.ru/research/sipols1/03.html). «31 августа 1937 года Польский генштаб выпустил директиву № 2304/2/32, в которой записано, что конечной целью польской политики является уничтожение всякой России, а в качестве одного из действительных инструментов ее достижения названо разжигание сепаратизма на Кавказе, Украине и в Средней Азии с использованием, в частности, возможностей военной разведки» (Секреты польской политики. 1935-1945 гг. Рассекреченные документы Службы внешней разведки Российской Федерации. – М.: РИПОЛ классик, 2010. – С. 5).

«24 июня 1937 г. военный министр Германии В. Бломберг утвердил директиву о подготовке вторжения в Австрию под кодовым названием «план Отто» (Сиполс В.Я. Там же). «Испытывавший сопротивление со стороны Франции и Англии во всех своих устремлениях – в Эфиопии, Испании и на Средиземном море, Муссолини принял приглашение Гитлера посетить Германию. 25 сентября 1937 года … Муссолини перевалил через Альпы и прибыл в третий рейх. … Он вернулся в Рим, убежденный в том, что в будущем его место рядом с Гитлером. Неудивительно, что через месяц, когда Риббентроп отправился в Рим, чтобы получить подпись Муссолини под Антикоминтерновским пактом, дуче во время приема 6 ноября сообщил ему, что Италия утратила интерес к независимости Австрии. «Пусть события (в Австрии) развиваются своим чередом», – сказал Муссолини. Это был сигнал к действию, которого так ждал Гитлер» (Ширер У. Там же).

«В июне 1937 года Эдуард и Уоллис поженились во Франции, а в октябре их пригласили в Германию совершить большой тур по рейху; герцога и герцогиню повсюду ожидал восторженный прием и приветствия «хайль!», на которые Эдуард отвечал нацистским салютом. 12 октября 1937 года, на следующий день после приезда в Германию, Эдуард, в доме Роберта Лея, главы нацистского трудового фронта, был представлен Гиммлеру, Геббельсу и Гессу – к этой встрече британская разведка готовила принца на протяжении двух с половиной предыдущих лет» (Препарата Г.Д. Гитлер, Inc. Как Британия и США создавали Третий рейх// http://litrus.net/book/read/103531?p=82).

На совещании политических и военных руководителей Германии 5 ноября 1937 года по вопросу развития германской внешней политики А. Гитлер заявил о необходимости чешского и австрийского вопроса путем вторжения Германии в эти страны. При этом он выказал уверенность в обеспечении Англией невмешательства Франции в восточный конфликт. Условия англо-германского союза были «ясно изложены в секретном меморандуме от 10 ноября, составленном бароном фон Вайцзекером, который был тогда статс-секретарем министерства иностранных дел Германии.

«От Британии нам нужны колонии и свобода действий на Востоке. ... Британии спокойствие крайне необходимо. Было бы уместно узнать, чем за это спокойствие она готова заплатить» (Ширер У. Указ. соч.// http://www.litmir.net/br/?b=39596&p=151). 15 ноября 1937 года накануне своего визита в Берлин лорд Галифакс в беседе с послом Германии в Великобритании И. Риббентропом заявил о конечной цели своего визита – достижениея согласия между Англией, Германией, Францией и Италией ради обеспечения мира в Западной Европе за счет Европы Восточной.

На встрече лорда-председателя совета Великобритании Э. Галифакса с А. Гитлером обсуждался вопрос сближения Англии с Германией и заключения англо-германо-франко-итальянского соглашения. Ведя переговоры с Германией как с великой и суверенной державой Э. Галифакс высказал убежденность в необходимости исправления ошибок «Версальского диктата», предложив А. Гитлеру «путем мирной эволюции» решить вопросы по Данцигу, Австрии и Чехословакии и поставив вопрос по колониям в зависимость от поддержки Германией «нового курса и генерального решения всех трудностей».

Сославшись на хорошие отношения с Польшей А. Гитлер счел возможным мирно урегулировать германо-польский и германо-австрийский вопросы и «выразил надежду на то, что и в Чехословакии может быть найдено разумное решение». О согласии Франции с постепенным расширением Германии в Австрии и Чехословакии мирным путем и в зависимости от «всеобщего урегулирования» говорится в письме посланника Германии в Австрии фон Ф. Паппена начальнику политического отдела министерства иностранных дел Германии Э. Вайцзекеру от 4 декабря 1937 года.

А. Гитлер был несколько встревожен восстановлением отношений с Англией. По его словам у него было две возможности: либо полностью претворить свои планы, либо потерпеть крушение. «Осуществлю я их – и я войду в историю как один из величайших ее творцов, потреплю крах – и я буду осужден, ненавидим и проклят» (Шпеер А. Воспоминания. — Смоленск: Русич; Москва: Прогресс,1997// http://militera.lib.ru/memo/german/speer_a/text.html#02). Англичане остались довольны итогом переговоров. По словам В.Я. Сиполса «Галифакс пришел в Германии в восторг от нацистских главарей, и прежде всего потому, что все они были «смертельными врагами коммунизма». 24 ноября он сделал на заседании английского правительства отчет о своем вояже. Выслушав его, Н. Чемберлен отметил, что цель поездки заключалась в выяснении позиции немцев по вопросу о возможности достижения англо-германского соглашения, и выразил глубокое удовлетворение итогами визита» (Сиполс В.Я. Там же).

«Чемберлен записал в своем дневнике: «Визит (Галифакса) в Германию, по моему мнению, был успешным, так как он достиг своей цели – создана атмосфера, в которой вполне возможно обсуждать с Германией практические вопросы умиротворения в Европе» (Ширер У. Там же). Сам Э. Галифакс «в письменном отчете в министерство иностранных дел … докладывал: «Германский канцлер и другие производят впечатление людей, которые не пустятся в авантюры с применением силы и не развяжут войну». По словам Чарльза С. Тэнзилла, Галифакс говорил Чемберлену, что Гитлер «не намерен действовать в ближайшем будущем частично из-за невыгодности таких действий, частично из-за того, что занят внутригерманскими делами... Геринг уверил его, что ни одна капля немецкой крови не прольется в Европе, если Германию к этому не принудят. Ему (Галифаксу) показалось, что немцы намерены достичь своих целей мирным путем» (Ширер У. Там же).

После этой беседы Э. Галифакса с А. Гитлером английское правительство стало сквозь пальцы смотреть на шаги А. Гитлера в направлении присоединения Австрии к Германии и начало оказывать давление на Францию и Чехословакию с целью их отказа от обязательств перед Советским Союзом ради выполнения требований А. Гитлера относительно присоединения Судет к Германии.

Для большего содействования заключения англо-германского соглашения на помощь У. Буллиту Ф.Д. Рузвельт направил в Европу Дж. Кеннеди, отца будующего президента США Джона Кеннеди. «9 декабря 1937 г. было официально объявлено о назначении Кеннеди послом в Лондон. ... C самого начала Кеннеди дал понять, что в противоположность другим послам, получившим свой пост в награду за политические заслуги и использовавшие его лишь для укрепления своего положения в обществе, он намеревается участвовать в формировании американской внешней политики.

В Лондоне довольно скоро Кеннеди стал очень популярен, его непринужденная, типично американская манера поведения способствовала тому, что он вскоре завязал большой круг знакомств, стал постоянным гостем в Клайвдене, в поместье семьи Астор. Именно у Асторов Кеннеди близко познакомился с Н. Чемберленом, С. Хором, Д. Саймоном, серым кардиналом Х. Вильсоном. Между Кеннеди и Чемберленом сразу же установились доверительные, дружеские отношения, основой для которых служила идентичность их политических взглядов.

Уже в самом начале дипломатической карьеры Кеннеди стало ясно, что две цели, которые он ставил перед собой — карьера и стремление умиротворить Германию, – вполне совместимы и осуществимы. Кеннеди взял на себя роль суперпосла на европейском континенте, имеющего право самостоятельно принимать решения. В Лондоне Кеннеди не расставался с идеей посещения Берлина и личной встречи с Гитлером, на основании чего министерство иностранных дел Германии делало вывод о том, что американцы желают установить более прочные связи с Германией. немецкий посол в Лондоне Герберт фон Дирксен сообщал в Берлин, что Кеннеди сочувствует Германии. Кеннеди выступил сторонником Мюнхенского соглашения.

Все произошло именно так, как он предсказывал полгода назад, только что прибыв в Англию. В одном из своих личных конфиденциальных посланий он написал: Германия получит все, что захочет в Чехословакии, – и при этом ей не придется для этого посылать своих солдат. Известный советский дипломат и историк И.М. Майский указывает: Когда теперь, много лет спустя, читаешь донесения Кеннеди в Вашингтон, опубликованные в официальных документах США, то видишь, до какой степени в мюнхенские дни он был проникнут духом Чемберлена» (Моховикова Г.В. Американские дипломаты в Европе накануне Второй Мировой Войны. ВЕСТНИК НОВГОРОДСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА. 1998. № 9// http://admin.novsu.ac.ru/uni/vestnik.nsf/All/FEF11D3250EBFEA9C3256727002E7B99).

Не осталась в стороне от происходящего, конечно же, и Польша. «Бек и компания ничего не имели против аншлюза, но при этом решили сами сорвать куш и присоединить к себе Литву». «13 января 1938 г. Ю. Бек заявил министру иностранных дел Германии фон Нойрату, что он считает уничтожение большевизма «основной целью своей политики» (Сиполс В.Я. Там же), а 14 января 1938 года во время визита в Берлин «согласился с планами устранения Чехословакии» (Мельтюхов М.И. 17 сентября 1939 года. Советско-польские конфликты 1918–1939. – М.: Вече, 2009. – С. 190). 23 февраля 1938 года Бек на переговорах с Герингом вновь заявил о готовности Польши считаться с германскими интересами в Австрии и подчеркнул заинтересованность Польши в чешской проблеме. В феврале 1938 года, по инициативе Чемберлена между Италией и Британией были начаты переговоры о заключении соглашенияв в качестве отступного за признание Италиии аншлюза Германией Австрии.

4 февраля 1938 года в предверии аншлюза в руководстве нацистской Германии произошли значительные перемены. «А. Гитлер назначил И. Риббентропа министром иностранных дел вместо К.фон Нейрата. В этот же день А.Гитлер уволил в отставку военного министра фельмаршала В.фон Бломберга и упразднил сам пост военного министра. Главкомом вермахта вместо ген. В.фон Фрича назначен ген.-полк. В.фон Браухича, начальником Генштаба — ген. В. Кейтеля. Верховным главнокомандующим стал сам А. Гитлер» (Аншлюсс Австрии 1938 г.// http://www.hrono.ru/sobyt/1938avst.html). Франц фон Папен сделал свое дело и был уволен со своего поста посла Германии в Австрии.

7 февраля Гитлер подписал протокол об установлении контроля Германии над внешней политикой Австрии и пригласил австрийского канцлера К. Шушнига в свою резиденцию г. Берхтесгаден. 12 февраля на "переговорах" Гитлер предъявил К.Шушнигу требования относительно освобождения из заключения австрийских нацистов. назначения их лидера А. Зейс-Инкварта министром внутренних дел, главой полиции и службы безопасности и включения австрийской НСДАП в правительственную коалицию "Отечественный фронт". Несмотря на угрозу военной интервенцией К. Шушниг добился трехдневной отсрочки и не подписав соглашение выехал в Вену.

14 февраля 1938 года А. Гитлер предупредил польское правительство о воссоединении с Австрией и в ответ на соогласие 16 февраля правительства К. Шушнига с условиями ультиматума 20 февраля заявил в рейхстаге о том, что «Германия не может оставаться безучастной к судьбе 10 миллионов немцев, которые живут в двух соседних странах [Австрии и Чехословакии]» и что «Германское правительство будет добиваться объединения всего немецкого народа». В тот же день в знак протеста против внешней политики правительства Н. Чемберлена министр иностранных дел Великобритании А. Иден и его заместитель лорд Кренборн подали в отставку со своих постов.

В последующие два дня министр финансов Д. Саймон и премьер-министр Н. Чемберлен поочередно заявили, что Великобритания никогда не давала специальных гарантий независимости Австрии и что она не может рассчитывать на защиту Лиги Наций: "Мы не должны обманывать, а тем более не должны обнадеживать малые слабые государства, обещая им защиту со стороны Лиги Наций и соответствующие шаги с нашей стороны, поскольку мы знаем, что ничего подобного нельзя будет предпринять". 24 февраля канцлер К. Шушниг огласил германские требования о проведении аншлюса Австрии, а 25 февраля министром иностранных дел Великобритании был назначен лорд Э. Галифакс.

3 марта посол Великобритании Гендерсон предложил Гитлеру урегулировать колониальные претензии Германии и заверил его, что Великобритания не будет препятствовать аншлюсу Австрии. «Пытаясь перехватить инициативу, 9 марта Шушниг объявил на ближайшее воскресенье, 13 марта 1938 года, плебисцит по вопросу онезависимости Австрии. Единственным вопросом на нём должен был быть: желает ли народ иметь «свободную и немецкую, независимую и социальную, христианскую и собственную Австрию», а бланки — содержать только кружок «да» (Аншлюс// http://ru.wikipedia.org). 10 марта, после подтверждения Э. Галифаксом И. Риббентропу гарантий невмешательства Великобритании и Франции, «опасавшийся отклонения идеи объединения на плебисците» А.Гитлер издал приказ о начале реализации плана "Отто". 12 марта 1938 года германские войска вступили в пределы Австрии, «а еще через день Австрия была включена в состав германского рейха» (История внешней политики СССР. Указ. соч. – С. 341).

Вечером 11 марта Гитлер получив сообщение об отсутствии возражений Б. Муссолини относительно аншлюса Австрии радостно воскликнул: "Передайте дуче, что я по-настоящему, искренне благодарен ему и никогда, никогда этого не забуду!" 16 марта Б. Муссолини заявил, что он никогда не обещал поддерживать независимость Австрии "ни прямым, ни косвенным путем, ни письменно, ни устно" и признал аннексию Германией Австрии. Англия признала аншлюс Австрии Германией 2 апреля, Америка – 6 (Аншлюсс Австрии 1938 г. Там же).

Убедившись в невмешательстве Италии в австро-германские дела Британия выполнила свое обещание и «16 апреля 1938 года министр иностранных дел Италии граф Чиано и посол Великобритании сэр Эрик Друммонд (позднее лорд Перт), подписали в Риме англо-итальянское соглашение» подтвердившее все достигнутые ранее договоренности по различным спорным вопросам, включая декларацию от 2 января 1937 года относительно Средиземного моря и признававшее захват Италией Абиссинии. Особенно важной статьей для Италии явилось подтверждение со стороны Великобритании полной свободы прохода через Суэцкий канал итальянских судов при всех условиях.

Согласно договоренностям с Италией, 12 мая 1938 года, лорд Галифакс внёс на заседание Совета Лиги наций предложение о признании итальянского суверенитета над Эфиопией. Против предложения Галифакса выступили представители СССР, Китая, Боливии и Новой Зеландии. После этого, Совет Лиги наций принял резолюцию в которой отдельным членам Лиги наций предоставлялась свобода решения вопроса о признании итальянского суверенитета над Эфиопией. Согласно этой резолюции, правительство Великобритании признало итальянский суверенитет над Эфиопией» (Англо-итальянское соглашение (1938)// http://ru.wikipedia.org). В силу англо-итальянское соглашение вступило 16 ноября 1938 года после заключения Франции союза с Германией, аналогичного союзу Германии с Британией и окончательного оформления англо-франко-германо-итальянского союза.

Хотя «аншлюз, и марш германских войск по Австрии прошел без единого выстрела», вследствие грубого давления А. Гитлера на австрийского канцлера К. Шушнига он «в конечном счете … вошел в историю международной политики как акт насилия» (Вайцзеккер Э. Посол Третьего рейха/ Пер. Ф.С. Капицы. – М.: Центрполиграф, 2007. – С. 130), и лишь широкая поддержка австрийцев идеи присоединения к Германии на время уберегла «германский народ от жатвы горьких плодов дилетантской политики своего вождя» (Папен Ф. Вице-канцлер Третьего рейха/ Пер. англ. – М.: Центрполиграф, 2005. – С. 421).

Между тем «в ночь на 11 марта польские пограничники спровоцировали инцидент на польско-литовской границе, чтобы создать повод для вторжения польских войск в Литву. Тогдашние польские правители рассматривали захват Литвы как «компенсацию» за поддержку агрессивных планов Германии в отношении Австрии. … У литовской границы были сосредоточены крупные силы польских войск, и в любой момент можно было ожидать их вторжения в Литву. Польша и фашистская Германия действовали в самом тесном контакте. …

В тех же выражениях, в каких поляки дали свое согласие на захват Германией Австрии, Геринг сообщил о согласии Германии на захват Польшей Литвы, сделав оговорку только в отношении Клайпеды. … Одновременно готовилось вторжение в Литву также германских войск.  … Начальник верховного командования вермахта Кейтель подготовил специальную карту с германо-польской демаркационной линией на территории Литвы, согласно которой германские войска должны были занять наряду с Клайпедской областью и некоторые другие районы Литвы.

Литва оказалась перед смертельной опасностью одновременно со стороны двух агрессоров – Польши и Германии, действовавших в тесном контакте. От порабощения иностранными захватчиками литовский народ спасла только поддержка Советского Союза. 16 марта 1938 г. нарком иностранных дел СССР вызвал польского посла в Москве В. Гжибовского и сделал ему заявление о том, что серьезность положения заставляет Советское правительство обратить внимание польского правительства на то обстоятельство, что Советский Союз не смог бы остаться безучастным, если бы Литва оказалась под угрозой» (Сиполс В.Я. Там же).

17 марта Варшава информировала Берлин о своей готовности учесть интересы рейха в контексте «возможной акции». Имелось в виду, что польские и германские войска войдут в соответствующие районы Литвы одновременно. По словам В.Я. Сиполса «тогдашние польские правители рассматривали захват Литвы как «компенсацию» за поддержку агрессивных планов Германии в отношении Австрии» (Сиполс В.Я. Там же). «Антилитовскую затею сорвало лишь советское предостережение» (Фалин М.В. К предыстории пакта о ненепадении между СССР и Германией// Партитура Второй мировой. Кто и когда начал войну? – М.: Вече, 2009. – С. 69).

По мнению начальника французского генерального штаба М. Гамелена «уже своим местоположением Чехословакия ... является препятствием для планов германской энергии на Восток» поэтому как признает в своих мемуарах британский политик-консерватор Макмиллан, «после Австрии было ясно, что Чехословакия была следующей в списке жертв» (История внешней политики СССР. Указ. соч. – С. 342). В данной ситуации возник запутанный клубок противоречий крупнейших мировых держав.

«Едва покончив с Австрией, гитлеровское правительство принялось подготавливать захват Чехословакии» (История внешней политики СССР. Там же). Причем в полном соответствии с «Майн кампф», Гитлер намеревался предложить Англии сдать позиции Америке либо по-хорошему, потеряв часть своего могущества, либо по-плохому, потеряв все. «В первом случае А. Гитлер предлагал Англии союз для разгрома Советского Союза на условии участия в нем Италии и уничтожения Франции, что позволяло Германии совместно с Италией контролировать Англию, нивелировало ее значение и позволяло Соединенным Штатам выйти на первые позиции в политической сфере. Во втором случае А. Гитлер угрожал Англии союзом Германии с Советским Союзом ради ее полного уничтожения» (Лебедев С. Америка против Англии. Часть 2. От Великой войны к Великой депрессии// http://topwar.ru).

Францию, Чехословакию и Советский Союз, как нетрудно догадаться, вполне устраивал вариант с разгромом Германии и Польши в случае их нападения на Чехословакию. В конечном счете Франции был выгоден направленный против Германии союз Англии, Франции и Италии, знакомый нам по Стрезе (Лебедев С. Америка против Англии. Часть 8. Затянувшаяся пауза// http://topwar.ru).

Англии как и прежде было выгодно направить европейские страны на Советский Союз с авангардом в лице нацистской Германии и загрядотрядом из Англии, Франции и Италии у нее за спиной. Решаюшим звеном данной схемы была мирнаяа сдача Чехослокии Германии ради предотвращения объявления Франции войны Германии и предотвращения вмешательства в конфликт Советского Союза. Данный план, как мы помним, раскрыл в связи с заключением Пакта четырех еще в ноябре 1933 г., бывший в ту пору министром иностранных дел президент Чехословакии Эдвард Бенеш:

«Мир, по его представлению, должен быть обеспечен путем раздела всего земного шара. Этот раздел предусматривал, что Европа и ее колонии образуют четыре зоны влияния. Англия обладала империей, размеры которой огромны; Франция сохраняла свои колониальные владения и мандаты; Германия и Италия делили Восточную Европу на две большие зоны влияния: Германия устанавливала свое господство в Бельгии и России, Италия получала сферу, включающую дунайские страны и Балканы. Италия и Германия полагали, что при этом большом разделе они легко договорятся с Польшей: она откажется от Коридора в обмен на часть Украины...» (Лебедев С. Америка против Англии. Часть 5. На распутье// http://topwar.ru).

В свою очередь Америку устраивал разгром Германией сперва Чехословакиии, а затем и Франции с целью ослабления Великобритании, заключения англо-германо-итальянского союза и сдачи лидирующих позиций на мировой арене Соединенным Штатам Америки. Межимпериалистические противоречия предполагалось впоследствии снять за счет раздела территорий Советского Союза. Именно поэтому Рузвельт в предверии Чехословацкого кризиса считая, что Чехословакия без помощи извне быстро падет под ударом Германии потребовал от Франции невмешательства в ее разгром.

В частности в письме президенту Рузвельту от 20 мая 1938 г. Буллит «отмечал, что нельзя допустить, чтобы Франция, если она выступит в защиту чехов, атаковала линию Зигфрида между Страсбургом и Люксембургом, которая рассматривается французским генеральным штабом как наиболее удобная позиция для нападения. Буллит считал это невыразимой трагедией и предлагал сделать все возможное для организации встречи руководителей европейских стран, чтобы урегулировать эти вопросы. Американский дипломат патетически заявлял о желании спасти европейскую цивилизацию от разрушений. Чехословацкий кризис 1938 г. стал важнейшим эпизодом в истории Европы – и одним из самых ярких периодов в дипломатической деятельности Буллита. Он сыграл довольно значительную роль в подготовке Мюнхена, в частности во время майских событий 1938 г. и позднее во время самого мюнхенского кризиса.

Поведение Буллита накануне Мюнхена почти адекватно отражает позицию президента Рузвельта. … За неделю до Мюнхенской конференции Рузвельт изменил свою точку зрения на события в Европе. Прежде всего он заявил, что не верит в способность Чехословакии оказать сопротивление Гитлеру и что в случае, если не будет оказана помощь, Чехословакия, по его мнению, будет разбита через три недели. Во-вторых, Рузвельт настаивал, чтобы западные державы планировали оборонительную войну. Американские стратеги отдавали предпочтение тактике массовой обороны. …

С точки зрения Рузвельта, войну можно было выиграть только встав на позиции вооруженной обороны и организовав блокаду Германии. Линия блокады должна была проходить через Северное море, Ла-Манш и замкнуться в Средиземном море, в районе Суэца. Рузвельт обещал сделать все возможное в деле организации блокады Германии. Президент отметил, что он не может выступать инициатором политики блокады, но в его прерогативе утверждать, что подобный курс будет эффективным. Президент давал обещание сделать все от него зависящее, чтобы поддержать изоляцию Германии. Такая позиция, с его точки зрения, была наиболее гуманной, ибо основывалась на желании вести войну с наименьшими потерями человеческих жизней, с минимумом страданий. Рузвельт полагал, что Франции также следует вести оборонительную войну по линии Мажино. …

4 сентября 1938 г. при открытии памятника в честь высадки американских солдат во Франции в 1917 г. Буллит выступил с речью – кстати, по настойчивой просьбе министра иностранных дел Франции Ж.Боннэ. Последний рассчитывал, что Буллит заявит о поддержке и гарантиях со стороны США. Однако после консультаций с Вашингтоном Буллит высказался в несколько ином духе: Американцы, как и французы, горячо желают мира; но если в Европе разразится война, никто не сможет предсказать, будут ли Соединенные Штаты вовлечены в такую войну. Спустя несколько дней президент Рузвельт заявил представителям прессы, что речь Буллита не возложила на США никаких моральных обязательств, и, во-вторых, было бы на сто процентов неверно истолковывать ее в том смысле, что США выступает единым фронтом с Францией и Англией против Гитлера» (Моховикова Г.В. Там же).

Советский Союз решительно осудил присоединение Австрии к Германии и, указав на возможность возникновения новых международных конфликтов, прежде всего в отношении Чехословакии, предложил правительствам Великобритании, Франции, США и Чехословакии участие в коллективных действиях, «которые имели бы целью приостановить дальнейшее развитие агрессии и устранение усилившейся опасности новой мировой бойни» … К несчастью для Чехословакии западные державы не поддержали стремлений Советского Союза спасти Чехословакию. Напротив – они продали ее фашистской Германии. ...

США не ответили, а Англия и Франция отклонили советские предложения. … Все это подтверждало, что правительства Англии и Франции не хотели организовать коллективный отпор агрессору. ... Английское правительство использовало германские притязания на чехословацкие земли для своих корыстных целей – для секретных переговоров о заключении англо–германского соглашения, которое гарантировало бы безопасность Англии и неприкосновенность ее колониальных владений. При этом имелось в виду заплатить Гитлеру, выдав ему Чехословакию» (История внешней политики СССР. Указ. соч. – С. 341–432, 348).

Таким образом после своего прихода к власти Н. Чемберлен дал добро Германии на аншлюз Австрии, пообещав Италии в качестве отступного признание захвата Эфиопии. Польша так же горячо поддержала Германию во всех ее агрессивных начинаниях в обмен на возможность поживиться за счет Литвы и Чехословакии. После аншлюза заинтересованными сторонами был поднят вопрос о заключении англо-германского союза, за которым на деле стояла борьба Англии и Америки за мировое господство.

Н. Чемберлен, не поддержав озвученный Гитлером американский план разгрома Чехословакии и Франции, все свои усилия положил на создание союза Англии и Германии с включением в него как Италии, так и Франции с пошаговым, мирным и контролируемым поглощением Чехословакии нацистской Германией. Причем ради придания Англии доминирующего положения в англо–германском союзе Н. Чемберлену пришлось трижды летать в Германию на встречу с А. Гитлером. Хотя по сути ему следовало бы обойтись без посредников и договариваться напрямую с Ф.Д.  Рузвельтом. Однако как мы помним англичан разговор с американцами напрямую не устраивал в силу того, что «американцы были готовы договариваться с ними только об условиях капитуляции» (Лебедев С. Америка против Англии. Часть 9. «Она отворила кладезь бездны...» http://topwar.ru).

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. parusnik 23 июня 2014 11:09
    Не было ни какой борьбы США против Англии..Ворон ворону глаз не выклюет..И не выклевал,что подтверждают события..ну, играли типа в "войнушку",для показухи, а так заодно были..
    1. foma2028 23 июня 2014 11:57
      Есть еще книга на тему Англия-Америка.
      Комитет 300, автор Джон Колеман.
      автор-американец обвиняет во всем Англию, декать мы американцы что голуби,
      а вот англичане плохиши.
  2. Romani 23 июня 2014 12:15
    Жаль что Чемберлен не оказался рядом с нацистами в Нюрнберге, там ему было и место за выдающийся вклад в дело развязывания под псевдоблаговидными предлогами Второй мировой войны. Автору большое спасибо за цикл статей! Есть просьба к автору повнимательнее относиться к орфографии и смысловой составляющей предложений.
  3. Ram Chandra 23 июня 2014 22:36
    Масштабно!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня