Война под чужими знаменами

В начале 90-х годов вслед за развалом СССР разваливалась и Советская Армия. Сотни военных оказались без работы, и для многих бывших советских офицеров оставался один путь, чтобы заработать средства на жизнь – идти воевать за деньги. Так в наш обиход тесно вошло слово "наемник".

Впервые российские наемники были замечены в 1991 году во время вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе. Вооруженные отряды как армян, так и азербайджанцев воевали без применения какой-либо тактики, все происходило сумбурно и даже более того импульсивно. Поддержка очередного наступления азербайджанцев с воздуха оказалось полной неожиданностью для всех, так как ранее этого не происходило. Россия опровергала все слухи, что поселки Нагорного Карабаха бомбят ее самолеты. И это было правдой, самолеты действительно были азербайджанскими, но управляли ими российские пилоты. 25 ноября 1991 года в небе над Степанакертом армянские силы ПВО сбили один из самолетов. Пилот успел катапультироваться, но на земле был схвачен представителями армянской армии. Пилотом оказался бывший старший лейтенант ВВС СССР Юрий Биличенко. В своем интервью телевизионным журналистам на вопрос как он оказался за штурвалом боевого самолета чужого государства он сказал следующее: «Мне предложили снова вернуться на службу, но уже в Российской Армии, но я отказался, так как не было желания возвращаться к очевидному бардаку, который творился в вооруженных силах. А здесь мне пообещали зарплату в 5 тысяч долларов и квартиру в любом российском городе. Я согласился».


Несмотря на то, что бывший офицер пошел воевать за деньги, его можно понять. В 1991 году авиационный полк, который дислоцировался под Баку и в котором служил Биличенко, попросту разогнали и боевой офицер остался не удел. Поиски работы положительного результата не принесли, а тут такое предложение – хорошая зарплата и работа, которую он умеет выполнять: летать и стрелять. Конечно, сегодня можно осуждать офицера, но можно и понять. О дальнейшей судьбе наемника Биличенко известно только то, что армяне отпустили его и он смог вернуться на родину.

В середине 90-х годов в Европе была масса горячих точек, где нужны были опытные военные и наемники кочевали из одной войны к другой. Едва закончился военный конфликт в Нагорном Карабахе, как вспыхнула гражданская война в бывшей Югославии. Начавшаяся в 1992 году бойня, как и любая гражданская война, носила жестокий характер. В Боснию потянулись наемники и добровольцы, моджахеды из арабских стран - на сторону сербов-мусульман, на сторону православных сербов - представители республик бывшего СССР. Сколько наемников погибло и сколько пропало без вести неизвестно и до сегодняшнего времени, как неизвестно и их общее количество. Как правило, в большинстве случаев наемники самостоятельно добирались до Югославии и уже там искали тех, кто нуждался в их услугах. С окончанием войны на территории бывшей Югославии наемники без работы не остались, ведь к тому времени уже разгоралось вооруженное противостояние на Северном Кавказе - в Чечне.

Еще не остыли улицы Грозного после предновогоднего штурма, а среди офицеров и бойцов российской армии начала распространяться информация, что против них воюют специально подготовленные подразделения украинской националистической армии УНА-УНСО.

Война под чужими знаменами


Участие украинских добровольцев, как они сами себя называли, в чеченской войне стало возможным благодаря тайной договоренности между руководством националистов и Джохаром Дудаевым. «Мы договорились с Дудаевым об участии украинских добровольцев в чеченской войне, и позже эта договоренность была реализована», - рассказывает Дмитрий Корчинский, руководитель УНА-УНСО с 1991 по 1997 годы.

Боевики УНА-УНСО - ярые националисты, своим главным врагом они считали Россию и мстили за все прошлые и нынешние обиды. Однако украинцы не единственные наемники, которые воевали на стороне чеченских боевиков. Участие в войне принимали также представители арабских стран, Прибалтики, Азербайджана и многих других государств дальнего зарубежья. Стоит отметить, что наемниками становились не только мужчины, но и женщины, которые, как правило, являлись снайперами, и на их совести не один убитый российский офицер или солдат. Между собой в российской армии таких женщин называли «Черными косынками», их ненавидели и боялись. Одним из таких примеров является уроженка Полтавы Елена, которая в свои 27 лет решила на крови солдат заработать деньги. За свою военную кампанию она убила 20 российских военнослужащих, а поймана была, когда цинично по радиосвязи торговалась за сумму вознаграждения.

К концу 90-х годов ситуация на постсоветском пространстве несколько стабилизировалась. Закончилась вторая чеченская кампания, и на Северный Кавказ пришел мир. В Европе также очаги гражданских войн были погашены, и наемники фактически остались без работы. Как правило, о дальнейшей судьбе тех, кто шел в бой под чужими знаменами, ничего неизвестно, но известно другое: очень многие так и не вернулись домой с «прибыльных» вояжей, что, впрочем, и неудивительно, ведь смерть для наемника это всего лишь один из пунктов контракта, где указано, что жизнь не гарантируется.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти