Не спеша в Европу

Не спеша в Европу


Арест Ратко Младича существенно поможет Сербии, но его последствия кое-где на Балканах могут оказаться менее масштабными, чем многие надеются.

После ареста прошло немного времени, а уже эхо голосов тех, кто пророчил светлое и безоблачное будущее для Балкан, стихает. В 1995 году югославский военный трибунал уже выдвигал обвинения бывшему лидеру боснийских сербов Ратко Младичу. Самым серьезным из них стал геноцид, а именно приказ убить 8 тыс. мужчин и мальчиков (боснийских мусульман или босняков, как они себя называют) после падения Сребреницы в июле того же года.


Арест Младича и процесс над ним в Гаагском суде, несомненно, будет иметь последствия. Но по мере того как эйфория одних и злоба других утихает, эти последствия могут оказаться менее определяющими, чем предсказывают многие иностранные ученые мужи. Зоран Лучич, возглавляющий сербскую социологическую группу CESID, не сомневается: дома не будет никакого эффекта Младича. Во время одного из опросов незадолго до ареста было обнаружено, что 51% опрошенных против экстрадиции арестованного, а 40% вообще считают его героем. Однако Лучич утверждает по собственному опыту, что этот арест если и огорчит людей, то «очень ненадолго - на день».

Для Европейского Союза последствия ареста Младича могут быть серьезными. Сербское правительство отчаянно стремится стать официальным кандидатом на вступление в ЕС в этом декабре, ведь на крыльях успеха оно сможет объявить выборы. На ход этих выборов арест Младича будет иметь огромное влияние, хотя и не будет единственным решающим фактором. Кроме будничных реформ, вроде демонстрации наличия независимой судебной системы, Сербии придется как-никак договариваться с Косово, которое в 2008-м провозгласило независимость, чтобы произвести впечатление, что хоть когда-нибудь конфликт между двумя странами будет решен.

Сербия приложит достаточно усилий, чтобы стать кандидатом на вступление в ЕС, но, по мнению Лучича, это необязательно обеспечит победу на следующих выборах Демократической партии, которую возглавляет президент Борис Тадич. Для большинства избирателей решающими станут вопросы рабочих мест и экономика. Однако и главная оппозиционная сила, Сербская прогрессивная партия, тоже может не воспользоваться случаем. Ее лидер Томислав Николич отреагировал на арест Младича, как испуганный зайчонок, заявив лишь, что он «удивлен». Если бы он поддержал арест, то потерял бы много голосов избирателей. Если бы осудил, то потерял бы респектабельность, которую получил за границей. До 2008 года он был действующим председателем Сербской радикальной партии, главу которого также судят в Гааге за военные преступления.

Каким же будет эффект Младича в «Югосфере», как порой называют страны бывшей Югославии? Вероятно, менее существенным, чем многие надеются. Арест свидетельствует о том, что Сербия серьезно относится к взятым на себя обязательствам. Но это было очевидно уже и тогда, когда сербские власти арестовали в 2008 году Радована Караджича, военного лидера боснийских сербов, и когда Тадич почтил память жертв Сребреницы, и когда в 2010-м заставил сербский парламент принять постановление об осуждении резни. Это вряд ли убедит боснийцев, хорватов и косоваров в обратном, ведь они верят, что ничего в Сербии не изменилось. Так же не убедит это и боснийских сербов, которые устраивали демонстрации в поддержку Младича. Ведь они внезапно не смирятся с существованием того Боснийского государства, которое он пытался уничтожить.

Европейские чиновники любят повторять, что по завершении процессов, необходимых для присоединения, западнобалканские страны красивой регатой войдут в ЕС. На самом же деле бывшие страны Югославии и Албания более похожи на старые таратайки, что тарахтят медленно вперед, ломаются в пути, а порой и откатываются назад. Так или иначе, все они имеют общие проблемы, которые будут сдерживать их на пути в ЕС. Среди них - организованная преступность, коррупция, партийное кумовство и СМИ, зависимые от политических и финансовых интересов.

Прошлогодний декабрьский арест бывшего премьер-министра Хорватии Ива Сандера по обвинениям в коррупционной деятельности свидетельствует о том, что хорваты, которые надеются завершить переговоры о вступлении в начале июля, действительно движутся к своей цели. Черногория уже стала кандидатом и усердно работает над тем, что еще надо сделать. Сербия надеется сделать то же в следующем году. А вот Македония притормозила: в дополнение к напряженным отношениям между македонцами и этническими албанцами, которые составляют четверть населения страны, основные партии тоже не мало дерутся между собой. Македонцы сходили 5 июня на участки и, по предварительным данным, переизбрали своего премьера-популиста Николу Груевского, хотя на этот раз он, очевидно, получил меньше мест в парламенте. Косово тоже не спешит в Европу. Показателем того, насколько страна далека от ЕС, является тот факт, что косовары - единственный балканский народ, который не может путешествовать в Шенгенскую зону без виз.

Босния уже пять лет откатывается назад. В октябре прошлого года там прошли выборы, но правительства нет до сих пор. Недавно удалось избежать кризиса с сербской частью страны - Республикой Сербской. Боснийские хорваты жалуются, что их отодвигают на обочину боснийцы. Но если и Сербия, и Хорватия будут продвигаться в направлении ЕС, Босния, бесспорно, тоже возьмется за ум. Любой новый конфликт может обернуться катастрофой для целого региона. Ни один лидер в Белграде или Загребе не позволит своим боснийским кузенам разрушить его же будущее.

Больше всего беспокойства вызывает Албания, которая остается парализованной с момента сомнительных выборов 2009 года. Местные выборы, состоявшиеся 8 мая, похоже, только ухудшили ситуацию: соревнования за пост мэра Тираны закончилось ничьей. Кандидат от премьера Сали Бериши побеждал бы только тогда, если бы учитывались бюллетени, брошенные в не те ящики, что нужно. Но, по словам сторонников Эдди Рамы, который является мэром города с 2000 года и главой оппозиционной Социалистической партии, это противоречит правилам. Избирательная комиссия, которая заседала 3 июня, отказала в признании недействительными решений ЦИК от 18 и 23 мая. Движение Албании в ЕС приостановилось, от этого страдает деловая уверенность в стране, зато господствует культура безнаказанности. Множатся коррупционные скандалы, но никого не наказывают.

В Брюсселе надеются, что арест Младича послужит трамплином для всех западнобалканских стран на пути в Европу. В июне 2014 года будет сто лет с тех пор, как в Сараево был убит Франц Фердинанд, отчего началась Первая мировая. Если повезет, отмечать этот день будут в регионе, где вновь царит покой.


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1
  1. datur 23 июня 2011 11:23
    что это за херь????

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня