Пятый сталинский удар: операция «Багратион»

Главная операция летней кампании 1944 года развернулась в Белоруссии. Белорусская наступательная операция, проводившаяся 23 июня — 29 августа 1944 года, стала из крупнейших военных операций за всю историю человечества. Её назвали в честь русского полководца Отечественной войны 1812 года П. И. Багратиона. Во время «пятого сталинского удара» советские войска освободили территорию Белоруссии, большую часть Литовской ССР, а также восточную Польшу. Вермахт понёс тяжелейшие потери, немецкие войска были разгромлены в районе Витебска, Бобруйска, Могилёва, Орши. Всего вермахт потерял восточнее Минска 30 дивизий, около полумиллиона солдат и офицеров убитыми, пропавшими без вести, ранеными и пленными. Немецкая группа армий «Центр» была разгромлена, а группа армий «Север» в Прибалтике рассечена надвое.

Ситуация на фронте


К июню 1944 года линия советско-германского фронта на северо-востоке вышла к рубежу Витебск — Орша — Могилёв — Жлобин. При этом на южном направлении Красная Армия достигла огромных успехов — была освобождена вся Правобережная Украина, Крым, Николаев, Одесса. Советские войска вышли на государственную границу СССР, начали освобождение Румынии. Были созданы условия для освобождения всей Центральной и Юго-Восточной Европы. Однако к концу весны 1944 года наступление советских войск на юге замедлилось.

В результате успехов на южном стратегическом направлении был образован огромный выступ — клин, обращённый вглубь Советского Союза (т. н. «Белорусский балкон»). Северный конец выступа опирался на Полоцк и Витебск, а южный — на бассейн реки Припять. Необходимо было ликвидировать «балкон», чтобы исключить возможность флангового удара вермахта. К тому же германское командование перебросило на юг значительные силы, бои приняли затяжной характер. Ставка и Генеральный штаб решили изменить направление главного удара. На юге же войска должны были перегруппировать силы, пополнить части живой силой и техникой, подготовиться к новому наступлению.

Разгром группы армий «Центр» и освобождение БССР, через которую проходили кратчайшие и важнейшие пути к Польше и крупным политическим, военно-промышленным центрам и продовольственным базам (Померании и Восточной Пруссии) Германии, имели огромное военно-стратегическое и политическое значение. Коренным образом менялась обстановка на всем театре военных действий в пользу Советского Союза. Успех в Белоруссии наилучшим образом обеспечивал наши последующие наступательные операции в Польше, Прибалтике, Западной Украине и Румынии.

Пятый сталинский удар: операция «Багратион»

Колонна Су-85 на площади Ленина в освобожденном Минске

План операции

В марте 1944 года Верховный главнокомандующий пригласил Рокоссовского и сообщил о планируемой крупной операции, предложил полководцу высказать своё мнение. Операция получила название «Багратион», это название предложил Иосиф Сталин. По замыслу Ставки главные действия летней кампании 1944 года должны были развернуться в Белоруссии. Для проведения операции предполагалось привлечь силы четырёх фронтов: 1-го Прибалтийского, 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов. К Белорусской операции также привлекались Днепровская военная флотилия, авиация дальнего действия и партизанские отряды.

В конце апреля Сталин принял окончательное решение по поводу летней кампании и Белорусской операции. Начальник Оперативного управления и заместитель начальника Генштаба Алексей Антонов получил указание организовать работу по планированию фронтовых операций и начать сосредоточение войск и материальных ресурсов. Так, 1-й Прибалтийский фронт под началом Ивана Баграмяна получил 1-й танковый корпус, 3-й Белорусский фронт Ивана Черняховского — 11-ю гвардейскую армию, 2-й гвардейский танковый корпус. Кроме того в полосе наступления 3-го Белорусского фронта сосредоточили 5-ю гвардейскую танковую армию (резерв Ставки). На правом фланге 1-го Белорусского фронта сосредоточили 28-ю армию, 9-й танковый и 1-й гвардейский танковый корпуса, 1-й механизированный корпус и 4-й гвардейский кавалерийский корпус.

К непосредственной разработке плана операции «Багратион» было привлечено, помимо Антонова, только несколько человек, включая Василевского и Жукова. Были категорически запрещены предметная переписка, переговоры по телефону или телеграф. Одной из первоочередных задач при подготовке Белорусской операции была её секретность и дезинформация врага относительно планируемого направления главного удара. В частности, командующий 3-м Украинским фронтом генерал армии Родион Малиновский получил указание провести демонстративное сосредоточение войск за правым флангом фронта. Схожий приказ получил и командующий 3-м Прибалтийским фронтом генерал-полковник Иван Масленников.


Алексей Антонов, заместитель начальника Генерального штаба РККА, ведущий разработчик плана Белорусской операции

20 мая в Ставку вызвали Василевского, Жукова и Антонова. План летней кампании был окончательно утвержден. Сначала удар в районе Карельского перешейка должен был нанести Ленинградский фронт (Четвёртый сталинский удар: разгром финской армии). Затем во второй половине июня планировали провести наступление в Белоруссии. За координацию действий четырех фронтов отвечали Василевский и Жуков. Василевскому были поручены 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты, Жукову — 1-й и 2-й Белорусский фронты. В начале июня они отбыли в расположение войск.

По воспоминаниям К. К. Рокоссовского, окончательно план наступления отрабатывался в Ставке 22-23 мая. Соображения командования 1-м Белорусским фронтом о наступлении войск левого крыла 1-го Белорусского фронта на люблинском направлении были одобрены. Однако идея о том, что войска правого фланга фронта должны нанести сразу два главных удара, была подвергнута критике. Члены Ставки считали, что необходимо нанести один главный удар в направлении Рогачёва — Осиповичи, чтобы не распылять силы. Рокоссовский продолжал стоять на своём. По мнению комфронта, один удар необходимо было наносить от Рогачёва, другой от Озаричей на Слуцк. При этом бобруйская группировка противника попадала в «котёл». Рокоссовский хорошо знал местность и понимал, что движение армий левого фланга на одном направлении в сильно заболоченном Полесье приведёт к тому, что наступление застопорится, дороги будут забиты, войска фронта не смогут использовать все свои возможности, так как будут вводиться в сражение по частям. Убедившись, что Рокоссовский продолжает отстаивать свою точку зрения, Сталин утвердил план операции в том виде, который предлагал штаб 1-го Белорусского фронта. Надо сказать, что Жуков этот рассказ Рокоссовского опровергает. По его словам, решение о двух ударах 1-го Белорусского фронта было принято Ставкой ещё 20 мая.


31 мая командующие фронтами получили директиву Ставки. Целью операции был охват двумя фланговыми ударами и уничтожение группировки противника в районе Минска. Особое значение придавалось разгрому наиболее мощных фланговых группировок противника, которые держали оборону в районах Витебска и Бобруйска. Это обеспечивало возможность стремительного наступления крупных сил по сходящимся направлениям на Минск. Оставшиеся войска противника предполагалось отбросить на невыгодный для них район действий под Минском, перерезать им коммуникации, окружить и уничтожить. План Ставки предусматривал нанесение трёх сильных ударов:

— войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов наносили удар в общем направлении на Вильнюс;
— силы 2-го Белорусского фронта во взаимодействии с левым крылом 3-го Белорусского фронта и правым крылом 1-го Белорусского фронта наступали в направлении Могилев — Минск;
— соединения 1-го Белорусского фронта наступали в направлении Бобруйск — Барановичи.

На первом этапе операции войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов должны были разгромить витебскую группировку противника. Затем ввести в прорыв подвижные соединения и развивать наступление на запад на Вильнюс — Каунас, с охватом левым флангом борисовско-минской группы вермахта. 2-й Белорусский фронт должен был уничтожить могилевскую группировку противника и наступать на минском направлении.

1-й Белорусский фронт на первом этапе наступления должен был силами своего правого фланга уничтожить жлобин-бобруйскую группировку противника. Затем ввести в прорыв танково-механизированные соединения и развивать наступление на Слуцк — Барановичи. Часть сил фронта должны были охватить с юга и юга-запада минскую группировку противника. Левый фланг 1-го Белорусского фронта наносил удар на люблинском направлении.

Надо отметить, что первоначально советское командование планировало нанести удар на глубину до 300 км, разгромить три немецкие армии и выйти на рубеж Утена, Вильнюс, Лида, Барановичи. Задачи на дальнейшее наступление были поставлены Ставкой в середине июля, по результатам выявленных успехов. При этом на втором этапе Белорусской операции результаты были уже не такими блестящими.


Бои за Белоруссию

Подготовка операции

Как отмечал Жуков в своих воспоминаниях, для обеспечения операции «Багратион» в войска необходимо было направить до 400 тыс. тонн боеприпасов, 300 тыс. тонн горюче-смазочных материалов, до 500 тыс. тонн провианта и фуража. Необходимо было сконцентрировать в заданных районах 5 общевойсковых армий, 2 танковые и одну воздушную армии, а также части 1-й армии Войска Польского. Кроме того, фронтам передали из резерва Ставки 6 танковых и механизированных корпусов, более 50 стрелковых и кавалерийских дивизий, более 210 тыс. маршевого пополнения и свыше 2,8 тыс. орудий и минометов. Понятно, что всё это необходимо было переводить и перевозить с большими предосторожностями, чтобы не раскрыть противнику план грандиозной операции.

Особое внимание маскировке и режиму секретности уделяли и ходе непосредственной подготовки операции. Фронты перешли на режим радиомолчания. На передовых позициях вели земляные работы, которые имитировали укрепление обороны. Сосредоточения войск, их переброску вели в основном ночью. Советские самолеты даже патрулировали местность для контроля мер за соблюдением мер маскировки и т. д.

Рокоссовский в своих воспоминаниях указывал на большую роль разведки на переднем крае и в тылу противника. Командование особое внимание уделило воздушной, войсковой всех видов и радиоразведке. Только в армиях правого фланга 1-го Белорусского фронта было проведено более 400 поисков, советские разведчики захватили больше 80 «языков» и важные документы противника.

14-15 июня командующий 1-м Белорусским фронтом провел занятия по розыгрышу предстоящей операции в штабах 65-й и 28-й армий (правое крыло фронта). В штабной игре присутствовали представители Ставки. К розыгрышу были привлечены командиры корпусов и дивизий, командующие артиллерией и начальники родов войск армий. В ходе занятий были детально отработаны вопросы предстоящего наступления. Особое внимание уделили характеру местности в полосе наступления армий, организации обороны противника и способам скорейшего прорыва на дорогу Слуцк — Бобруйск. Это позволяло закрыть пути отхода бобруйской группировке 9-й армии противника. В последующие дни схожие занятия были проведены в 3-й, 48-й и 49-й армиях.

Одновременно была проведена большая учебная и политическая подготовка советских войск. На занятиях отрабатывались огневые задачи, тактика и техника атак, наступление во взаимодействии с танковыми, артиллерийскими частями, при поддержке авиации. Штабы частей, соединений и армий отрабатывали вопросы управления и связи. Командные и наблюдательные пункты выдвигались вперёд, создавали систему наблюдения и связи, уточнялся порядок перемещения и управлениями войсками в ходе преследования противника и т. д.


Советские танки «Валентайн IX» выдвигаются на боевые позиции. 5-я гвардейская танковая армия. Лето 1944 года

Большую помощь в подготовке наступательной операции оказал Белорусский штаб партизанского движения. Была установлена тесная связь партизанских отрядов с советскими войсками. Партизаны получали с «большой земли» указания с конкретными заданиями, где и когда атаковать противника, какие коммуникации разрушить.

Надо отметить, что к середине 1944 года в большей части БССР действовали партизанские отряды. Белоруссия была настоящим партизанским краем. В республике действовало 150 партизанских бригад и 49 отдельных отрядов общей численностью в целую армию — 143 тыс. штыков (уже во время Белорусской операции к частям Красной Армии присоединилось почти 200 тыс. партизан). Партизаны контролировали огромные территории, особенно в лесисто-болотистых районах. Курт фон Типпельскирх писал, что 4-я армия, которой он командовал с начала июня 1944 года, оказалась в огромном лесисто-болотистом районе, который простирался до Минска и этот район контролировался крупными партизанскими соединениями. Немецкие войска ни разу за все три года не смогли полностью очистить эту территорию. Все переправы и мосты в этом труднодоступном районе, покрытом дремучими лесами, были разрушены. В результате, хотя немецкие войска и контролировали все крупные города и железнодорожные узлы, до 60% территории Белоруссии была под управлением советских партизан. Здесь по-прежнему существовала советская власть, работали обкомы и райкомы компартии и ВЛКСМ (Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодёжи). Понятно, что партизанское движение могло держаться только при поддержке «большой земли», откуда перебрасывали опытные кадры, оружие и боеприпасы.

Наступление советских армий предваряла беспрецедентная по масштабу атака партизанских соединений. В ночь с 19 на 20 июня партизаны начали массированные действия по разгрому немецкого тыла. Партизаны разрушали железнодорожные коммуникации противника, взрывали мосты, устраивали засады на дорогах, выводили из строя линии связи. Только в ночь на 20 июня было подорвано 40 тыс. рельсов противника. Эйке Миддельдорф отметил: «На центральном участке Восточного фронта русскими партизанами было произведено 10500 взрывов» (Миддельдорф Эйке. Русская кампания: тактика и вооружение. — СПб., М., 2000). Партизаны смогли осуществить только часть задуманного, но и этого хватило, чтобы вызвать кратковременный паралич тыла группы армий «Центр». В результате переброска немецких оперативных резервов была задержана на несколько дней. Сообщение по многим шоссе стало возможно только днём и только в сопровождении сильных конвоев.



Силы сторон. Советский Союз

Четыре фронта соединяли 20 общевойсковых и 2 танковых армии. Всего 166 дивизий, 12 танковых и механизированных корпусов, 7 укрепрайонов и 21 отдельную бригаду. Около одной пятой этих сил включалось в операцию на втором её этапе, примерно через три недели после начала наступления. В момент начала операции советские войска насчитывали около 2,4 млн. солдат и командиров, 36 тыс. орудий и минометов, более 5,2 тыс. танков и САУ и свыше 5,3 тыс. самолетов.

1-й Прибалтийский фронт Ивана Баграмяна включал в свой состав: 4-ю ударную армию под началом П. Ф. Малышева, 6-ю гвардейскую армию И. М. Чистякова, 43-ю армию А. П. Белобородова, 1-й танковый корпус В. В. Буткова. С воздуха фронт поддерживала 3-я воздушная армия Н. Ф. Папивина.

3-й Белорусский фронт Ивана Черняховского имел в своём составе: 39-ю армию И. И. Людникова, 5-ю армию Н. И. Крылова, 11-ю гвардейскую армию К. Н. Галицкого, 31-ю армию В. В. Глаголева, 5-ю гвардейскую танковую армию П. А. Ротмистрова, 2-й гвардейский танковый корпус А. С. Бурдейного, конно-механизированную группу Н. С. Осликовского (в её состав входили 3-й гвардейский кавкорпус и 3-й гвардейский мехкорпус). С воздуха войска фронта поддерживала 1-я воздушная армия М. М. Громова.

2-й Белорусский фронт Георгия Захарова включал в свой состав: 33-ю армию В. Д. Крючёнкина, 49-ю армию И. Т. Гришина, 50-ю армию И. В. Болдина, 4-ю воздушную армию К. А. Вершинина.

1-й Белорусский фронт Константина Рокоссовского: 3-я армия А. В. Горбатова, 48-я армия П. Л. Романенко, 65-я армия П. И. Батова, 28-я армия А. А. Лучинского, 61-я армия П. А. Белова, 70-я армия В. С. Попова, 47-я армия Н. И. Гусева, 8-я гвардейская армия В. И. Чуйкова, 69-я армия В. Я. Колпакчи, 2-я танковая армия С. И. Богданова. Также в состав фронта входили 2-й, 4-й и 7-й гвардейские кавалерийские корпуса, 9-й и 11-й танковые корпуса, 1-й гвардейский танковый корпус, 1-й механизированный корпус. Кроме того, Рокоссовскому подчинялась 1-я армия Войска Польского З. Берлинга и Днепровская военная флотилия контр-адмирала В. В. Григорьева. Фронт поддерживали 6-я и 16-я воздушные армии Ф. П. Полынина и С. И. Руденко.


Член военного совета 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант Константин Федорович Телегин (слева) и командующий фронтом генерал армии Константин Константинович Рокоссовский у карты в командном пункте фронта

Силы Германии

Советским войскам противостояла группа армий «Центр» под началом генерал-фельдмаршала Эрнста Буша (с 28 июня Вальтер Модель). В группу армий входили: 3-я танковая армия под командованием генерал-полковника Георга Райнхардта, 4-я армия Курта фон Типпельскирха, 9-я армия Ханса Йордана (27 июня его сменил Николаус фон Форман), 2-я армия Вальтера Вейсса (Вайса). Группу армий «Центр» поддерживала авиация 6-го воздушного флота и частично 1-го и 4-го воздушных флотов. Кроме того, на севере к группе армий «Центр примыкали силы 16-й армий группы армий «Север», а на юге — 4-я танковая армия группы армий «Северная Украина».

Таким образом, немецкие войска насчитывали 63 дивизии и три бригады; 1,2 млн. солдат и офицеров, 9,6 тыс. орудий и минометов, свыше 900 танков и штурмовых орудий (по другим данным 1330), 1350 боевых самолетов. Немецкие армии имели хорошо развитую систему железных и шоссейных дорог, что позволяло широко маневрировать войсками.

Планы немецкого командования и система обороны

«Белорусский балкон» закрывал дорогу на Варшаву и далее на Берлин. Немецкая группировка при переходе Красной Армии в наступление на северном и южном направлениях могла с этого «балкона» наносить мощные фланговые удары по советским войскам. Германское военное командование ошиблось на счёт планов Москвы на летнюю кампанию. Если в Ставке довольно хорошо представляли силы противника в районе предполагаемого наступления, то немецкое командование считало, что Красная Армия может нанести в Белоруссии лишь вспомогательный удар. Гитлер и Верховное главнокомандование полагали, что Красная Армия снова перейдёт в решительное наступление на юге, на Украине. Основной удар ждали из района Ковеля. Оттуда советские войска могли срезать «балкон», выйдя к Балтийскому морю и окружив основные силы группы армий «Центр» и «Север» и отбросить группу армий «Северная Украина» к Карпатам. Кроме того, Адольф Гитлер опасался за Румынию — нефтяной регион Плоешти, который был основным источником «черного золота» для Третьего рейха». Курт Типпельскирх отмечал: «Группам армий «Центр» и «Север» предсказывали «спокойное лето».

Поэтому всего в резервах группы армий «Центр» и армейских резервах было 11 дивизий. Из 34 танковых и моторизованных дивизий, которые имелись на Восточном фронте, 24 были сконцентрированы южнее Припяти. Так, в группе армий «Северная Украина» было 7 танковых и 2 танко-гренадерских дивизии. Кроме того, они были усилены 4 отдельными батальонами тяжелых танков «Тигр».

В апреле 1944 г. командование группы армий «Центр» предложило сократить линию фронта и отвести армии на более удобные позиции за рекой Березиной. Однако верховное командование, как и раньше, когда предлагалось отвести войска на более удобные позиции на Украине или вывести их из Крыма, отвергло этот план. Группа армий была оставлена на прежних позициях.

Немецкие войска занимали хорошо подготовленную и глубоко эшелонированную (до 250-270 км) оборону. Строить оборонительные рубежи начали ещё в 1942-1943 гг., а окончательно линия фронта сложилась в ходе упорных боёв весной 1944 г. Она состояла из двух полос и опиралась на развитую систему полевых укреплений, узлы сопротивления — «крепости», многочисленные естественные рубежи. Так, оборонительные позиции обычно проходили по западным берегам многочисленных рек. Их форсирование затрудняли широкие заболоченные поймы. Лесисто-болотистый характер местности, множество водоемов серьёзно ухудшали возможности по применению тяжелого вооружения. Полоцк, Витебск, Орша Могилев, Бобруйск были превращены в «крепости», оборона которых была построена с учётом возможности круговой обороны. Тыловые рубежи проходили по рекам Днепр, Друть, Березина, по линии Минск, Слуцк и далее на запад. Для строительства полевых укреплений широко привлекали местных жителей. Слабостью немецкой обороны являлось то, что строительство оборонительных полос в глубине не было закончено.

В целом группа армий «Центр» прикрывала стратегические восточно-прусское и варшавское направления. Витебское направление прикрывала 3-я танковая армия, оршанское и могилевское — 3-я армия, бобруйское — 9-я армия. Вдоль Припяти проходил фронт 2-й армии. Немецкое командование уделило серьёзное внимание пополнению дивизий живой силой и техникой, стараясь довести их до штатной численности. На каждую немецкую дивизию приходилось примерно 14 км фронта. В среднем на 1 км фронта приходилось 450 солдат, 32 пулемета, 10 орудий и минометов, 1 танк или штурмовое орудие. Но это средние цифры. Они сильно отличались на различных участках фронта. Так, на оршанском и рогачевско-бобруйском направлениях оборона была сильнее и плотнее насыщена войсками. На ряде других участков, которые немецкое командование считало менее важными, оборонительные порядки были значительно менее плотными.



3-я танковая армия Рейнгардта занимала рубеж восточнее Полоцка, Богушевское (около 40 км южнее Витебска), имея протяженность фронта в 150 км. В состав армии входило 11 дивизий (8 пехотных, две авиаполевых, одна охранная), три бригады штурмовых орудий, боевая группа «фон Готтберг», 12 отдельных полков (полицейские, охранные и др.) и другие соединения. Все дивизии и два полка были в первой линии обороны. В резерве было 10 полков, в основном они занимались охраной коммуникаций и противопартизанской борьбой. Основные силы защищали витебское направление. На 22 июня армия насчитывала более 165 тыс. человек, 160 танков и штурмовых орудий, более 2 тыс. полевых и зенитных орудий.

4-я армия Типпельскирха занимала оборону от Богушевска до Быхова, имея протяженность фронта в 225 км. В её состав входили 10 дивизий (7 пехотных, одна штурмовая, 2 танково-гренадерских — 25-я и 18-я), бригада штурмовых орудий, 501-й тяжёлый танковый батальон, 8 отдельных полков и другие части. Уже в ходе советского наступления прибыла танко-гренадерская дивизия «Фельдхернхалле». В резерве было 8 полков, которые выполняли задачи по охране тылов, коммуникаций и борьбе с партизанами. Наиболее мощная оборона была на оршанском и могилёвском направлениях. На 22 июня в 4-й армии было более 168 тыс. солдат и офицеров, около 1700 полевых и зенитных орудий, 376 танков и штурмовых орудий.

9-я армия Йордана защищалась в полосе южнее Быхова до реки Припять, имея протяженность фронта в 220 км. В состав армии входило 12 дивизий (11 пехотных и одна танковая — 20-я), три отдельных полка, 9 батальонов (охранных, саперных, строительных). В первой линии были все дивизии, полк «Бранденбург» и 9 батальонов. Основные силы располагались в районе Бобруйска. В армейском резерве было два полка. К началу советского наступления в составе армии было более 175 тыс. человек, около 2 тыс. полевых и зенитных орудий, 140 танков и штурмовых орудий.

2-я армия занимала оборону по рубежу реки Припять. В её состав входили 4 дивизии (2 пехотные, одна егерская и одна охранная), корпусная группа, танко-гренадерская бригада, две кавалерийские бригады. Кроме того, 2-й армии подчинялись венгерские 3 резервные дивизии и одна кавалерийская дивизия. В резерве командования группы армий было несколько дивизий, включая охранные и учебные.

Советское командование смогло сохранить подготовку крупной наступательной операции в Белоруссии до самого её начала. Немецкая авиация и радиоразведка обычно замечали крупные переброски сил и делали вывод о приближении наступления. Однако на этот раз подготовку Красной Армии к наступлению прозевали. Режим секретности и маскировка сделали своё дело.


Подбитые танки 20-й дивизии в районе Бобруйска (1944 год)

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

7 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти