Доиграется ли «Бабломойский»?

К переговорам в Донецке

Доиграется ли «Бабломойский»?



«Я вам, ребята, на мозги не капаю,
Но вот он перегиб и парадокс:
Кого-то называют римским папою,
Кого-то запирают в тесный бокс…»


Владимир Высоцкий, «Лекция о международном положении»


В Донецке прошли переговоры представителей Киева с представителями Донецкой и Луганской народных республик. Объявлено о перемирии до утра 27 июня; обсуждается перспектива дальнейшего продления перемирия и продолжения переговоров.Событие важное и неординарное со всех точек зрения – с украинской внутренней политики, с позиций российско-украинских отношений, а также в рамках международного контекста, в который вся эта ситуация помещена.

Самый главный смысл происходящего: официальный Киев отступил от прежней непримиримой позиции, когда он называл ДНР и ЛНР «сепаратистами» и «террористами», с которыми не может быть никаких переговоров. И изобретал переговорные суррогаты в виде неких «круглых столов», на которые свозили лояльных киевскому режиму функционеров бывших облгосадминистраций.

Проведем очевидную параллель. Путь к «похабному» Хасавюртовскому миру, подписанному Александром Лебедем 31 августа 1996 года, начался с переговоров в Москве между Борисом Ельциным и преемником Дудаева во главе Чеченской «Ичкерии» Яндарбиевым, которые состоялись в Кремле 28 мая 1996 года. Тогда, как помним, условились прекратить огонь с 1 июня. Соглашение о прекращении огня, однако, постоянно нарушалось, и полномасштабные боевые действия очень скоро возобновились. Но не менее быстро и прекратились – после того, как «ичкерийцы» 6 августа 1996 года захватили Грозный, оставив не у дел наступавшие российские части, продвинувшиеся к тому моменту глубоко в горы.

Переговоры между Ельциным и Яндарбиевым прошли в формате «между двумя равноправными сторонами». Помните? Ельцин не хотел садиться напротив Яндарбиева, пытался посадить туда Виктора Черномырдина, а сам сесть во главу стола, как его хозяин. Но Яндарбиев отказывался начинать встречу, пока Ельцин, смирив гордыню, все-таки не уселся напротив него сам, подняв тем самым горского сепаратиста до уровня партнера российского президента по переговорам.

Итак, в чем параллель тогдашнего Кремля с сегодняшним Донецком?

Признание другой стороны равноправной стороной диалога – пусть не де-юре, но де-факто – первый шаг к сдаче позиций. Что Москвой в 1996 году, что Киевом в 2014 году. Это – фактическая легализация Сопротивления, и в этом основной политический смысл состоявшегося. И пусть за столом переговоров напротив лидеров ДНР и ЛНР сидит пока не Петр Порошенко, аЛеонид Кучма. Во-первых, это только пока. Во-вторых, Кучма – представитель Порошенко, и не только представитель, а, как говорится, очень заинтересованное лицо.Рано или поздно описанный выше процесс, если он не будет прерван, пойдет, набирая инерцию. И придет туда же, что и в 1996 году в России. Пусть это будет не Хасавюрт, а, скажем, Харьков – тоже место, пропитанное весьма своеобразной, интересной и «говорящей» символикой.

Во всей этой ситуации можно выделить пару важных, составляющих ее, сюжетов со своей внутренней логикой развития.

Первое. Диалог между Киевом и Донецком-Луганском начался при посредничестве России. Ясно, что ОБСЕ у Москвы «на подхвате» - «и трубы пониже, и дым пожиже». ОБСЕ ведь даже не Европейский союз, да и представительница этой организации на фоне российского посла – официальной фигуры (пусть даже это и Михаил Зурабов) – не более, чем «свадебная генеральша».

Ясно также, что произошедшее в Донецке – продукт реализации «дорожной карты», сверстанной в Москве Президентом России Владимиром Путиным и главой ОБСЕ, президентом Швейцарской конфедерации Дидье Буркхальтером.


Что обращает внимание? В последние дни перед началом донецких переговоров шли интенсивные контакты в треугольнике Путин – Меркель –Оллланд. И это, по сути, говорит о том, что Франция и Германия пошли против официальной линии ЕС, которую формируют США. На фоне совместных американо-европейских заявлений о санкциях, лидеры Германии и Франции санкционировали, прошу прощения за тавтологию, отнюдь не санкции, а прямые переговоры с ранее «неприкасаемыми» для Киева лидерами народных республик, что безусловно является ударом по репутации и позициям не столько Киева, сколько Вашингтона.Разумеется, здесь нельзя не видеть ряда привходящих обстоятельств. Подобное развитие событий оказалось бы невозможным:

- без героического сопротивления ополченцев, которые сорвали планы Киева: ведь первоначально собирались «зачистить» Донбасс до инаугурации Порошенко, чтобы он вышел на сцену «белым и пушистым», чистым от ответственности за пролитую кровь;

- без поддержки со стороны России: обсуждая полемику «алармистов» и «фабианцев» на тему «вводить нельзя ждать», многие авторитетные наблюдатели – на REX и за его пределами – указывали, что без поддержки Москвы ополченцы не продержались бы и недели (нагляднее всего истинный смысл происходящего демонстрируется быстрым началом и еще более быстрым захлебыванием прединаугурационного «блицкрига» украинских военных и ОПС «Нацгвардия»);

- без провала соцпартии Франуса Олланда на муниципальных выборах и победы на них Национального фронта Марин Ле Пен, которые поставили действующего президента в аховое положение, заставив пересмотреть однозначную и унизительную для де голлевской «Пятой республики» ориентацию на Вашингтон);

- без напряженной и успешной работы Владимира Путина на праздновании 70-летия высадки союзников в Нормандии; именно там, скорее всего, и был сформирован антиамериканский (без преувеличения) альянс Москвы с Берлином и Парижем, сделавший возможным начало донецких переговоров.

Второе, что важно. Судя по всему, серьезно меняется расстановка сил внутри самой Украины.Обращает внимание, что среди переговорщиков с киевской стороны нет ни одного «оранжевого» фашиста: Леонид Кучма, близкий к нему Виктор Медведчук, который к тому же кум Путина – это политики, пострадавшие от «оранжевых»: у Медведчука после победы майдана разграбили и сожгли дом под Киевом.Еще одной фигурой, остающейся за кулисами, является Ринат Ахметов,близкий и к Кучме, и к Медведчуку. По раскладу в украинской олигархииВиктор Янукович – самостоятельный клан, конкурирующий с Ахметовым, а вот «крышей» Ахметова Янукович никогда, в отличие от Кучмы, не был. Особенно заметной поддержка ахметовского Донбасса была в период президентства (1994-2004 гг.) «дедушки», как называли его в «дореволюционном» Киеве.Ахметов поддержал Киев в самый последний момент, под невиданным давлением США. (Помнится, Виктория Нуланд с ним встречалась лично и угрожала «прикрыть» бизнес-активы, собственность и счета в Европе).

Кучма же был очень близок и, говорят, на неформальном, застольном, уровне, с покойным Черномырдиным, в бытность его послом на Украине. Поэтому его инсинуации на тему «Украина – не Россия», как и соучастие в нынешнем открытом письме Владимиру Путину, – во многом для «отвода глаз».

Помните скандал вокруг «эпической» косы Тузла? Кучма в камуфляже, осматривающий российскую сторону Керченского пролива, стал тогда героем телекартинки о словесном пограничном конфликте между Украиной и Россией.И мало кто задумывался над тем, почему именно тогда, буквально через несколько дней Путин заявил, что Россия сняла с сухого хранения 30 МБР (межконтинентальных баллистических ракет) типа «Стилет» (по натовской классификации) и поставила их на боевое дежурство. Они – шестизарядные, а шесть на тридцать равняется 180.

180 потенциально уничтоженных на территории противника крупных целей, масштаба мегаполиса-миллионника. 180 мегатонных боезарядов, появившихся на местности и на столе переговоров именно тогда, когда американцы, уверовав в скорый крах российского ядерного потенциала, попытались навязать Путину на переговорах в Братиславе свой контроль над нашим ядерным сектором. Буш-младший тогда «умылся» в первый раз, начав привыкать проделывать эту процедуру регулярно.А все очень просто. «Стилеты» те были с «Южмаша», что в Днепропетровске, где «генеральным» в советские времена работал «красный директор» Кучма. Тузла – одно «информационное прикрытие» этой стратегической спецоперации; вторым же стало «счастливое вызволение из украинского плена» шести «стратегов» Ту-160, бомбардировщиков дальней авиации «Белый лебедь», которые перегнали с Украины на российскую базу в Энгельсе, что под Саратовом.

Взлетающие и берущие курс на Россию «тушки» гордо продефилировали тогда по всем телеканалам и в фас, и в профиль. Как и каким способом попали в Россию днепропетровские «Стилеты», не знает никто. Кроме тех, «кому положено».

Поэтому обзывающих «дедушку» нехорошими словами, пусть и в комментариях, хочется настоятельно попросить прикусить язычок.Пусть напрягут извилины и подумают над тем, как выглядела бы в Киеве его нынешняя миссия в Донбассе без этого коллективного «открытого письма» и без нападения на респектабельное авто в центре Донецка?

Самое главное. Кучма - из Днепропетровска. И если раньше это считалось противовесом Юлии Тимошенко, у которой там же расположена «родовая вотчина», то сегодня выход на авансцену Кучмы – это «привет» Игорю Коломойскому.

Это ОЧЕНЬ важный и поистине деликатный момент.Коломойский на днях открыто унизил Порошенко, которого, видимо, по инерции воспринимает не как президента, а как такого же олигарха, какой сам. Он публично отказался соблюдать перемирие, заявив, что его частная армия, которая воюет в Донбассе, соблюдать его не будет, пока не «добьет сепаратистов».

Дело, по всей видимости, обстоит следующим образом.

Положившись на «оранжевых ястребов» - Коломойского,Наливайченко, Авакова, Парубия - Порошенко провалил начало своего президентства и оказался перед перспективой затяжной войны «на истребление», в которой, как ему понятно, Россия не позволит добить Юго-Восток. А значит это война без конца и без перспектив для самого Порошенко, которая неминуемо станет для него катастрофой. Рано или поздно он окажется нерукопожатным не только в Москве, но и в Европе. В тамошних столицах перестанут терпеть и «не замечать» льющуюся кровь, когда и если поддержка киевского режима начнет вредить ее репутации.Осознав провал, Порошенко начал искать новые точки опоры – отсюда и поездка в Нормандию, встреча и переговоры по телефону с Путиным.

«Въехав» в расклад, Порошенко испугался, потому что почувствовал, что если он пойдет туда, куда его влекут фашиствующие «оранжевые», именно он и окажется в итоге крайним. Той самой «дежурной задницей», на которую свалят все издержки ответственности за пролитую кровь, когда начнут завершать войну.

И испугавшись, Порошенко заколебался и стал оглядываться по сторонам. В этой ситуации ВСЕ получит тот, кто его из этого положения вытащит. Этот «кто», без всякого преувеличения, спасет ему президентство. И в награду скорее всего и будет, грубо говоря, формировать президентскую команду.

Именно с этой точки зрения, наверное, и надо понимать появление Кучмы. «Партия мира» теснит «партию войны», что является прологом к переносу базы поддержки Порошенко на «партию мира» с последующей зачисткой «партии войны». Ключевая фигура в «партии войны» - Коломойский, который, подмяв под себя Одессу, где новым губернатором его ставленник, предъявил претензии на создание собственной частной империи - «государства в государстве».

Если Порошенко хочет подавить сопротивление Коломойского, поставив его на место, то другой опоры, кроме как на Россию, у него нет. Самый эффективный способ «вразумить» фрондирующего олигарха – включить земли, которые он считает «своими», в созданную уже в Донецке и Луганске Новороссию. Поэтому крах Киева по «хасавюртовскому» сценарию будет личным крахом Коломойского и личной победой Порошенко.

И еще один штрих: бизнес Порошенко в России, а он немаленький, по имеющейся информации, никто не тронул. И Януковича, который раньше периодически появлялся на публике, по сути заткнули – после выборов он показался только один раз, через два дня после них. И исчез из эфира.Последнее, о чем хотелось бы сказать.Игра пока далеко не сыграна. И ближайшие дни покажут, удастся ли закрепить полученный результат. Мерилом статус-кво станет пролонгация перемирия; мерилом успеха – его закрепление и переход к полноценным переговорам. Собственно, именно это и озвучил в Донецке посол России Михаил Зурабов.С каждым днем переговоров, если они начнутся, «партия войны» будет ослабевать, а «партия мира» - усиливаться.И ничего более определенного, не обладая специальными источниками информации, по существу складывающейся ситуации, сказать невозможно.
Автор:
Владимир Павленко – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем.
Первоисточник:
http://www.iarex.ru/articles/48741.html
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

37 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти