Потенциал для сотрудничества огромен

Рособоронэкспорт ожидает роста ближневосточного портфеля заказов

В Париже завершилась выставка Eurosatory. Она считается одной из самых авторитетных площадок для производителей сухопутной техники и средств ПВО. В этом году Россия показала в Париже облегченную версию реактивной системы залпового огня «Смерч», модернизированную 155-мм самоходную гаубицу «Мста-С», противотанковый ракетный комплекс «Корнет-ЭМ», зенитные ракетные комплексы «Панцирь-С1», «Тор-М2Э» и «Бук-М2Э», различные модификации БМП-3. «Это не столько коммерческая выставка, сколько своеобразная демонстрация мировых достижений в области продукции военного назначения», – подчеркивает глава нашей делегации на Eurosatory 2014, заместитель генерального директора Рособоронэкспорта Игорь Севастьянов. Он ответил на вопросы главного редактора еженедельника «ВПК».


– Игорь Олегович, велика ли сегодня доля сухопутных вооружений в общей структуре военного экспорта? Какие складываются тенденции?

– По результатам 2013 года на технику сухопутных войск пришлось 14,2 процента от общего портфеля заказов. Примерно такие же цифры были и прежде, что говорит о сбалансированности самого портфеля. Что касается тенденций, то есть общая для всех видов вооружения и военной техники – сегодня заказчики хотят не просто закупать готовые образцы, но и участвовать в их разработке и производстве. По сухопутной технике большой интерес к различным программам модернизации: современные боевые платформы обладают известным потенциалом для комплексного повышения их характеристик. Для многих стран это наиболее рациональный и экономически привлекательный путь повышения боеспособности вооруженных сил.

– Сегодня один из самых крупных покупателей нашего оружия – Индия: танки Т-90, реактивные системы залпового огня «Смерч», другие виды ВВТ. Есть ли шанс подписать дополнительные контракты? Насколько успешно лицензионное производство Т-90?

Потенциал для сотрудничества огромен


– В индийской армии сформировано несколько полков, имеющих на вооружении российский «Смерч». Системы хорошо зарекомендовали себя на различных учениях и поэтому, конечно, интерес к закупкам дополнительных партий есть. Это относится и к «легкой» версии «Смерча», на которой вместо 12 направляющих труб установлено шесть, а базовым шасси является автомобиль КамАЗ. Машина получилась более маневренной, что расширяет возможности боевого применения. Мы готовы поставлять обе версии «Смерча», выбор – за Нью-Дели. Продолжаются консультации по организации в Индии совместного производства реактивных снарядов к данным системам.

Что касается танков, то лицензионное производство Т-90С Индией освоено. При этом с каждым годом уменьшается доля российских комплектующих, использующихся при сборке. Но в случае необходимости мы готовы поставить дополнительные партии готовых танков или рассмотреть вопрос увеличения числа выпускаемых по лицензии машин.

– Россия в последнее время проявляет высокую активность на новых рынках, в частности в Латинской Америке. Чем завершилась предконтрактная работа по поставке в Бразилию российских бронеавтомобилей «Тигр»?

– С 2010 по 2012 год «Тигр» проходил испытания в одном из полицейских подразделений Рио-де-Жанейро. Проверялись ходовые и эксплуатационные параметры, бронезащита. По итогам испытаний можно уверенно сказать, что «Тигры» полностью отвечают потребностям бразильских силовых структур, поэтому мы рассчитываем, что наши партнеры примут положительное решение по их закупке.

– Как вы оцениваете перспективы возобновления ВТС с Ливией?

– В связи с активизацией экстремистских группировок представительство Ростеха в этой стране прекратило свою работу. Будущее ВТС с Ливией во многом будет зависеть от дальнейшего развития внутриполитической обстановки. Вместе с тем продолжается маркетинговый анализ, идет совместная работа для возобновления сотрудничества. Встречный интерес сохраняется.

– Несколько лет назад шли активные переговоры о подписании крупных контрактов с Саудовской Аравией, в том числе на поставку сухопутных вооружений. Это еще актуально? Как оцениваются перспективы продвижения российского оружия на Ближнем Востоке и в Северной Африке?

– С Саудовской Аравией было подписано межправительственное соглашение о военно-техническом сотрудничестве и о поставках российской продукции военного назначения. Так что все необходимые условия для плодотворной и взаимовыгодной работы есть. Но на конкретные договоренности мы пока не вышли. Надо понимать, что подписание крупных контрактов никогда не являлось делом одного дня. Мы считаем, что у нас сохраняются хорошие перспективы сотрудничества с Саудовской Аравией в военно-технической сфере. Если говорить о регионе в целом, то в перспективе мы ожидаем роста нашего «ближневосточного» портфеля заказов.


– Есть ли шансы на поставку в Турцию дополнительной партии противотанковых ракетных комплексов. Будет ли Анкара закупать системы ПВО «Антей-2500»?

– Если речь идет о ПТРК «Корнет-Э», то да. Мы в 2008 году в жесткой борьбе с ведущими мировыми производителями из США и Израиля выиграли тендер на поставку вооруженным силам Турции противотанковых ракетных комплексов большой дальности. За период их эксплуатации с 2010 года до настоящего времени не было ни одного технического отказа, мы получали только положительные отзывы командования сухопутных сил Турции. Исключительная надежность комплексов, их высокая эффективность и простота эксплуатации дают повод предполагать возможность поставки дополнительных партий.

Что касается тендера на поставку вооруженным силам Турции систем ПВО большой дальности, то Рособоронэкспорт по ряду причин отказался от участия в нем.

– В работе с зарубежными партнерами в последнее время акцент все больше смещается в сторону совместных разработок. Как вы оцениваете российско-иорданский проект по выпуску гранатометов «Лучник»? С какими еще странами реализуются подобные проекты?

– Как я уже говорил, совместная разработка и производство продукции военного назначения является одной из наиболее актуальных тенденций на международном рынке вооружений. Эта работа носит комплексный характер и требует больших усилий со стороны всех участников. Один из успешных примеров подобного сотрудничества – проект по выпуску в Иордании гранатометов РПГ-32 «Лучник», официальное название на арабском «Нашшаб». Полагаем, что на данном этапе завод будет в первую очередь ориентирован на удовлетворение потребностей королевских иорданских вооруженных сил, а в последующем гранатометы могут продвигаться на внешний рынок по согласованию сторон. Похожие проекты прорабатываются и с другими странами. Хотя достижение соответствующих договоренностей, их реализация требуют серьезной подготовки и времени.

– Как продвигается проект БМП «Атом»? Французская сторона не приостановила участие в проекте? Разрабатываем ли мы 57-мм орудие для «Атома», может ли оно быть применено на перспективных российских БМП типа «Курганца» или «Бумеранга»?

– Взаимодействие по данному вопросу осуществляется непосредственно между Уралвагонзаводом и французскими компаниями. Работы над проектом успешно продолжаются. Что касается боевого модуля с 57-мм автоматической артиллерийской установкой, то он разработан и может быть использован при проектировании перспективных БМП.

– В ноябре прошлого года объем ВТС России с Францией оценивался в 150–200 миллионов долларов. После введения санкций он стал меньше?

– Снижения объемов ВТС не наблюдается, не претерпела заметных изменений и его структура. Наше взаимовыгодное сотрудничество выстраивалось годами, его сокращение было бы одинаково болезненным для обеих стран. Поэтому мы рассчитываем на прагматичный и ответственный подход, который позволит и дальше укреплять тесные связи с ведущими французскими производителями.

– В чем в таком случае проявилось французско-американское решение от 17 марта 2014 года о совместном пересмотре программ военного сотрудничества с РФ?

– В мае должно было состояться очередное заседание российско-французского комитета по ВТС. Однако французская сторона проинформировала ФСВТС России о невозможности принять нашу делегацию в запланированные сроки и перенесла данное мероприятие на неопределенное время. Такие шаги, безусловно, не способствуют развитию отношений, но подчеркну, что мы рассчитываем на рациональный и взвешенный подход французских партнеров. Потенциал для сотрудничества и кооперации наших оборонно-промышленных комплексов действительно большой и отвечает национальным интересам обеих стран.

– Как продвигается сотрудничество по индивидуальной экипировке военнослужащего нового поколения New Generation? Будет ли в российских комплектах «Ратник» применяться иностранная элементная база? Планируется ли экспортировать эти комплекты после принятия на вооружение Российской армии?

– Взаимодействие по проекту «Feline-Ратник» осуществляется при участии одного из российских институтов и французской компании. Проведено несколько раундов переговоров. Но конкретных договоренностей на сегодня не достигнуто.

– Ведутся ли переговоры по приобретению навигационно-прицельных систем «Сигма 30» для нашей артиллерии?

– Закупка названных систем осуществляется в интересах российской промышленности.

– «Талес» поставляет средства связи для российских кораблей помимо «Мистралей»?

– В настоящее время мы взаимодействуем с компанией Thales по вопросу закупки автоматизированного комплекса связи для установки на тральщики проекта 10750Э, которые строятся в интересах ВМС Казахстана.

– Намерена ли французская сторона проводить обучение российских специалистов по обслуживанию корабельных РЛС типа MRR 3D NG (по плану этим должен заниматься концерн «Гранит-Электрон»)?

– Этот вопрос находится в стадии проработки.

– Продолжаются ли совместные с Францией работы по созданию инерциальных навигационных систем? Каковы результаты?

– В настоящее время у компании Sagem Dfense Scurit осуществляется закупка комплектующих для совместного российско-французского предприятия «РС Альянс», которое занимается сборкой инерциальных навигационных систем для российской авиационной техники. Предприятие вышло на проектную мощность, поставляет продукцию заказчикам качественно и в срок.

– Насколько российское оружие конкурентно на международном рынке? Ряд партнеров заявляют, что цены необоснованно взвинчены, а качество, наоборот, падает. В чем причина?

– Не соглашусь с такой оценкой. Российское оружие как раз выгодно отличается по соотношению «эффективность – стоимость». В противном случае нам не удалось бы с момента создания Рособоронэкспорта увеличить объемы экспорта более чем в четыре раза и не только успешно удерживать позиции на традиционных рынках, но и достаточно интенсивно расширять географию поставок. Тем более в условиях постоянно возрастающей конкуренции, с появлением молодых и амбициозных производителей оружия. Что касается качества, то оно, во-первых, находится на высоком уровне, а во-вторых, постоянно улучшается. Это в первую очередь связано с тем, что сегодня государство вкладывает значительные ресурсы в модернизацию ОПК. Перед нами, как и перед всеми участниками на глобальном оружейном рынке, стоит множество вызовов и проблем. Но все они решаемые.
Автор:
Игорь Севастьянов, Михаил Ходаренок
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/20780
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти