Герои Севастопольского подполья: группе, действовавшей на «Крымэнерго», удалось спасти сотни человеческих жизней

29 июня в Российской Федерации отмечается День партизан и подпольщиков. Как не странно, но вплоть до недавнего времени этот праздник в российском календаре отсутствовал, и это несмотря на то, что партизанские отряды и подпольные группы внесли колоссальный вклад в великое дело Победы советского народа над гитлеровскими агрессорами. Историческая справедливость восторжествовала лишь четыре года назад. И инициатором ее восстановления стали региональные депутаты.

Герои Севастопольского подполья: группе, действовавшей на «Крымэнерго», удалось спасти сотни человеческих жизней


Кто бы что не говорил, но порой региональные законодательные органы вносят очень даже дельные предложения, до которых прежде, по каким-либо причинам, не додумывались федеральные парламентарии. Так, в 2009 году Брянская областная дума внесла предложение о введении новой памятной даты – Дня партизан и подпольщиков. В 2010 году данное предложение было поддержано Государственной Думой РФ и подписано тогдашним главой государства Д.А. Медведевым. И вот уже четвертый год День партизан и подпольщиков официально отмечается 29 июня - в годовщину принятия Совнаркомом СССР и ЦК ВКПБ директивы о создании партизанских отрядов и сопротивлении в тылу врага.


Партизанские формирования и подпольные группы, действовавшие на всей оккупированной врагом территории Советского Союза, внесли колоссальный вклад в общее дело приближения победы советского народа над гитлеровской Германией. По сути дела, партизанская борьба стала ответом рядовых советских граждан гитлеровской оккупации. В партизанских соединениях воевали с врагом советские люди обоего пола и самых разных возрастов, национальностей и профессий, вне зависимости от наличия или отсутствия военной подготовки. Хотя костяк партизанских формирований создавался, безусловно, по инициативе партийных органов и при активнейшем участии советских спецслужб, большую часть партизан все же составляли обычные советские люди – те самые, кто до войны водил поезда и стоял у заводских станков, учил детей в школе или собирал урожай на колхозных полях.

По данным историков, в 1941-1944 гг. на территории западных областей Советского Союза действовало около 6200 партизанских отрядов и соединений, объединявших свыше 1 миллиона бойцов. Учитывая, что далеко не все партизанские отряды были учтены, а некоторые из них включали людей, оппозиционно настроенных к советской власти и поэтому впоследствии не встречали должного освещения в советской исторической литературе, можно предполагать, что в действительности партизан и подпольщиков в годы войны могло быть на порядок больше.

Естественно, что белорусские, брянские, смоленские леса стали главным очагом партизанской войны против гитлеровских оккупантов. На территории Украинской ССР действовало знаменитое соединение Сидора Ковпака – партизанского командира, прошедшего еще Гражданскую. Но не менее активно, чем лесные партизаны, действовали и городские подпольщики, дезорганизовывавшие работу оккупационной администрации и полицейских органов, спасшие жизнь и свободу многим тысячам советских граждан.

Одной из ключевых территорий развертывания партизанской и подпольной борьбы в годы Великой Отечественной стал полуостров Крым. Для российского государства Крым всегда имел стратегическое значение, несколько раз территория полуострова становилась ареной ожесточенных боев. Не минула эта участь Крым и в годы Великой Отечественной войны. Немецкое командование уделяло важнейшее внимание захвату полуострова, понимая его роль в дальнейшем продвижении к нефтяным районам Кавказа, закреплении в акватории Черного и Азовского морей. Предусматривалось также использование Крыма в качестве авиационной базы, с которой осуществлялись бы вылеты самолетов Люфтваффе.

Против защитников Крыма были сосредоточены более чем вдвое превосходящие силы противника. Их ядро составляли немецкие и румынские подразделения под командованием Э. фон Манштейна. Несмотря на то, что немецкие и румынские войска в совокупности превосходили советские части, дислоцированные на полуострове, и в живой силе, и в вооружении (особенно значительным превосходство было в авиации), благодаря невероятному героизму советских военнослужащих и помогавшего им местного населения, оборона полуострова продолжалась почти год – с 12 сентября 1941 по 9 июля 1942 гг.

Преодолеть знаменитый Перекоп, через который проходил единственный сухопутный путь в Крым, немецким подразделениям удалось относительно быстро. В течение полутора месяцев советские войска были выбиты с полуострова, эвакуировавшись через Керченский пролив, а немецкие части вышли к южному берегу Крыма. Поэтому практически весь период с конца октября 1941 года и по июль 1942 гг. – это история обороны Севастополя. Город русской военно-морской славы оказался «крепким орешком», занять который у немцев не получалось долгое время даже после полной оккупации полуострова Крым.

К моменту вторжения немцев на Крымский полуостров Севастополь представлял собой хорошо укрепленную военно-морскую базу, здесь была сосредоточена значительная по численности группировка Военно-морского флота СССР. Именно моряки сыграли ключевую роль в обороне Севастополя, поскольку ко времени начала его штурма немецкими подразделениями, сухопутных частей Красной армии в окрестностях города не осталось. Город защищали подразделения морской пехоты Черноморского флота, береговые части, экипажи кораблей, а также рядовые граждане. Позже к Севастополю подоспели другие подразделения советской армии, однако превосходящие силы противника не снижали натиск, организовав настоящую блокаду города военно-морской славы. За время осады Севастополь фактически полностью был разрушен авиационными бомбардировками и артиллерийским огнем.

9 июля 1942 года, после героической 250-дневной обороны Севастополя, советские войска все же были вынуждены оставить город. Впрочем, Совинформбюро дало сообщение о том, что оборона города прекращена, еще 3 июля. В город вошли немецкие и румынские подразделения. Практически на два года, до начала мая 1944, легендарный город военно-морской славы оказался под властью оккупантов. Многие советские граждане, проживавшие в городе, были репрессированы по национальному или политическому признаку. Гитлеровцами были созданы свои административные и полицейские структуры, к работе в которых, помимо немецких и румынских военнослужащих и полицейских привлекались и представители местного населения.
В условиях двухгодичной оккупации советским патриотам не оставалось иного выхода, как продолжать борьбу против гитлеровцев либо путем партизанских действий в лесистых горах Крымского полуострова, либо посредством подпольной деятельности в городах и населенных пунктах. 21 октября 1941 года, когда стало ясно, что немецким войскам все же удастся занять территорию полуострова, был сформирован Штаб партизанского движения Крыма. Его возглавил Алексей Васильевич Мокроусов.

На момент начала войны Мокроусову было уже 54 года. За спиной – годы революционного подполья в Российской империи (что интересно – сначала не в большевистской партии, а в боевой организации анархистов на территории Донбасса), служба на царском Балтийском флоте, арест и бегство за границу, руководство Союзом русских рабочих в Аргентине, участие в Февральской и Октябрьской революциях. Именно Мокроусов командовал отрядом матросов-анархистов, занявших Петроградский телеграф в дни Октября, а позже руководил Черноморским революционным отрядом, устанавливавшим советскую власть в Крыму.

В Гражданскую под командованием легендарного революционера была сначала бригада, а затем – целая Крымская повстанческая армия. После окончания Гражданской Мокроусов, казалось, вернулся к мирной жизни – он руководил сельскохозяйственной коммуной в Крыму, работал начальником Колымской экспедиции, директором Крымского государственного заповедника. Впрочем, в годы Гражданской войны в Испании Мокроусов поехал воевать на стороне республиканцев, находился при штабе командующего Арагонским фронтом. Естественно, что человек с таким боевым и жизненным опытом не остался без дела и с началом Великой Отечественной – ему доверили возглавить все партизанское движение Крыма, а после освобождения полуострова – командовать 66-м Гвардейским стрелковым полком.

Штаб партизанского движения разделил территорию Крыма, для удобства оперативного руководства, на шесть партизанских районов. Первый включал в себя леса Старого Крыма, район Судака, где действовали Судакский, Старо-Крымский и Феодосийский партизанские отряды. Второй, в Зуйских и Карасубазарских лесах, включал Джанкойский, Карасубазарский, Ичкинский, Колайский, Сейтлерский, Зуйский, Биюк-Онларский партизанские отряды, а также два Красноармейских отряда. В третьем районе – на территории государственного заповедника Крыма – воевали Алуштинский, Евпаторийский и два Симферопольских партизанских отряда. Под Ялтой и Бахчисараем – в четвертом партизанском районе – воевали Бахчисарайский, Ялтинский, Ак-Мечетский и Ак-Шеихский отряды, Красноармейский отряд. Шестой район включал Керченские каменоломни. А пятый партизанский район как раз и охватывал окрестности Севастополя и соседней Балаклавы. Здесь действовали Севастопольский и Балаклавский партизанские отряды.

Помимо партизанских формирований, ведших непосредственную вооруженную борьбу с оккупационными войсками, на оккупированных территориях были сформированы многочисленные подпольные группы. Их численность доходила в начале 1942 года до 33, объединяя 400 человек. После того, как в апреле 1942 г. на оккупированные территории были направлены 34 организатора, которые сформировали 37 подпольных групп в 72 населенных пунктах. К 1943 году на территории Крымского полуострова было уже 106 подпольных групп, объединявших более 1300 человек. Примечательно, что в составе партизанских и подпольных соединений значительную часть составляла молодежь – комсомольцы и даже пионеры, наравне со взрослыми участвовавшие в выполнении боевых задач, установлении связи между различными партизанскими и подпольными группами, снабжении партизанских отрядов, разведке.
Саботаж, диверсии против объектов инфраструктуры оккупационных властей стали частым делом в оккупированном Крыму. Приведенные ниже цифры говорят сами за себя относительно размаха деятельности партизан и подпольных организаций на территории Крымского полуострова: в период с ноября 1941 г. по апрель 1944 г. было уничтожено 29383 военнослужащих и полицейских – немецких, румынских, местных предателей. Партизанскими отрядами проведено 252 боя и 1632 операции, включая 81 диверсию на железной дороге и 770 нападений на автомобильные колонны противника. Оккупанты потеряли 48 паровозов, 947 вагон и платформ, 2 бронепоезда, 13 танков, 211 артиллерийских орудий, 1940 автомобилей. Было уничтожено 112,8 километров телефонного кабеля и 6000 километров линий электропередач. Значительное количество автомобилей, орудий, единиц стрелкового оружия, боеприпасов было захвачено партизанами и использовано против предыдущих «хозяев».

Однако, помимо непосредственных вооруженных столкновений, сопротивление оккупационным властям включало в себя и более «мирный» сегмент, который, тем не менее, был столь же важен в общем деле приближения победы. Более того – часто именно невидимая работа, проводимая советскими подпольщиками, остававшимися в глубоком тылу, спасала жизни сотням и тысячам советских граждан, включая как военнопленных, так и мирное население. У многих «невидимых» бойцов партизанского фронта в руках были не автоматы и пулеметы, а авторучки, но это не умаляет значимость их вклада в борьбу против гитлеровских захватчиков. Порой одной подписью спасались сотни жизней, один переписанный документ, переданный разведчикам, позволял «лесным» партизанам провести успешную операцию против оккупационных войск. Разумеется, люди, которые выбирали для себя путь подпольной борьбы, пусть и без «ухода в леса», ежедневно и ежечасно рисковали, поскольку в случае разоблачения гитлеровскими спецслужбами были бы моментально ликвидированы.

Большую роль в подпольной борьбе играли коллективы предприятий, точнее та их часть, которая по решению партийных органов осталась на территории занятого неприятелем полуострова с целью ведения подрывной деятельности и всевозможного препятствования гитлеровцам в реализации их планов по созданию оккупационной инфраструктуры. В частности, в городе Севастополе одна из таких подпольных групп действовала на «Крымэнерго».
Предприятие «Крымэнерго», с честью выполнявшее обязанности по энергетическому обеспечению советских войск в период обороны Севастополя, в годы оккупации превратилось в филиал германского акционерного общества. Те из работников, которые не ушли с советскими войсками, продолжали свою работу, при этом некоторые из них, рискуя своей жизнью, вели подрывную деятельность против оккупационных властей.

Севастополь – особый город и его всегда населяли хорошие и храбрые люди. Героические традиции русского воинства, патриотизм, четкая идентификация себя с российским государством всегда была присуща большей части севастопольцев. Естественно, что годы Великой Отечественной войны стали следующим, после легендарной обороны Севастополя в Крымскую войну, экзаменом горожанам на честь и верность российскому государству. На защиту родного отечества встали многие мирные жители Севастополя. Были среди них и такие, кого сложно в другой ситуации представить в роли «человека с ружьем». Собственно, ружье они могли и не брать в руки за годы подпольной работы, что нисколько не умаляет важности той деятельности, которой они занимались в период немецкой оккупации.

Дине Александровне Кремянской (1917-1999) в 1942 году было 25 лет. Миниатюрная интеллигентная женщина, она работала секретарем в «Крымэнерго» и была верной соратницей своего мужа и начальника по службе – Петра Евгеньевича Кремянского (1913-1967). Управляющий «Крымэнерго» тридцатилетний Петр Кремянский в годы оккупации был назначен главным инженером предприятия.

Гитлеровские власти Севастополя, очевидно, не подозревали, что инженер, не показывавший особой нелояльности к новым властителям Крыма, на самом деле руководит группой подпольщиков. Помимо Петра Евгеньевича Кремянского, в состав подпольной группы «Крымэнерго», которая в 1943 г. вошла в более крупную подпольную организацию Василия Ревякина, входили также Дина Кремянская, электромастер Павел Дмитриевич Жичинин, электромонтер Николай Константинович Фесенко, дежурный электрик Яков Никифорович Секретарев и некоторые другие сотрудники.

Благодаря своему положению главного инженера «Крымэнерго», Петр Евгеньевич Кремянский выдал десятки фиктивных справок, спасших не одну человеческую жизнь и судьбу. Многие советские граждане с помощью подпольщиков из «Крымэнерго» смогли остаться на родине и не были угнаны на работы в Германию. Выдача более двух сотен фиктивных справок сама по себе была высочайшим риском, поскольку выявление подобной деятельности означало неизбежный расстрел для руководителя «Крымэнерго» и его соратников. Тем не менее, служащие предприятия выполняли свой гражданский и патриотический долг не задумываясь, что лишний раз говорит о них как о достойных и смелых людях.

Помимо деятельности в «Крымэнерго», Кремянским также осуществлялась координация подпольных групп, образованных советскими военнопленными в Лазаревских казармах. Ежедневно до тридцати советских военнопленных вызывались для проведения работ на территории «Крымэнерго», при этом фактически в течение дня они не работали, но получали от предприятия питание, которое хоть как то поддерживало их физическое существование. Еще более рискованным шагом стало создание подпольной типографии, на которой печатались сводки Информбюро, с последующим их распространением среди горожан.

Нельзя не отметить и высокий профессионализм этих сугубо гражданских людей, проявленный ими в подпольной работе. Несмотря на то, что подпольная работа требует высочайшего напряжения сил и постоянной внимательности, даже к мелочам, а любой прокол может стоить жизни многим людям, за годы нелегальной деятельности группе «Крымэнерго» удалось не только сохранить жизни сотням советских военнопленных и спасти многих мирных жителей от угона в Германию, но и не потерять ни одного своего участника.

К счастью, Петр Евгеньевич и Дина Александровна Кремянские так и не были разоблачены гитлеровскими оккупантами и, рисковав, в течение двух лет оккупации, своими жизнями практически ежедневно и ежечасно, смогли благополучно встретить воинов – освободителей. Впрочем, и здесь не обошлось без коллизий. Пребывание на оккупированной территории, само по себе, не красило советского гражданина, тем более – работа на руководящих должностях в немецких организациях. Тем более, что подпольная работа осуществлялась служащими «Крымэнерго» «в тени», а должности в оккупационной структуре они занимали открыто, о чем знало множество горожан, среди которых встречались, разумеется, и «доброжелатели».

Лидер подпольной группы Петр Кремянский был арестован, однако спустя два года компетентные органы все же разобрались в том, кем в действительности являлся Петр Евгеньевич и чем он занимался в годы немецкой оккупации Крыма, освободили его из заключения. В этом – большая заслуга его супруги Дины Александровны, которая не побоялась отправиться в Москву, встретиться с заместителем всесильного Берия и добиться восстановления справедливости. Благо, в те годы, несмотря на обвинения советской власти в тоталитаризме, барьер между рядовыми гражданами и советскими партийными и государственными чиновниками еще не был столь непреодолимым. Петр Евгеньевич и Дина Александровна Кремянские по праву заняли свои заслуженные места в числе других уважаемых жителей Севастополя, внесших огромный вклад в дело его освобождения от немецко-фашистской оккупации.

Умерли они уже через многие годы после войны – Петр Евгеньевич Кремянский в 1967 году, а Дина Александровна Кремянская – в 1999 году. Их сын, Александр Петрович Кремянский, всю жизнь прослужил в Военно-морском Флоте СССР, посвятив свою жизнь защите Отечества уже в качестве кадрового военнослужащего – морского офицера. 22 сентября 2010 года в Севастополе состоялось торжественное открытие почетной доски на доме по адресу: пл. Ревякина, 1 (площадь названа в честь руководителя коммунистической подпольной организации, в состав которой и входила группа патриотов – служащих «Крымэнерго»). Именно в этом здании в годы войны и вели свою подпольную работу сотрудники «Крымэнерго». Мемориальная доска будет напоминать новым поколениям жителей Севастополя, гостям города, о вкладе участников подпольной группы «Крымэнерго» в дело защиты своей Родины от гитлеровских оккупантов, о том величайшем риске, невзирая на который они выполняли свою, на первый взгляд невидную и рутинную, работу.
Пример подпольной борьбы на предприятии «Крымэнерго» - очередное подтверждение высокого патриотизма советских граждан. Миллионы рядовых советских людей, в том числе представители самых мирных профессий, никогда прежде не проявлявшие особой пассионарности, не имевшие отношения к обороне или спецслужбам, в годы войны сплотились и превратились в самоотверженных бойцов, в меру своих сил и возможностей приближавших победу над противником. Поэтому День партизан и подпольщиков – это не просто памятная дата, а напоминание всем нам, простым российским людям, о том, что такое подлинная защита своей Родины. Вечная память героям – партизанам и подпольщикам…

Герои Севастопольского подполья: группе, действовавшей на «Крымэнерго», удалось спасти сотни человеческих жизней
Автор: Илья Полонский

Использованы фотографии: архив автора

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. propolsky 30 июня 2014 14:47
    Еще одна непознанная страница нашей истории, истории людей, которых никто не заставлял жертвовать собой и только зов сердца не давал оставаться равнодушным к страданиям своего Народа и Родины. Добрая память Вам всем!
  2. parusnik 30 июня 2014 19:11
    Спасибо Вам всем боровшихся с нацизмом и тем кто борется сейчас!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня