Пятый сталинский удар. Часть 4. Уничтожение бобруйской группировки противника

В соответствии с замыслом Ставки Верховного Главнокомандования на войска 1-го Белорусского фронта под командованием К. К. Рокоссовского была возложена важнейшая задача — разгром бобруйской группировки противника. Бобруйская операция должна была создать южную «клешню» огромного окружения, которое вело к поражению всей немецкой группы армий «Центр». Поэтому 1-й Белорусский фронт был наиболее мощный и многочисленный из участвовавших в операции «Багратион» фронтов.

Замысел операции и советские силы

Первоначально в операции принял участие только правый фланг 1-го Белорусского фронта. Советские армии должны были нанести удары по сходящимся направлениям из районов севернее Рогачёва и южнее Паричи, окружить и уничтожить вражеские войска в районе Бобруйска. Затем войска должны были наступать в общем направлении на Слуцк и Осиповичи. Сокрушение бобруйской группировки должно было способствовать общему поражению группы армий «Центр» и освобождению Белоруссии.


План К. К. Рокоссовского в целом представлял классические «канны». В состав рогачёвской (северной) группировки входили 3-я, 48-я общевойсковые армии и 9-й танковый корпус, южной — 65-я, 28-я армии, конно-механизированная группа и 1-й гвардейский танковый корпус. 3-я армия Горбатова, усиленная 9-м танковым корпусом, наступала из района севернее Рогачева и охватывала Бобруйск с севера. 48-я армия Романенко поддерживала наступление на Бобруйск и связывала противника. 65-я армия Батова, усиленная 1-м гвардейским танковым корпусом, наносила удар с юго-востока на северо-запад, постепенно поворачивая на север сторону Бобруйска. 28-я армия Лучинского и конно-механизированная группа наступали на запад, на слуцком направлении.

Перед началом операции была проведена перегруппировка сил. 3-я армия серьёзно сократила фронт. Армию Горбатова усилили 9-м танковым корпусом, 23-й зенитной дивизией, двумя бригадами артиллерии большой мощности, рядом артиллерийских полков. Фронт 48-я армии был увеличен до 98 км, вплоть до Рогачева. 65-я армия сократила свой фронт почти в три раза, до 28 км. Южнее между 65-й и 61-й армия была введена 28-я армия, которая прибыла из резерва Ставки Верховного Главнокомандования. В полосу южной группировки подтянули 4-й гвардейский кавалерийский корпус, 1-й гвардейский Донской танковый корпус и 1-й механизированный корпус. Сюда же перебросили 4-й артиллерийский корпус. Днепровская речная флотилии была сосредоточена на Березине, чтобы поддержать наступление корабельным огнем и помочь в форсировании реки. В результате на участках прорыва было достигнуто значительное превосходство в силах над вермахтом.

В операции участвовали четыре общевойсковых армии: 3-я, 28-я, 48-я и 65-я армии, 9-й, 1-й гвардейский танковый корпус и конно-механизированная группа. Наступление также поддерживали Днепровская военная флотилия, 16-я воздушная армия и соединения авиации дальнего действия. Войска правого фланга 1-го Белорусского фронта насчитывали около 400 тыс. человек, более 10 тыс. орудий и минометов, около 1,3 тыс. танков и САУ.

Германия

На бобруйском направлении оборонялась 9-я армия (10 пехотных дивизий) под командованием генерала пехоты Йордана (с 27 июня генерал фон Форманн) и часть сил 4-й армии Типпельскирха (2 дивизии). В армейском резерве была охранная дивизия и 20-я танковая дивизия. Всего около 130 тыс. солдат и офицеров, более 350 танков и штурмовых орудий, около 2,5 тыс. орудий и минометов. С воздуха их поддерживал 6 воздушный флот (около 700 самолетов).

Немцы имели время для создания мощной, глубоко эшелонированной обороны. Её тактическая зона включала две полосы обороны. Дополнительно вдоль рек Добосна, Ола и Березина были заранее оборудованы оборонительные рубежи. Кроме того, целый укреплённый район создали вокруг Бобруйска. На территории в радиусе 20—30 километров от Бобруйска оборудовали два оборонительных рубежа. Первый проходил по западному берегу реки Ола и состоял из двух-трёх траншей. Второй оборонительный рубеж проходил по западному берегу реки Березина и состоял из одной-двух траншей.

Сам Бобруйск был превращен в настоящую крепость, и без разрешения Гитлера его нельзя было оставить. Для защиты города оборудовали два обвода: внешний проходил в нескольких километрах от города, многие деревни были превращены в опорные пункты; внутренний подготовили непосредственно по окраине города. Подходы к городу прикрыли проволочными заграждениями и минными полями. Улицы были забаррикадированы, многие дома и подвалы приспособлены под огневые точки. На важных перекрестках улиц вкопали танки. Имелись и долговременные каменные и железобетонные огневые точки. Город имел сильную зенитную артиллерию.

Пятый сталинский удар. Часть 4. Уничтожение бобруйской группировки противника

Советский солдат осматривает подбитые танки Pz-4 20-й танковой дивизии в окрестностях Бобруйска

Прорыв обороны противника

В 6 часов утра 24 июня войска 3-й и 48-й армий после мощной артподготовки пошли в наступление. В 7 часов утра перешли в наступление пехоты и танки 65-й и 28-й армий. Советская авиация в начале Бобруйской операции не смогла нанести удар из-за плохих метеорологических условий. Самолеты, уже готовые к вылету, вынуждены были остаться на аэродромах. Авиация смогла нанести первый массированный удар только в 12 часов, когда улучшилась полгода. Однако авиация действовала весьма активно и сделала в этот день 2465 вылетов.

Наступление 3-й и 48-й армий развивалось медленно. Ударная группа 3-й армии Горбатова, наступая на фронте Озеране, Костяшово, встретила серьёзное сопротивление противника. Немцы постоянно контратаковали. Здесь немецкое командование использовало свой главный резерв — 20-ю танковую дивизию. Соединения 35-го и 41-го стрелковых корпусов смогли захватить только первую траншею, а затем вынуждены были перейти к обороне. Наступление 48-й армии Романенко также столкнулось с трудностями. Здесь основное препятствие создала природа — переправу пехоты и средств усиления (особенно танков) сильно осложнила широкая, болотистая пойма реки Друть. Части 42-го и 29-го стрелковых корпусов только после двухчасового тяжелого боя смогли занять первую траншею. К обеду войска 48-й армии захватили и вторую траншею, но дальше продвинуться не смогли.

Более успешно наступали войска 65-й и 28-й армий. 65-я армия Батова прорвала оборону противника. Батов с учётом того, что в хорошо проходимом районе Паричей оборона противника была плотной, сместил удар несколько к юго-западу, через болото. Болото считалось непроходимым, это направление немцами охранялось плохо. Через трясину проложили гати, и 65-я армия прорвала оборону совершенно ошеломленного таким манёвром противника. 18-й стрелковый корпус под командованием генерал-майора Иванова уже в первой половине дня захватил пять траншей противника и к 13 часам углубился в расположение обороны противника на 5-6 км, захватив сильные опорные пункты в Раковичах и Петровичах. Вечером генерал Батов ввел в бой 1-й гвардейский Донской танковый корпус Панова. Танкисты значительно расширили прорыв, заняли населенные пункты Гомза, Секиричи и стали выходить в тыл паричской группировки противника. 28-я армия Лучинского также пробила вражескую оборону.

В результате войска 1-го Белорусского фронта прорвали фронт противника на смежных флангах 65-й и 28-й армий в глубину на 5-10 км и по фронту до 30 км. Введенный в бой 1-й гвардейский Донской танковый корпус углубил прорыв до 20 км и расширил его на флангах. Были созданы условия для ввода подвижной группы в полосе южной группировки фронта. Северная (рогачевская) группировка не смогла порвать немецкую оборону. Немецкое командование ввело в бой подвижный резерв (танковую дивизию) и удержало третью и четвертую траншеи.

Утром 25 июня конно-механизированная группа (КМГ) под командованием генерал-лейтенанта Плиева начала выдвигаться на передовые позиции. КМГ получила задачу развивать наступление в северо-западном направлении, обойти бобруйскую группировку противника с запада. В состав КМГ входили 4-й гвардейский кавкорпус (9-я, 30-я, 10-я кавдивизии) и 1-й мехкорпус (35-я, 37-я, 19-я моторизованные бригады и 219-я танковая бригада).

В 16.30 конно-механизированная группа прошла порядки 28-й армии и стремительно двинулась вперёд. Немцы уже не оказывали серьёзного сопротивления, разрозненные группы противника отходили на запад, минируя дороги, взрывая мосты и переправы. За первый день наступления КМГ прошла в глубь оборонительных порядков противника на 30 км, во второй день — на 40 км. Войска Плиева перехватили все пути, ведущие в Бобруйск с юга и юго-запада.

Успех КМГ облегчил наступление 65-й армии. Армия Батова и 1-й гвардейский танковый корпус разгромили группировку противника в районе Паричей, вышли к Петровичам и Вороновичам, перерезав дорогу Бобруйск — Слуцк. Продолжая наступление и ночью, в полдень 27 июня танкисты вышли к реке Березина севернее Бобруйска. В результате бобруйскую группировку вермахта обошли с тыла и отрезали её пути отхода на запад. 28-я армия форсировала реку Птичь, освободила город Глуск и продолжала развивать наступление на запад.



Окружение бобруйской группировки

В ночь на 25 июня бои в полосе наступления 3-й и 48-й армий продолжались с неослабевающей силой. Немцы пытались выбить вклинившиеся в их оборонительные порядки советские войска и восстановить положение. Однако советские войска отразили все вражеские атаки.

Утром, после 45-минутной артподготовки, советские войска продолжили наступление. Генерал Горбатов, пытаясь ускорить прорыв обороны противника, бросил в бой две танковые бригады 9-го танкового корпуса. Наступление ускорилось, но полностью оборону противника прорвать не удалось. 48-я армия Романенко в этот день не добилась особых успехов. В результате армии Горбатова и Романенко все еще не могли прорвать глубоко эшелонированную оборону вермахта и вели упорные бои в полосе между реками Друть и Добрица. Рокоссовский потребовал бросить в бой все резервы и прорвать оборону противника, чтобы завершить окружение бобруйской группировки противника.

Утром 26 июня после мощной артподготовки и бомбово-штурмового удара 9-й танковый корпус Бахарова прорвал оборону противника на реке Добрица. По пути советские танки настигли сплошные колонны противника их автотранспорта, артиллерии и обозов. Ведя огонь из орудий и пулеметов, танки ворвались в скопления противника. Немецкие солдаты разбегались или толпами сдавались в плен. В голове колонн немцы жгли машины, имущество, и расстреливали лошадей. Многочисленные очаги пожаров, разбитый автотранспорт, груды брошенного имущества и огромное количество трупов животных несколько замедлило продвижение советских войск.

Танкисты быстро развили успех, овладели крупным населенным пунктом Барчица и, восстановив уничтоженную переправу через реку Добысна, двинулись дальше. В 17 часов 9-й танковый корпус взял Старцы. Части 48-й армии 26 июня освободили город Жлобин и продолжили наступление на запад. Утром 27 июня окружение бобруйской группировки противника было завершено. Части 9-го танкового корпуса соединились с 1-м гвардейским танковым корпусом.



Ликвидация окруженной бобруйской группировки. Освобождение Бобруйска

«Котёл» имел протяженность 25-30 км с востока на запад и 20-25 км с севера на юг. В кольцо окружения попали части 35-го армейского и 41-го танкового корпусов (5 дивизий), и значительное число отдельных подразделений. Всего в окружение попало до 40 тыс. немцев (по другим данным — 70 тыс.).

Рокоссовский возложил задачу ликвидации окруженной группировки на 48-ю армию генерал-лейтенанта Романенко, и 105-й стрелковый корпус 65-й армии. Остальные войска фронда должны были развивать наступление на запад и на северо-запад, с целью освобождения Слуцка и Минска. Так, 3-я армия развивала наступление в направлении Любоничи — Свислочь. 9-й танковый корпус должен был форсировать Березину и захватить Осиповичи. 65-я армия должна была своими главными силами развивать наступление на Осиповичи, Старые Дороги, а затем на Слуцк.

Командующий 9-й немецкой армией, надеясь использовать недостаточную плотность кольца окружения, отдал приказ командиру 35-го армейского корпуса Лютцову: ««Во что бы то ни стало вывести войска из окружения», прорываясь на север или на северо-запад. Барон Лютцов решил пробиваться на север на соединение с 4-й армией. Всю лишнюю техники командующий приказ уничтожить, оставив только необходимую для боя. Однако приказ опоздал. Советские войска прочно перекрыли северное направление. А утром 28 июня советские войска уже вышли к реке Березина в районе Свислочь.

Во вторую половину дня 27 июня в «котле» были слышны сильные взрывы, стрельба и появились очаги пожаров. Немцы сжигали и взрывали технику, убивали скот. Одновременно немецкие войска силами до полка пехоты при поддержке 10-15 танков пытались прорваться на север. Части 9-го танкового корпуса отразили до 15 вражеских атак. В это же время, под прикрытием сильных арьергардов, сформированных из наиболее стойких солдат и решительных офицеров, немецкое командование создавало ударный кулак для прорыва на северном направлении.

Советские самолеты-разведчики обнаружили большое скопление сил противника — до 150 танков и штурмовых орудий, более 1 тыс. орудий разных калибров, до 6 тыс. автомашин, сотни тягачей и т. д. Командование 1-м Белорусским фронтом не успевало перебросить в район обороны 9-го танкового корпуса пехоту. Поэтому было принято решение нанести мощный авиаудар по скоплению живой силы и техники противника. В 19 часов 27 июня в воздух подняли 526 машин. В течение часа советские самолеты бомбили и расстреливали колонны противника. Поднимались в воздух склады с боеприпасами, горели целые автоколонны. В немецких порядках началась паника. Управление было потеряно. Солдаты бросали оружие и разбегались, некоторые пытались вплавь форсировать Березину и попасть в Бобруйск. Но и здесь попадали под фланговый огонь. Другие бежали в лес и начали сдаваться в плен. В результате район, попавший под воздействие авиации 16-й воздушной армии, представлял страшную картину. Тысячи трупов немецких солдат и командиров, груды разбитой, сожженной и брошенной техники, оружия.


Колонна немецкой техники, уничтоженная на дороге под Бобруйском

После завершения бомбардировки войска 48-й армии перешли в наступление по всему фронту. Часть немецких войск, особенно части СС и подразделения, которые менее всего пострадали от воздушного удара, оказывали упорное сопротивление. Однако общего фронта уже не было. Части 29-го, 42-го и 53-го стрелковых корпусов быстро расчленили силы противника и, уничтожая отдельные очаги сопротивления, быстро двигались к Березине. Немецкие солдаты группами по 100-300 человек вместе со своими командирами стали сдаваться в плен. Среди пленных был и командир 35-го армейского корпуса фон Лютцов. Только незначительная часть группировки смогла сбежать в Бобруйск.

К 13 часам 28 июня соединения 3-й и 48-й армий завершили уничтожение остатков окруженной группировки, и вышли к реке Березина. За два дня боев восточнее Бобруйска было убито и пленено более 16 тыс. немцев. В качестве трофеев было захвачено около 700 орудий и минометов, около 4 тыс. автомашин, 20 сладов с боеприпасами и т. д.





Уничтожение немецкого гарнизона Бобруйска началось одновременно с разгромом окруженной группировки немцев юго-восточнее города. Город первоначально обороняло около 10 тыс. солдат и офицеров. Но, гарнизон постоянно пополнялся за счёт остатков разбитых дивизий 35-го армейского и 41-го танкового корпусов. Здесь нашли укрытие солдаты остатков 6 пехотных, одной танковой, одной зенитной дивизий, полка связи, нескольких охранных и других батальонов. Руководил гарнизоном комендант города генерал-майор Гаман.

Уже 27 июня части 1-го гвардейского Донского танкового и 105-го стрелкового корпусов организовали первый штурм города, но успеха не добились. Ночью на окраинах Бобруйска шли упорные бои. Однако немцы яростно отбивались, и сдаваться не хотели. Советское командование провело перегруппировку сил и готовилось к новому штурму. Удары планировали нанести с запада, юга и севера.

Однако, в это время разведка сообщила о концентрации сил противника в северной и северо-западной частях города. Немцы ослабили сопротивление на окраинах, отвели войска в центр города и готовились к прорыву. По показаниям пленного, Гамен отдал приказ: «Бобруйский гарнизон сегодня ночью оставляет город и прорывается на северо-запад. Первыми перейдут в атаку ударные штурмовые офицерские батальоны». Поэтому советское командование перебросило на северо-западное направление дополнительные силы артиллерии.

В ночь на 29 июня 356-я стрелковая дивизия 105-го корпуса (65-я армия) подверглась сильно артиллерийско-минометному обстрелу, а после него немецкая пехота при поддержке оставшихся танков 20-й танковой дивизии пошла в яростную атаку. Впереди были офицерские цепи. Однако советские войска были наготове. Артиллерия и гвардейский минометный дивизион практически полностью уничтожили передовые колонны противника. Немцы понесли огромные потери и откатились.

В 2 часа ночи немцы пошли на новый штурм советских позиций. Это была безумная атака. Немцы были одурманены алкоголем и, невзирая на страшные потери от огня советской артиллерии и пулеметов, рвались вперёд. Местами они провались к советским позициям. Советские воины расстреливали противников в упор и отражали их атаки штыками. Ночью разгорались кровавые рукопашные схватки. В течение часа шёл ожесточенный бой. Немецкие войска, ценой колоссальных потерь, смогли вклиниться в оборону советской дивизии.

В 4 часа утра корпуса 48-й армии при поддержке сильного огня артиллерии форсировали Березину и ворвались в восточную окраину города. Немцы по-прежнему оказывали жестокое сопротивление. Одновременно советские войска возобновили наступление на южном и западном направлениях. Шли упорные бои, многие дома приходилось брать штурмом.

Около 8 часов немецкая группировка численностью около 8 тыс. солдат пошли на третий штурм позиций 356-й дивизии. Ценой больших потерь немцы смогли пробить несколько небольших коридоров. Их отступающие массы буквально расстреливали продолжавшие обороняться бойцы 356-й дивизии. Однако этот прорыв не имел смысла. Все пути отхода на север и запад были уже перерезаны, крупные силы советских войск ушли далеко вперёд. Всего прорвалось около 5 тыс. человек под началом командира 41-го танкового корпуса генерал-лейтенанта Хоффмайстера. Немцы пытались пробиться по шоссе на Осиповичи. Но вскоре были блокированы и частью уничтожены, частью — сдались в плен.

С прорывом группировки Хоффмайстера оборона Бобруйска сильно ослабла. К 10 часам 29 июня советские войска полностью освободили город. В итоге войска 1-го Белорусского фронта заняли Бобруйск — важный узел коммуникаций и «крепость», которая прикрывала дорогу на Минск и Барановичи.






Итоги

Поставленная Ставкой задача была решена. Красная Армия уничтожила бобруйскую группировку противника, создав условия для стремительного наступления на Минск. Оба фланга группы армий «Центр» были открыты. К концу 29 июня советские войска продвинулись на 110 км.

За шесть дней тяжелых боев немцы понесли огромные потери. Было разгромлено два корпуса, их командиры попали в плен. Погибло около 50 тыс. солдат и офицеров противника, в плен попало более 23 тыс. человек. Были захвачены больше трофеи.



Парад 96-й гвардейской стрелковой дивизии в Бобруйске

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. евген 2 июля 2014 08:08
    Жил в тех местах,в начале 70-х.Хабара можно было нарыть немеряно.Помню,пацаны рвались регулярно...
    1. vomag 2 июля 2014 10:37
      ща под Бобруйском тяжело стало на копе патрули там разные и срока если поймают нормальные..... crying
  2. ramin_serg 2 июля 2014 08:40
    Даа наша армия в 1943-1944-ом это не та которая была в 1941 научились воевать и наказывать врага как следует да ещо с запасом
  3. parusnik 2 июля 2014 09:01
    Классика военного искусства..
  4. amigo1969 2 июля 2014 10:56
    1941 наоборот!!!! Раквитались с немцами по полной!!! Глядя на эти фото, душа поет!!!!
    amigo1969
  5. ole_ga 2 июля 2014 19:00
    Хорошая серия статей.
  6. max73 2 июля 2014 19:01
    Опять же,Рокоссовский на подобном замысле операции настоял и оказался прав. По крайней мере, так он написал в своих мемуарах
  7. igorrus3 2 июля 2014 19:41
    Очень понравились фото. Подборка просто класс!!! Распирает от гордости за наших ДЕДОВ!!!
  8. uzer 13 2 июля 2014 19:55
    Березина в тех местах достаточно широкая и переплыть ее не каждый сможет.Но напротив самого Бобруйска глубина небольшая и ее можно перейти по дну.Я это знаю,потому что сам неоднократно это проделывал.На противоположном берегу можно было увидеть остатки окопов и огневых точек.
Картина дня