Испытатели

ИспытателиТак уж устроен человек: значимость того или иного периода своей жизни он способен по достоинству оценить лишь на расстоянии, подытоживая то, что прожил. Вот почему даже ветераны войны, вспоминая пропахшие порохом дни, испытывают смешанное чувство, в котором, кроме горького привкуса скорби, есть место и гордости, и еще чему-то ностальгически светлому, греющему душу… Таким трудным и поворотным этапом в моей биографии, как я теперь понимаю, стала работа испытателя танков.

Прошло уже почти 45 лет с того дня, как я впервые переступил порог «базы в Горелово» — именно так, разумеется, неофициально, по легенде, именовали загородный полигон конструкторского бюро № 3 (КБ-3) Кировского завода, где проходили испытания новейших образцов военной техники.

Надо ли говорить, насколько мелким было сито отбора, через которое просеивали кандидатов при приеме в эту абсолютно закрытую, не нуждающуюся в рекламе организацию! Меня, квалифицированного специалиста, за плечами которого были три года трудового стажа в Донбассе и столько же лет армейской службы начальником зарядной станции командного пункта полка ракетных войск, первоначально приняли слесарем-электромонтажником всего-навсего 4 разряда, а инженером я стал лишь через пять лет.


В одном из финских щитовых домиков-бараков размещалась лаборатория измерений, куда меня и определили после тщательной трехмесячной проверки компетентными органами, в другом — отдел инженеров-испытателей, в третьем — начальник базы, а неподалеку находился небольшой кирпичный бокс для укрытия, хранения, обслуживания и ремонта секретной танковой техники. В сравнении с задымленными цехами Кировского завода наша лесная обитель, расположенная в эпицентре тишины, нарушаемой только птичьим пением (не считая рева моторов, естественно), казалась райским уголком. Недаром же Некрасов в свое время не обошел стороной в своей поэме «Кому на Руси жить хорошо?» древнее селение Горелово, первозданную красоту которого не смогли испортить даже несколько рядов колючей проволоки, опоясавших базу.

Охраняли территорию солдаты внутренних войск, причем так строго, что без специального пропуска и кодового номера было практически невозможно преодолеть КПП в любую сторону. И вряд ли кто-либо рискнул бы сделать это через периметровое ограждение. А иной охраны и быть не могло, ведь, даже общаясь друг с другом, мы избегали, как того и требовала инструкция, употреблять само слово «танк», заменяя его абсолютно бессмысленным наименованием «объект 219». Неудивительно, что, соблюдая маскировку, в том числе хоронясь и от самолетов (береженного Бог бережет), испытания мы проводили, как правило, по ночам, уходя в пробег по лесным и проселочным дорогам…

Главным и, по сути, бессменным с 1937 года конструктором Кировского завода был подлинный «фанатик танка», как его называли в кулуарах, доктор технических наук Герой Социалистического Труда генерал-полковник инженерной службы Жозеф Яковлевич Котин. Через его руки прошла внушительная колонна отечественной техники — тяжелые танки КВ-2, КВ-16, КВ-85, ИС-1, ИС-2, ИС-4, Т-10, плавающий танк ПТ-76, самоходные артиллерийские установки СУ-152, ИСУ-152, ИСУ-122, а также мирно «настроенные» трелевочный трактор КТ-12 и колесный трактор большой мощности «Кировец».

Спустя год после того, как я пришел в лабораторию, Котина назначили заместителем министра оборонной промышленности СССР, а главным конструктором КБ-3 стал Николай Сергеевич Попов, с именем которого связана целая эпоха развития российского машиностроения. Худощавый, высокий, порывистый, он как будто излучал некую творческую энергию, заражая ею присутствующих. Говорят, лучше ждать, чем догонять. Так вот Попов принадлежал к категории нетерпеливых людей, опровергавших своим характером, а значит, и поведением эту фольклорную идиому.

Так уж повелось в ходе испытаний, что после выхода из строя узлов или приборов танка сразу же в полный рост вставал вопрос: кто виноват? Вариантов было три: либо конструкторы что-то не учли, либо производственники напортачили, либо мы, измерители, оплошали. Прямо в поле завязывались жаркие дискуссии, и, конечно, каждое подразделение КБ-3 доказывало свою невиновность. Не имея ни времени, ни желания выслушивать эти словесные баталии, главный конструктор или резко обрывал их, или просто поворачивался и уходил «в народ» — прямиком к водителям, общение с которыми давало новый толчок полету его инженерной мысли. Нередко Попов, выслушав их мнения, тут же, на броне, вносил изменения в чертежи. И он был прав: мнения матерых танкистов, многие из которых были фронтовиками, действительно, дорогого стоили.

Рожденный ползать летает!

Николай Сергеевич Попов, с подачи журналистов, у нас в стране и за рубежом больше известен как создатель «летающего танка». В 1993 году на выставке вооружений в Абу-Даби 45-тонный танк Т-80, преодолев на скорости трамплин, пролетел по воздуху около 15 метров и, приземлившись, помчался дальше так, как будто никакого гигантского прыжка и не было. Американский «Абрамс», попытавшийся повторить этот маневр, после «посадки» вышел из строя. Как говорили древние: что дозволено Юпитеру — не дозволено быку…

А создавалась это чудо-техника на наших глазах. Более того, нам на своей шкуре (и это не метафора!) довелось испытать, что такое «летающий танк» и какие перегрузки во время приземления бронированной махины испытывают техника и экипаж. Не стану вдаваться в технические подробности, замечу лишь, что ключевая цифра в этом не самом приятном процессе — три: при испытаниях на каждой скорости от 10 до 70 км/ч с дискретностью, то есть — пошаговым интервалом в 10 км/ч танк должен трижды преодолеть один за другим три трехметровых трамплина. Остается добавить, что в машине находилось три испытателя, и самым трудным на финальном этапе для нас было удержаться в «седле». Даже механик-водитель в этот критический момент иногда бросал рычаги, цепляясь мертвой хваткой за сиденье.

В такой экстремальной обстановке далеко не всегда удавалось за день завершить весь цикл испытаний: не выдерживала техника — детали, узлы, датчики или пишущая аппаратура, не рассчитанная на перегрузку, которая порой достигала предельно допустимых значений для позвоночника! Конечно, тогда нам, молодым, было все нипочем, это уже позднее, с возрастом, испытатели ощутили, что оставили им в наследство прошлые эксперименты, за которые в КБ-3, в отличие от других аналогичных подразделений, рассчитывались не материальными бонусами, а всего лишь отгулами.

За две недели опытов над «объектами 219» и людьми мы разбили всю бетонку, зато конструкторам на основании полученных результатов удалось значительно улучшить подвеску танка, усовершенствовать торсионы и амортизаторы, оснастить Т-80 обрезиненными, как и гусеницы, катками из легкого сплава.

ИспытателиВыше гор могут быть только… танки

Зачастую заказчиком многих конструктивных изменений систем танка выступала сама практика, что вполне закономерно. Так, после событий на острове Даманском, когда механикам-водителям пришлось изрядно попотеть, чтобы в сильный мороз запустить дизельные двигатели своих боевых машин, решили заменить их газотурбинными. Как на вертолетах, которые не боятся и арктических холодов. Но вертолет-то летает в чистом небе и пыль «видит» совсем недолго — при взлете и посадке, а танк изначально предназначен ходить по бездорожью, да еще в колонне, где только по плотности пыли водитель нередко определяет безопасное расстояние до впереди идущей машины. Впрочем, конструкторы КБ-3 и не сомневались, что это — уравнение не с одним, а многими неизвестными, поэтому рассудили философски: будем решать проблемы по мере их поступления, методом проб и ошибок.
Первые испытания опытного образца 1000-сильного газотурбинного двигателя мы провели в горах Кавказа. «Объект 219» легко преодолевал крутые сопки и взбирался на 3–4-километровые горные вершины, на которых дизеля, как, впрочем, и люди, «задыхались» от недостатка кислорода. Странно и непривычно было чувствовать себя в Т-80, находясь выше облаков. Жаль, нельзя было сделать хотя бы пару снимков на память: никому и в голову не пришло бы фотографироваться с секретным танком. Это сейчас его легко можно увидеть в Интернете — и в профиль, и в фас, и в разрезе…

Уместно заметить, что программу испытаний всегда заблаговременно и тщательно разрабатывали в КБ. В поле непременно присутствовал представитель заказчика, без подписи которого полученный результат просто-напросто не засчитывался, будь он хоть трижды успешным. Вот от этой самой программы испытатели, вдохновленные альпинистскими способностями машины, и рискнули отклониться. В интересах дела, конечно. Хотя и вопреки регламенту.

Оказалось, что, легко взбираясь в гору, 45-тонная громадина не столь безупречно вела себя на обратном пути: она слишком быстро разгонялась, и приходилось придерживать ее, однако трансмиссионный тормоз не был рассчитан на длительное торможение и мог в любую минуту, перегревшись, выйти из строя. Вот тогда-то мы и задались вопросом: а что, если тормозить двигателем, спускаясь на первой передаче со скоростью 10–15 км/ч? На удачу, нам как раз попалась на маршруте удобная сопка с более-менее пологими склонами, лишенными растительности.

Разумеется, никто не рванулся с места в карьер сломя голову — предварительно подготовились. Конструктор трансмиссии обследовал трехкилометровый склон с квадрантом в руках, инженер-испытатель согласовал замысел с начальником экспедиции, который, в свою очередь, подробно проинструктировал механика-водителя, разложив, как колоду карт, все варианты его действий при возможном осложнении обстановки. А для того, чтобы детально зафиксировать ход эксперимента, мы решили заснять его на кинопленку, предвкушая, не скрою, в случае успеха (а на него рассчитывали) приличную премию и продвижение по службе.

Командирское кресло в экипаже занял инженер-испытатель, я, инженер-измеритель, обосновался на позиции стрелка-наводчика, а оператор с кинокамерой, как бравый десантник, пристроился на броне, и подъем, причем довольно крутой, начался.

Содрогаясь всем своим многотонным корпусом, танк уверенно взбирался на гору. Через некоторое время оператор спрыгнул на землю, дабы подготовиться к съемке и запечатлеть апофеоз восхождения. А вскоре показалась и вершина сопки — ровный пятачок размером с футбольное поле, на котором мы решили развернуться перед спуском. Однако круг почета не удался: когда механик-водитель, прибавив газа, притормозил одной гусеницей, танк, пробороздив другой приличную канаву, неожиданно остановился. Оказалось, что во время этого эффектного маневра у него слетела со звездочки гусеница. Невелика неисправность, но инструменты остались внизу, у ремонтной бригады, выйти на связь с которой не позволял режим секретности. У нас с собой даже кувалды не было.

Битый час мы с помощью увесистого камня и крепкого словца пытались вернуть гусеницу на место. А когда нам это удалось, задрали носы от гордости: надо же — сами справились!

Пришла пора возвращаться, но выведенный из душевного равновесия водитель-механик наотрез отказался выходить на крутой спуск. Похоже, эта идея не нравилась ему с самого начала, а инструктаж с перечислением всех потенциальных рисков лишь усилил его сомнения. Делать нечего — нашли более пологий уклон и двинулись в путь. Признаюсь, это были не самые приятные минуты нашей жизни. Броня — она хоть и крепка, но не страховала от шанса опрокинуться и кувыркаться несколько километров. А Т-80 медленно, но уверенно набирал скорость. И хотя инженер-испытатель, постоянно находясь на связи с механиком-водителем, подбадривал его, как мог, последний, наблюдая через триплекс бесконечный небесный простор и низколетящие облака, не выдержал и, послав всех теоретиков-конструкторов подальше, начал потихоньку притапливать педаль тормоза.

Не прошло и четверти часа, как мы спустились в лагерь. Наши коллеги, гадая о том, что случилось, были не на шутку встревожены. Но едва они успели порадоваться нашему благополучному возвращению, как мы огорчили их известием о неудачном эксперименте. И еще одну ложку дегтя подкинул механик-водитель, сообщив, что в результате длительного торможения во время спуска из-за перегрева трансмиссии у машины накрылась коробка передач, и двигаться танк мог теперь только задним ходом. Так и пятились — сначала на базу, а затем на железнодорожную платформу для отправки на Кировский завод.

Не трудно представить себе, какой была реакция главного конструктора Н. С. Попова, когда ему доложили о случившемся. Вполне возможно, что таких идиоматических выражений, в которых он не стеснялся, по секретной связи еще никогда не передавали. А суть их была на поверхности: он посулил умникам, отклонившимся от программы испытаний, крупные неприятности. По счастью, до охоты на вредителей, шпионов и врагов отечественного танкостроения дело не дошло…

ИспытателиБой с пылью

После успешных испытаний, в ходе которых танк с турбинным двигателем убедительно продемонстрировал и высокую проходимость, и завидную живучесть, вернулись к проблеме очистки воздуха, всасываемого в турбину. В поисках оптимального решения спустились с гор в еще более экстремальные полевые условия — в пустыню Каракум. Здесь многие тысячелетия обдуваемый ветром песок превратился в мельчайшую пыль, которая оседала на лопатках турбины и, плавясь от высокой температуры, изменяла их конфигурацию, снижая мощность двигателя и в итоге превращая его в груду металлолома.

Испытательный полигон расположился в районе Бахардена в Туркмении. От Ирана нас ограждал горный хребет Копетдаг, а на восток, север и запад, куда ни кинь взор, раскинулись бескрайние пески. К слову, с местной пылью нам довелось познакомиться еще на базе, поскольку сначала, образно выражаясь, не Магомет пришел к горе, а гора к Магомету: каракумскую пыль в мешках вагонами возили на Кировский завод, где и тестировали пылеулавливающие устройства турбинного двигателя. И лишь получив удовлетворительные стендовые результаты, перебазировались в Каракумы.

Времечко выдалось горячее — в прямом и в переносном смысле: как-никак — пустыня. Ежедневно танки уходили в непрерывный пробег, нередко доводя лопатки турбины до поломки. Работы хватало с лихвой — под палящим солнцем за день по семь потов сходило, но постепенно, с каждым усовершенствованием, дистанция безаварийного пробега увеличивалась. Попутно модернизировали и ходовую часть, чтобы избавиться от перегрева амортизаторов и резины на катках и гусеницах.

Программой предусматривалось и еще одно, не самое приятное и комфортное для людей испытание: определить в 40-градусную жару с задраенными люками максимально возможное время пребывания экипажа в машине, находящейся в пробеге. Для этого «объект 219» оборудовали дистанционными измерителями температуры и дали отмашку эксперименту.

Почти сразу же мы подняли в воздух гигантские клубы пустынной пыли, которая вынудила механика-водителя двигаться почти вслепую, но это было еще полбеды. Беда пришла позднее. До начала опыта танк довольно долго бороздил просторы полигона с открытыми люками, поэтому вскоре нас и внутри окутала густая и плотная, хоть режь, пелена все той же вездесущей пыли. Дышать и без того было нечем, так еще и температура в машине поднималась на удивление быстро — 50, 60, 70 градусов…

Стало явно не по себе: голова пошла кругом, к горлу подступила тошнота. Память услужливо выудила из своих ячеек яхтенное правило — при нахождении в замкнутом пространстве, дабы не укачивало, следует смотреть на горизонт, а не на находящиеся рядом предметы, но поскольку я непрерывно замерял показания датчиков, щелкая переключателями, мне было не до горизонта. Похоже, и остальные члены экипажа чувствовали себя не лучше: к исходу второго часа пробега они все чаще и чаще по шлемофонной связи интересовались, как там температура, не стабилизировалась ли? Увы, на датчике было уже 80 градусов — финская сауна, да и только. Но отступать мы не собирались, полагая, что лучше уж отмучиться один раз, чем идти на второй круг испытаний.

Неожиданно я ощутил запах гари, который начал быстро усиливаться. «Неужто горим?» — мелькнула тревожная мысль. Делать нечего, пришлось заглушить двигатель. Столько лет прошло с того дня, а я и сейчас прекрасно помню, как открыл люк, выпрыгнул из танка в 42-градусную жару и мне показалось, что я окунулся в холодную воду. Отдышавшись, осмотрели машину, не обнаружив ни очага возгорания, ни источника запаха. Однако и двигаться дальше мы, согласно инструкции, не могли: в подобных случаях запрещалось запускать двигатель без представителя завода-изготовителя. Связи с ремонтной бригадой у нас в целях конспирации, как всегда, не было. Обычно наблюдатели определяли наше местонахождение по столбу пыли над пустыней: если он есть — все в порядке, если исчез — значит, что-то случилось, пора ехать на подмогу.

Прошло полчаса, но нас так и не хватились. Командир так выразительно посмотрел на меня, что я сразу догадался, кому из нас предстоит отправляться за помощью на базу. Оно и понятно: танк без механика-водителя и командира — не танк, а вот без инженера-измерителя он вполне обойдется. Сориентировался на местности и побрел, солнцем палимый, обходя колючки, ползучих гадов и скорпионов. Спустя три часа, когда мне стало казаться, что я обречен на вечные скитания по пескам, добрался до лагеря. Попутно уверился в том, что открыл лучший способ снижения веса, потеряв за путешествие три килограмма.

Ремонтная бригада довольно быстро определила причину неисправности, которой… не было. Выяснилось, что во время испытаний механик-водитель случайно включил печку обогрева. Выходит, мы, кировцы-испытатели, продемонстрировали сверхвыносливость, проведя два часа в танке с задраенными люками в пекле Каракумов да еще и с включенной печкой зимнего обогрева! Надо ли говорить, что эксперимент нам засчитали…
Автор: Олег ВАРЕНИК
Первоисточник: http://www.bratishka.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 53
  1. mirag2 24 августа 2013 09:49
    Статья интересная,да и написана с юмором.Я только насчет последнего хочу сказать-это что,значит,если бы они закончили испытания то солдатам в армии пришлось бы при 50-60-70 градусах по пустыне ездить?Или что-то бы предприняли?
    1. йцукен 24 августа 2013 14:57
      Там русским языком написано, БЫЛА ВКЛЮЧЕНА ПЕЧКА
      1. mirag2 24 августа 2013 15:54
        Да видел я.И имею ввиду-а если бы не печка?И испытания завершились-то,что испытатели сказали бы что можно на нем ездить?-они же выдержали 50-60-70 градусов.
        1. Bad_gr 25 августа 2013 11:46
          Что интересно, даже при температуре внутри танка под 80 градусов ни о каких отказах электроники не упоминается, в отличии от Индии, откуда куча жалоб на отказ, как я понял, французской электронной начинки наших танков (была установлена на Т-90 по требованию заказчика).
          1. svp67 25 августа 2013 19:18
            Цитата: Bad_gr
            Что интересно, даже при температуре внутри танка под 80 градусов ни о каких отказах электроники не упоминается, в отличии от Индии,
            Люди "отказывали" чаще, чем оборудование...факт. "Сделано в СССР" в отношении вооружения - знак высшего качества...
    2. MOHOMAX 26 августа 2013 00:05
      Спасибо тем людям что позволяют на гордиться нашими танками , спасибо за то что не ушли за кордон где теплее , ваш вклад неоценим
  2. макс702 24 августа 2013 10:35
    Интересно а на Армате кондей будет? вроде даже ВАЗ умудряется на свои "ижделия" их ставить , а тут многомилионная техника...надеюсь хоть щас о солдате подумают.
    1. Испытатель 24 августа 2013 16:26
      Это требование введено в ОТТ на БТтехнику
      1. Kars 24 августа 2013 17:34
        Кондицеонер ДОЛЖЕН быть,и даже несколько для комфорта экипажа,сколько для охлаждения кучи электроники включая тепловизионные приборы,которые не очень любят высокую температуру.
        1. bask 24 августа 2013 18:59
          сопки и взбирался на 3–4-километровые горные вершины,

          Тогда возникает вопрос.Почему Т-80 не применялся в Афгане?
          Стратегический перевал Саланг горах Гиндукуш, связывающий северную и центральную часть страны. Высота 3,878 метров.
          Колонна и Т-62 под Кандагаром.
          bask
          1. Bad_gr 25 августа 2013 11:38
            Цитата: bask
            Тогда возникает вопрос.Почему Т-80 не применялся в Афгане?

            Так там и Т-72 (который в трое дешевле) не было.
            По-видимому считали, что с таким противником вполне достаточно и Т-62.
            1. bask 25 августа 2013 15:13
              Цитата: Bad_gr
              Так там и Т-72 (который в трое дешевле) не было.

              Жаль наверное( история не терпит сослагательных..). Афган, был бы отличной площадкой для испытания Т-80,особенно в боевых условиях: пустынь и высокогорья.
              Много ,чего,возможно устранили и модернизировали,в 80-тках.
              bask
        2. svp67 25 августа 2013 21:25
          Цитата: Kars
          включая тепловизионные приборы
          Там для этого азот используется...
          1. Kars 25 августа 2013 21:27
            Цитата: svp67
            Там для этого азот используется...

            Ага,и поэтому наверное они -тепловизионные приборы летят на индийских Т-90
            1. svp67 25 августа 2013 21:30
              Цитата: Kars
              Ага,и поэтому наверное они -тепловизионные приборы летят на индийских Т-90
              А меньше надо китайских матриц использовать, вот сейчас у себя "конвейер" запустили, думаю,что будет улучшение и в этом вопросе...
  3. Прапор Афоня 24 августа 2013 11:39
    Цитата: mirag2
    Статья интересная,да и написана с юмором.Я только насчет последнего хочу сказать-это что,значит,если бы они закончили испытания то солдатам в армии пришлось бы при 50-60-70 градусах по пустыне ездить?Или что-то бы предприняли?

    Поверь мне, наши солдаты и не такие условия выдерживают! Приказ есть приказ!
    1. rumpeljschtizhen 24 августа 2013 17:55
      Как мне нравятся такие Люди Прапор Афоня солдаты наши выдержат самого туда и пусть выдерживает (я хренею с таких) зачем создавать трудности чтоб их преодолевать?
  4. sso-250659 24 августа 2013 13:20
    на то они и испытания, чтобы все испытать, и людей и технику! По себе знаю...
  5. svp67 24 августа 2013 13:24
    Автор Олег ВАРЕНИК

    СПАСИБО!!!!!
    1. svp67 24 августа 2013 17:27
      За Вашу работу, за ОТЛИЧНЫЙ ТАНК,за статью...
  6. Aleks тв 24 августа 2013 17:39
    Спасибо, ИСПЫТАТЕЛИ !

    Читал эту статью раньше. Всегда интересовала такая работа.
    Громадное уважение мужикам.

    p.s.
    Вспомнилось, как по жаре ныряешь в броню и... вдохнуть не можешь, раскалено все: и металл и воздух. Делать сразу что-то практически невозможно, только через некоторое время. Затем нормально, привыкаешь.
    Когда выскакиваешь - холод вцепляется по все тело при уличной жаре...

    А зимой на маршах спасались "кишкой" на Т-72. Один конец на один из выходов радиаторной решетки, другой в башню через лючок выброса поддонов, картина со стороны сюарелистичная... но зато - Африка.

    Еще раз спасибо Автору.
    Побольше бы таких воспоминаний, малоразговорчивые эти парни.
    wink
    1. svp67 25 августа 2013 12:33
      Цитата: Aleks тв
      А зимой на маршах спасались "кишкой" на Т-72.

      Согласитесь, что эта "кишка" - немой крик негодования конструкторам с Тагила, которые могли бы и помнить,что Россия это страна с суровыми зимами,почему ленинградцы об этом не забыли...
      1. Армата 25 августа 2013 13:06
        Цитата: svp67
        Согласитесь, что эта "кишка" - немой крик негодования конструкторам с Тагила, которые могли бы и помнить,что Россия это страна с суровыми зимами,почему ленинградцы об этом не забыли...
        Тагил не разрабатывает танки. Это завод который настроен на строительство. Большинство дизельных танков разрабатывались на КБУТМ
        1. Aleks тв 25 августа 2013 14:08
          Цитата: Механик
          Согласитесь, что эта "кишка" - немой крик негодования конструкторам с Тагила,

          Цитата: Механик
          Большинство дизельных танков разрабатывались на КБУТМ

          Не знаю, я не спец по КБ... простой скромный практик.

          Знаю, что с радиаторных решеток "на воздух" выходит достаточно много тепла, которое толком не используется для обогрева зимой. Это факт.
          Когда дизель "молотит" на холостом ходу, даже на одной радиаторной решетке возможно вполне комфортно "давить массу", сам неоднократно кемарил на ней, когда "кишку" нельзя было использовать из-за боевой обстановки или на полигонах.

          Наверное что-то возможно было придумать. Чай не космическая система.
          1. svp67 25 августа 2013 14:13
            Цитата: Aleks тв
            Наверное что-то возможно было придумать. Чай не космическая система.
            А чего тут знать то, на Т80 смогли же провести "воздуховод" от движка,по которому теплый воздух попадает в боевое отделение и в отделение управления. Похожая система имеется и на Т64, а вот "тагильцы" про неё запамятовали, ну как же Т72, это же "мобилизационный танк",а в тот период будет не до излишеств...
            1. Aleks тв 25 августа 2013 14:25
              Цитата: svp67
              по которому теплый воздух попадает в боевое отделение и в отделение управления.

              Да, Сергей, в вас потеплее было.
              Тут ничего не скажешь...
              1. svp67 25 августа 2013 14:35
                Цитата: Aleks тв
                Да, Сергей, в вас потеплее было.
                Искандер, не находите,что звучит как то двусмысленно...? feel
                1. Aleks тв 25 августа 2013 14:53
                  Цитата: svp67
                  Искандер

                  ?
                  С утра я вроде Алексей... laughing


                  Цитата: svp67
                  не находите,что звучит как то двусмысленно...?

                  Да я про то, что у вас, Сергей, больше опыта в практике по Т-64 и Т-80.
                  Только про это.
                  yes
                  1. svp67 25 августа 2013 15:28
                    Цитата: Aleks тв
                    С утра я вроде Алексей...
                    Простите...
                    Цитата: Aleks тв
                    Да я про то, что у вас, Сергей, больше опыта в практике по Т-64 и Т-80.
                    Только про это.
                    Дак я и без обид,просто иногда хочется потрепаться с приятным человеком, просто так...
                    1. Bad_gr 25 августа 2013 21:36
                      В Т-62 тоже отопления нет, но зимой на учениях не мёрз(Венгрия). За день, за счёт работающего двигателя танк прогревался, а на ночь закрывал жалюзи на радиаторе, открывал вытяжку в моторное и оттуда шло тепло. Мне как механику в своём закутке было по-комфортней, но и жалоб от экипажа что-то не запомнилось.
                      Да и за лето - не помню, что бы от жары страдал. Пока толстая броня прогреется от солнца .... а ночью пока остынет ...
                      Вобщем, у меня от танка ("повышенный расход")в основном положительные эмоции остались.
                      1. svp67 25 августа 2013 21:39
                        Цитата: Bad_gr
                        В Т-62 тоже отопления нет, но зимой на учениях не мёрз

                        Но в нем то места столько fellow , что если замерз,то и побегать можно внутри не выходя wassat , в новых этого уже не сделать request
                      2. Bad_gr 25 августа 2013 21:52
                        smile Что бы бегали не видел, но норматив по одеванию ОВЗК с противогазом выполняли без проблем.
                        А в боевом отделении три члена экипажа на полу спали, вытянувшись в полный рост, чего на Абрамсе не получится даже за большие деньги.
                      3. svp67 26 августа 2013 04:02
                        Цитата: Bad_gr
                        Что бы бегали не видел

                        А я видел. Был у нас к.т. прапорщик Довгань, так вот однажды за н.о. реально "бегал" belay по боевому отделению, ну а тот соответственно от него,по пути они умело преодолевали такое препятствие как казенник пушки снизу, а рамку выбрасывателя сверху... laughing
                        Цитата: Bad_gr
                        но норматив по одеванию ОВЗК с противогазом выполняли без проблем.

                        Да как же его не выполнить, если в нем можно в боевом отделении встать в полный рост, а в отделении управления вытянуться, опять же в полный рост... Чего увы не сделать в новым машинах...
            2. Bad_gr 25 августа 2013 21:45
              Цитата: svp67
              А чего тут знать то, на Т80 смогли же провести "воздуховод" от движка,по которому теплый воздух попадает в боевое отделение и в отделение управления.

              Там воздух берётся из контура компрессора. То есть: с улицы воздух взял, подогрел и часть подал в боевое и механику. У Т-72 за вентилятором охлаждения может оказаться не только воздух, который прошёл через радиаторы, но и угарный газ с движка. Поэтому подавать оттуда воздух в боевое чревато не хорошими последствиями.
              А усложнять систему охлаждения, делая ответвление для маленького радиатора (для обогрева) в боевом, не стали.
              1. svp67 25 августа 2013 21:47
                Цитата: Bad_gr
                Там воздух берётся
                Для мех-вода Т62 Вы очень хорошо осведомлены в особенностях конструкций наших ОБТ. Работа или хобби?
                1. Bad_gr 25 августа 2013 22:02
                  Цитата: svp67
                  Работа или хобби?

                  Чисто хобби, я технарь по натуре.
                  В Армии был 2-а года механиком-водителем среднего танка на повышенном расходе (по моторесурсу).
                  А в Афганистане, где работал вольнонаёмным, несколько раз прокатился за рычагами 62-ки. Что меня порадовало, руки и ноги помнят всё, как будто из-за рычагов и не вылазил, хотя после Армии прошло пять лет.
                  1. svp67 25 августа 2013 22:17
                    Цитата: Bad_gr
                    Что меня порадовало,
                    А вот такая она советская техника, раз научили и до конца жизни люди помнят, лишь бы учили хорошо...
                    Помню свою первую встречу с "партизанами". Дальний Восток в часть призвали на сборы запасников,моя рота должна была обеспечивать вождение. Честно очень волновался, так как только пришел в эту часть и стоящий на вооружении танк, Ваш любимец - Т62,еще не освоил в полной мере,но опыт вождения уже был и знал, что ребятам срочникам вождение на этом танке давалось сложновато, и вождение подразделения было довольно утомительным - то дистанцию не держат, то скоростной режим. Короче готовился к худшему. И вот после короткого инструктора, "партизаны" заняли штатные места - даю команду на движение и душа начинает "петь", четко без разрывом тронулись и пошли, честно даже не поверил. Поначалу сдерживал своего механика, что бы "нитка" не рвалась, но потом "обнаглел" до вел скорость до средней и даже выше,а танки идут плотно, как привязанные, вот когда очень сильно зауважал неизвестных мне моих предшественников - командиров танковых подразделений СА...
                    1. Aleks тв 25 августа 2013 23:02
                      Цитата: svp67
                      танки идут плотно, как привязанные,

                      В "ленточке" не было "гармошки" ближе к хвосту?
                      У партизан ?

                      Тут действительно - зауважаешь.
                  2. Aleks тв 25 августа 2013 22:27
                    Цитата: Bad_gr
                    руки и ноги помнят всё, как будто из-за рычагов и не вылазил, хотя после Армии прошло пять лет.

                    Есть такая буква.
                    Такому не разучишься...
                    Был перерыв около 7 лет. Шел к машине аж трясло все тело от дрожи. Фрикционы в руки взял, и... все из головы вылетело, махом в себя пришел.
                    Навыки не исчезают, как и лябофь к этому зверю.
              2. svp67 25 августа 2013 21:49
                Цитата: Bad_gr
                А усложнять систему охлаждения, делая ответвление для маленького радиатора (для обогрева) в боевом, не стали.
                Экономия на "копейках" особенно на людях - к нечему хорошему не приведет...
              3. Aleks тв 25 августа 2013 22:20
                Цитата: Bad_gr
                У Т-72 за вентилятором охлаждения может оказаться не только воздух, который прошёл через радиаторы, но и угарный газ с движка.

                Приветствую, Владимир.
                Ну если у танка просто "водитель", а не механ, то возможно все что угодно.
                yes
                Охлаждение то на Т-72 самое своеобразное, вентилятор ваще в самой ж.пе, а решетки еще дальше.
                Угара то не было, а был, скажем так, небольшой "маслянный" запах - смесь литола с ТСЗП-8, кто еще помнит эти запахи.
                Зато дюже тепло было с "кишкой"... wink , а люк командира то был открыт на марше, как положено.
                1. Bad_gr 25 августа 2013 22:45
                  Цитата: Aleks тв
                  Зато дюже тепло было с "кишкой"..

                  Приветствую, Алексей.
                  А у Т-72 в стенке между боевым и моторным вытяжка стоит ? Если "да", то запустить его в обратную сторону не пробовали ?
                  1. Aleks тв 25 августа 2013 23:00
                    Цитата: Bad_gr
                    то запустить его в обратную сторону не пробовали ?

                    Штатная система этого не позволит.
                    Пытались самостряпом заниматься (за спиной командира, где клапан пускового подогревателя), но по уму так ничего не получилось.

                    В ЗабВо и на Урале "кишка" хорошо выручала - просто и сердито, единственное - на штатке её не применишь, но при стрельбе вкладным - запросто.
                    А на Кавказе не сильно то и мерзли, трава зеленая в начале декабря была.
                    Может в каких регионах Т-72 и по другому утепляли, не знаю, страна то большая.
                    wink
                    1. Bad_gr 25 августа 2013 23:15
                      Цитата: Aleks тв
                      Штатная система этого не позволит.
                      Пытались самостряпом заниматься (за спиной командира, где клапан пускового подогревателя), но по уму так ничего не получилось.

                      Понятно. Я себе в 62-ке печку для разогрева консерв сам смастерил. Ставилась она вместо огнетушителя (справа, от сиденья механика-водителя), эксплуатировал её на ученьях, при работающем двигателе. Конечно, можно было её и без движка включать, но жалко было аккумуляторы.
                      1. Aleks тв 25 августа 2013 23:29
                        Цитата: Bad_gr
                        печку для разогрева консерв сам смастерил

                        Аж в душе улыбнуло, Владимир...
                        smile
                        Мы как только не изгалялись...
                        В итоге остановились на следующем:
                        При работающем движке - кидали банки и фляжки на решетку радиатора.
                        При заглушенной машине и в ПВД - примус. Ага, старый, добрый примус Шмель-2. Варили на нем все что угодно.
                        "Штатное" место у него было у меня под ногами под Р-123 (Р-173).
                        Эхех, память...
                      2. Bad_gr 26 августа 2013 00:03
                        Цитата: Aleks тв
                        ...старый, добрый примус Шмель-2

                        Такого добра у нас не водилось sad
                        А свою печь сделал из обрезка асбестовой трубы, внутрь которой вставил спираль от свечи накаливания танкового подогревателя. Труба как раз становилась в зажимы огнетушителя, а включалась в розетку для "прикуривания".
                        Кстати сказать, не помешало бы в танке иметь примус в качестве штатного оборудования.
          2. bask 25 августа 2013 15:25
            Цитата: Aleks тв
            Наверное что-то возможно было придумать. Чай не космическая система.

            Приветствую Алексей ,Евгений.
            Это ,просто элементарная забота ,об экипаже ОБТ,а значит и его боеготовности!!!
            bask
            1. Aleks тв 25 августа 2013 15:50
              Цитата: bask
              Приветствую Алексей ,Евгений.
              Это ,просто элементарная забота ,об экипаже


              Привет, Андрей !
              Было бы не плохо. Вроде никто не против, если будет покомфортней.
              laughing

              Цитата: svp67
              просто иногда хочется потрепаться с приятным человеком, просто так...

              Ага.
              Аналогичная ситуация и у меня сейчас.
              yes
        2. svp67 25 августа 2013 15:45
          Цитата: Механик
          Большинство дизельных танков разрабатывались на КБУТМ

          И местом дислокации этого КБ является.... Нижний Тагил, и "Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения" входит в состав открытого акционерного общество «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» имени Ф.Э. Дзержинского»
  7. RusneTRUS 25 августа 2013 01:19
    Побольше бы таких историй
    RusneTRUS
  8. Технолог 25 августа 2013 06:54
    Отличная статья, познавательно. Спасибо.
  9. papik09 25 августа 2013 08:50
    Без комментарием +++. drinks
  10. Индеец Джо 25 августа 2013 21:24
    Интересно было почитать о создателях танкового щита нашей Родины.
    Индеец Джо
  11. евген 25 августа 2013 22:26
    Технологу.В самом деле отличная статья!И где теперь брать таких инженеров?А..?
  12. Комментарий был удален.
  13. СтарыйСкептик 25 августа 2013 23:17
    Прошу прощения за оф-топ. Кто нибудь знает чё это китайцы удумали.

    [media=www.kontrtube.ru/videos/547/kitayskie-artilleristy-strelya%20%20yut-bez-p
    ushek/]
    СтарыйСкептик
  14. Комментарий был удален.
  15. woker 30 августа 2013 18:36
    Этим парням памятники ставить нужно, благодаря им, мы еще в кармане носим копейки вместо центов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня