Крылья спецназа

Нужно ли отказываться от еще одного «наследия» Анатолия Сердюкова?

Идея организовать в составе вновь созданного командования специальных операций Вооруженных Сил России вертолетные эскадрильи ходит в руководстве Минобороны с 2009 года. Считается, что одним из инициаторов выступил возглавлявший тогда военное ведомство Анатолий Сердюков.


Новые эскадрильи должны не только обеспечивать скрытную переброску разведывательных групп специального назначения в тыл врага и при необходимости поддерживать их огнем, но и самостоятельно наносить удары по противнику в плохих метеоусловиях днем и ночью.

Вопрос техники или организации?

Федеральная служба безопасности еще несколько лет назад начала закупать Ми-8 модификации МНП-2, оснащенные оптико-электронными системами наблюдения, тепловизорами, лазерными дальномерами-целеуказателями, приборами ночного видения для пилотов. Богато и вооружение «летающих Феликсов», как уже успели окрестить эти машины, состоящее не только из неуправляемых ракет, но и подвесных пушечных установок, ПТУР. Сведения о применении таких машин официально не разглашаются, но, по некоторым данным, «Феликсов» используют для поддержки действий спецназовцев ЦСН ФСБ на Северном Кавказе. По сообщениям СМИ, один из таких вертолетов был задействован при задержании и транспортировке в Москву бывшего мэра Махачкалы Саида Амирова.

“ Заброска разведывательно-диверсионных групп вертолетами была впервые применена в Корее ”
Стоит отметить, что «вертолетный спецназ» уже давно есть в вооруженных силах США, Великобритании, Италии, Франции и т. д.

«Сейчас для таких задач используется пара – Ми-24 и Ми-8. Начали привлекать Ми-28Н «Ночной охотник» и Ми-35М. В ближайшее время опробуем и Ка-52 «Аллигатор». Ударный вертолет прикрывает, а Ми-8 высаживает десант. Учения с подразделениями специального назначения проводятся постоянно. Опыт взаимодействия у нас есть. Достаточно сказать, что офицеры спецназа по голосу в радиостанции узнают вертолетчиков, с которыми работают», – рассказал обозревателю газеты «Военно-промышленный курьер» офицер ВВС Южного военного округа.

Как сказал собеседник, вертолетчики и спецназовцы отрабатывают не только стандартный вывод группы в тыл противника, но и другие элементы согласно программе боевой подготовки.

«Опыта у наших пилотов достаточно. В настоящее время на Ми-8АМТШ стоят оптико-электронные станции с тепловизором, метеорадары. Экипажи летают в очках ночного видения. На Ми-35М, Ми-28Н и Ка-52 бортовое оборудование не хуже. Можем выполнять задачи днем и ночью в любых погодных условиях. Тем более что часть наших экипажей постоянно тренируется на высокогорье. Зачем создавать отдельные полки и эскадрильи на каких-то «супер-пупер» вертолетах, когда уже все есть?» – удивляется представитель ВВС.

Крылья спецназаПо словам бывшего командующего армейской авиацией Сухопутных войск, Героя Советского Союза генерал-майора Виталия Павлова, еще в Афганистане и Чечне у вертолетчиков было отлажено взаимодействие со спецназовцами.

«Экипажи прилетали в расположение подразделений, военнослужащие СпН приезжали к ним на аэродромы. Проводились совместные занятия, все четко знали, что и как делать. Тут вопрос скорее не в технике, а в организации взаимодействия и взаимопонимании между летчиками и спецназовцами», – убежден Виталий Павлов.

В то же время офицер одного из управлений Минобороны, знакомый с ситуацией, не согласен с такой постановкой вопроса: «Мы уже давно говорим о том, что два транспортно-боевых вертолета на базе Ми-8 справятся гораздо лучше, чем связка из Ми-24 и Ми-8. Опыт ФСБ это доказывает. Пока один борт высаживает группу, второй его прикрывает с воздуха. Потом они меняются. Ведь надо учитывать, что при проведении штурмовых действий высаживаются сразу 20–30 человек. В этом случае нужно два Ми-24 и два Ми-8, а в условиях контактного боя это лишние мишени, создающие ненужное скопление в воздухе».

Также представитель Минобороны отметил, что нынешние авиационные базы второго разряда, переформируемые сейчас в авиабригады, выполняют в первую очередь задачи по поддержке общевойсковых, десантно-штурмовых и воздушно-десантных частей и соединений.

«Если начнется полноценный конфликт, то, как показывает опыт, спецназ опять останется без вертолетов, так как основная часть машин будет задействована на поддержку «общевойсковиков». Часто приводят опыт взаимодействия армейской авиации в Чечне и Афганистане, но там, когда проводились масштабные операции, про «крылья» спецназа просто забывали, – недоумевает офицер Минобороны. – И надо признать, так было не только у нас. Американцы, французы, англичане – все сталкиваются с аналогичными проблемами. Поэтому и создали отдельные вертолетные эскадрильи для поддержки спецназа».


Не согласиться с собеседником сложно, так как в воспоминаниях американских и английских военных о боевых действиях в Афганистане и Ираке постоянно указывается, что приоритет в поддержке ударными АН-64 и АН-1 отдавался обычным и морским пехотинцам, десантникам, в случае необходимости для общевойсковых подразделений «Апачи» забирали даже при эвакуации групп специального назначения, отрывающихся от боевиков.

Есть и другая причина, почему руководство Минобороны не спешит с созданием «вертолетного спецназа».

«Эта идея появилась во времена Анатолия Сердюкова. Первые статьи в средствах массовой информации про планирующуюся разработку модели для центра СпН Минобороны «Сенеж» выходили под заголовками типа «Личный спецназ Сердюкова получит уникальные вертолеты»», – напоминает независимый военный эксперт, один из авторов книги «Новая армия России» Антон Лавров. И сейчас, когда все «наследие» Сердюкова пересматривается, идея «вертолетного спецназа», возможно, будет отклонена.

Источники газеты «Военно-промышленный курьер» в Минобороны подтвердили, что в настоящее время рассмотрение вопроса об отдельных вертолетных эскадрильях для поддержки подразделений СпН отложено на неопределенный срок.

Но насколько нужен Вооруженным Силам России «вертолетный спецназ»?

От «Зеленых гигантов» до «Каракалов»

Заброску разведывательно-диверсионных групп (РДГ) вертолетами впервые применили американские военные в Корее. А специализированные вертолетные эскадрильи (20 и 21-я), летающие на СН-3 (чуть позже СН-53) и UH-1, выполняющие заброску и снабжение РДГ на территории Лаоса и Северного Вьетнама, появились в ВВС США в 1967 году. Тогда же была разработана тактика десантирования парой транспортно-боевых вертолетов, когда один высаживает, а второй прикрывает, после чего машины меняются. Часто к «вертолетному спецназу» ошибочно причисляют эскадрильи НН-53 «Веселых зеленых гигантов» поисково-спасательной службы ВВС США, летавшие в Северный Вьетнам для эвакуации сбитых пилотов.

В Минобороны и Генштабе СССР новые эскадрильи воспринимались на основе безграмотных публикаций в ведомственной прессе как специализированные противоповстанческие средства, малоприменимые во время «большой войны» в Европе. Хотя командование ВВС США изначально рассматривало Европу как второй главный ТВД для применения «вертолетного спецназа».

Столкнувшись с достаточно современной и хорошо организованной ПВО Северного Вьетнама, ВВС США стали искать силы и средства для ее незаметного преодоления, так как обнаружение самолета и вертолета радиолокационными станциями или визуально однозначно ставило забрасываемую РДГ под удар. Самым эффективным способом прорыва северовьетнамской противовоздушной обороны, по мнению американских экспертов, был ночной прорыв на высотах не более 150–300 метров в режиме огибания рельефа местности. Но уповать только на это американские военные посчитали нерациональным, и спецназовские вертолеты и самолеты получили достаточно современные станции РТР и постановки помех.

Окончание войны во Вьетнаме негативно сказалось на спецназовских эскадрильях ВВС США. Были расформированы обе: и 20-я («Зеленые шершни»), и 21-я («Песчаные дьяволы»). Правда, уже в 1980-м развернутые повторно в 1976 году «Шершни» получили уникальные вертолеты НН-53Н «Пейв Лоу», позже переименованные в МН-53Н. Оснащенные доплеровским радаром, инерциальной навигационной и оптико-тепловизионной системами, комплексами РТР и РЭБ, ПНВ для экипажа, «Пейв Лоу» за счет установленной штанги дозаправки в воздухе могли проникать в тыл войск Варшавского договора до 2000 километров. В выпущенной в 2012 году исследовательским институтом ВВС США монографии «Стальной конь, на котором я ездил», посвященной вертолетам семейства МН/НН-53, есть данные, сколько стоит производство и обслуживание одного МН-53Н. Столько же, сколько два звена F-4 «Фантом-2». В этом нет ничего удивительного, так как до начала 90-х тепловизоры, инерциальные навигационные системы, ПНВ и т. д. были достаточно дорогостоящими изделиями и в странах НАТО, кроме США, позволить себе такие «игрушки» могли только ВВС Великобритании.

После провала операции по освобождению заложников в Тегеране в 1980 году «вертолетный спецназ» появился и в армии США. Для поддержки «Дельты» был создан 160-й авиационный батальон специального назначения, оснащенный МН-6 и АН-6. В 1983-м батальон стал полком, получив еще и вертолеты семейства МН-60. Первоначально «Ночные охотники» использовались очень ограниченно – только для обеспечения высадки «Дельты» и батальонов рейнджеров в городских условиях и их поддержки с воздуха. Но в середине 80-х, после подписания между военно-воздушными силами и армией США протокола, разграничивающего ответственность при проведении операций специального назначения, все задачи по заброске РДГ и их снабжению в тылу противника вертолетами перешли к армии и 160-му полку. На ВВС возлагалась лишь некая «поддержка» их действий. Фактически до момента выведения из состава ВВС США в 2008 году вертолетов семейства МН-53 «Пейв Лоу» там, где действовали армейский и военно-воздушный «вертолетный спецназ», была постоянная неразбериха. Нельзя не учитывать и так называемые ведомственные амбиции. Тем более что армия США уже в конце 80-х получила МН-47, способный действовать столь же эффективно, как и его «брат» МН-53 в ВВС.

Начиная с середины 80-х ВВС Великобритании закупают американские тяжелые транспортные «Чинуки» в комплектации, близкой к МН-47. В середине 90-х годов, когда себестоимость сложной авионики с развитием технологий сократилась в несколько раз, свой «вертолетный спецназ» появился в ВВС Франции и Великобритании. Чуть позже к ним присоединились и военно-воздушные силы Италии, Австралии, Канады.

Но не все так благополучно, как кажется на первый взгляд. В частности, Пентагон уже несколько раз пытался реорганизовать 160-й полк и отказаться от части его вертолетов. Похожие планы появлялись в английском и французском военных ведомствах. Например, американские МН-47 и МН-60, как доказал опыт Афганистана, Сомали и Ирака, оказались очень уязвимы. От стрелкового оружия и РПГ в Могадишо и на горе Такуг-Хар не спасли ни средства РТР и РЭБ, ни приборы ночного видения, тем более тепловизоры и радары. До 2005 года спецназовским «Чинукам» разрешалось действовать без прикрытия «Апачей», но после операции «Красные крылья» эту практику прекратили. В настоящее время с отправляющихся в Афганистан МН-47 демонтируются как бесполезные для стоящих перед ними задач штанги дозаправки топливом в воздухе, радары, часть средств РТР и РЭБ. Фактически, как признался в 2012-м Пентагон, эти машины после снятия оборудования мало чем отличаются от строевых СН-47 и UH-60.

В изданной в 2011 году монографии исследовательского института ВВС США по проблемам вертолетных операций отмечается, что МН-60 и МН-47 – транспортные машины, созданные в соответствии с концепцией «большой войны» в Европе конца 80-х годов, когда скрытность преобладала над огневой мощью. Фактически же в современных условиях спецназовские вертолеты должны строиться по идеологии 60-х – начала 80-х, то есть как транспортно-ударные машины, способные прикрыть огнем РДГ. Попытка создать чисто ударные вертолеты для 160-го полка оказалась неудачной. АН-6 откровенно слаб, а МН-60 DAP (ударная версия МН-60, оснащенная 30-мм пушкой М-230, аналогичной установленной на АН-64, ПТУР «Хеллфайр» и НАР) по своим боевым возможностям полностью проигрывает «Апачу», а стоит на порядок дороже. Уязвимость своих NH-90 и ЕС-725 «Каракал» признают итальянские и французские военные. Несмотря на оптимистичные прогнозы, что машины смогут действовать самостоятельно, каждый второй их вылет идет под прикрытием. В частности, французские ВВС были вынуждены включить в состав 4-го вертолетного полка СпН ударные «Тигры». Как отмечается в ряде публикаций, в частности в изданной британским Минобороны книге «Жизнь в Хеллманде», посвященной боевой работе английских ВВС в Афганистане, сейчас даже экипажи не из спецназовских эскадрилий могут выполнять сложные задачи в плохих метеоусловиях днем и ночью.

160-й полк, британское «Крыло специальных операций», французский 4-й вертолетный полк не расформированы только из-за уникального опыта взаимодействия между пилотами и спецназовцами на земле. Более того, в 2012 году 160-й полк не попал под объявленный администрацией Барака Обамы секвестр военного бюджета, так как согласно официальному заявлению Пентагона «Ночные охотники» обладают уникальным опытом проведения специальных операций и любое действие, понижающее боеготовность полка, приведет к снижению уровня национальной безопасности.

Действительно, если в 70–80-е возможности зарубежного «вертолетного спецназа» определялись бортовым оборудованием, то сейчас важен уникальный опыт летного состава. Современные строевые пилоты тоже постоянно летают в сложных метеоусловиях днем и ночью, но их опыт проведения специальных операций, который сейчас ограничивается не только заброской, снабжением и эвакуацией РДГ, нельзя сравнить с навыками пилотов-спецназовцев. Несмотря на попытки отказаться от «вертолетного спецназа» или сократить его, такие части и подразделения прочно заняли свое место в вооруженных силах многих стран мира.

Лишними не будут

«Было бы неплохо в каждом военном округе – оперативном командовании развернуть по одной вертолетной эскадрилье для работы с бригадами спецназа. Возможно, есть необходимость включить их в состав ныне формируемых бригад армейской авиации. В любом случае лишними они не будут, а пользы принесут много», – высказал свое мнение один из опрошенных «Военно-промышленным курьером» офицеров-вертолетчиков ВВС России. Примечательно, что большинство собеседников разделяли это мнение.

Возможности новейших вертолетов, поступающих в ВВС России, достаточно высоки. Всем современным требованиям отвечает не только вооружение, но и бортовое оборудование. Как вариант можно предложить смешанную эскадрилью из Ми-35М (Ка-52, Ми-28) и Ми-8АМТШ либо воспользоваться опытом ФСБ и вооружить транспортно-ударными аналогами «летающих Феликсов». Сейчас, когда боевая и летная подготовка ведется на достаточно высоком уровне, подобрать пилотов для «вертолетного спецназа» будет несложно.
Автор:
Алексей Рамм
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/20965
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти