Легионеры Красного моря: судьба эритрейских аскари в колониальной эпопее Италии

В отличие от Великобритании, Франции и даже Португалии, Италия никогда не относилась к числу государств с многочисленными и обширными колониальными владениями. Начнем с того, что и единым государством Италия стала только в 1861 году, после долгой борьбы за объединение существовавших на ее территории феодальных государств и владений Австро-Венгрии. Однако, к концу XIX века, существенно окрепнув, молодое итальянское государство задумалось о расширении своего политического, экономического и военного присутствия на Африканском континенте.
Тем более, что население в самой Италии росло, поскольку рождаемость была традиционно выше, чем в других странах Европы, соответственно присутствовала и потребность в переселении некоторой части заинтересованных в улучшении своего социального положения итальянцев на «новые земли», коими вполне могли стать некоторые районы Северной или Восточной Африки. Конкурировать с Великобританией или Францией Италия, конечно, не могла, но обзавестись несколькими колониями, в особенности в тех регионах Африки, куда еще не проникли английские или французские колонизаторы – почему бы и нет?

Так получилось, что первые итальянские владения появились в Восточной Африке – на берегу Красного моря. В 1882 году началась итальянская колонизация Эритреи. Эта территория с северо-востока примыкала к Эфиопии, фактически обеспечивая ей выход к Красному морю. Стратегическое значение Эритреи заключалось в том, что через нее осуществлялась морская коммуникация с побережьем Аравийского полуострова, а далее, через Красное море, шел выход в Аравийское море и Индийский океан. Итальянский экспедиционный корпус сравнительно быстро обосновался в Эритрее, где проживали народы тигре, тиграй, нара, афары, беджа, близкие, соответственно, к эфиопам или сомалийцам и в расовом отношении представлявшие промежуточный тип между европеоидной и негроидной расами, называемый также эфиопским. Население Эритреи исповедовало частью восточное христианство (Эфиопская православная церковь, относящаяся, как и копты Египта, к миафизитской традиции), частью – ислам суннитского толка.

Следует отметить, что итальянская экспансия в Эритрею носила очень активный характер. К 1939 году среди миллионного населения Эритреи не менее ста тысяч составляли итальянцы. Причем это были не только военнослужащие колониальных войск, полицейские и чиновники, но и представители самых разных профессий, прибывавшие в красноморскую колонию работать, заниматься бизнесом или просто проживать. Естественно, что итальянское присутствие не могло не сказываться на образе жизни местного населения. Так, среди эритрейцев появились католики, распространился итальянский язык, трудно не заметить вклад итальянцев в развитие инфраструктуры и культуры красноморского побережья в годы колониального владычества.


Легионеры Красного моря: судьба эритрейских аскари в колониальной эпопее Италии
воины народа беджа


Поскольку итальянцы на покорении узкой полоски земли на побережье Красного моря останавливаться не собирались и посматривали на юг – в сторону Сомали и на юго-запад – в сторону Эфиопии, перед итальянскими колониальными властями практически сразу же встал вопрос о пополнении подразделений экспедиционного корпуса. Первоначально полковник Танкреди Салетти, первый командир итальянского экспедиционного корпуса в Эритрее, решил использовать албанских башибузуков.

Стоит отметить, что албанцы традиционно считались хорошими солдатами и служили в турецкой армии, а по демобилизации из нее продолжали перемещаться по турецким владениям и соседним с ними странам в поиске работы для их воинской квалификации. Группировка албанских наемников – башибузуков была создана в Эритрее албанским авантюристом Санджаком Хасаном и использовалась в интересах местных феодалов. Было нанято 100 албанских солдат, ставших полицейскими и тюремными надзирателями в Массауа, где разместилось итальянское управление колониальными территориями. Надо отметить, что Массауа в тот период был основным торговым портом Эритреи, через который и осуществлялась красноморская коммуникация.
В 1889 году подразделение наемников, состоявшее на итальянской службе, было расширено до четырех батальонов и переименовано в «аскари». Словом «аскари» в Африке и на Ближнем Востоке называли воинов. Нижние чины в батальоны эритрейских аскари стали набирать на территории Эритреи, а также из числа йеменских и суданских наемников – арабов по национальности. Был сформирован Королевский корпус колониальных войск в Эритрее, который в 1892 году официально стал частью итальянской королевской армии.

Следует отметить, что жители красноморского побережья всегда считались хорошими воинами. Бесстрашных сомалийских кочевников, да и тех же эфиопов практически никому не удавалось полностью подчинить. Об этом свидетельствуют многочисленные колониальные и постколониальные войны. Особенно отважно воевали эритрейцы. В конечном итоге, им удалось отвоевать у многократно превосходящей по численности населения, технике и вооружению Эфиопии свою независимость и в 1993 году, после многолетней и кровопролитной войны, стать суверенным государством.

Аскари набирались среди представителей большинства этнических групп, проживавших в Итальянской Восточной Африке, но основным языком общения в солдатской среде все же оставался тигринья. На этом языке говорили тиграи, составлявшие значительную часть населения Эритреи. Но наиболее отважными воинами считались афары. Этот кушитский народ с древних времен занимался кочевым скотоводством и рыбной ловлей на красноморском побережье, одновременно получив широкую известность в качестве грабителей торговых караванов. Вплоть до настоящего времени любой уважающий себя афар не расстается с оружием, только старинные мечи и копья, а также мушкеты времен колониальной эпохи давно сменили автоматы Калашникова. Не менее воинственными были и кочевые племена беджа – хадендоуа, бени-амер и другие, которые говорят на кушитских языках и также исповедуют суннитский ислам, впрочем сохраняя многие архаичные традиции.

В составе войск Итальянской Восточной Африки эритрейские аскари с самого начала играли роль боевого ядра. Впоследствии, по мере расширения итальянского колониального присутствия в регионе, колониальные войска были увеличены за счет принятия на службу эфиопов, сомалийцев и арабов. Но эритрейские аскари оставались наиболее элитным подразделением в силу своей высокой боеспособности и боевого духа. Батальоны аскари состояли из четырех рот, каждая из которых в свою очередь делилась на полуроты.

Полуротами командовали «скимбаши» – унтер-офицеры, помещавшиеся между сержантами и лейтенантами, то есть аналог прапорщиков. Поскольку лейтенантское звание в колониальных войсках мог получить только итальянец, в скимбаши отбирали лучших из лучших аскари. Они не только прекрасно проявляли себя в воинском искусстве и отличались дисциплинированностью и лояльностью командованию, но и могли сносно объясняться на итальянском языке, что делало их посредниками между итальянскими офицерами и рядовыми аскари. Наивысшим званием, до которого мог дослужиться эритреец, сомалиец или ливиец в итальянской колониальной армии, было звание «главного скимбаши» (очевидно, аналог старшего прапорщика), который выполнял задачи помощника ротного командира. Офицерские звания туземцам не присваивали, прежде всего по причине отсутствия необходимого образования, но также и исходя из определенных предрассудков, которые у итальянцев присутствовали, несмотря на их относительную либеральность в расовом вопросе по сравнению с другими колонизаторами.

В составе полурот было от одного до четырех взводов, носивших название «булук» и находившихся под командованием «булукбаши» (аналог старшего сержанта или старшины). Ниже следовало звание «мунтаз», аналогичное капралу в итальянской армии, и собственно «аскари» - рядовой. Стать мунтазом, то есть капралом, был шанс у любого военнослужащего колониальных частей, умевшего разъясняться по-итальянски. Булукбаши, или сержантов, выбирали из числа лучших и наиболее опытных мунтазов. В качестве отличительного знака эритрейских частей итальянской колониальной армии были приняты, прежде всего, красные фески с цветными кисточками и разноцветные пояса. Расцветка поясов говорила о принадлежности к конкретному подразделению.

Легионеры Красного моря: судьба эритрейских аскари в колониальной эпопее Италии
эритрейский аскари


В начале своей истории эритрейские аскари были представлены только пехотными батальонами, однако впоследствии были созданы кавалерийские эскадроны и горно-артиллерийские батареи. В 1922 году были сформированы также подразделения «мехаристов» - верблюжьей кавалерии, незаменимой в условиях пустыни. Всадники на верблюдах имели в качестве головного убора тюрбан и были, наверное, одной из самых экзотических по внешнему виду колониальных воинских частей.

С самого начала своего существования эритрейские аскари приняли самое активное участие в колониальной экспансии Италии в Восточной и Северо-Восточной Африке. Они сражались в итало-абиссинских войнах, завоевывали Итальянское Сомали, позднее принимали участие в завоевании Ливии. Боевой опыт эритрейские аскари получили, сражаясь в 1891-1894 гг. против суданских махдистов, которые то и дело нарушали границы итальянских колониальных владений и подстрекали местных мусульман к джихаду.

В 1895 году эритрейские аскари были мобилизованы для нападения на Эфиопию, относительно территории которой у итальянского колониального и центрального руководства были далеко идущие планы. В 1896 г. эритрейские аскари участвовали в знаменитой битве при Адуа, которая закончилась фатальным поражением итальянцев от превосходящей по численности эфиопской армии и означала отказ Италии от планов по краткосрочному завоеванию Эфиопских земель.

Однако сомалийские земли, в отличие от Эфиопии, итальянцам удалось завоевать. Местные феодалы не смогли сплотиться против колонизаторов и вплоть до окончания Второй мировой войны Сомали оставалось итальянской колонией. Из числа сомалийцев и арабов формировались арабо-сомалийские батальоны аскари, несшие гарнизонную и полицейскую службу на территории Итальянского Сомали и направлявшиеся в другие регионы Восточной Африки при возникновении в том необходимости.

Легионеры Красного моря: судьба эритрейских аскари в колониальной эпопее Италии
аскари Арабо-сомалийского батальона


С 1924 по 1941 гг. на территории Итальянского Сомали несли службу также подразделения «дубатов», или «белых тюрбанов», которые представляли собой иррегулярное военизированное формирование, предназначенное для выполнения полицейских и охранных функций и аналогичное жандармерии в других государствах. В отличие от эритрейских и сомалийских аскари, в отношении дубатов итальянские колониальные власти не «заморачивались» на военном обмундировании и эти стражи сомалийских пустынь были одеты в традиционную одежду своих племен – т.н. «футу», представлявшую собой ткань, опоясывающую тело, и тюрбаны, концы которых ниспадали на плечи. В условиях итало-эфиопской войны была внесена лишь одна корректировка – слишком заметную белую ткань футы и тюрбана итальянские офицеры заменили на ткань цвета хаки.

Дубаты набирались из представителей сомалийских кланов, кочевавших на границе Итальянского Сомали. Перед ними ставилась задача борьбы с набегами вооруженных бандитов-кочевников и национально-освободительным движением. Внутренняя структура дубатов была схожа с эритрейскими и сомалийскими аскари прежде всего тем, что офицерские должности в подразделениях также занимали итальянцы, а сомалийцы и йеменские наемники служили на рядовых и младших командных должностях.

Легионеры Красного моря: судьба эритрейских аскари в колониальной эпопее Италии
дубат - боец сомалийских иррегулярных войск


Рядовых дубатов отбирали среди сомалийцев в возрасте 18-35 лет, отличающихся хорошей физической подготовкой и способных в течение десяти часов выдержать бег на 60 километров. Кстати, вооружение дубатов всегда оставляло желать лучшего – они были вооружены мечами, копьями и лишь прошедшие испытание получали долгожданный мушкет. Надо отметить, что именно дубаты «спровоцировали» итало-эфиопскую войну, а точнее – участвовали с итальянской стороне в инциденте в оазисе Уалуал, который стал формальным поводом для принятия Бенито Муссолини решения о начале войсковой операции против Эфиопии.

Когда Италия приняла решение в середине 1930-х гг. подчинить Эфиопию, помимо эритрейских аскари для участия в завоевательной кампании было мобилизовано 12 батальонов арабо-сомалийских аскари и 6 отрядов дубатов, которые также показали себя с хорошей стороны, нанося серьезные поражения эфиопским подразделениям. Сомалийскому корпусу, которым командовал генерал Родольфо Грациани, противостояла эфиопская армия под командованием турецкого генерала Вехиб-паши, давно состоявшего на императорской службе. Однако, планам Вехиб-паши, рассчитывавшего заманить итало-сомалийские войска в пустыню Огаден , замотав их там, уничтожить, не суждено было сбыться. Во многом, именно благодаря сомалийским подразделениям, которые проявили высокую степень боеготовности и способности к действиям в пустыне. В результате, сомалийским подразделениям удалось захватить важные эфиопские центры Дыре-Дауа и Дагахбур.

В годы колониального владычества Италии над Эритреей и Сомали, составлявшего около 60 лет, военная служба в колониальных подразделениях и полиции превратилась в основное занятие наиболее боеспособной части эритрейского мужского населения. По некоторым данным, до 40 % эритрейских мужчин соответствующего возраста и физической подготовки прошло через службу в итальянской колониальной армии. Для многих из них колониальная служба была не только средством получения жалованья, весьма приличного по меркам экономически отсталой Эритреи, но и свидетельством их мужской доблести, поскольку колониальные части в годы итальянского присутствия в Восточной Африке регулярно находились в боевых условиях, постоянно перемещались по колониям, участвуя в войнах и подавлениях восстаний. Соответственно, и аскари приобретали и совершенствовали свои боевые навыки, а также получали долгожданное более-менее современное оружие.

Эритрейские аскари по решению итальянского правительства были направлены для сражений против турецких войск во время итало-турецкой войны 1911-1912 гг. В результате этой войны слабеющая Османская империя лишилась Ливии – по сути, своего последнего североафриканского владения, а итальянцы, несмотря на противодействие значительной части ливийского населения, которое турки настраивали против итальянцев посредством религиозных лозунгов, умудрились укомплектовать ливийцами достаточно многочисленные подразделения североафриканских аскари и кавалеристов – спаги. Ливийские аскари стали третьим, после эритрейских и арабо-сомалийских аскари, составным компонентом итальянских колониальных войск в Северной и Восточной Африке.

В 1934 году Италия, к тому времени давно возглавлявшаяся фашистами Бенито Муссолини, решила возобновить колониальную экспансию в Эфиопии и взять реванш за поражение в битве под Адуа. Для нападения на Эфиопию в Восточной Африке было сосредоточено в общей сложности 400 тысяч итальянских военнослужащих. Это были как лучшие войска метрополии, включая подразделения фашистской милиции - «чернорубашечников», так и колониальные подразделения, состоявшие из эритрейских аскари и их сомалийских и ливийских коллег.

3 октября 1935 года итальянские войска под командованием маршала Эмилио де Боно напали на Эфиопию и до апреля 1936 года смогли подавить сопротивление эфиопской армии и местного населения. Во многом поражение эфиопской армии было обусловлено не только устаревшим вооружением, но и принципами выдвижения на командные посты не столько талантливых военачальников, сколько представителей наиболее знатных семей. 5 мая 1936 года итальянцы заняли Аддис-Абебу, а 8 мая – Харар. Таким образом, пали крупнейшие города страны, однако полностью установить контроль над эфиопской территорией итальянцам так и не удалось. В горных и труднодоступных районах Эфиопии итальянская колониальная администрация фактически не властвовала. Тем не менее, захват Эфиопии, монарх которой традиционно носил титул императора (негуса), позволил Италии провозгласить себя империей. Однако, итальянское владычество в этой древней африканской стране, которой, кстати, единственной среди прочих стран Африки удавалось сохранять свою независимость в эпоху колонизации, оказалось непродолжительным. Во-первых, продолжала сопротивление эфиопская армия, а во-вторых ей на помощь пришли значительные по численности и хорошо вооруженные подразделения английских войск, перед которыми стояла задача освободить от итальянцев Северную и Восточную Африку. В результате, несмотря на все усилия итальянцев по колонизации Эфиопии, уже к 1941 году итальянская армия была выбита с территории страны и император Хайле Селассие вновь занял эфиопский престол.

Во время боевых действий в Восточной Африке эритрейские аскари проявляли высокое мужество, которому могли позавидовать и наиболее элитные подразделения войск метрополии. Кстати, именно эритрейские аскари первыми вступили в побежденную Аддис-Абебу. В отличие от итальянцев, эритрейцы предпочитали сражаться до полного конца, предпочитая гибель бегству с поля боя и даже организованному отступлению. Это мужество объяснялось давними воинскими традициями эритрейцев, но немаловажную роль играла и специфика итальянской колониальной политики. В отличие от англичан или французов, или, тем более, немцев, итальянцы с должным уважением относились к представителям завоеванных африканских народов и активно принимали их на службу практически во все колониальные военизированные структуры. Так, аскари служили не только в пехоте, кавалерии и артиллерии, но и в автомобильных подразделениях и даже в военно-воздушных силах и военно-морском флоте.

Использование эритрейских и сомалийских аскари в Военно-морских силах Италии началось практически сразу после колонизации красноморского побережья. Еще в 1886 году итальянские колониальные власти обратили внимание на умелых эритрейских мореплавателей, регулярно пересекающих Красное море в торговых путешествиях и в поиске жемчуга. Эритрейцев стали использовать в качестве лоцманов, а позже и комплектовать ими рядовой и унтер-офицерский состав военно-морских соединений, дислоцированных в Итальянской Восточной Африке.

В Военно-воздушных силах туземных военнослужащих использовали для наземного обслуживания авиационных подразделений, в первую очередь – для выполнения работ по охране, уборке аэродромов и обеспечению функционирования авиационных подразделений.

Также из эритрейских и сомалийских аскари комплектовались подразделения правоохранительных структур Италии, действовавшие в колониях. Прежде всего, это были части карабинеров – итальянской жандармерии, куда эритрейцы были приняты на службу в 1888 году. В Итальянской Восточной Африке карабинеры именовались «заптие» и комплектовались по следующему принципу: офицерский и унтер-офицерский состав – итальянцы, рядовой состав – сомалийцы и эритрейцы. Униформа заптие была белого цвета или цвета хаки и, как и у пехотинцев, дополнялась красной феской и красным поясом.

В заптие служило 1500 сомалийцев и 72 итальянских офицера и унтер-офицера. Рядовые должности в заптие укомплектовывались выходцами из подразделений аскари, дослужившимися до капральских и сержантских званий. Кроме карабинеров, аскари служили в Королевской финансовой гвардии, выполнявшей таможенные функции, Комиссариате государственной безопасности колоний, Корпусе тюремных надзирателей Сомали, Туземной лесной милиции, Полиции Итальянской Африки. Везде они также занимали лишь рядовые и унтер-офицерские должности.

В 1937 году восточноафриканским и ливийским военнослужащим доверили право принять участие в грандиозном военном параде, который Бенито Муссолини организовал в Риме в честь годовщины Итальянской империи. По улицам древней столицы прошли подразделения сомалийской пехоты, эритрейской и ливийской кавалерии, военные моряки, полицейские, верблюжья кавалерия. Таким образом, в отличие от гитлеровской Германии, итальянское фашистское руководство, стремившееся создать грандиозное имперское государство, старалось не отталкивать от себя африканских подданных. Более того, итальянские военные руководители впоследствии ставили себе в заслугу тот факт, что в отличие от англичан и французов Италия никогда не применяла африканских солдат в Европе, обрекая последних на жестокие бои в чуждых климатических и культурных условиях.

Общая численность туземных военнослужащих в Итальянской Восточной Африке к 1940 году составляла 182 000 человек, тогда как весь итальянский колониальный корпус насчитывал 256 000 солдат и офицеров. Подавляющее большинство аскари набиралось в Эритрее и Сомали, а после кратковременного завоевания Эфиопии – и среди проитальянски настроенных выходцев из этой страны. Так, из числа представителей народности амхара, язык которой является в Эфиопии государственным, был сформирован Амхарский кавалерийский эскадрон, в котором служили как амхарцы, так и эритрейцы, и йеменцы. За относительно кратковременное, с 1938 по 1940 гг., существование эскадрона, его военнослужащим посчастливилось не только повоевать против эфиопской императорской армии, но и поучаствовать в столкновении с сикхами – солдатами британского колониального подразделения.

Легионеры Красного моря: судьба эритрейских аскари в колониальной эпопее Италии
эритрейские аскари в Эфиопии. 1936 год


Следует отметить, что итальянцам удалось так воспитать своих туземных воинов, что даже после освобождения Эфиопии и вторжения в Итальянскую Восточную Африку британских войск, эритрейские аскари под руководством некоторых итальянских офицеров продолжали партизанскую войну. Так, отряд аскари под командованием итальянского офицера Амедео Гийе около восьми месяцев совершал партизанские нападения на британские воинские подразделения, а сам Гийе заслужил прозвище «Командир Дьявол». Можно считать, что именно эритрейские подразделения остались последними воинскими частями, оставшимися верными режиму Муссолини и продолжавшими сопротивление англичанам даже после капитуляции итальянских войск метрополии.

Окончание Второй мировой войны многие эритрейские аскари встретили неприветливо. Во-первых, это означало поражение от того противника, с которым они воевали достаточно длительное время, а во-вторых, что еще хуже, Эритрея вновь попала под управление Эфиопии, с чем коренные жители этой пустынной земли смиряться не собирались. Значительная часть бывших эритрейских аскари подались в партизанские отряды и фронты, боровшиеся за национальное освобождение Эритреи. В конечном итоге, конечно не бывшим аскари, но их детям и внукам, удалось добиться независимости от Эфиопии. Экономического процветания это, конечно, не принесло, но зато дало определенную удовлетворенность результатами столь долгосрочной и кровопролитной борьбы.

Однако, вплоть до настоящего времени на территории и Эфиопии, и Эритреи, не говоря уже о Сомали, продолжаются вооруженные конфликты, причиной чему – не только политические разногласия или экономическое соперничество, но и чрезмерная воинственность некоторых местных этносов, которые не могут себе представить жизнь вне постоянных сражений с противником, подтверждающих их воинский и мужской статус. Некоторые исследователи склоняются к тому, что едва ли не лучшей эпохой в эритрейской и сомалийской истории было итальянское колониальное владычество, поскольку колониальные власти хотя бы старались построить в подчиненных им территориях некоторое подобие политического и социального порядка.

Нельзя не отметить, что итальянское правительство, несмотря на официальный уход из Восточной Африки и прекращение колониальной экспансии, старалось не забывать своих верных темнокожих воинов. В 1950 году был создан особый пенсионный фонд, в задачи которого входила выплата пенсий более чем 140 000 эритрейским аскари, служившим в итальянских колониальных войсках. Выплата пенсий способствовала хотя бы минимальному смягчению нищеты эритрейского населения.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. Nikonor 11 июля 2014 15:49
    Спасибо за отличную статью.
  2. кобальт 11 июля 2014 16:13
    Автор молодец, очень интересная статья. Надо отметить с позитивной стороны и итальянцев - несмотря на утрату колонии и сложную финансовую ситуацию после войны организовали выплату пенсии своим чернокожим ветеранам. Правильный поступок.
  3. StolzSS 14 июля 2014 19:39
    Действительно интересное чтиво очень познавательно! Спасибо автору hi
    StolzSS

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня