Тонкинские стрелки: вьетнамские солдаты в колониальных войсках Французского Индокитая

Эпоха Великих географических открытий привела к многовековой истории колонизации африканских, азиатских, американских, океанийских территорий европейскими державами. К концу XIX века вся Океания, практически вся Африка и значительная часть Азии оказались поделенными между несколькими европейскими государствами, между которыми развернулось и определенное соперничество за колонии. Ключевую роль в разделе заморских территорий играли Великобритания и Франция. И если позиции последней были традиционно сильны в Северной и Западной Африке, то Великобритания смогла покорить весь полуостров Индостан и прилегающие южноазиатские земли.

Впрочем, в Индокитае интересы многовековых соперников столкнулись. Великобритания покорила Бирму, а Франция – весь восток Индокитайского полуострова, то есть нынешние Вьетнам, Лаос и Камбоджу. Поскольку на колонизируемой территории проживало многомиллионное население и существовали древние традиции собственной государственности, французские власти были обеспокоены вопросами поддержания своей власти в колониях и, с другой стороны, - обеспечением защиты колоний от посягательств со стороны других колониальных держав. Недостаточную численность войск метрополии и проблемы с их комплектованием было решено компенсировать посредством формирования колониальных войск. Так во французских колониях в Индокитае появились свои вооруженные подразделения, рекрутируемые из представителей коренного населения полуострова.

Следует отметить, что французская колонизация Восточного Индокитая осуществлялась несколькими этапами, преодолевая ожесточенное сопротивление правивших здесь монархов и местного населения. В 1858-1862 гг. продолжалась франко-вьетнамская война. Французские войска при поддержке испанского колониального корпуса с соседних Филиппин высадились на побережье Южного Вьетнама и захватили обширные территории, включая и город Сайгон. Несмотря на сопротивление, вьетнамскому императору не оставалось ничего иного, как уступить французам три южных провинции. Так появилось первое колониальное владение Кохинхина, расположенное на юге современной Социалистической Республики Вьетнам.


В 1867 году был установлен французский протекторат над соседней Камбоджей. В 1883-1885 гг., по итогам франко-китайской войны, под власть Франции попали также центральные и северные провинции Вьетнама. Таким образом, французские владения в Восточном Индокитае включили колонию Кохинхина на крайнем юге Вьетнама, подчинявшуюся напрямую Министерству торговли и колоний Франции и три протектората, находившихся в ведении Министерства иностранных дел – Аннам в центре Вьетнама, Тонкин на севере Вьетнама и Камбоджу. В 1893 году, в результате франко-сиамской войны, был установлен французский протекторат над территорией современного Лаоса. Несмотря на сопротивление сиамского короля подчинению французскому влиянию княжеств на юге современного Лаоса, в конечном итоге французской колониальной армии удалось принудить Сиам не чинить препятствий в дальнейшем покорении Францией земель на востоке Индокитая.

Когда французские катера появились в районе Бангкока, сиамский король сделал попытку обратиться за помощью к англичанам, однако занятые колонизацией соседней Бирмы англичане заступаться за Сиам не стали и в результате королю не оставалось другого выхода, кроме как признать права французов на Лаос, прежде вассальный по отношению к Сиаму, и права англичан на другую вассальную прежде территорию – княжества Шан, вошедшие в состав Британской Бирмы. Взамен территориальных уступок Англия и Франция гарантировали в будущем неприкосновенность сиамских границ и отказались от планов дальнейшей территориальной экспансии на территорию Сиама.

Таким образом, мы видим, что часть территории Французского Индокитая управлялась напрямую как колония, а часть сохраняла видимость независимости, поскольку там были сохранены местные органы управления во главе с монархами, признавшими французский протекторат. Специфический климат Индокитая существенно затруднял повседневное использование набранных в метрополии войсковых подразделений для несения гарнизонной службы и борьбы с постоянно вспыхивавшими восстаниями. Полностью полагаться на слабые и ненадежные войска местных феодалов, лояльных французской власти, также не стоило. Поэтому французское военное командование в Индокитае пришло к тому же решению, которое оно вывело и в Африке – о необходимости формирования местных соединений французской армии из числа представителей коренного населения.

Еще в XVIII веке на территорию Вьетнама стали проникать христианские миссионеры, в том числе французские. В результате их деятельности некоторая часть населения страны приняла христианство и, как и следовало ожидать, именно ее в период колониальной экспансии французы стали использовать в качестве непосредственных помощников в осуществлении захвата вьетнамских территорий. В 1873-1874 гг. имел место непродолжительный эксперимент по формированию из числа христианского населения подразделений тонкинской милиции.

Тонкин – это крайний север Вьетнама, историческая провинция Бакбо. Он граничит с Китаем и населен не только собственно вьетнамцами, а правильно – вьетами, но и представителями других этнических групп. Кстати, при комплектовании французских колониальных подразделений из числа местного населения, каких-либо преференций в отношении определенной этнической группы не делалось и военнослужащих набирали из числа представителей всех этносов, проживавших на территории Французского Индокитая.

Французы завоевали провинцию Тонкин позже, чем другие вьетнамские земли, и тонкинская милиция просуществовала недолго, будучи распущенной после эвакуации экспедиционного корпуса французов. Тем не менее, опыт ее создания оказался ценным для дальнейшего формирования французских колониальных войск, хотя бы потому, что показал наличие определенного мобилизационного потенциала местного населения и возможность его использования во французских интересах. В 1879 году первые подразделения французских колониальных войск, набранные из представителей туземного населения, появились в Кохинхине и Аннаме. Они получили название Аннамских стрелков, но назывались также Кохинхинскими или Сайгонскими стрелками.

Когда в 1884 г. французский экспедиционный корпус вновь высадился в Тонкине, под руководством офицеров французской морской пехоты были созданы первые подразделения Тонкинских стрелков. Корпус тонкинских легких пехотинцев принял участие во французском завоевании Вьетнама, подавлении сопротивления местного населения, войне с соседним Китаем. Отметим, что Цинская империя имела в Северном Вьетнаме свои интересы и рассматривала эту часть территории Вьетнама как вассальную по отношению к Пекину. Французская колониальная экспансия в Индокитае не могла не вызвать у китайских властей противодействия, однако военные и экономические возможности Цинской империи не оставили за ней никаких шансов на сохранение позиций в регионе. Сопротивление китайских войск было подавлено и французы без особых проблем овладели территорией Тонкина.

Период с 1883 по 1885 гг. для французских колониальных войск в Индокитае характеризовался кровопролитной войной против китайских войск и остатков вьетнамской армии. Жестоким противником была и Армия Черного Флага. Так в Тонкине называли вооруженные формирования таи-язычной народности чжуан, вторгшиеся в провинцию из соседнего Китая и помимо откровенного криминала перешедшие также к партизанской войне против французских колонизаторов. Против повстанцев «Черного Флага», которыми руководил Лю Юнфу, французское колониальное командование и начало применять в качестве вспомогательных сил подразделения тонкинских стрелков. В 1884 году были созданы регулярные части тонкинских стрелков.

В состав Тонкинского экспедиционного корпуса, которым командовал адмирал Амедей Курбе, были включены четыре роты Аннамских стрелков из Кохинхины, каждая из которых прикреплялась к батальону французской морской пехоты. Также в состав корпуса вошло вспомогательное подразделение Тонкинских стрелков численностью 800 человек. Тем не менее, поскольку французское командование не могло обеспечить должный уровень вооружения Тонкинских стрелков, первоначально они не играли серьезной роли в боевых действиях. Генерал Шарль Мийо, который сменил адмирала Курбе на посту командующего, был убежденным сторонником использования местных подразделений, только под командованием французских офицеров и сержантов. В целях эксперимента были организованы роты Тонкинских стрелков, во главе каждой из которых был поставлен французский капитан морской пехоты. В марте – мае 1884 гг. Тонкинские стрелки приняли участие в ряде военных экспедиций и были увеличен в численности до 1500 человек.

Увидев в успешном участии Тонкинских стрелков в походах марта и апреля 1884 г., генерал Мийо принял решение о придании этим подразделениям официального статуса и создал два полка Тонкинских стрелков. Каждый полк насчитывал 3000 военнослужащих и состоял из трех батальонов четырехротного состава. В свою очередь, численность роты достигала 250 человек. Всеми подразделениями командовали опытные офицеры французской морской пехоты. Так начался боевой путь Первого и Второго полков Тонкинских стрелков, приказ о создании которых был подписан 12 мая 1884 года. Командирами полков были назначены опытные французские офицеры, прежде служившие в морской пехоте и принимавшие участие в многочисленных военных операциях.

Изначально полки отличались неукомплектованностью, поскольку сложной задачей оказался поиск квалифицированных офицеров морской пехоты. Поэтому первое время полки существовали лишь в составе девяти рот, организованных в два батальона. Дальнейший набор военнослужащих, продолжавшийся все лето 1884 года, привел к тому, что к 30 октября оба полка были полностью укомплектованы тремя тысячами солдат и офицеров.

Стремясь пополнить ряды Тонкинских стрелков, генерал Мийо принял, как казалось, верное решение – о приеме в их состав дезертиров – чжуанов из Армии Черного Флага. В июле 1884 года несколько сотен солдат «Черного Флага» сдались в плен французам и предложили последним свои услуги в качестве наемников. Генерал Мийо разрешил им присоединиться к Тонкинским стрелкам и сформировал из них отдельную роту. Бывшие «чернофлажники» были направлены по реке Дай и в течение нескольких месяцев участвовали в рейдах против вьетнамских повстанцев и уголовных банд. Мийо настолько убедился в лояльности чжуанских солдат французам, что поставил во главе роты крещеного вьетнамца Бо Хинь, спешно произведенного в лейтенанты морской пехоты.

Тем не менее, многие французские офицеры не понимали того доверия, которое оказал дезертирам-чжуанам генерал Мийо. И, как оказалось, не зря. В ночь на 25 декабря 1884 года целая рота Тонкинских стрелков, набранная именно из бывших солдат «Черного Флага», дезертировала, захватив все свое вооружение и амуницию. Более того, дезертиры убили сержанта, чтобы последний не смог поднять тревогу. После этой неудачной попытки включить солдат «Черного Флага» в состав Тонкинских стрелков, французское командование отказалось от этой идеи генерала Мийо и более к ней не возвращалось. 28 июля 1885 года по приказу генерала де Курси был создан Третий полк Тонкинских стрелков, а 19 февраля 1886 года – Четвертый полк Тонкинских стрелков.

Тонкинские стрелки: вьетнамские солдаты в колониальных войсках Французского Индокитая

Как и другие подразделения колониальных войск Франции, Тонкинские стрелки комплектовались по следующему принципу. Рядовой состав, а также младшие командные должности, - из числа представителей туземного населения, офицерский корпус и большая часть унтер-офицерского состава – исключительно из числа французских военнослужащих, прежде всего – морских пехотинцев. То есть, в полной мере французское военное командование жителям колоний не доверяло и ставить целые подразделения под начало туземных командиров откровенно опасалось.

На протяжении 1884-1885 гг. Тонкинские стрелки активно проявляют себя в сражениях с китайскими войсками, выступая совместно с подразделениями Французского Иностранного легиона. После прекращения франко-китайской войны Тонкинские стрелки участвовали в уничтожении не желавших складывать оружие отрядов вьетнамских и китайских повстанцев.

Поскольку, как сказали бы сейчас, криминогенная ситуация во Французском Индокитае традиционно не являлась особенно благополучной, Тонкинским стрелкам во многом приходилось осуществлять функции, скорее близкие к функциям внутренних войск или жандармерии. Поддержание общественного порядка на территории колоний и протекторатов, помощь властям последних в борьбе с преступностью и повстанческими движениями становятся основными обязанностями Тонкинских стрелков.

Из-за отдаленности Вьетнама от остальных колоний Франции и от Европы в целом, Тонкинских стрелков мало привлекают к войсковым операциям за пределами собственно Азиатско-Тихоокеанского региона. Если сенегальские стрелки, марокканские гумьеры или алжирские зуавы активно использовались практически во всех войнах на европейском театре военных действий, то использование за пределами Индокитая Тонкинских стрелков носило, все же, ограниченный характер. По крайней мере, в сравнении с другими колониальными подразделениями французской армии – теми же сенегальскими стрелками или гумьерами.

В период с 1890-х по 1914 гг. Тонкинские стрелки принимают самое активное участие в борьбе с повстанцами и криминалитетом на всей территории Французского Индокитая. Поскольку уровень преступности в регионе был достаточно высок, а в сельской местности орудовали серьезные банды уголовников, колониальные власти привлекали воинские подразделения для помощи полиции и жандармерии. Тонкинские стрелки использовались и для ликвидации пиратов, действовавших на вьетнамском побережье. Печальный опыт использования перебежчиков из «Черного Флага» заставлял французское командование отправлять Тонкинских стрелков на боевые операции исключительно в сопровождении надежных отрядов морской пехоты или Иностранного легиона.

Вплоть до начала Первой мировой войны Тонкинские стрелки не имели как таковой военной формы и носили национальную одежду, хотя некоторая упорядоченность все же присутствовала – брюки и туники делались из синего или черного хлопка. Аннамские стрелки носили белую одежду национального покроя. В 1900 году ввели расцветку хаки. Национальная вьетнамская бамбуковая шляпа сохранялась и после введения униформы, пока в 1931 году не была заменена на пробковый шлем.

Тонкинские стрелки: вьетнамские солдаты в колониальных войсках Французского Индокитая
Тонкинские стрелки

С началом Первой мировой войны французские офицеры и сержанты, служившие в частях Тонкинских стрелков, в массовом порядке были отозваны в метрополию и направлены в действующую армию. Впоследствии один батальон Тонкинских стрелков в полном составе участвовал в боях под Верденом на Западном фронте. Однако масштабное использование Тонкинских стрелков в Первой мировой войне так и не последовало. В 1915 году батальон из состава Третьего полка Тонкинских стрелков был переброшен в Шанхай, для охраны французской концессии. В августе 1918 года три роты Тонкинских стрелков в составе сводного батальона французской колониальной пехоты были переброшены в Сибирь для участия в интервенции против Советской России.

Тонкинские стрелки: вьетнамские солдаты в колониальных войсках Французского Индокитая
Тонкинские стрелки в Уфе

4 августа 1918 г. в Китае, в городе Таку, был сформирован Сибирский колониальный батальон, командиром которого стал Малле, а помощником командира – капитан Дюнан. История Сибирского колониального батальона – достаточно интересная страница в истории не только Тонкинских стрелков и французской армии, но и Гражданской войны в России. По инициативе французского военного командования, набранные в Индокитае солдаты оказались направлены на территорию раздираемой Гражданской войной России, где сражались против Красной армии. В состав Сибирского батальона входили 6-я и 8-я роты 9-го Ханойского колониального пехотного полка, 8-я и 11-я роты 16-го колониального пехотного полка, 5-я рота Третьего полка зуавов.

Общая численность подразделений составила более 1150 военнослужащих. Батальон принимал участие в наступлении на позиции Красной гвардии под Уфой. 9 октября 1918 года батальон был усилен Сибирской колониальной артиллерийской батареей. В Уфе и Челябинске батальон нес гарнизонную службу и сопровождал железнодорожные составы. 14 февраля 1920 года Сибирский колониальный батальон был эвакуирован из Владивостока, составлявшие его военнослужащие возвращены в свои воинские части. За время сибирской эпопеи колониальный батальон потерял 21 военнослужащего убитым и 42 – раненым. Таким образом, колониальные солдаты из далекого Вьетнама отметились в суровом сибирском и уральском климате, успев повоевать с Советской Россией. Сохранились даже немногочисленные фотографии, свидетельствующие о полуторагодичном пребывании Тонкинских стрелков на территории Сибири и Урала.

Период между двумя мировыми войнами отметился участием Тонкинских стрелков в подавлении бесконечных восстаний, происходивших в различных уголках Французского Индокитая. В том числе стрелки подавляли и бунты собственных сослуживцев, а также военнослужащих других колониальных частей, дислоцированных во вьетнамских, лаосских и камбоджийских гарнизонах. Помимо службы в Индокитае, Тонкинские стрелки участвовали в Рифской войне в Марокко в 1925-1926 гг., проходили службу в Сирии в 1920-1921 гг. В 1940-1941 гг. тонкинцы принимали участие в пограничных столкновениях с таиландской армией (как мы помним, Таиланд в годы Второй мировой войны первоначально поддерживал союзные отношения с Японией).

В 1945 году все шесть полков Тонкинских и Аннамских стрелков французских колониальных войск были расформированы. Многие вьетнамские солдаты и сержанты продолжали службу во французских частях вплоть до второй половины 1950-х годов, в том числе сражаясь на стороне Франции в Индокитайской войне 1946-1954 гг. Однако специализированных подразделений индокитайских стрелков уже не создавалось и лояльные французам вьетнамцы, кхмеры и лаосцы служили на общих основаниях в обычных подразделениях.

Последним войсковым подразделением французской армии, сформированным именно на основе этнического принципа в Индокитае, была «Команда Дальнего Востока», насчитывавшая 200 военнослужащих, набранных из числа вьетов, кхмеров и представителе й народности «нунг». Команда четыре года несла службу в Алжире, участвуя в борьбе против национально-освободительного движения, а в июне 1960 года была также расформирована. Если англичане знаменитых гуркхов сохранили, то французы не стали сохранять колониальные подразделения в составе армии метрополии, ограничившись сохранением Иностранного легиона в качестве основного войскового подразделения для боевых действий на заморских территориях.

Однако на роспуске Тонкинских стрелков история использования представителей этнических групп Индокитая в интересах западных государств не заканчивается. В годы Вьетнамской войны, а также вооруженного противостояния в Лаосе, Соединенные Штаты Америки активно использовали помощь вооруженных отрядов наемников, с подачи ЦРУ действовавших против коммунистических формирований Вьетнама и Лаоса и комплектовавшихся из представителей горных народов Вьетнама и Лаоса, в том числе из хмонгов (для справки: хмонги – один из автохтонных австроазиатских народов Индокитайского полуострова, сохраняющий архаичную духовную и материальную культуру и относящийся к языковой группе, называемой в отечественной этнографии «мяо-яо»).

Кстати, и французские колониальные власти активно использовали горцев для службы в разведывательных подразделениях, вспомогательных частях, сражавшихся с повстанцами, поскольку, во-первых, горцы достаточно негативно относились к доколониальным властям Вьетнама, Лаоса и Камбоджи, притеснявшим малочисленные горные народности, а во-вторых отличались высоким уровнем воинской подготовки, прекрасно ориентировались в джунглях и гористой местности, что делало их незаменимыми разведчиками и проводниками экспедиционных сил.

Из народа хмонг (мео) в частности происходил знаменитый генерал Ванг Пао, командовавший антикоммунистическими силами во время Лаосской войны. Карьера Ванг Пао началась как раз в рядах французских колониальных войск, где он сумел после окончания Второй мировой войны даже дослужиться до лейтенантского звания, прежде чем перешел на службу в королевскую армию Лаоса. Скончался Ванг Пао в эмиграции лишь в 2011 году.

Таким образом, в 1960-е – 1970-е гг. традиции использования вьетнамских, камбоджийских и лаосских наемников в своих интересах у Франции переняли Соединенные Штаты Америки. Последним, впрочем, это стоило немало – после победы в Лаосе коммунистов американцам пришлось выполнять данные обещания и предоставлять убежище тысячам хмонгов – бывших солдат и офицеров, воевавших против коммунистов, а также членам их семей. Сегодня в США проживает более 5 % от общей численности всех представителей народа хмонг, а ведь кроме этой малочисленной народности, на территории США нашли приют представители и других народов, чьи родственники воевали против коммунистов во Вьетнаме и Лаосе.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 4
  1. parusnik 15 июля 2014 09:45
    Молодцы,европейцы,зачем с аборигенами воевать собственными силами..,когда против тех же аборигенов,можно воевать руками самих аборигенов...
    1. Старфиш 15 июля 2014 10:13
      то же самое сейчас и на украине происходит.
      1. Zerkalo 15 июля 2014 22:11
        Так еще в Риме такая такика была, если не ошибаюсь. Все уже придумано до нас.
  2. saygon66 16 июля 2014 00:44
    - Cолдаты 18-ой пехотной див. армии Южного Въетнама...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня