О польском двоемыслии

О польском двоемыслииНастойчивая пропаганда темы Катыни постепенно оборачивается против самой Польши. Недавно в Варшаве состоялась презентация книги Геннадия Матвеева «Польский плен»о судьбе 28 тысяч красноармейцев, взятых в плен во время советско-польской войны 1919-1920 годов и сгинувших в польских лагерях. Книга полякам явно не понравилась, В. Гловацкий даже написал статью «"Русский" ответ на Катынь», в которой конечно же постарался подвергнуть сомнению выводы российского историка: мол, цифры основаны на предположениях.

В основном поляки правильно ухватили смысл - это действительно ответ на Катынь, а точнее, на настойчивые попытки сделать Россию виноватой и получить с этого политические дивиденды. Поляки ведь явно пытаются превратить себя в некий эталон нравственности и занять позицию судьи. Видимо, они полагают, что это позволяет им указывать России, что ей и как нужно делать. И когда им преподнесли свидетельства, что они сами вовсе не «белые и пушистые», полякам это не понравилось. Они загудели, как профессора на конференции Польского института международных дел в 2011 году, где Геннадий Матвеев представлял результаты своего исследования. Но это только первая ласточка. Многие страницы недавней истории Польши до сих пор не написаны, и в Польше их писать никто не собирается, очень уж они дурно пахнут.

Есть что вспомнить: пацификации, осадничество, страшную бедность и голод среди крестьян Западной Белоруссии и Западной Украины, концлагерь в Березе-Картузской, разграбление еврейского имущества во время немецкой оккупации, и другие подобные моменты.


Нелишне упомянуть и об изгнании более чем семи миллионов немцев сразу после окончания Второй мировой войны с территории, восточнее рек Одер-Нейсе (Одра-Ниса Лужицка, по-польски).

Эта "акция выселения", как пишут в польских же работах, не только сопровождалась жестоким отношением к немецкому населению, но и вообще представляет собой интересный образчик польского двоемыслия.

Во-первых, присоединение этих территорий обставлялось очень патетически, как возвращение "к пястовым рубежам" (то есть к границам Древнепольского государства, в котором правила княжеская и королевская династия Пястов, X-XIV вв.), как торжество исторической справедливости и вековых чаяний поляков, передававшихся из поколения в поколение. Хотя, судя по некоторым оговоркам, идея прирасти землей до Одер-Нейсе родилась в довоенной Польше, в порядке полемики со сторонниками польской колониальной политики. Сторонники "пястовых рубежей" считали планы прирасти землей в Аргентине и Мадагаскаре нереальными, а вот разгром Германии и отъем этих земель - вполне реалистическими. Во всяком случае, первые предложения такого рода появились еще до 1939 года. Во время войны лондонское эмигрантское правительство Польши было сторонником этих идей, и, когда поражение Германии стало неотвратимым, заметно активизировалось в данном направлении. Польские социалисты поначалу были против, но потом и они поддались общему настроению, и возвращение к "пястовым рубежам" стало своего рода польским консенсусом.

Во-вторых, при всей патетике, поляки сразу вознамерились избавиться от немцев, проживавших на этой территории, переселить сюда поляков из других районов Польши и как можно быстрее ополячить эту территорию.

Историческая патетика стала обоснованием для самой настоящей этнической чистки и насильственного изгнания немецкого населения. Масштабы этой этнической чистки были колоссальными. По переписи 1939 года, на территориях, расположенных восточнее линии Одер-Нейсе, и потом вошедших в Польшу, проживало 7,2 млн немцев. В 1948 году на этой же территории осталось всего 100 тысяч человек немецкого населения.

И это при том, что во время войны, особенно в 1944 году, на эту территорию проводилась массовая эвакуация населения из Западной Германии и Берлина, подвергавшихся ударам союзной авиации. Скажем, в Бреслау, в столице Силезии, до войны жило 625 тысяч человек, а во время войны население превысило миллион человек. Так что количество насильственно выселенных немцев больше, чем арифметическая разница между довоенным и послевоенным населением.

Как это все объясняют поляки? Они создали весьма презанятную версию событий. Делись, мол, эти немцы неведомо куда во время войны.

Вот перепись февраля 1946 года показывает, что на этой территории проживало 2,1 млн немцев. Куда же делись остальные 5 млн человек? Они, мол, покинули эти земли в ходе войны или в первые месяцы 1945 года, и поляки тут ни при чем.

Оставшихся немцев пришлось выселить, но тут поляки выставляют себя чуть ли не пострадавшей стороной: союзные державы, передав эту территорию Польше, заставили, дескать, изгнать немцев, что было сложной и дорогостоящей задачей для тяжелого послевоенного времени. Если почитать некоторые польские работы, то можно слезу пролить над тем, как поляки нехотя выселяли немцев, чуть ли не под принуждением.

Между тем правда далеко не всегда прячется за семью замками, а часто пишется через пару-тройку страниц. Обратившись к подробному рассмотрению отдельного региона, можно распутать этот клубок двоемыслия. Речь идет о территории бывшей немецкой провинции Силезия, которую поляки называют "Долни Шлёнск" или "Дальняя Силезия" (есть еще "Горная Силезия" и "Опольская Силезия", части края, которые до 1939 года были в составе Польши). "Дальняя Силезия" была развитым промышленным регионом, с крупной добычей каменного угля, машиностроением, химической промышленностью. В 1939 году здесь проживало 3 млн немцев, и эта цифра возросла во время войны.

Немцы в 1945-м приготовились к обороне Силезии, создали сеть мощных укрепрайонов, поставили 15 тысяч минных полей, однако в ходе Висло-Одеской операции 12 января - 3 февраля 1945 года вся эта территория была захвачена Красной Армией. Вермахт понес огромные потери. Бреслау был взят в кольцо 14 февраля и продержался в окружении до 6 мая 1945 года, пока не была подписана капитуляция. Силезия сильно пострадала: Бреслау был разрушен примерно на 80%, мирное население эвакуировалось и понесло потери в ходе боев. Скажем, в Бреслау в окружении оказались около 200 тысяч гражданских лиц, и за два с половиной месяца обстрелов, бомбежек и непрерывных боев выжили далеко не все.

Но все же напрасно поляки утверждают, что большая часть немцев покинула "Дальнюю Силезию" во время войны. Да, к февралю 1946 года немецкое население этой территории сократилось до 1,2 млн человек. Однако в специальной работе Б. Пасиерба, выпущеннной во Вроцлаве в 1969 году и посвященной миграции немцев, прямо указывается, что в 1945 году было выселено 449,8 тысяч, в 1946 году - 1 млн 102,9 тысяч, в 1947 году - 217,7 тысяч человек.

Здесь мы подходим к очень грязной и дурно пахнущей странице польской истории. Дело в том, что в польских источниках есть сведения о том, что ополячивание "Дальней Силезии" шло одновременно с выселением немцев и сопровождалось грабежом выселяемых. Все это было организовано именно как захват территории, под лозунгом: "Нет места для немцев в Польше". Уже в мае 1945 года Управление правительственного уполномоченного Польши в Дальней Силезии выпустило воззвание к населению Келецкого воеводства – переселяться на захваченные земли.

Впрочем, уже с апреля переселение стало массовым. Это было не только организованное переселение поляков из Западной Украины и Западной Белорусии, проводимое Советским правительством, не только обустройство репатриантов, вернувшихся из-за рубежа, но была и массовая неорганизованная миграция. Еще бои не закончились в Бреслау, а поляки уже бросились занимать земли. Газеты все это подстегивали, мол, если нет транспорта, то нужно идти на запад пешком: "Если от нас зависит будущее Польши, то это нужно сделать". Однако дополнительно кого-то подгонять вряд ли было нужно. В польской же литературе прямо говорится: "Практически переселенцы, прибывавшие в города, приобретали жилые дома, постройки и имущество самостоятельно".

Иными словами, переселенцы просто занимали понравившиеся дома и квартиры, выгоняя из них немцев, захватывали земельные наделы, грабили немецкое население.

Появились даже псевдоосадники, то есть люди, которые заявлялись как переселенцы, пользовались бесплатным транспортом и получали помощь от Государственного управления по репатриации Польши, но на деле занимались разграблением немецкого имущества. Обо всем этом открыто пишется в польской литературе. Причем нет ни малейшего указания на то, что какого-нибудь такого псевдоосадника схватили и наказали. В связи с этим стоит вспомнить знаменитый еврейский погром в Кельце 4 июля 1946 года. Хотя польское правительство извинилось и признало это позорным случаем, тем не менее, этот погром прекрасно укладывается в общую картину послевоенного "устройства" Польши: терроризировать, грабить и изгонять всех неполяков. После погрома из Польши выехало 35 тысяч евреев, чудом переживших страшную немецкую оккупацию и лагеря смерти.

Да, все это "ополячивание" Дальней Силезии проводилось в атмосфере борьбы с немецким подпольем "Вервольф". Подполье действительно существовало и действительно проводило нападения, однако борьба с подпольем была чертовски удобным предлогом для грабежа немецкого населения. Любого ведь немца можно было объявить сторонником гитлеровцев или подполья, а потом присвоить его имущество или землю. Земли, кстати, было конфисковано и разделено 52,3 тысячи гектаров.

В 1945 году на территории Дальней Силезии было вселено 551 тыс., в 1946-м – 1 338 тыс., в 1947-м – 1 580 тыс. польских переселенцев.

С осени 1945 года, в связи с наплывом переселенцев, выселение немцев стало проводиться более организованно: создавались сборные пункты, подавался транспорт и железнодорожные вагоны. Выселяемые брали с собой только то, что можно было унести в руках, остальное доставалось полякам.

В разрушенной войной и голодающей Германии, в особенности, в советской оккупационной зоне, больше пострадавшей от боев, этих людей не ждало ничего хорошего. То, что Советский Союз позволил полякам это сделать - это наша большая ошибка. Мы воевали не с немецким народом, и простые немцы не были для нас врагами. Совершенно очевидно, что нельзя было проводить переселение в таких огромных масштабах в условиях огромных военных разрушений, и вся эта ноша легла, в конце концов, на плечи Советской военной администрации в Германии. Нужно было настоять на том, чтобы при переселении учитывались хозяйственные возможности, чтобы переселяемые немцы получали на новом месте жилье, работу или землю. Кроме того, среди них было немало квалифицированных рабочих, которые восстановили бы силезскую промышленность быстрее и в гораздо больших масштабах, чем это смогли сделать поляки. Это позволило бы Польше и ГДР быстрее восстановиться после войны. Поляки же, изгнав немцев, так и не смогли довести население Дальней Силезии до довоенного уровня даже к 1963 году, когда там проживало 1,9 млн человек.

В польской литературе о судьбе выселенных немцев пишется очень скупо. Зато поляков очень беспокоил вопрос, как культурно интегрировать прибывших в Дальнюю Силезию поляков из разных мест. Из послевоенного населения было только 25% местных поляков. 26% прибыли из Западной Украины, 38% прибыло из разных районов Польши, 5% - из Западной Белоруссии. Вот и возник вопрос, как переносят выходцы из разных мест силезский климат, подходят ли местные земли для привычного для них хозяйства, есть ли культурная интеграция (выяснилось, что спустя 25 лет после войны общины переселенцев из разных мест почти не заключали смешанных браков), и так далее. Похвальная забота. Целая книга была опубликована, как говорится, в тему, с фотографиями, как переселенцы складывают сено по карпатскому обычаю, как отмечают праздники, какие песни поют. О судьбе немцев, выселенных из Силезии, в этой книге не было сказано и полслова.

Вот такое это польское двоемыслие. Если речь идет о поляках, то будет и патриотическая патетика, и трогательная забота, и внимание ко всем мелочам. Если речь идет о неполяках, то любые преступления поляков против них будут объявлены стечением обстоятельств, или же вообще будут замалчиваться, или будет пущена в ход любая ложь и клевета.

Все это прекрасно видно на примере Катыньской эпопеи, где поляки используют ложь самого махрового, геббельсовского образца. То же самое видно и на примере изгнания немцев из Силезии: ложь и эвфемизмы, правда, довольно легко разоблачаемые. И эти люди еще пытаются учить нас нравственности…
Автор: Дмитрий Верхотуров
Первоисточник: http://www.stoletie.ru/vzglyad/o_polskom_dvojemyslii_845.htm


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 18
  1. Айболит 17 июля 2014 12:08
    В своём глазу бревно не видят....
    Айболит
    1. neri73-r 17 июля 2014 15:26
      Сказано же У.Черчилем, поляки - это гиены Европы!!! Добавить нечего. fool
  2. nightingale 17 июля 2014 12:34
    интересно Почему немци не использовали реституцию когда поляки в ЕС вступали.
    1. Старый Циник 17 июля 2014 14:09
      Браво, Уважаемый! Охренительный вопрос для "белоленточников", "евроинтеграторов" и прочих там Макаревичей!

      А у Русского народа века назад уже был готов ответ на данный вопрос: "Ворон ворону глаз не выклюет"!
      Старый Циник
    2. Вованище 17 июля 2014 20:37
      А на хре-на? Поляки в Германии сортиры чинят-моют, полячки в борделях, если рабы сами прутся в рабство ,то зачем реституция, немцы с Польши уже в сто раз больше взяли и ещё возьмут, пока те отсасывают у америко-сов.
      Вованище
  3. olegglin 17 июля 2014 13:12
    Такими вопросами должны заниматься историки на государственном уровне, а не отдельные энтузиасты, противостоящие переписыванию истории(семинары, доклады, диссертации). Все эти мины, закладываемые в настоящем, в долгосрочной перспективе могут принести огромный вред, как в идеологическом, так и в экономическом аспекте. Украина тому пример.
  4. kvm 17 июля 2014 13:17
    Поляки сняли сливки, а вся ненависть немцев - на Советский Союз.
    kvm
  5. евген 17 июля 2014 13:23
    Не совсем понятно.А где были советские войска?Комендатуры?Мутная тема...
  6. Юрий Сев кавказ 17 июля 2014 13:29
    По вопросу реституции хороший вопрос.Видимо собираються отжать эту землю обратно=)
  7. Владимирец 17 июля 2014 13:31
    "Земли, кстати, было конфисковано и разделено 52,3 тысячи гектаров."

    Справедливости ради, это не так уж и много. Другое дело, что её там, видимо, вообще мало.
  8. bbss 17 июля 2014 14:13
    Приходилось общаться с поляками на эту тему. Делают вид, что такого НЕ БЫЛО! Зато с упоением обсуждают какие русские плохие. Как плохо себя вели в Польше и т.п.
  9. alovrov 17 июля 2014 19:03
    Неудачный пример, безотносительно к польше, которую Черчилль называл гиеной Европы. Отдать бывшие немецкие земли полякам это было решение союзников и выступал за него лично Сталин. Это конечно была ошибка. Но тем не менее - это сначала союзники решили отдать полякам исконно немецкие земли, а уж потом туда ломанулась толпа поляков и началось переселение немцев, которое союзники планировали. В мемуарах Черчилля достаточно подробно всё это описано.
  10. Goldmitro 17 июля 2014 19:26
    Цитата: bbss
    Приходилось общаться с поляками на эту тему. Делают вид, что такого НЕ БЫЛО!

    Как говорится, свое не пахнет! Тем более для поляков, хронически больных манией величия, своей исключительностью, . которым все можно, мнение которых единственно достойно внимания! Похоже, эта мания величия - мнить Польшу от моря до моря, сидит в них на генетическом уровне и русские - главное препятствие к ее реализации, за что поляки их и ненавидят, прикрывая все это иногда разными политесами!
  11. Кержак 17 июля 2014 20:06
    В польской версии катыньской трагедии есть очень слабое звено:
    1. польские офицеры были расстреляны задолго до начала войны
    2. польские офицеры специально были расстреляны НКВД из немецкого оружия, чтобы потом все свалить на немцев.
    Возникает вопрос: кто в НКВД во время расстрела мог предвидеть, что немцы дойдут до Смоленска?
    Если кто-то сможет ответить на этот вопрос, то я соглашусь с тем, что виноваты мы. А пока, извините, НЕ ВЕРЮ!
  12. Serrp 17 июля 2014 21:06
    И руки были связаны сзади немецкими бумажными веревками. А место где это происходило, до войны было любимым местом отдыха жителей Смоленска. И шумиху подняли немцы, когда запахло жареным и они начали драпать.
    Serrp
  13. Fedya 17 июля 2014 21:08
    Не мешало бы по-подробней описать как ляхи часть Чехословакии себе оттяпали в 1938 году ! А то они и это еле-еле признают !
    Fedya
  14. саша 19871987 18 июля 2014 09:45
    всегда удивлялся полякм... ой бедняжки невинные,а если вспомнить Минина и Пожарского... с кем они боролись? Да,с этими "ангелочками"...
  15. rubin6286 18 июля 2014 13:28
    О Катыни и том,что ей предшествовало, написано сравнительно немного и отдельные публикации носят противоречивый характер. Я не цитирую, а постараюсь передать то,что довелось услышать от людей более старшего поколения,участников тех событий. Я не могу назвать их имена и фамилии,потому,что одних не знаю,других не помню, не судите очень строго.

    Бывший красноармеец,участник Польской войны 1920 года: После поражения под Варшавой я попал в польский плен. Нас было в лагере военнопленных примерно 5 тысяч человек. Не давали воды,морили голодом,командиров выявляли и расстреливали. Польские офицеры были наглы и высокомерны,откровенно издевались над нами и зверствовали как могли.Местное население относилось тоже враждебно.Медицинской помощи никакой не оказывали.Люди умирали сотнями. Мне удалось бежать.Никакого обмена пленными не происходило, хотя Реввоенсовет предлагал это польской стороне. Поляки погубили так более 20 тысяч человек. Сталин об этом знал.

    Солдат польской, а затем советской армии: Меня призвали в начале сентября 1939 года. Под ударами немцев мы отступали на восток.17 сентября Россия вступила в войну.Командование приказало сложить оружие. Нас,жолнежей, построили,опросили и отпустили по домам, а офицеров посадили в кузова машин и увозили куда-то под охраной солдат НКВД. Позже я узнал,что их везли в Катынский лагерь военнопленных. Возвращаться в Польшу я не хотел и поехал к родственникам в Белоруссию.Поступил в техникум, но проучился мало и был призван уже в Красную Армию. На фронте я узнал,что немцы в Катыни обнаружили расстрелянных русскими польских офицеров. Я считаю,что это ложь.Их расстреляли немцы.....

    Ветеран войны, в 1939-42 г.г. офицер НКВД: Офицеры в польской армии в большинстве были дворяне, интеллигенция,словом шляхта. С началом войны, на предложение совместной борьбы с общим врагом они ответили отказом в грубой, хамской и достаточно циничной форме. Их и надо было не держать,а сразу пускать "в расход". Я не уверен,что это сделали наши,но вполне могли,учитывая итоги войны 1920 года.

    Ветеран войны. бывший солдат дивизии им.Тадеуша Костюшко: В боях с немцами поляки воевали храбро.Когда вошли в Польшу, встретились с отрядами Армии Крайовой, поддерживаемой и управляемой из Лондона. Были случаи дезертирства и перехода на их сторону, но основная масса была верной присяге и продолжила войну на стороне Красной Армии.
  16. смит7 20 июля 2014 23:26
    "На свете не люблю две вещи расизм и негров!" :) Не зачислял поляков в братья-славяне, но после прочтения этого текста стал "почитать" их еще сильнее. В русско-польской истории огромное количество нерыцарского (мягко говоря!) поведения представителей этой нации. Может я не в курсе, а примеры высшей воинской доблести, самоотверженности и героизма поляков есть? Просветите, плз.
  17. vadsha 21 июля 2014 23:41
    К моему сожалению, эта фарисейская политика пресуща всем государствам Евросоюза!!! И Польша просто открыто лжет!
    vadsha
  18. baitly 30 августа 2014 23:33
    Поляки всегда ненавидели Русских.
    У них наверное это на уровне животного инстинкта.
    Ничего, допрыгаются "пшешичи" soldier

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня