Письмо Шурале

Письмо Шурале


Многие помнят письмо от жителя Вологодчины, просившего Владимира Путина ввести войска в его родную область, чтобы "вежливые люди" с автоматами защитили там права русского населения. Никто в РФ не счел это письмо шуткой. Скорее наоборот: буквально спустя несколько дней на Youtube появилось аналогичное обращение от русского жителя Ставрополья. Соцсети по этому поводу и вовсе трясло: просьбы о вводе войск раздавались со всех концов РФ.


В общем хоре просьб особенно выделялись голоса русских жителей Республики Татарстан. И не только русских.

По заветам рейхсфюрера СС

"От грамотности русских и украинцев только вред. А в остальном вполне достаточно, если население немножко будет уметь читать и писать по-немецки. Считать дальше пятисот не надо”, - наставлял своих подручных шеф СС Генрих Гиммлер. Егор Гайдар называл русскую интеллигенцию "бесполезными иждивенцами", которую не жалко вгонять в гроб "демократическими реформами". Итд. Каждый иноземный враг, мечтавший когда - либо уничтожить Россию, первым делом старался уничтожить русскую культуру и русскую школу.

Эти персонажи уже история. Гиммлер 23 мая 1945 года скушал от страха ампулу с ядом. Егор Гайдар в 2009 году скончался от тромбоза легких. Однако есть странное ощущение... Кажется, что русофобские идеи шефа СС и "великого реформатора" на просторах России живут и здравствуют. В частности, в многонациональной и толерантной Республике Татарстан (РТ)

В начале апреля в одной из русских групп "Контакта" появилось письмо о том, как в школах Татарии насаждают татарский язык, попутно сокращая часы русского языка. Каждая фраза звучит как сигнал SOS.

Беспредел

"Помогите, я не знаю куда обращаться! У нас беспредел с татарским языком!", - не стал начинать издалека автор письма. В 1992 году Татарстан принял Декларацию о суверенитете, чуть позже - Конституцию, которая установила в регионе два государственных языка - татарский и русский. Протащенный окружением Шаймиева республиканский закон "О языке" закрепил приоритетное положение татарского языка перед русским. "Закон о языке ввел обязательное преподавание татарского языка в школе. Ну а поскольку вводить дополнительные уроки, нагружая школьников, было нельзя, поступили проще - уменьшили преподавание русского языка и вместо отнятых часов у русского языка в наших школах преподают татарский язык".

Обязаловку по татарскому языку в школах Татарии встретили по-разному. Рядовые татарстанцы (в том числе, и татары) грустно пошутили про то, что "Шаймиеву в школе не давался русский язык", и встретили инициативу как есть. На нее в школах республики просто не обращали внимания. На уроках "татарча тел" (татарского языка – А.П.) ученики решали домашние задания по алгебре и физике, а учителя, нехотя спрягавшие под нос татарские глаголы, ждали, когда же эта тягомотина закончится. И учителя, и ученики понимали, что татарский язык в вузе никак не пригодится. Преподавание русского языка, столь необходимого в любом российском вузе, безнадежно страдало. Чтобы сдать вступительное сочинение, приходилось нанимать репетитора. Но и это еще было можно терпеть. До тех пор, пока с 1 сентября 2012 года Минобразования РТ не ввело для всех девятиклассников обязательный республиканский экзамен по "татарча тел".

"Не сдал экзамен - прощай аттестат", - пишет автор "контактовского" письма. Но и экзамен не был такой страшной проблемой. До 2013 года. С 1 сентября 2013 года экзамен по татарскому языку сдается в форме государственной итоговой аттестации (ГИА). Что эта перемена значила? "До этого школьники сдавали экзамен по татарскому в традиционной форме, то есть у себя в школе и со своим учителем. Списать на таком экзамене - как нефиг делать". А на ГИА, выражаясь языком нашего собеседника, фиг, что спишешь. Экзаменовать будет не твоя родная учительница, а чиновники Минобразования. Не сдал - твои проблемы. Каждый выкручивался как мог. Кто-то нанимал репетиторов из числа знакомых татар, кто - то заранее "находил подходы" в муниципальных управлениях образования и старался там подмаслить кого нужно. В итоге, экзамен превращался в мотание нервов, а сама идея обязательного преподавания татарского языка - в профанацию образовательного процесса и бесцельную трату бюджетных средств. Для справки: программа государственного двуязычия Татарстана обходится бюджету республики в миллионы рублей. Куда деваются эти деньги - вопрос отдельный.

Что же федеральный Центр, который так обеспокоен модернизацией образования и кризисом духовных скреп? Вот вступили в силу поправки в закон "Об образовании Российской Федерации" которые должны были прекратить преподавание татарского языка в ущерб русскому языку. "По идее, весь это бардак с татарским языком должен был закончиться. Но не тут то было! Власти Татарстана плевать хотели на эти поправки, а это значит, что бардак с татарским языком будет продолжаться", - рисует нерадостные перспективы автор письма "ВКонтакте". Он не знает, куда ему обращаться и что делать и поэтому просит совета у товарищей по блогосфере.

В комментариях к "паблику" сразу посыпались язвительные инвективы из серии "Что этот русский развонялся? Если он живет в Татарстане, пусть учит татарский язык или уезжает из республики". Автор бы уехал, но есть одно "но". Он сам татарин, любит свою родину и покидать ее не хочет.

Письма к нечистой силе


Татары от насильственного "татарча тел" страдают не меньше русских. Им больно и горько от того, что язык Габдуллы Тукая и Мусы Джалиля превратился в Татарстане в орудие пытки и объект ненависти. Добро бы еще "нетитульные" головы пичкались классической татарской речью... Любой татарин скажет, что пособия по его родному языку, издаваемые по грифом Минобразования РТ - это издевательство над языком. С такими учебниками и татарского не выучишь, и русский забудешь. На выходе из школы в голове только и останется, что "мин сина (я тебе – А.П.) чай принесу". Для тех. кто не в курсе: это фразочка из жаргона татарских гопников. Аллюзия с гопниками неслучайна: полуобразование рождает только полулюдей.

Что из себя представляют школа Татарстана, хорошо видно на примерах. В первом классе татарстанской школы детей заставляют писать сочинение на тему "Письмо дорогому другу Шурале". Шурале в татарском фольклоре - это злой лесной дух, нечистая сила. Можно себе представить, чтобы первоклашки из Питера или Тамбова писали письмо "другу черту"? От класса в класс сочинения меняются. До недавнего времени школьники писали сочинения о великом и мудром Минтимере Шаймиеве. На уроках истории школьникам всех национальностей рассказывают о "русских оккупантах", которые "уничтожили татарское государство" и "завалили трупами Казань". Также школьникам рассказывают, что Кузьма Минин и Федор Шаляпин - на самом деле татары, которых против их воли заставили креститься и потом записали русскими. Из школьных стен ученики - татары выносят, что все зло идет от русских, а русские школьники Татарии - что они потомки оккупантов и вообще недочеловеки.

"Надо валить!"

Официально татаризация школьного образования в РТ называется "программой государственного двуязычия в Республике Татарстан". Она существует почти 20 лет, а в формат нынешнего существования оформилась в 2007 году. Согласно документам Минобраза РТ, срок билингвальной программы 2007 года должен был закончиться в 2013 году, после чего органы образования должны были разработать новую. Новая программа была принята в октябре прошлого года. Общественность, ознакомившись с ней, поняла: сказка про билингвального бычка не закончится до тех пор, пока бычок не сдохнет.
"В октябре 2013 года правительство Татарстана приняло новую аналогичную программу до 2020 года, под которую выделяется 1 млрд рублей бюджетных средств", - говорит казанец Михаил Юрьевич Щеглов, председатель городского Общества русской культуры, доцент Казанского технического университета имени Туполева. "Шут с ними, со средствами. Но вот посмотрит на эту программу русский, живущий пока в Татарстане, поймёт, что языковое обременение ждёт его детей ещё, по крайней мере, лет на семь, и подумает: "Нет, отсюда точно валить надо!". И уедут".

По словам Щеглова, уедут русские не только из-за повальной татаризации среднего образования и неприкрытого воровства бюджетных средств. В Питере и Москве бюджеты тоже "пилят". Михаил Юрьевич вспоминает другое: как в мае 1997 года в Госсовете Татарстана принимали лидера самопровозглашенной Ичкерии Аслана Масхадова. Визит Масхадова был подготовлен тогдашним советником Шаймиева Рафаэлем Хакимовым, накануне ездившим в "Ичкерию" с фактически официальным визитом. Президента - сепаратиста в парламенте Татарстана принимали как главу иностранного государства, а выступление Масхадова в Госсовете транслировалось по центральным телеканалам РТ. С трибуны парламента Масхадов самодовольно учил татарских политиков, как им надо жить и строить свои отношения с Москвой, а депутаты и министры вовсю внимали сепаратисту. Вдоволь упившись самодовольством, Масхадов вручил спикеру Госсовета РТ Фариду Мухаметшину булатный клинок, и Мухаметшин принял подарок как высокую награду.
Глядя на балаган в парламенте, жители Татарстана негодовали. То, что творилось в Госсовете, в любой другой стране называется государственной изменой и потворством терроризму.

Обжиманки Госсовета РТ с Масхадовым еще раз показали русским: от этого парламента добра не жди. Ведь именно Госсовет под руководством Мухаметшина в 1992 году узаконил Конституцию РТ, начинавшуюся преамбулой "Многонациональный народ Татарстана и татарский народ". Одна эта преамбула - уже указание на апартеид. Помнят жители РТ и то, как спикер их парламента в начале 90-х годов любезно встречал ваххабитских эмиссаров из Саудовской Аравии. На деньги саудитов, в частности, в Набережных Челнах было выстроено медресе "Йолдыз", ставшее потом известным на всю Россию. Увы, не выдающимися богословами или арабистами, а одним - единственным шакирдом, челнинцем Денисом Сайтаковым. 8 сентября 1999 года Сайтаков вместе с подельниками совершил теракт на московской улице Гурьянова, после чего в медресе сменили ректора, а потом и вовсе закрыли.
В ожидании "вежливых людей"

Всем в Татарстане ясно, что языковое неравенство в школах республики - это неотъемлемая часть этнократического курса властей РТ, нацеленного на монополию аульной аристократии на власть. Термин "аульная аристократия" подразумевает, что высшие властные кланы Татарстана принадлежат к одному социальному слою - узкой группе выходцев из татарской сельской глубинки, связанных между собой властными, имущественными и зачастую родственными узами. Аульного аристократа отличает крайне ревнивое отношение к деньгам и власти, склонность к интригам и нетерпимость к "чужакам", в особенности, к нетатарам. Небожители Казанского кремля понимают: русский школьник из Нижнекамска или Набережных Челнов в зрелом возрасте может составить реальную конкуренцию небожителям из Казанского кремля. Эта особенность аульной психологии во многом объясняет, почему в школах Татарстана насаждается татарский язык. Этнократы перекрывают всем "лишним" кислород к высшему образованию и, следовательно, всем возможным выходам на высшие этажи социальной лестницы. Как следствие, "лишние" вынуждены вольно или невольно покидать Татарстан.

"Аульный" тренд с Минтимера Шариповича Шаймиева, выходца из татарского села Аняково. Шаймиев всю свою жизнь доверяется только себе подобным выходцам из татарских сел, а русских вообще обходит стороной. Специалисты по политической психологии до сих пор гадают: не связано ли аульное поведение Шаймиева с тем, что ему в школе не давался русский язык? По-русски Шаймиев говорит просто ужасно, и по этому поводу испытывает давние комплексы. Еще одна задачка для политпсихологов: может ли быть связь между языковыми комплексами Шаймиева и принудительной татаризацией школ Татарстана?

Тем временем, маховик татаризации останавливаться не думает. В конце 2013 года министр образования Татарстана Энгель Фаттяхов поставил перед подчиненными новую сверхзадачу -поставить на билингвальную основы все детские сады республики. Еще осенью 2013 года специально для этих целей была разработана инновационная программа "Килэчэк" (Будущее) и выделены деньги в размере около ста миллионов рублей. Часть транша пришла в виде федерального гранта. Еще один синдром "аульного" тренда - поведение Казани в общероссийском деле "собирания земель русских". Татарстан является одним из главных федеральных кураторов Крыма и одновременно втихую задруживается с Меджлисом. Цель: не допустить пророссийского влияния на татар Поволжья. У молодого и среднего поколения крымских татар сильна русская генетическая и культурная компонента. Высок процент браков между русскими и крымскими татарами, русский язык является языком обыденного общения (дошло до того, что крымскотатарская молодежь почти не говорит по-татарски), менталитет больше похож на русский, чем на татарский. Одна из деталей: мусульмане из крымских татар, в отличие от своих собратьев в Поволжье, лояльны к употреблению вина. Русской компонентой объясняется и тяга крымских татар к Казани. Казань для них - это татарские ворота в "большую Россию", а не в тюркский мир, как наивно рассуждал в одной своей статье бывший вице-премьер Крыма Рустам Темиргалиев. Прорусская ориентация крымских татар путает карты Казани, и Казань поэтому избрала себе в союзники антироссийский Меджлис. Но игры Казани и Меджлиса идут в тайне, а гласно Казань заявляет о полной поддержке инициатив Владимира Путина по собиранию земель русских.

Очень симптоматично поведение Казани в плане общероссийской помощи беженцам с Юго - Востока. Тех жителей Новороссии, которые прибывают в Татарстан, местные чиновники ставят ниже гастарбайтеров из Средней Азии (последние дают деньги, а первые требуют). Первые беженцы прибыли в Татарстан в апреле, и с этого месяца они не могут получить в "гостеприимной" республике официального статуса. В УФМС их "волокитят" и "заворачивают" по малейшему поводу. Без статуса беженца выходцы с Юго- Востока не могут снять жилье, устроиться на работу, оформить детей в детсад или школу. Если бы не помощь неравнодушных жителей Татарстана всех национальностей, этнократия извела бы всех беженцев еще весной. Эксперты считают: Казани не жалко денег, ей просто не нужно пассионарное русское присутствие в регионе. представьте, что их приедет много, через год своего пребывания в качестве беженцев они по закону смогут получить российское гражданство, то есть окончательно обосноваться в России и конкретно в Татарстане. Резонно возникает вопрос: а надо ли Казанскому Кремлю, поставившему задачу превратить регион в "исламскую республику", чтобы в Татарстане увеличилось численность русской национально ориентированной оппозиции?

Не удивительно, что в начале "крымской кампании" жители Татарстана попросили Путина. чтобы он прислал в Поволжье "вежливых людей", которые смогли бы защитить права русских людей. Об этом просили многие татары. Этнократический стиль правления Татарстаном - это угроза русскому присутствию в Поволжье. Если в Поволжье не останется больше русских, то это значит, что татарам, башкирам, чувашам скоро тоже останется только паковать чемоданы и бежать куда глаза глядят. Поволжье без русских - это обезличенный проваххабитский регион с этнократами у руля, где ничему живому и настоящему места нет.
Автор:
Артур Приймак
Первоисточник:
http://www.zavtra.ru/content/view/pismo-shurale/
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

100 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти