Властелин «Государства Солнца»: как словацкий дворянин бежал с камчатского острога и стал королем Мадагаскара

Мировая история знает множество авантюристов, провозглашавших себя кто духовными наставниками и учителями человечества, кто наследниками королевских престолов, а кто и собственно королями или императорами. В Новое время многие из них активно проявлялись в странах, как теперь бы сказали, «третьего мира», которые отличались слабостью государственного строя или вообще отсутствием оного и представляли собой лакомый кусок для всевозможных авантюр и политических экспериментов.

К слову, далеко не все авантюристы заботились лишь содержанием собственного кошелька или реализацией политических амбиций и комплекса властителя. Некоторые были одержимы вполне себе заслуживающими уважения идеями социальной справедливости, пытались создать «идеальные государства», за что могут быть охарактеризованы не столько как авантюристы, сколько как социальные экспериментаторы – пусть неудачливые, с определенной долей наигранности.

17 июля 1785 года некто Мориц Беневский провозгласил себя императором Мадагаскара. Мало ли на свете чудаков - но этот тридцатидевятилетний дворянин словацкого происхождения все же имел на то определенные основания, причем - немалые. Нам этот человек интересен еще и тем, что значительная часть его жизненного пути была, так или иначе, связана с Россией. Хотя долгое время само имя этого человека в Российской империи находилось под запретом – и на то были некоторые основания.


Одним из первых в отечественной литературе эту интереснейшую историческую личность популяризовал Николай Григорьевич Смирнов – хороший русский писатель и драматург первой трети ХХ века, в 1928 году опубликовавший читающийся на одном дыхании исторический роман «Государство Солнца». Мориц Беневский выведен в нем как Август Беспойск, но его образ и так прекрасно угадывается под вымышленным именем.

Австро-венгерский гусар и польский повстанец

Мориц, или Мауриций, Бенёвский, родился в словацком городе Врбов в семье полковника австро-венгерской армии Самуэла Беневского в далеком 1746 году. Как было принято в то время в дворянской среде, Мориц достаточно рано начал военную службу. По крайней мере, в 17 лет он был уже гусарским капитаном и участвовал в Семилетней войне. Однако, вернувшись с военной службы, Мориц погрузился в наследственные тяжбы со своими родственниками. Последние добились заступничества высших властей Австро-Венгрии и юный офицер был вынужден бежать в Польшу, спасаясь от возможного уголовного преследования.

Властелин «Государства Солнца»: как словацкий дворянин бежал с камчатского острога и стал королем Мадагаскара


В Польше, в тот период раздираемой политическими противоречиями, Беневский примкнул к Барской конфедерации – повстанческой организации, созданной польской шляхтой по инициативе краковского епископа и выступавшей против раздела Польши и подчинения ее части Российской империи. В основе идеологии конфедератов была глубокая ненависть к русскому государству, православию и даже греко-католикам, основанная на распространенной в то время в Польше концепции «сарматизма» - происхождения польской шляхты от вольнолюбивых сарматов и ее превосходства над «потомственными холопами».

Барская конфедерация подняла восстание против Российской империи, против нее были двинуты русские войска. Кстати, Александр Васильевич Суворов получил звание генерал-майора именно за разгром польских повстанцев. Однако во многом именно Барской конфедерации мы «обязаны» тем, что земли Галиции при разделе Польши оказались оторванными от остальной части русского мира и попали под власть австро-венгерской короны. Раздел Польши на несколько частей также во многом последовал благодаря повстанческой войне. Русским войскам удалось нанести Барской конфедерации поражение, захватив значительное количество польских шляхтичей и сражавшихся на их стороне европейских добровольцев и наемников в плен.

В числе попавших в плен конфедератов оказался и словак Мориц Беневский. Было ему от роду 22 года. Российские власти, пожалев молодого офицера, выпустили его под обещание вернуться домой и более не принимать участие в восстании. Однако Беневский предпочел вернуться в ряды конфедератов, повторно попал в плен и уже без всяких снисхождений был этапирован – сначала в Киев, затем в Казань. Из Казани Беневский вместе с другим конфедератом – шведским майором Адольфом Винбланом – бежал и вскоре оказался в Санкт-Петербурге, где решил сесть на голландский корабль и покинуть гостеприимную Россию. Однако капитана голландского судна обещания Беневского расплатиться за проезд после прибытия в любой европейский порт, не тронули, и он благополучно сдал безбилетных пассажиров российским военным властям.

Камчатский побег

Из Петропавловской крепости 4 декабря 1769 года Беневского и его «подельника» Винблана на санях отправили … в самую что ни на есть дальнюю «Сибирь» - на Камчатку. Во второй половине XVIII века Камчатка была местом ссылки политически неблагонадежных. Фактически это был край острогов, где несли службу немногочисленные солдаты и офицеры императорской армии и размещались заключенные. В 1770 году Мориц Беневский был доставлен в Большерецкий острог на Камчатке и освобожден из-под стражи. Смысла держать арестанта под охраной особого не было – бежать с полуострова в то время фактически было невозможно: одни остроги да сопки, попытаться совершить побег себе дороже, чем вести более-менее сносное существование в ссылке.

К тому времени Камчатка только-только начинала обживаться русскими колонистами. Большерецкий острог, куда был помещен Беневский, в частности основали в 1703 году – за какие-то 67 лет до того, как туда этапировали героя нашей статьи. К 1773 году, по данным путешественников, в Большерецком остроге был 41 жилой дом, церковь, несколько казенных учреждений и собственно крепостные сооружения. Крепость была нехитрой -= земляной вал с вкопанным частоколом. В принципе, и обороняться здесь было не от кого – разве что от плохо вооруженных и малочисленных аборигенов Камчатки – ительменов, которые, впрочем, в 1707 году уже предпринимали попытку острог уничтожить.

Властелин «Государства Солнца»: как словацкий дворянин бежал с камчатского острога и стал королем Мадагаскара


Ссыльный Мориц Беневский был помещен к такому же ссыльному Петру Хрущову. Этот бывший поручик Лейб-гвардии Измайловского полка обвинялся в оскорблении императорского величества и уже девять лет «тянул срок» на Камчатке. Конечно, доживать на Камчатке Хрущов не хотел и поэтому давно готовил план побега с полуострова. Поскольку единственным путем возможного побега оставался морской путь, Хрущов планировал угнать корабль, который мог бы пристать к местной бухте.

Беневский, сдружившийся с отставным поручиком, корректировал его план весьма изобретательно. Он пришел к выводу, что просто угнать корабль было бы безумием, поскольку моментально последовала бы погоня – скорее всего успешная, с последующей казнью беглецов. Поэтому Беневский предложил сначала поднять в остроге восстание, нейтрализовать охранявший его гарнизон, а уже потом спокойно готовить корабль к отплытию. Это представлялось куда более разумным, тем более, если учитывать, что радиосвязи тогда не существовало и сообщить с отдаленной Камчатки о восстании ссыльных оперативно бы не получилось.

Разработав, таким образом, план побега, заговорщики стали подбирать команду единомышленников. Параллельно они присматривались к другим обитателям острога. Капитан Нилов, который выполнял обязанности коменданта и отвечал за охрану заключенных, был алкоголиком и уделял проблемам безопасности острога мало внимания. Беневский распространил слухи, что он и Хрущов выступают за царевича Павла Петровича, за что и были помещены в острог. Это подействовало на обитателей крепости и численность заговорщиков возросла до пятидесяти человек. К Беневскому и Хрущову присоединились священник Устюжанинов с сыном, канцелярист Судейкин, казак Рюмин, штурман Максим Чурин и другие интересные люди.
Естественно, что на стороне Беневского оказался и не менее примечательный каторжанин Иоасаф Батурин. Этот драгунский подпоручик еще в 1748 году совершил попытку свержения Елизаветы Петровны с целью утверждения на престоле Петра Федоровича – будущего императора Петра III. Однако двадцать лет, проведенные после неудачного переворота в Шлиссельбургской крепости, не «образумили» подпоручика и Батурин написал уже новой императрице Екатерине письмо, в котором напомнил о том, что именно Екатерина виновна в убийстве Петра III. За это пожилой бунтовщик оказался на Камчатке.

Властелин «Государства Солнца»: как словацкий дворянин бежал с камчатского острога и стал королем Мадагаскара


Ротмистр Ипполит Степанов написал Екатерине письмо, в котором потребовал всенародного обсуждения нового законодательства, после чего продолжил «обсуждать» его в камчатском остроге. Александр Турчанинов некогда был камер-лакеем, но имел смелость усомниться в правах Елизаветы Петровны на императорский престол, обозвав ее внебрачной дочерью Петра I и безродной Марты Скавронской. С отрезанным языком и вырванными ноздрями бывший камер-лакей оказался на Камчатке, до смерти затаив обиду на российский престол.

«Боевой силой» заговора стали тридцать три моряка – зверобоя, которые обосновались в остроге после того, как их судно разбилось о скалы, а хозяин приказал им снова выходить в море. Судя по всему, этим «морским волкам» труд за копейки и эксплуатация хозяина также надоели, что они, будучи вольными людьми, присоединились к каторжанам - заговорщикам.

Тем временем неизвестные доброжелатели все же донесли капитану Нилову, что его подопечные готовят побег. Однако последние были уже начеку и, разоружив солдат, посланных комендантом, убили Нилова. Были захвачены канцелярия и комендантское помещение, после чего Морица Беневского провозгласили правителем Камчатки. Побег Беневского стал первым и единственным массовым побегом ссыльных из сибирских мест заключения за всю историю царской каторги.

Кстати, перед отплытием из камчатской гавани Ипполит Степанов, у которого уже был, как мы помним, опыт написания политических писем государыне императрице, составил и отослал «Объявление» российскому сенату, в котором, в числе прочего, говорилось: «В России начальники единое только право имеют делать людям несчастье, а помочь бедному человеку никакого уже права не имеют. Народ российский терпит единое тиранство».

Одиссея словацкого пана

Началась подготовка к отплытию. При этом практически никто из восставших не был в курсе подлинных планов самопровозглашенного «начальника Камчатки». 12 апреля 1771 года было построено 11 паромов, на которые погрузили продовольствие, вооружение, инструмент, деньги, после чего восставшие отплыли в Чекавинскую гавань, откуда 12 мая вышли в море на захваченном галиоте «Святой Петр». Плавание продолжалось практически все лето, с месячной остановкой на одном из островов архипелага Рюкю, где тамошние аборигены встретили путешественников достаточно гостеприимно, не отказывая им в снабжении водой и продовольствием.

16 августа корабль прибыл на Тайвань (тогда остров назывался Формоза и был населен туземными племенами индонезийского происхождения). Первоначально Беневский даже задумался, не обосноваться ли на его берегу – по крайней мере, направил группу своих соратников на берег, в поисках воды и продовольствия. Моряки набрели на деревню, которая оказалась факторией китайских пиратов. Последние напали на ссыльных и убили троих человек, в их числе – поручика Панова, матроса Попова и охотника Логинова. В ответ капитан Беневский, в знак отмщения, из пушек снес прибрежную деревню, и корабль отплыл дальше, пришвартовавшись 23 сентября 1771 года в порту Макао.

С 1553 года в Макао обосновались португальцы, которые воздвигли здесь свою факторию, постепенно выросшую в один из важнейших форпостов португальской империи в восточных морях. Ко времени плавания Беневского в Макао размещалась ставка португальского губернатора, в порту постоянно находилось значительное количество торговых судов самых разных европейских и азиатских государств.

Властелин «Государства Солнца»: как словацкий дворянин бежал с камчатского острога и стал королем Мадагаскара


Используя свои природные авантюрные наклонности, Беневский совершил визит к губернатору Макао, представившись польским ученым, совершающим научное плавание и за собственный счет оплатившим длительное морское путешествие. Губернатор поверил и оказал команде корабля достойный прием, пообещав всевозможное содействие. Тем временем, команда корабля, находившаяся в неведении относительно дальнейших планов Беневского, стала возмущаться длительной остановкой в порту Макао. Особенно беспокоил спутников Беневского тропический климат, который они переносили с трудом и который стоил жизни пятнадцати русским, умершим от различных болезней во время остановки «Святого Петра» в этой португальской фактории.
В планы Беневского идти на уступки экипажу не входило. С помощью губернатора, капитан арестовал двух особенно активных «бунтовщиков», среди которых был и его старый приятель Винблан, после чего продал корабль «Святой Петр» и с лояльной ему частью команды добрался до Кантона, где ожидали два заранее заказанных французских судна. Кстати, Франция в тот исторический период находилась в достаточно напряженных отношениях с Российской империей, поэтому Беневский мог не беспокоится насчет возникновения возможных проблем с ним как с политическим беглецом. 7 июля 1772 года камчатские беглецы добрались до берегов Франции и вышли на сушу в городе Порт-Луи. Если с камчатского острога бежало 70 человек, то во Францию смогли добраться лишь 37 мужчин и 3 женщины. Остальные частью погибли и умерли в дороге, частью остались в Макао.

Французские власти приняли Беневского с большими почестями, восторгаясь его смелостью и предложили поступить на французскую военно-морскую службу. Тем более, что Франция нуждалась в отважных мореплавателях, намереваясь активизировать покорение заморских территорий. Политический беженец из далекой России стал часто бывать в приемных французских политических и военных руководителей, вышел на самих министра иностранных дел и военно-морского министра.

Беневскому было предложено возглавить экспедицию на остров Мадагаскар, от чего бывший австро-венгерский капитан, а теперь французский морской командир, разумеется, не отказался. Из числа прибывших с ним во Францию камчатских ссыльных отправиться в дальний путь со своим капитаном согласились лишь 11 человек – приказчик Чулошников, матросы Потолов и Андреянов, супруга Андреянова, семеро рабочих острога и поповский сын Иван Устюжанинов. Помимо них, разумеется, французское правительство предоставило Беневскому внушительную команду из французских матросов и морских офицеров. Другие русские спутники Беневского частью отправились на родину, частью осели во Франции, поступив на французскую военную службу.

Король Мадагаскара

В феврале 1774 года экипаж Беневского в составе 21 офицера и 237 матросов высадился на мадагаскарском побережье. Следует отметить, что прибытие европейских колонизаторов произвело значительное впечатление на туземцев. Следует сделать справку, что Мадагаскар населяют мальгашские племена, в языковом и генетическом отношении в основной массе родственные населению Индонезии, Малайзии и других островных территорий Юго-Восточной Азии. Их культура и быт сильно отличаются от образа жизни негроидных племен Африканского континента, в том числе и тем, что существует определенное почтение к морю и тем, кто приходит на остров морским путем – ведь в мифах и легендах островитян сохраняется историческая память об их заморском происхождении.

[
Властелин «Государства Солнца»: как словацкий дворянин бежал с камчатского острога и стал королем Мадагаскара


Словацкому дворянину удалось убедить туземных вождей, что он является потомком одной из мальгашских королев, чудесным образом воскресшим и прибывшим на остров «царствовать и править» своими «соплеменниками». Видимо, рассказ бывшего гусарского офицера был столь убедительным, что туземных старейшин не впечатлили даже очевидные расовые отличия Морица Беневского от среднего жителя Мадагаскара. Либо туземцы, что, скорее всего, просто стремились к упорядочению собственной жизни и увидели в появлении обладающего знаниями и ценными товарами белого пришельца «знак судьбы». Кстати, через определенное время после путешествия Беневского мадагаскарским туземцам из племени мерина, проживавшим во внутренних районах острова, все же удалось создать достаточно централизованное королевство Имерина, которое длительное время сопротивлялась попыткам Франции окончательно покорить этот благословенный остров.

Беневский был избран верховным правителем - ампансакабе, а французы начали закладку города Луисбурга как будущей столицы французского владения на Мадагаскаре. Одновременно Беневский приступил к созданию собственных вооруженных сил из числа представителей туземных племен. Европейские спутники Беневского начали обучение местных воинов основам современного воинского искусства.

Тем не менее, тропические болезни серьезно сократили численность прибывших с Беневским европейцев, вдобавок ко всему в Париж пошли доносы из завидовавших неожиданному успеху Беневского губернаторских канцелярий французский колоний Маврикий и Реюньон. Беневского обвиняли в излишней амбициозности, припоминая ему то, что он предпочитал именовать себя королем Мадагаскара, а не просто губернатором французской колонии. Такое поведение французов не устроило, и они прекратили финансирование новой колонии и ее руководителя. В результате, Беневский был вынужден вернуться в Париж, где, однако, был встречен с почестями, получил титул графа и воинское звание бригадного генерала.

Во время Войны за Баварское наследство Беневский вернулся в Австро-Венгрию, помирившись с преследовавшим его прежде венским престолом, и активно проявил себя на поле сражений. Он также предлагал австро-венгерскому императору колонизировать Мадагаскар, но не нашел понимания. В 1779 г. Беневский вновь вернулся во Францию, где познакомился с Бенджамином Франклином и решил выступить на стороне американских борцов за независимость. Тем более, что к Бенджамину Франклину он проникся личной симпатией, в том числе и на почве совместного интереса к шахматам (Беневский был заядлым шахматистом). В планах Беневского было формирование «Американского легиона» из числа набранных в Европе добровольцев – поляков, австрийцев, венгров, французов, которых он намеревался доставить на североамериканское побережье для участия в национально-освободительной борьбе против английского господства.

В конечном итоге, бывший мадагаскарский король – губернатор даже собрал три сотни австрийских и польских гусар, готовых сражаться за американскую независимость, но судно с добровольцами было развернуто англичанами в Портсмуте. Впрочем, сам Беневский в Соединенные Штаты все же пробрался, где установил контакты с американскими борцами независимость.

Ему удалось побывать в Америке, затем вновь вернуться в Европу. Провозгласив себя императором Мадагаскара, Беневский решил заручиться поддержкой новых американских друзей и предпринять повторную попытку завоевания власти на острове. Американские спонсоры Беневского, в свою очередь, преследовали несколько иные цели – они стремились к коммерческому освоению Мадагаскара и предполагали постепенно отбить остров у французской короны, положившей на него глаз.

Властелин «Государства Солнца»: как словацкий дворянин бежал с камчатского острога и стал королем Мадагаскара


25 октября 1785 года Беневский на американском судне вышел в море и через определенное время добрался до Мадагаскара. Как видим, желание стать единовластным правителем этого далекого тропического острова не оставляло словацкого странника и прельщало его больше, чем возможная военная или политическая карьера во Франции, Австро-Венгрии или молодых Соединенных Штатах. На Мадагаскаре Беневский основал город Мауриция (или Мауритания), названный, как следовало ожидать, в честь собственно самопровозглашенного короля, и создал отряд из туземцев, поручив ему изгнать французские колониальные власти с острова. Последние, в свою очередь, направили против вчерашнего союзника, а ныне самозваного императора и соперника вооруженный отряд колониальных войск. 23 мая 1786 года в бою с французским карательным отрядом Мориц Беневский погиб. По иронии, он оказался единственным из числа своих единомышленников, погибшим в этом бою, причем в самом начале боя. Так, в сорокалетнем возрасте, завершилась жизнь этого удивительного человека, более похожая на приключенческий роман.

Впрочем, следует отметить, что чудесным путем удалось спастись Ивану Устюжанинову. Этот поповский сын, с самого начала странствий сопровождавший Беневского, считался у мальгашей «наследным принцем» мадагаскарского престола, а после поражения восстания был арестован французскими властями, выслан в Россию, где попросился на Камчатку, но был сослан в Иркутск. В Зерентуе Устюжанинову посчастливилось дожить до глубокой старости и уже в преклонном возрасте передать свою тетрадь с воспоминаниями о странствиях ссыльному декабристу Александру Луцкому, через потомков которого и дошли до более позднего времени некоторые подробности авантюрного путешествия Беневского и его соратников – от камчатского острога до мадагаскарского побережья.

«Государство Солнца»

Как следует предполагать, Морица Беневского тянула к Мадагаскару не только жажда власти и стремление к реализации своих амбиций. Находясь под влиянием популярных в то время социально-утопических произведений, Беневский был убежден в том, что на далеком южном острове ему удастся создать идеальное общество, напоминающее утопию Томаса Мора или Томмазо Кампанеллы. Ведь на Мадагаскаре, как казалось, существовали для этого все необходимые условия, в том числе и удивительная природа, которая, как казалось, волшебна и совсем непохожа даже на природу других тропических островов, увиденных европейскими мореплавателями.

Здесь следует отметить, что Мадагаскар давно привлекал внимание не только европейских монархов, наслышанных о богатствах острова, но и всевозможных «искателей счастья», которые вдохновлялись идеей построения на далеком острове идеального общества. Климат Мадагаскара, «неиспорченность» цивилизацией проживавших на нем туземцев, удобное географическое положение, отдаленность агрессивных европейских держав – все, казалось бы, свидетельствовало в пользу создания на его территории «островной утопии».

Последний концепт стар как мир – еще древние греки писали о некоем острове Тапробана, где царит «золотой век». Почему именно остров? Скорее всего, изолированность от остального мира морскими рубежами рассматривалась как наиболее надежная гарантия существования общества социальной справедливости, свободного от влияния материалистичного и жесткого «большого мира». В любом случае, далеко не один Беневский задумывался о поисках острова, живущего в «золотом веке».

В Новое время социально-утопические идеи получили особенно широкое распространение, в том числе и во Франции. По некоторым сведениям, именно на Мадагаскаре в конце XVII века французскими флибустьерами капитаном Миссоном и лейтенантом Каррачиоли была создана легендарная «республика Либерталия», существовавшая на основе принципов социального равенства и объединявшая флибустьеров самых разных национальностей и вероисповеданий – от французов и португальцев до арабов и африканских туземцев. Либерталия была уникальным экспериментом по созданию пиратского общества социального равенства, сама история столь удивительна, что вызывает сомнения в правдоподобности. Вполне вероятно, что Беневский много слышал о Либерталии и горел желанием более удачно повторить социальный эксперимент своих французских предшественников. Но «Государству Солнца» словацкого авантюриста так и не удалось сколько-нибудь долго просуществовать на мадагаскарской земле.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. Эней 23 июля 2014 09:46
    читывал в детстве сей роман про Бенёвского...Действительно, невероятные приключения, и очень полезен для школьников. Сподвигает на изучение географии, истории, военного дела.
  2. parusnik 23 июля 2014 09:47
    как бежал Австро-венгерский гусар и польский повстанец с камчатского острога и стал королем Мадагаскара..Так точнее будет..И потом Барская конфедерация — конфедерация, созданная по призыву краковского епископа Каетана Солтыка римокатолической шляхтой Речи Посполитой в крепости Бар в Подолии в 1768 году в противовес Слуцкой, Торуньской и Радомской против советников короля Понятовского, желавших ограничить власть магнатов и прекратить наиболее одиозные преследования диссидентов. Фактически барские конфедераты выступили и против самого короля.А то-Беневский примкнул к Барской конфедерации – повстанческой организации, созданной польской шляхтой по инициативе краковского епископа и выступавшей против раздела Польши и подчинения ее части Российской империи...Зачем тень на плетень наводить, а раздел Польши был потом,после разгрома конфедератов..и первоначально о разделе Польши в России и не задумывались..А так история довольно известная..
  3. voyaka uh 23 июля 2014 18:53
    Я первый раз читаю о Бенёвском. Удивительный человек!
    Спасибо за статью.
  4. parusnik 23 июля 2014 20:26
    Как следует предполагать, Морица Беневского тянула к Мадагаскару не только жажда власти и стремление к реализации своих амбиций. Находясь под влиянием популярных в то время социально-утопических произведений, Беневский был убежден в том, что на далеком южном острове ему удастся создать идеальное общество, напоминающее утопию Томаса Мора или Томмазо Кампанеллы. Чушь...О социальном устройстве государства Беневского,автор не пишет,либо умышленно замалчивает. А Либерталия оставила свой след в истории, имеются сведения о том, что в своё время Швеция дважды вела переговоры и даже пыталась сделать Либерталию своей колонией, а при Петре I Россия снарядила туда экспедицию, закончившуюся неудачей, подготовка же второй экспедиции была прервана из-за смерти Петра.
    1. ilyaros 23 июля 2014 20:36
      "Чушь...О социальном устройстве государства Беневского,автор не пишет,либо умышленно замалчивает" - интересно какова может быть цель "умышленного замалчивания"? Если Вам что-либо известно о социальном устройстве государства Беневского, поделитесь, хотя бы ссылкой на источники.... Автор будет признателен)))
      1. parusnik 23 июля 2014 22:48
        какова может быть цель "умышленного замалчивания"? Итак романтический образ героя данной статьи, как социалиста утописта создан в советское время писателем Смирновым книга если не ошибаюсь так и называлась "Город Солнца"..где Беневский и представлен в ореоле борца с царизмом.. этакий социалист-утопист..Но вернёмся к статье..Беневский воюет на стороне Барской конфедерации..консервативной конфедерации,которая выступала против либеральных реформ короля С.Понятовского,социалист-утопист на стороне консерваторов? Забавно..Беневскому французы предложили возглавить экспедицию на остров Мадагаскар, от чего бывший австро-венгерский капитан(кстати тут не точность Австро-Венгрии как государства в 18 веке не существовало,Австрийская империя была..), а теперь французский морской командир, разумеется, не отказался.Немного не так, это Беневский предложил французам завоевать Формозу (Тайвань),но французы предложили Мадагаскар. Наверное для того,что бы под эгидой французской короны построить справедливое государство?А французский король ещё и финансировал..Король социалист-утопист..Далее..Провозгласив себя императором Мадагаскара, Беневский решил заручиться поддержкой новых американских друзей и предпринять повторную попытку завоевания власти на острове.Немного не так..Беневский поехал к англичанам, с которыми только что воевал. В Лондоне он увлек своими планами Джона де Магеллана, потомка знаменитого мореплавателя. Они учинили англо-американскую торговую компанию (война между Англией и Североамериканскими колониями как раз закончилась).В 1785 году как представитель этой кампании Беневский поплыл на Мадагаскар.Жизнь Беневского,это жизнь достойную века великих авантюристов, таких как Калиостро, Казанова или Сен-Жермен. И Беневский всего лишь великий авантюрист..Беневский возможно много слышал о Либерталии, но не горел желанием более удачно повторить социальный эксперимент своих французских предшественников.Ему бы это никто не позволил,ни французский король,ни компаньоны по торговой компании.Социальное устройство..его просто не было..Беневский прожил на Мадагаскаре полтора года и 10 октября 1776-го был провозглашен племенами северо-восточной части острова Великим королем. Он что должен был ломать племенные устои,традиции, нет..Кстати,При освидетельствовании тела Беневского при нем был найден портфель с любопытными документами, а именно с грамотой,за подписью австрийского императора Иосифа II, уполномочивающего Беневского на завоевание Мадагаскара под покровительством Австрии.В портфеле, кроме того, оказалась грамота на имя де-Магеллана, датированная от 28 марта 1784 г., которой ампансакабе Беньовский назначал Магеллана своим европейским уполномоченным для ведения с правительствами, обществами и частными лицами переговоров о торговле, переселении и поставках для Мадагаскарского государства; другая же грамота, датированная от августа 1785 г. в лагере при Анкуру, за подписью "Божьей милостью" Маврикия-Августа и за скрепою канцлера Гратероля возводила кавалера Генского в ранг государственного секретаря и наместника Мадагаскара. Трудно сказать, где мистификация переходила в действительность.
        1. ilyaros 24 июля 2014 00:32
          Понятное дело, что история Беневского вряд ли может быть свободна от домыслов и именно поэтому всегда будет, в той или иной степени, подаваться в некоей художественной обработке. Потому что достоверных источников относительно деятельности этого человека очень мало, а что касается его политики на острове, то это и подавно "темная история". С другой стороны, вполне допустимо, что он мог интересоваться социально-утопическими идеями, тем более, что в конце 18 века они имели распространение в "продвинутой" среде. По крайней мере, стоит в большей степени предполагать, что он о них знал, чем не знал. Все же образованный был парень. Хотя, безусловно, социалистическим деятелем он не был.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня