Второй украинский национализм — интегральный

Второй украинский национализм — интегральный


В 1920-е Донцов, Бандера и Коновалец создали новый тип национализма, рассчитанный на «сильную руку»


«Русская планета» продолжает цикл статей об истории украинского национализма. В первом материале серии описано зарождение этого движения. Вторая статья рассказывала о развитии украинского национализма во второй половине XIX — начале XX века и возникновении «мовы». Третья — об украинском национализме времени распада Российской империи.

После окончания Гражданской войны на территориях бывшей Российской империи начался новый этап в развитии украинского национализма. Границы в очередной раз разделили украинский этнос. Одни украинцы стали гражданами Советского Союза, другие же — частью возрожденной Польши. Именно на территории Польши и произойдет зарождение принципиально нового идеологического течения, которое впоследствии станет «знаменем» сторонников радикального решения вопроса о создании украинского национального государства.

В 1920-х годах существовало три основные идеологические платформы, которые определяли интеллектуальный климат тогдашней Европы. Первая из них была либерально-демократическая, сторонники которой ставили своей главной целью недопущение новой мировой войны путем всеобщего разоружения и различных мирных инициатив. Вторая была представлена коммунистической идеей, отвергавшей всю систему буржуазного мироустройства и предлагавшей взамен альтернативный мир классового братства. Наконец, третья стремилась смести Версальский правопорядок, поставив во главе идеал национального государства. В той или иной пропорции все три ведущие идеологии были распространены во всех государствах континентальной Европы, кроме СССР.


Евгений Коновалец. Фото: argumentua.com


Польша не стала исключением. В стране действовали представители всех трех направлений, но доминирующим стал третий путь. В мае 1926 года на фоне экономического кризиса и волны безработицы герой войны с Советской Россией маршал Пилсудский осуществил переворот и установил так называемый режим санации. Это было авторитарное правление, которое провозглашало необходимость крепкой власти и критиковало систему либеральной демократии, не забывая бороться с коммунизмом. В итоге политическая жизнь Польши приобрела ярко выраженный правоцентристский, консервативно-патерналистский характер. Именно в условиях такой идеолого-политической среды и развивалось украинское национальное движение в Польше, и именно среда определила его идейную платформу.

Первая организация, которую можно рассматривать как представителя нового течения украинского национализма, называлась Украинская военная организация (УВО). Возглавил ее Евгений Коновалец — в прошлом командир Украинских сечевых стрельцов. Это было сравнительно небольшое по численности воинское формирование, воевавшее на территории Галиции во время Гражданской войны на стороне Западно-Украинской народной республики. Собственно выжившие члены этого подразделения и составили основу новой организации.

Выбор идеологии УВО был в какой-то мере предопределен ее составом. Бывшие солдаты исчезнувшего государства были представителями той группы «лишних людей», которая стала социальной базой для авторитарных и тоталитарных режимов Европы. Потерянные в социуме они обратились к идеалу сильной власти, но власти не абстрактной, а национальной. Поскольку в Польше украинцы не могли найти такой власти по определению, логичным выводом стала борьба за создание независимой Украины.

Новая идеология получила название интегрального национализма. Она основывалась на следующих убеждениях: вера в то, что нация — высшая ценность по отношению ко всем остальным; призыв к солидарности всех людей, входящих в нацию; уверенность в том, что воля нации может найти воплощение в конкретном лидере; уважение и прославление аспектов человеческой деятельности, связанных с силой и войной.

Важнейшую роль в формулировке этой доктрины сыграл Дмитрий Донцов. В прошлом сторонник Центральной рады и Украинской народной республики, именно он в 1926 году написал знаковую работу «Национализм», ставшую классикой в националистических кругах. В этой книге он подверг критике классиков украинского национализма (Кулиша, Франко, Драгомарова), обвинив их в провинционализме. В своей книге он разработал идею «свидомых» — сознательной группы граждан, задачей которых являлось вести украинский народ. Эта группа должна была стать воплощением воли нации и ее организующей силой.


На месте убийства Евгения Коновальца. Фото: russian7.ru


Такая идеологическая платформа была привлекательная для бывших украинских солдат. Она не только оправдывала их борьбу в годы Гражданской войны, но и создавала перспективу для будущих свершений. Вдохновленные идеями радикального национализма члены УВО осуществили ряд террористических актов против польских политических деятелей, включавших попытку покушения на маршала Пилсудского. Главной их целью стали политики, выступавшие за мирное польско-украинское сосуществование. Причем национальность политиков значения не имела — жертвами террористических актов становились и украинцы.

Помимо группы Коновальца, возникло еще несколько организаций — сторонников интегрального национализма: Лига украинских националистов, Группа украинской национальной молодежи, Союз украинской националистической молодежи. В 1929 году эти группы объединились и создали Организацию украинских националистов — ОУН. Среди активных ее членов были две ключевые фигуры помимо Коновальца — Степан Бандера и Андрей Мельник. Личные отношения между ними были напряженными, что позднее в условиях военного времени приводило даже к боевым столкновениям между их подчиненными.

ОУН продолжило террористическую деятельность, начатую ее предшественниками, но ничего принципиально нового в идеологию не принесла, за исключением составления так называемого Декалога украинского националиста — творения Степана Ленкавского, суммировавшего в десяти тезисах идеологию интегрального национализма.

После ликвидации в 1938 году советской разведкой Коновальца ранее единая организация разделилась на группы Степана Бандеры и Андрея Мельника. Обе группы были тесно связаны с германской разведкой, которая планировала использовать их в будущей войне против Советского Союза.

Однако, несмотря на все усилия по завоеванию симпатий среди населения польской Украины, успех УВО и ОУН в 1920—1930-е годы был гораздо скромнее ожиданий ее лидеров. В большинстве своем украинцы не поддержали стратегию террора и оставались равнодушными к призывам радикальных групп. Все изменилось с присоединением Западной Украины к Советскому Союзу в 1939 году и последовавшей за этим политикой советизации. В рамках этой политики была проведена культурная революция, осуществлен ряд репрессий и, что больше всего обозлило местное население, политика коллективизации.


Приветственный текст ОУН 1941 года на Глинской браме замка в городе Жолква Львовской области: «Слава Гитлеру! Слава Бандере! Да здравствует независимая Украинская соборная Держава! Да здравствует вождь Ст. Бандера! Слава Гитлеру! Слава непобедимым немецким и украинским вооруженным силам! Слава Бандере!» Фото: wikipedia.org


В результате для основной массы западноукраинского крестьянства советская власть стала врагом, лишающим их земли и покушающимся на их древнюю веру. Именно этим обстоятельством и обусловлена крайне высокая поддержка населением Западной Украины ОУН в 1941 году. Позднее уровень поддержки начнет падать, однако он оставался значительным и после окончания Второй мировой войны.

Деятельность ОУН и ее боевого крыла Украинской повстанческой армии в годы Второй мировой войны представляла собой борьбу против всех. После эйфории от первых успехов, достигнутых в союзе с гитлеровской Германией, наступило понимание, что независимая Украина не вписывается в планы обеих сторон конфликта. В результате по ходу войны западноукраинские повстанцы воевали и против Красной армии, и советских партизан, и против германских соединений, и даже между собой. После победы Советского Союза оставшиеся на территории Украины члены повстанцев продолжили борьбу против сил НКВД и советских администраций, которая также завершилась поражением.

Итак, в 1920—1930-е годы зародилось второе направление украинского национализма, принципиально отличное от классического. Украинофилы отталкивались в своих идеологических теориях от культурологических и этнографических исследований, и мыслили себя как органическая часть украинского народа и прежде всего крестьянства. Именно из народной культуры черпали они вдохновение для своих работ. Националисты же 1920-х годов выстроили совершенно иную идеологию. Провозглашая с одной стороны примат нации над всеми остальными ценностями, на деле они относились с глубоким неуважением к мнению собственно западных украинцев. Видя себя «свидомыми», они считали, что собственно украинский народ пребывает в состоянии апатии и заблуждения, из которого он должен быть выведен сильной рукой.

Оба течения развивались «сверху»: были созданы группами интеллектуалов, но украинофилы смотрели на народ с почтением и уважением, а ОУНвцы видели в нем лишь средство для реализации своей мечты. Проигравшие солдаты гражданской войны, стремясь найти свое место в жизни и наполнить ее смыслом, создали в итоге идеологию, удобную лишь для них самих, поскольку она ставила их выше других людей и давала благородную цель для борьбы. Проиграв во Второй мировой войне, радикальные западноукраинские националисты стали частью исторического мифа, который был возрожден к жизни лишь несколько десятилетий спустя, чтобы столкнуться со старым противником — классическим украинским национализмом. Противостояние это начнется накануне обретения страной независимости в конце советской эпохи.
Автор:
Павел Щелин
Первоисточник:
http://rusplt.ru/world/vtoroy-ukrainskiy-natsionalizm--integralnyiy-11295.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

16 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти