Цивилизационный взгляд на турецко-российские отношения ("Stratejik Dusunce Enstitusu", Турция)



Несмотря на географическую близость, турецкий и русский народы весьма «далеки» друг от друга с точки зрения взаимного восприятия. Немаловажную роль в формировании этой «отдаленности» сыграла общая история, складывавшаяся на протяжении более 500 лет. Вслед за серией масштабных жарких войн, включая Первую мировую войну, под влиянием конъюнктурных условий в отношениях двух стран начался новый период, начало которому положил «договор о дружбе и братстве» между двумя государствами. Но продлился он недолго, уступив свое место полувековой холодной войне, приведшей практически к разрыву контакта между двумя обществами. Таким образом, в условиях исторического процесса в памяти двух народов, к сожалению, формировалось негативное отношение друг к другу.


Вместе с тем, с окончанием холодной войны между странами участились контакты частных лиц, а с 2000-х годов их активность вышла на беспрецедентный уровень. Основную роль в этом сыграл тот факт, что на эти годы пришелся период правления Эрдогана и Путина. Теперь миллионы российских и турецких граждан в качестве туристов, и к тому же без оформления виз, могут посещать Турцию и Россию. Кроме того, по последним статистическим данным, за это время было заключено около 100 тысяч смешанных браков, в которых на свет появилось несколько сотен тысяч детей-метисов. Одни только эти цифры показывают, что быстро развивающийся процесс взаимного узнавания имеет своеобразный курс и течение. В этой статье мы попытаемся рассмотреть те общие цивилизационные стороны, которые, на самом деле, объединяют два общества, а также способны внести вклад в преодоление вышеупомянутой «отдаленности» и развитие человеческих взаимоотношений между двумя странами.

Восприятие государства

Во-первых, обращает на себя внимание сходство государственных традиций, политической и управленческой культуры турецкого и русского народов. Если вести отсчет истории России с Древнерусского государства, то можно увидеть, что восприятие государства, которое сформировалось в сознании российского общества за 1100 лет, возникает из соединения таких понятий, как сила, власть и покорность. В период правления таких лидеров, как Иван Грозный, Петр I, Сталин (которых Запад относит к «авторитарным руководителям» и даже «диктаторам»), в роли фактора, влиявшего на изменение и развитие российского общества, выступало именно государство, и именно такой подход позволял обеспечить независимость и силу России на международной арене. Схожим образом периоды правления Чингисхана, Тимура, Мехмеда II Завоевателя, Сулеймана I Великолепного стали «поворотными моментами» в тюркской и турецкой истории. Ведь в управленческих кодах турок тоже, можно сказать, глубоко укоренился образ «сильного государства во главе с харизматичным лидером».

Государственный аппарат турки наделяют ролью некоей свято чтимой и обеспечивающей справедливость «надстройки», выражая это в таких понятиях, как «великодушное государство», «верховное государство», «отечество». Русские, употребляя понятие «gosudarstvo» (государство), которое этимологически происходит от «законного права на управление», приняли концепт «velikoe gosudarstvo» (великое государство). Все это обнаруживает отчетливую параллель в подходах двух народов к восприятию страны. Идея о том, что «сильным государством» управляет «сильный лидер», приобрела легитимность в доисламский период в рамках концепции тюркских народов «кут», постулирующей, что властные полномочия даются свыше, с наступлением исламской эры — в рамках концепции «халиф — наместник Аллаха на земле». У русских это восприятие нашло выражение в таких закрепляющих самодержавие оборотах речи, как «власть царю дана Богом через Церковь», «Boj’ya volya» (Божья воля), «Pomazannik Bojiy» (помазанник Божий) или, в советский период, «Velikiy Vojd» (великий вождь).

Духовность

Несмотря на разные религии турецкого и русского народов, характерная для восточных обществ склонность к фатализму и мистицизму есть как у турок, так и у русских. Концепция фатализма, которая у турок подчас бывает слишком преувеличена, по-прежнему распространена и в российском обществе — вопреки советскому периоду и воспитанию русских в рамках марксистского учения, коренным образом отрицавшего фатализм. В повседневном турецком языке эта ситуация отражается в употреблении таких фраз, как «если суждено», «судьба» или «не судьба»; а в русском языке — «Ne day Bog» (не дай Бог) или «Sud’ba takaya» (судьба такая). Вместе с тем, высокий интерес турецкого и российского обществ к гаданиям и предсказаниям, наличие схожих суеверий (как, например, бросать в свято почитаемых местах монетку и загадывать желание, верить в сглаз и то, что свист в доме, стояние на пороге, встреча черной кошки — дурные приметы) наглядно показывают, как турки и русские на самом деле культурно и духовно близки друг другу.

Экспансионистская концепция

Хотя исторически экспансионистские концепции турецкой и российской цивилизаций возникли как противоположные друг другу с геополитической точки зрения, между ними также можно обнаружить много общего. В своей знаменитой теории этногенеза ученый Лев Гумилев определяет суперэтнос как «смешанную структуру, состоящую из нескольких этносов, возникших в определенном регионе и взаимосвязанных социально-экономическим, культурным и политическим общением» и в качестве примера приводит мусульман и христиан. Русский этнос, который, как считается, является лидером православного мира, сформулировал доктрину «Москва — третий Рим» (начиная с того момента, как она стала возвышаться как независимое княжество) и взял на себя роль спасителя всех христианских народов, создав, таким образом, правовую основу русского экспансионизма. Схожим образом обстоит дело с доктриной «общественного порядка, созданного Богом во Вселенной», которая легла в основу экспансионизма турецкого этноса, лидера мусульманского суперэтноса, и была нацелена на распространение величия и ценностей ислама и в философском смысле отстаивала идею о том, что «Аллах — единственный», а «ислам является идеальной религией для человечества». Конечно, здесь следует добавить, что как «идеал мирового господства тюркских народов» доисламского периода, так и концепция «лидерства мировой пролетарской революции», которая получила развитие у русских в советский период, позволяют прийти к выводу, что общность экспансионистских концепций восходит не только к религии, но и продиктована структурными особенностями двух обществ.

Поликультурная общественная структура

Примечательно, что возникновение турецкой и русской цивилизаций, в отличие от скудности, в которой развивалось большинство других народов на Западе и Востоке, происходило на полиэтнической, поликультурной, полирелигиозной основах. Когда в разные периоды своей истории на территориях, где было установлено господство турок, они вступали в культурное взаимодействие с другими языковыми, религиозными и этническими элементами, турки не воспринимали их в качестве «чужих». При этом цивилизационное наследие, приобретенное благодаря такому культурному взаимодействию, в котором участвовали китайская, персидская, арабская, славянская, эллинская, римская и другие цивилизации, заложило основы для многовекового сосуществования и сохранения идентичностей десятков разных этнорелигиозных элементов в составе одного государства в османский период. С расширением территорий русского этноса, который рассматривается некоторыми экспертами как смесь финно-угорских, восточно-славянских и восточно-тюркских элементов, число сосуществующих с ним разных этнорелигиозных групп также возросло. Для сохранения приобретенного плюрализма в России была выработана надидентичность: в период СССР она называлась «sovetskiy çelovek» («homo soveticus» или советский человек), а сегодня — «Rossiyanin» (россиянин).

Евразийская идентичность

Пожалуй, главное, что объединяет турецкую и российскую цивилизации, заключается в том, что они не относятся ни к Востоку, ни к Западу, и такой характер идентичности больше не наблюдается ни у одного народа мира.

В силу своего географического положения русские находились в постоянном взаимодействии с восточными и западными обществами. Эту картину очень емко отражают слова сопредседателя турецко-российского общественного форума Константина Косачева: «Если в Азии ты чувствуешь себя европейцем, а в Европе — азиатом, значит ты — русский». С точки зрения этнокультурных кодов на русских существенное воздействие оказали северные и восточные народы, и особенно тюркского происхождения, но в области религии и популярной культуры они оказались под значительным влиянием Запада. А тюрки, продвигаясь из степей Азии на Запад, в период существования Османской империи распространили свои границы и влияние вплоть до Европы и веками жили бок о бок с Западом.

В настоящее время Турция сохраняет свое несравненное геополитическое положение, связывая друг с другом азиатский и европейский континенты благодаря проливам Босфор и Дарданеллы. Турецкий этнос, имеющий восточное происхождение, можно определить как социальное явление, которое из-за продолжительного взаимодействия с западной цивилизацией подверглось серьезным изменениям. Отличает турок и русских от жителей Запада менталитет. Это связано с тем, что турки и русские обладают своей государственной традицией, политической и управленческой культурой (что было рассмотрено выше), а также коллективистской общественной структурой.

Бесспорную роль в этом играет и то, что Запад воспринимает турок и русских в качестве «чужих», пытается явно изолировать турецкое и российское общества от собственной цивилизации и даже демонстрирует некоторое презрение. В связи с этим турецкий и русский народы испытывают определенный социально-психологический дискомфорт в отношении Запада.

Таким образом, уникально олицетворяя евразийскую идентичность с цивилизационной точки зрения, турки и русские, по сути, являются этнически «родственными сообществами», о чем известный русский поэт Пушкин сказал так: «Поскреби русского, найдешь татарина». Турецко-российское сближение на уровне обществ обладает немаловажным значением не только для двух народов, но в то же время и для развития восточных социумов. Вот уже долгое время турецкий и русский народы страдают от множества общих проблем. Турция и Россия обладают общей судьбой, связанной со строительством совместного будущего Востока в плане социального, экономического и культурного развития этого региона. Сплотившись, турецкий и русский народы могут действительно выполнить свою историческую миссию: устранение хаотичного облика XXI века.
Автор:
Ферит Темур (Ferit Temur)
Первоисточник:
http://www.sde.org.tr/tr/newsdetail/turk-rus-iliskilerine-medeniyetsel-bir-bakis/3801
Перевод:
http://inosmi.ru/russia/20140717/221724371.html
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

55 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти