Скудоумие или работа «Сусанина»?

Скудоумие или работа «Сусанина»?
Мы всё для Родины, всё — для народа,
Паяем, шьём, ни часу — без труда.
А кто-то — подлый — строит нам дорогу,
Чтоб завести нас — глупых — не туда.

Мика Твика. Под мелодию Высоцкого


Народ — это быдло?

В KM.RU от 4 июля 2014 появилась статья Дмитрия Зыкина „Демократия — это маска олигархии“. Название статьи выражает общеизвестную истину, с которой вряд ли кто станет спорить. Но уже первые строки её говорят о том, что статья вовсе не об этом. Цитирую:

„Волна «оранжевых революций», Майдан и «арабская весна» проходили под лозунгом демократизации. Все уличные лидеры присваивали себе право говорить от имени народа и утверждать, что выполняют его волю. Цена этой демагогии не выше ломаного гроша; понятно, что истинные цели тех, кто свергал законную власть, к народовластию не имеют никакого отношения. Но возникает вопрос: а возможна ли демократия в принципе? Я говорю о демократии в ее истинном смысле, то есть о власти народа, а не о лозунге политических проходимцев и манипуляторов“.

Читая далее статью, мы убеждаемся, что статья посвящена именно выяснению вопроса (не)возможности демократии в принципе, а вовсе не тому, что олигархия пытается властвовать под личиной демократии. Но „изучение“ этой проблемы автор проводит под вульгарным понятием демократии, подсунутым нам как раз апологетами олигархии. И начинается это „изучение“ также с вульгарного описания народа:

„Отбросив в сторону идеалистические представления о жизни, всякий заметит, что народ — это сложная и крайне неоднородная структура, состоящая из ряда социальных групп, чьи интересы не просто различны, а порой прямо противоположны. Состояние раскола, конфликта идеалов — не отклонение от нормы. Как раз наоборот: лишь в редчайших случаях, перед лицом страшной беды, борьба внутри общества отходит на второй план. Всех сплачивает общее горе. Так волк и заяц во время лесного пожара вместе бегут от огня. Но стоит жизни войти в спокойное, мирное русло, как тут же вновь разгорается социальный конфликт“.

Кто жизнеспособнее: народ или олигархия?

Конечно, можно всё упростить и сказать, например, что народ в среднем состоит из рабочих и крестьян. Уже тут мы обнаружим большое различие интересов: рабочие хотят получать хлебушек, выращиваемый крестьянами, а крестьяне — машины, производимые рабочими. Но подобной разностью интересов не определяется народ. Народ — это в основном управляемая часть населения, не создающая законы. А олигархи — та часть, которая для них законы диктует. И вопрос возможности демократии — это вопрос о том, может ли народ жить сам по себе и сам для себя создавать законы.

Согласен, что вопрос в данной ситуации спорный, но спорный, прежде всего потому, что мы заражены мнением, внушённым нам олигархией. Если же мы поставим вопрос наоборот: может ли олигархия жить сама по себе, то спрашивать дальше о том, может ли она сама для себя создавать законы, уже совершенно не надо, ибо олигархия полностью зависит от существования народа. Как любой паразит, она самостоятельно существовать не может.

Зыкин делает одну ошибку за другой. Он думает, что исследует и делает выводы, а на самом деле только описывает статус-кво — создавшуюся ситуацию:

„Таким образом, облик народа определяет та его часть, которая одержала верх в социальной борьбе и навязала всем остальным свою волю, свое мировоззрение, свои идеалы. Отсюда вытекает, что «мнение народа» — это мнение лишь той части общества, которая доминирует. Разумеется, выигрывает не тот, кто хорошо играет, а тот, кто определяет правила игры, то есть элита. Поэтому элита непобедима до тех пор, пока способна навязывать конкурентам свои правила“.

Прежде всего, похоже, что Зыкин путает власть и управление. Царь может обладать властью, а управлять может его совет министров. Властитель — это тот, кто создаёт законы, причём без присмотра над ним. Поэтому вопрос должен стоять только так: может ли народ сам для себя создавать законы?
Власть может быть народной даже под царём, при условии, что царь только управитель. Но не надо это путать с парламентским королевством. В этом королевстве законы создаёт парламент, а не народ. А это, как говорят одесситы, две большие разницы. Власть является народной тогда и только тогда, если особое мнение любого из граждан обязательно учитывается. А в парламентских королевствах или республиках не учитывается даже мнение единичного члена парламента.


Демократия — это голосование?!

Похоже, что Зыкин за лесом совершенно не видит деревьев. Он явно не может отличить дара божьего от яичницы. Вот что он пишет:

«Судите сами. В соответствии с принципом демократии считается, что голосовать и тем самым опосредованно управлять страной может каждый, достигший совершеннолетия. Люди так сильно поверили в святость этой идеи, что не замечают ее абсурдности. Разве позволят каждому совершеннолетнему оперировать больных? Конечно, нет. Нужно проучиться несколько лет в медицинском высшем учебном заведении. Разве позволят человеку лишь на том основании, что он достиг совершеннолетия, управлять автомобилем? Опять нет. Нужно еще сдать экзамен на права. Так неужели управление целой страной проще вождения автомобиля?! Неужели для принятия правильных решений в области политики и экономики не требуется специальных знаний?»

Трудно понять, что он хочет этим сказать, но очень похоже на то, что он считает, что прежде, чем пойти голосовать, надо бы закончить институт по политике и экономике. Он опять-таки только описывает ситуацию, а сути дела, конечно же, не видит.

Абсурдность ситуации вовсе не в том, что избиратели малосведущи в политике и тем более в экономике. Абсурдность прежде всего в том, что народ, если он хозяин в стране, должен выбирать (предлагать) ЗАКОНЫ, а он выбирает своего якобы представителя, того, кто будет делать законы. Народ выбирает всего-навсего «НАРОДНОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ». Даже в том случае, если бы все ВЫБИРАЮЩИЕ (все избиратели) были докторами наук или даже академиками (в области политики и экономики), это ничего бы не изменило.

Как нас обманули

Выборы — это навешивание лапши нам на уши. Они ничего не решают. Всё решено ДО. Народ обманут ДО выборов. Кукловоды правительства совершили подлог, подмену, причём даже не перед выборами, а где-то лет 200 (двести) тому назад. Мы в результате этой подмены выбираем вовсе не народного представителя, а нечто вроде народного опекуна.

Разница между этими двумя понятиями — как между небом и землёй.

Народный представитель должен бы делать то, что мы ему поручили (по письменному договору). А опекун, даже если он «народный», делает то, что хочет. Он нашего мнения не спрашивает.

Кто-нибудь из НАС когда-нибудь подписывал ДОГОВОР с будущим народным представителем?! Нет? Вот то-то и оно. Поэтому они и делают с нами что хотят.

Кто собирается властвовать, разрешения не спрашивает

Не разобравшись, что к чему, не поняв, где же и как обманули народ, Зыкин с апломбом спрашивает нас:

«Так неужели вы думаете, что после всего этого, дорвавшись до власти и денег, они согласятся на то, чтобы их контролировал «простой народ»? Будьте уверены, что человек, из кожи вон вылезший, чтобы стать частью элиты, пойдет на все, чтобы сохранить свой статус и передать его своим детям».

Разумеется, пока мы не уличили Систему в обмане, мы ничего не сделаем.
Но представьте себе, что мы не только всё поняли, но и создали общество для объяснения этой лжи, этого подлога, народу. Олигархи, сколько ни злятся, а запретить нас не могут. Народ же, видя это и понимая нашу правоту, так и валит к нам. И вот пришёл день, когда мы стали самым многочисленным обществом (политической партией) в стране. Мы приняли участие в выборах и получили наибольшее число мест в парламенте (думе). На первом заседании мы могли бы сказать депутатам:

— Уважаемые господа депутаты! Как вы знаете, народный представитель должен иметь наказ от своих избирателей. Только письменный наказ избирателей даёт вам право называться народным представителем. Всем, у кого нет письменного наказа, нужно вернуться в избирательный округ, провести собрание избирателей и получить письменный (нотариально заверенный) наказ.

Против логики куда попрёшь? Логика сильнее любого закона. Пришлось бы им вернуться в округа. А оттуда всесильные депутаты, имевшие право поучать народ с помощью издаваемых ими законов, вернулись бы — посыльными, почтальонами избирателей, не имеющими никаких особенных прав. А почтальон, хоть доктор наук, хоть нет, народу не опасен. Он — слуга народа.

Совершенно ясно, что имея на руках письменный наказ, депутаты не могли бы себе позволить проталкивать законы, не имеющие к этим наказам никакого отношения. Пришлось бы им делать законы на основе наказов народа. Покупать такого представителя народа не имело бы никакого смысла, т. к. он ничего не смог бы сделать для его «спонсора». Проверить соответствие наказа действительности не составило бы никакого труда.

На этом бы кончилась законодательная власть олигархов.

Конечно, требовать, чтобы все депутаты имели на руках письменный наказ народа, можно и без опоры на подобное общество. Можно уже прямо сейчас писать по этому поводу в газеты, устраивать демонстрации. Можно уже сейчас стоять перед парламентом (Думой) и не впускать никого, у кого нет на руках наказа своих избирателей. Тут всё зависит от напористости тех, кто этим занимается.

Как глупый народ может делать умные законы

Но давайте вернёмся к обсуждаемой статье. Вот что мы читаем у Зыкина:

«Стоит немного задуматься на эту тему, как сразу становится очевидной чудовищная перспектива. Если бы принцип демократии реализовался на практике, то это предоставило бы право заниматься сложнейшим делом миллионам абсолютных непрофессионалов, которые к тому же считают это право естественным. Представьте страну, в которой преподаванием в университетах занимаются дворники, таксисты не имеют прав на вождение, а в больницах оперируют ассенизаторы. Скажете, что это бред, что такого не может быть? Ну почему же бред? Это считается высшим достижением политической мысли».

Похоже, что Зыкин не просто слишком прямолинеен в своём понимании, не только слишком утрирует ситуацию, но вообще никогда ничего не читал на эту тему. Неужели он ничего не слышал о народных референдумах? Я уже не говорю о том, что прежде, чем писать статью на эту тему, можно было бы часок-другой поискать, что об этом пишут люди в Интернете. Возможно, он бы даже наткнулся на информацию о том, что в некоторых кантонах Швейцарии основные законы принимаются именно народными собраниями?

Подобная неинформированность мне кажется слишком подозрительной. Уж не писал ли он эту статью по заказу самих олигархов? О том, что народ не может сам для себя создавать законы, парламентарии пытаются внушить нам уже пару сотен лет. Тут так и хочется высказать мысль о том, что какой бы плохой закон народ ни придумал, он наверняка окажется лучше, чем закон, подсказанный его врагами, олигархами.

Давайте же сами рассмотрим возможности создания законов народом, именно народом, без каких-либо посредников.

Две возможности выше уже были высказаны. Первая — это референдум. Это, конечно, самый медлительный способ принятия законов. Но народу спешить некуда.

Вторая возможность — это собирание наказов (законодательных предложений) избирателей. Это как раз то, что должны были бы делать народные представители, но не делают. Ну, собрали, а дальше что? Конечно, если мы все их наказы сделаем законами, то у нас будет не кодекс, а летняя солянка. Можно предложить эти наказы рассортировать, и законами сделать только те из них, которые предложены наибольшим числом избирательных округов.

Но можно и заранее в эту систему попытаться внести некоторую упорядоченность. Можно предложить избирательным округам делать предложения о том, какой из существующих законов, на их взгляд, надо изменить и почему. Но естественно, что любой округ будет иметь право, но не обязан будет делать предложение. В этом случае он и не должен присылать представителя.

Могут ли быть ещё иные способы для выражения законодательной воли народа?

Да. Выше было приведено мнение: «Власть является народной тогда и только тогда, если особое мнение любого из граждан обязательно учитывается». Нужно ли действительно такое? Одно дело мнение избирательного округа, и другое — мнение отдельного человека.

В конце концов, всех не выслушаешь, на это просто времени не хватит!

Здесь надо сделать небольшое отступление. Каждый согласится с тем, что в среднем человек довольно глуп. Отсюда следовало бы, что толпе нельзя доверить создание законов. С этим согласится и Зыкин:

«Тем не менее, хотя власть элиты бывает ужасной и омерзительной, однако власть толпы может быть только ужасной и омерзительной».

Но если мы так будем подходить к оценке человечества, представляющее из себя ОГРОМНУЮ толпу, то мы, по-видимому, окажемся не совсем правы? По крайнее мере, с точки зрения науки и техники, человечество достигло большого прогресса.

Где же наша ошибка? А ошибка в том, что, когда мы говорим о прогрессе человечества, то мы судим не по худшим его представителям, и даже не по средним, а по самым лучшим...

«Во! — обрадованно восклицает господин Зыкин. — А я что говорил! Элита — лучше толпы!»

Но не будем спешить! Научный и технический прогресс на Земле создан вовсе не элитой! А кем же?

Чтобы это выяснить, возможно, стоит заглянуть в патентную библиотеку. Там мы наверняка встретим тех, кто создаёт научный и технический прогресс. И мы выясним, что предложения могут подавать абсолютно ВСЕ. А потому предложения бывают плохие и хорошие. Некоторые осуществляются «в железе», а другие так и остаются на бумаге. Но техника, тем не менее, развивается. Существует отбор. Но отбор осуществляют не глядя на лица или звания, а по оценке самого предложения.

И вот как раз такой отбор мы можем (должны) организовать. Предложения могут подавать все. В этом соблюдение равенства прав, демократичность. Но будут подавать не все. Подавать будут те, кто лучше, умнее, или те, кто себя таковыми считает.

Отбор должен производиться на основе определённых принципов. Польза для всех, для развития техники или медицины, на пользу мира. Мало ли хороших принципов можно придумать!

Чтобы не было нарушено равенство прав, решать, какое предложение принять, а какое нет, должны не люди, а определённая процедура. Для того же, чтобы окончательно исключить возможные лазейки для разного рода хитрецов и обманщиков, можно ввести обязательное условие предварительного испытания всех новых законов — в течение 2-3 или более лет. Причём не по всей стране, а только в небольшом регионе. Этим будет исключен урон всей стране из-за возможного возникновения закона для «прихватизации».

Если законы созданы народом, то это демократия

Итак, мы доказали возможность демократического создания законов, причём не толпой, а самыми умными людьми. Но не из элиты, а из народа. Не имеем ли мы вследствие этого право сказать, что они созданы самим народом?

Перейдём теперь к управлению. Зыкин пишет:

„Идем дальше. Возможна ли демократия в армии? Нет. Солдаты не выбирают себе командира. Возможна ли демократия в школе? Нет. Возможна ли демократия в коммерческой фирме? Даже собрание акционеров — это очередная фикция, поскольку всё решают держатели контрольного пакета, то есть не все акционеры, а лишь немногие.

Иными словами, куда ни посмотри, какую сферу жизни ни возьми, нигде нет и не может быть демократии. Массам не позволено торжествовать нигде. Так с какой же стати толпе надо дать на откуп всю страну?! Представьте, что вопрос, когда сеять пшеницу, выставят на всеобщее голосование, и люди, ничего не понимающие в сельском хозяйстве, большинством голосов решат за крестьянина, что ему делать. А если он не подчинится их решению, то его как мятежника посадят в тюрьму...»

Мы опять замечаем, что Зыкин путает власть и управление, власть и органы власти. Допустимы ли при народной власти отдельные «диктаторские» органы?

Армия — это не власть, а только орган власти. Орган, который иногда пытается заменить собой власть. Но тогда это уже не армия, а банда, хунта. При демократии должны существовать и силовые органы. Никто не утверждает, что победа демократии устраняет всякую преступность. Но действовать силовые органы должны не по собственному произволу, а по законам, принятым народом.

Школа — это орган просвещения. Разумеется, можно проводить эксперименты с более или менее авторитарными методами обучения. Но причём здесь демократия? Если законы созданы народом, то это демократия. В отношении методов преподавания, возможно, тоже должны издаваться законы. Но издание отдельных плохих или хороших законов, чего бы они ни касались, ничего не говорит о возможности или невозможности демократии. Не надо думать, что при демократии все законы сразу станут идеальными или дети послушными. Но законы будут со временем совершенствоваться. И люди тоже не станут сразу идеальными. Но и они будут совершенствоваться.

При советской власти партийные органы действительно пытались даже устанавливать сроки посева. Но советская власть не была демократичной, она устанавливалась не народом, а мафией, называвшей себя ЦК партии. Но повторяю, создание законов народом — не гарантия от ошибок, а только гарантия постепенного улучшения законов.

Кстати, закон — это правило поведения членов общества, его органов, но отнюдь не установление времени посева. Время посева устанавливают законы природы. Точно также не может быть законом народно-хозяйственный план. План может разработать и представить правительство. Но правительство не имеет права издавать законы, оно обязано ими руководствоваться. А чем правительство должно руководствоваться — это будет устанавливать народ.

Когда Зыкин говорит: «Массам не позволено торжествовать нигде», он просто показывает непонимание существа дела. Если следовать его наблюдению, то надо начинать жить законами каст. В некоторых странах такое пытались сделать. Но это не соответствует законам природы. Умные люди рождаются и среди бедных, точно также, как давно подмечено, что дети профессоров редко сами становятся профессорами. Все люди должны иметь равное право проявить свои способности. А элита тем и элита, что бедных в свою среду не пускает.

Многие замечания Зыкина на первый взгляд кажутся точными. Например, вот это:

«Неудивительно, что благодаря интенсивной промывке мозгов массы поверили, будто бы демократический мир существует столетия, но это не так».

Но приглядевшись, замечаешь, что нет, и это неправда. Народ давно понял, что имеет дело не с демократией, а «дерьмократией» и всё меньшее число людей ходит на выборы. Возможно, мало кто понимает, в чём обман, но то, что народ обманывают, очень многие чувствуют.

Наша задача — объяснить народу этот обман. Но для этого надо его понять самому. Зыкин этого или не понимает, или перед ним стояли совсем другие задачи.
Автор:
Йохан Керн
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

29 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти