Германское Сопротивление и «Заговор генералов». Часть 2

План «Валькирия»

С зимы 1941—1942 гг. заместитель командующего резервной армией генерал Фридрих Ольбрихт вёл разработку плана «Валькирия». План должен был вступить в силу во время чрезвычайной ситуации или внутренних беспорядков. В частности, план «Валькирия» мог быть реализован во время массовых акций саботажа или восстания военнопленных. В подобной ситуации мобилизации подлежала резервная армия.

Генерал Ольбрихт изменил план в интересах заговорщиков. Резервная армия после ликвидации Адольфа Гитлера должна была стать главной опорой мятежников. С её помощью планировали занять ключевые объекты в немецкой столице и важнейшие коммуникации, подавить возможное сопротивление войск СС, гестапо, арестовать высшее нацистское руководство и активных сторонников фюрера. Один из заговорщиков, начальник службы связи вермахта Эрих Фельгибель, должен был со своими помощниками обеспечить блокировку ряда правительственных линий связи. При этом он должен был обеспечить связь мятежников. Мятежники также планировали захватить важнейшие города империи — Вену, Мюнхен, Кельн, а также Париж.


Учитывая численность войск СС и ВВС в столице (они были преданы Гитлеру и Герингу), большое внимание уделили выбору момента проведения операции по захвату столицы. Первые часы были критическими для успеха операции. Необходимо было за короткий промежуток времени занять рейхсканцелярию, министерства и штабы СС и гестапо, национальное управление радиовещания и две радиостанции столицы, а также телеграф, телефонные узлы. Геббельса, который редко покидал Берлин, планировали арестовать. Также необходимо было изолировать ставку Гитлера в Растенбурге, чтобы ни Геринг, ни Гиммлер, ни генералы вроде Кейтеля или Йодля не попытались захватить власть в стране и не стали собирать войска для защиты нацистского режима. Важной задачей был и арест генерала фон Корцфляйша, нациста до мозга костей. Он командовал округом, включавшим в себя Бранденбург и Берлин. Его планировали арестовать и заменить на генерала Тюнгена.

Затем планировали передать по радио, телефону и телеграфу сообщения и уже подготовленные обращения к командирам частей резервной армии в других немецких городах и к командующим войсками на фронтах о том, что Гитлер убит, и в столице создано антинацистское Временное правительство. Восставшие считали, что в течение 24 часов они должны взять власть в свои руки. Иначе колеблющиеся генералы сорганизуются, их могут возглавить Геринг и Гиммлер, начнется гражданская война, возникнет хаос и анархия. Этого необходимо было избежать.

Германское Сопротивление и «Заговор генералов». Часть 2

Фридрих Ольбрихт (1888 — 21 июля 1944). По приказу генерала Фромма расстрелян вместе со Штауффенбергом, Мерцем фон Квирнхаймом и обер-лейтенантом фон Хафтеном

Заговорщики считали, что командующий резервной армией генерал-полковник Фридрих Фромм будет вынужден присоединиться к мятежу или будет временно задержан и отрезан от руководства. В этом случае руководство армией должен был взять в свои руки генерал Эрих Гёпнер.

Гёпнер был сильно обижен на Гитлера. Генерал во время вторжения в СССР командовал 4-й танковой группой, но в ходе битвы за Москву попал в опалу и был отправлен в отставку. Гёпнер проигнорировал приказ фюрера держаться до последнего и начал отвод войск. За это Гитлер снял генерала с должности с формулировкой «за трусость и неподчинение приказам», уволен из вермахта без права носить военную форму и награды, а также без права на пенсию.

Надо сказать, что командующий армией резерва Фридрих Фромм был посвящен в планы заговорщиков. Однако он отказался от участия в операции «Валькирия». Хотя и не выдал заговорщиков. Фромм был готов поддержать государственный переворот только в случае ликвидации фюрера. Поэтому очень большую роль в операции играла миссия полковника Штауффенберга. К тому же заговорщики составили целую серию приказов от имени Фромма, чтобы добиться поддержки резервной армии.

После ликвидации Гитлера и ареста нацистских лидеров заговорщики планировали учредить временное правительство. Главой Германии должен был стать лидер немецкой оппозиции генерал-полковник Людвиг Август Теодор Бек. Основным кандидатом на пост канцлера в постгитлеровском правительстве был лидер гражданской оппозиции, консерватор — Карл Фридрих Гёрделер. Он с помощью группы профессоров Фрайбургского университета — Адольфа Лампе, Вальтера Ойкена, Герхарда Риттера и др. — разрабатывал планы послевоенного устройства Германии. Вооруженные силы Германии должен был возглавить Эрвин фон Вицлебен. В Германии собирались провести демократические выборы в нижнюю палату парламента, решить вопрос с формой правления — монархия ли республика. Временное правительство собиралось в качестве первого внешнеполитического шага заключить мир с западными державами, а возможно, и с СССР. При этом ориентированные на Запад деятели планировали заключить стратегический союз с Великобританией и США и продолжить войну с Советским Союзом уже в составе коалиции великих западных держав.

Германское Сопротивление и «Заговор генералов». Часть 2

Слева направо: Штауффенберг, Йеско фон Путткамер, неизвестный (стоит спиной к объективу), Адольф Гитлер, Вильгельм Кейтель. 15 июля 1944 года

Штауффенберг

Надежды на успех заговорщики связывали с фигурой полковника Клауса Шенка фон Штауффенберга. Граф Штауффенберг родился в одной из старейших аристократических семей Южной Германии, которая была связана с королевским домом Вюртемберга. По линии матери он приходился праправнуком Гнейзенау, одному из героев освободительной антинаполеоновской войны и основателя германского Генштаба. Юноша был воспитан в классическом для семьи стиле — католическое благочестие, монархизм и патриотизм. По свидетельству современников, Клаус обладал не только редкой красотой и атлетическим сложением, но и редким пытливым умом и рассудительностью. Молодой человек увлекался различными видами спорта, особенно любил лошадей (начал службу в кавалерии), а также интересовался искусством и литературой, много читал. Некоторое время граф даже думал стать профессиональным музыкантом и увлекался архитектурой.

Во время обучения в военной академии в Берлине привлек внимание преподавателей и высшего командования своей блестящей эрудицией. В 1938 году после окончания Военной академии генерального штаба был назначен вторым офицером генерального штаба под началом генерал-лейтенанта Эриха Гёпнера. Первоначально граф активно включился в процесс созидания военной машины Третьего рейха и поддерживал политику Гитлера. От первых предложений включиться в группу немецкого Сопротивления Штауффенберг отказался. Отличился как офицер штаба 6-й танковой дивизии генерала Гёпнера, которая участвовала в боевых действиях в Польше и во Франции.

Однако постепенно граф пересмотрел свои взгляды. Именно в Советском Союзе Штауффенберг полностью разуверился в возможности победы Третьего рейха. Зверства немецких войск и войск СС в СССР также вызвали протест у аристократа. На Восточном фронте Штауффенберг встретил двух ведущих в это время заговорщиков, которые окончательно переубедили его. Это был генерал фон Тресков и его адъютант, военный юрист Фабиан фон Шлабрендорф, который выступал связующим звеном между штабом фон Трескова и вождями заговора в Берлине Беком и Гёрделером.

В 1943 году получил назначение в 10-ю танковую дивизию, которая воевала в Северной Африке. Там он получил тяжелое ранение, потеряв левый глаз, правую руку и два пальца на левой руке и был ранен в голову возле левого уха и в колено. Это ранение чуть не лишило его жизни и зрения. Но в мюнхенском госпитале Штауффенберга подняли на ноги. После упорных упражнений граф восстановил подвижность левой руки и попросил вернуть его на службу. Это ранение привело к окончательному перевороту в сознании графа, он решил, что обязан взять на себя священную миссию. «Я чувствую, что должен теперь что-то предпринять, чтобы спасти Германию, — сказал он своей жене, баронессе Нине фон Лерхенфельд, которая посетила его в госпитале.

К концу сентября 1943 года граф вернулся в германскую столицу в чине подполковника и получил назначение на должность начальника штаба у генерала Ольбрихта в управлении сухопутных войск. Используя три оставшихся пальца здоровой руки, он изучил имевшиеся в абвере бомбы британского производства.

В политическом отношении Штауффенберг был более современен, чем консервативные деятели старого поколения Бек и Герделер. Он настаивал на включение в будущее Временное правительство социалиста Юлиуса Лебера и бывшего профсоюзного деятеля Вильгельма Лойшнера. Штауффенберг организовал круг наиболее активных заговорщиков. Решающую роль в операции должны были сыграть: Ольбрихт, глава организационного управления сухопутных войск генерал Штифф, первый генерал-квартирмейстер сухопутных войск генерал Эдуард Вагнер, начальник службы связи при верховном главном командовании генерал Эрих Фельгибель, начальник артиллерийско-технического управления генерал Фриц Линдеман, начальник берлинской комендатуры генерал Пауль фон Хазе, начальник отдела иностранных армий полковник барон фон Ренне, шеф полиции Берлина, граф фон Хельдорф и др.

Заговор также мог поддержать генерал Фромм, но ждал новости о гибели Гитлера. Фельдмаршал фон Вицлебен также готов был поддержать переворот, но не имел реальной власти. Его авторитет планировали использовать уже в ходе переворота. Прозондировали и фельдмаршала фон Рундштедта, который командовал всеми войсками на Западе, но тот уклонился от участия в заговоре. Роммель, который в начале 1944 года был назначен командующим группой армий «В» в Северной Франции, выразил готовность поддержать заговор. Но большинство заговорщиков ему не доверяло. Они считали Лису Пустыни нацистом, приспособленцем, который решил бросить фюрера только после того как стало ясно, что Германия войну проигрывает. При этом Роммель был против ликвидации Гитлера, считая, что тогда он станет мучеником. Он настаивал на аресте Гитлера и суде над ним.

В группу заговорщиков входил и командующий войсками в оккупированной Франции генерал Карл-Генрих фон Штюльпнагель. После ликвидации Гитлера он должен был захватить власть в Париже, арестовать членов СС и гестапо и начать переговоры с западными державами о мире.

Германское Сопротивление и «Заговор генералов». Часть 2

Карл-Генрих фон Штюльпнагель (1886 — 30 августа 1944). 30 августа 1944 года был признан виновным в государственной измене и в тот же день казнен в тюрьме Плётцензее в Берлине

Покушение

В июне 1944 года заговорщики поняли, что время уходит, в любой момент руководителей немецкого Сопротивления могли арестовать. Круг мятежников сильно расширился, и гестапо вскоре могло выйти на внутренний круг заговора. Гестапо подбиралось все ближе, число арестов среди лиц, имевших отношение к немецкой оппозиции, постоянно росло. Многих казнили. Бек, Герделер, Вицлебен и другие находились под постоянным наблюдением. Канарис был в опале. Тяжёлой была ситуация и на фронтах. В начале июля был потерян Рим, ожидалось мощное наступление Красной Армии. На Западе в любой момент могло начаться англо-американское вторжение. И оно началось 6 июня. Военное поражение Германии приближалось. Необходимо было действовать.

Фон Тресков и его подчиненный военный инженер, майор Иоахим Кун подготовили две бомбы. 6 июля полковник Штауффенберг доставил бомбу в Бергхоф, но покушение отложили. 11 июля начальник штаба армии резерва присутствовал на совещании в Бергхофе, но не активировал взрывное устройство. Руководители заговора хотели вместе с Гитлером уничтожить Германа Геринга, который был официальным преемником фюрера, и рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, чтобы одним ударом ликвидировать всех возможных руководителей нацистского сопротивления. Но Геринг и Гиммлер не присутствовали на совещании.

После этого Штауффенберг убедил Бека и Ольбрихта, что приоритетная цель — Гитлер, и бомбу необходимо взорвать в любом случае, независимо от того, будут ли участвовать в совещании Геринг и Гиммлер. 15 июля была совершена ещё одна попытка покушения на Гитлера. Граф участвовал в военном совещании в «Волчьем логове» («Вольфсшанце») в лесу Гёрлиц около города Растенбурга. Ольбрихт за два часа до совещания отдал приказ войскам о выдвижении в район правительственного квартала на Вильгельмштрассе. Однако Гитлер покинул ставку раньше, чем планировал Штауффенберг. Покушение не удалось. Полковнику пришлось спешно сообщить Ольбрихту о провале операции. Генерал вернул войска в места дислокации, объяснив их перемещение учениями.

20 июля граф Штауффенберг и его ординарец старший лейтенант Вернер фон Гефтен прибыли в ставку Гитлера с двумя бомбами. Полковник Штауффенберг должен был сделать доклад о формировании новых частей для Восточного фронта. Начальник Верховного командования вермахта Вильгельм Кейтель сообщил, что совещание из-за жары перенесли из бункера на поверхности, в деревянный домик. Это была плохая новость, так как взрыв в закрытом подземном помещении был бы более эффективным.

Полковник попросил отвести его в отдельное помещение, чтобы переодеться. Там Штауффенберг стал готовить взрыватели. Одной травмированной рукой это было сделать сложно, и полковник смог подготовить и сложить в портфель только одно взрывное устройство. Вместо двух бомб у графа осталась одна. До взрыва осталось около 15 минут. Кейтель и Штауффенберг вошли в домик, где проходило совещание. Большинство из присутствующих (на совещании было 23 человека) сидело за массивным дубовым столом. Граф сел справа от Гитлера и поставил портфель поближе к фюреру. За 5 минут до взрыва Штауффенберг вышел из дома.

Однако счастливый случай и в этот раз спас фюрера. Один из участников совещания убрал портфель под стол. В 12.42 прогремел сильный взрыв. Практически все присутствующие получили ранение, среди них и Гитлер, 4 человека погибло. Граф Штауффенберг решив, что Гитлер погиб, покинул ставку до того момента как её блокировали.

В 13.15 он влетел в столицу. Через два с половиной часа самолёт прибыл в Берлин. Там полковник узнал, что из-за противоречивых сообщений из «Волчьего логова» заговорщики ничего не предприняли. Штауффенберг сообщил Ольбрихту, что Гитлер убит. Ольбрихт предлагает Фромму возглавить мятеж. Фромм позвонил в ставку (все линии связи заговорщики блокировать не смогли) и узнал от Кейтеля, что фюрер жив, поэтому отказался возглавить восстание.

На часах было 16.30, а заговорщики ещё ничего не сделали для перехвата управления в стране. Тогда Штауффенберг взял управление в свои руки. Он вместе с Беком пошел к Фромму и потребовал подписать план «Валькирия». Генерал отказался. Его арестовали. Армию резерва возглавил Гёпнер. Штауффенберг начал убеждать командиров частей, что Гитлер убит, и Бек и Вицлебен берут военное руководство в свои руки. В Вене, Праге и Париже начали реализацию плана «Валькирия». Особенно успешно действовал генерал Штюльпнагель. В Париже без единого выстрела арестовали всё руководство СС и гестапо.

Однако на этом успехи мятежников закончились. Слишком много времени было потрачено впустую. Гитлер был жив, и об этом многие знали, сомневающиеся решили остаться в стороне от мятежа. В Берлине не были захвачены ключевые объекты, включая главное управление имперской безопасности, имперскую канцелярию, министерство пропаганды и радиостанцию.

Около шести вечера берлинский военный комендант и заговорщик Хазе приказал командиру батальона охраны «Великая Германия» майору Отто-Эрнсту Ремеру оцепить правительственный квартал. Однако майор Ремер связался с министром пропаганды Геббельсом и через него получил информацию, что Гитлер жив. Фюрер приказал майору подавить восстание любой ценой. К восьми вечера верные Гитлеру солдаты поставили под контроль основные правительственные здания столицы. В 22.40 солдаты Ремера арестовали фон Штауффенберга и других мятежников. Восстание было подавлено.

Штюльпнагель выпустил арестованных в Париже, объявив происшествие учениями. Но было поздно. Генерала вызвали в ставку Верховного командования. По пути он попытался покончить с собой, но только ранил себя. 30 августа 1944 г. генерала казнили.

Генерал-полковник Фромм, пытаясь замести следы своего участия в заговоре, организовал военный трибунал, который приговорил к смерти организаторов заговора, включая Штауффенберга. Были убиты Ольбрихт и Бек. На следующий день в Третьем рейхе сформировали спецкомиссию для расследования заговора. По Германии прокатилась волна террора. Арестовали и казнили многих видных военачальников и гражданских участников заговора. Так, был казнен Вицлебен, Роммель (его заставили отравиться). В итоге немецкое Сопротивление было разгромлено.

Германское Сопротивление и «Заговор генералов». Часть 2

Фридрих Фромм (1888 — 1945). Приговорен к смерти Народной судебной палатой и расстрелян 12 марта 1945 года
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. parusnik 22 июля 2014 09:48
    В одном из писем к жене, относящемся к периоду боевых действий в Польше, Штауффенберг отмечал: «Население – невероятный сброд. Много евреев и полукровок. Этим людям хорошо, когда ими управляешь кнутом. Тысячи заключенных пригодятся для сельского хозяйства Германии. Они трудолюбивы, послушны и нетребовательны».Штауффенберг, но и другие офицеры, примкнувшие к заговору не собирались останавливать войну против Советского Союза, а хотели вести ее без Гитлера, пользуясь при этом поддержкой со стороны Великобритании и США. Для достижения этой цели борцы с нацизмом использовали все возможности, которые были им доступны. К примеру, огромное внимание оппозиционеры уделяли развитию коллаборационизма на оккупированной территории СССР. Привлечение на сторону вермахта миллионов бывших советских граждан – это был хороший шанс создать на Восточном фронте русские антибольшевистские силы и подконтрольное себе марионеточное правительство, которое стало бы мощным инструментом в большой военно-политической игре. Кроме того, «русский проект» в условиях войны был оправданным и разумным шагом, если учитывать, какие потери нес на полях сражений вермахт, не имевший в отличие от Красной Армии огромных мобилизационных ресурсов для решения своих оперативно-стратегических задач.Деятельность Штауффенберга по развитию коллаборационизма была весьма плодотворной. Наряду с начальником отдела «Иностранные армии Востока» полковником Рейнхардом Геленом, граф курировал в 1942 году Особый лагерь ОКХ в Виннице, где содержался генерал-лейтенант Андрей Власов, как известно, давший свое согласие сотрудничать с немцами по линии пропаганды. Именно граф Штауффенберг пытался создать массовое антисталинское движение и, по некоторым данным, поставить во главе этого «мейнстрима» русских коллег Власова. Штауффенберг также выступил одним из идейных вдохновителей создания Дабендорфской школы Русской освободительной армии, где готовили пропагандистов. Наконец, благодаря усилиям Штауффенберга у так называемых восточных добровольцев в вермахте появился юридический статус, а также была введена должность генерала восточных (позднее – добровольческих) войск, учрежденная 7 января 1943 года.
    «Заговор генералов» - в лучшем случае это была абсолютно символическая и наивная попытка немецких офицеров, хотевших успокоить свою совесть, а в худшем – отчаянная акция реакционных элементов, желавших установления авторитарного государства ради сохранения привилегий своей касты.
    1. Gomunkul 22 июля 2014 12:22
      В начале июля был потерян Рим, ожидалось мощное наступление Красной Армии. На Западе в любой момент могло начаться англо-американское вторжение. И оно началось 6 июня. Военное поражение Германии приближалось. Необходимо было действовать.
      Плюс Гитлер мешал как личность для заключения сепаратного мира с западными "союзниками".
  2. Кислый 22 июля 2014 18:43
    Первоначально граф активно включился в процесс созидания военной машины Третьего рейха и поддерживал политику Гитлера. От первых предложений включиться в группу немецкого Сопротивления Штауффенберг отказался. Отличился как офицер штаба 6-й танковой дивизии генерала Гёпнера, которая участвовала в боевых действиях в Польше и во Франции.
    Однако постепенно граф пересмотрел свои взгляды.

    Типичный заговорщик против Гитлера.
    Штауффенберг и ему подобные стали анти-гитлеровцами только когда начали терпеть поражения. А до этого их всё устраивало. Полностью разделяю презрение Гудериана к этой публике.
    Кто ясно себе представлял, что политика Гитлера должна привести к войне, что необходимо предотвратить войну, что война станет несчастьем для нашего народа, тот должен был перед войной искать и найти случай сказать об этом Гитлеру и германскому народу со всей ясностью, если не в самой Германии, то из-за границы. Сделали ли это в свое время заговорщики?
    Если бы покушение на Гитлера удалось, заговорщикам для захвата власти необходимо было бы иметь некоторое количество войск. У них же не было ни одной роты. Они даже не были в состоянии взять власть в Берлине, куда прилетел из Восточной Пруссии граф Штауфенберг, получивший ложное известие об успехе совершенного им покушения. Офицеры и солдаты частей, выделенных для участия в маневрах «Валькирия», не имели никакого представления о планах заговорщиков.
    Внешнеполитические предпосылки успеха заговора также отсутствовали. Связи заговорщиков с видными политическими деятелями наших противников были слабыми. Ни один из видных политических деятелей лагеря противников не предпринял никаких действий, направленных к поддержке заговорщиков. (Г.Гудериан, "Воспоминания солдата")
  3. Простой 22 июля 2014 18:53
    Выложу сдесь видео:




    Сама церемония начинается с 52:00

    "„ Солдаты срочной службы!
    По случаю торжественного обета говорите за мной!
    Я клянусь!
    Проходящие военную службу!
    По случаю торжественного обета говорите за мной!
    Я даю обет!
    Говорите все за мной!
    Верно служить Федеративной республике Германии!
    Мужественно защищать права и свободу немецкого народа! "


    Привязка к дате 20 июля не случайна: немецкий народ никогда не должен отдавать свою свободу,мир и права, как это было при режиме нацистов.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня